• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Антиутопия
Форма: Рассказ
«Боярам в Думе повелеваю говорить по ненаписанному, дабы дурь каждого всякому видна была!» Пётр I

За что сожгли Коперника?

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

   
   За что сожгли Коперника?


   
   «Боярам в Думе повелеваю
    говорить по ненаписанному,
   дабы дурь каждого
    всякому видна была!»
   Пётр I
   
   «Этого не может быть, потому что
    этого не может быть никогда».
   А.П.Чехов
   

   Федька сидел за столом, покрытым старенькой скатертью и, обложившись учебниками и тетрадками, делал уроки. Мама неважно себя чувствовала - болела голова - и прилегла отдохнуть с книжкой в углу их единственной комнаты за ширмой, а папа с утра был на работе - опять у них в военной части какое-то ЧП приключилось.
   Федька, обсасывая тыльную сторону шариковой ручки и болтая не достающими до пола ногами, дочитывал последний заданный параграф по истории и поглядывал на экран включенного телевизора. По ящику ничего интересного не шло, но он не стал переключать с новостной программы на другую - всё равно скоро здесь пойдет боевик с Брюсом Уиллисом в главной роли. А пока гнали новости.
   - Глава государства сегодня посетил Республику Гоби и ее столицу Карсыквтык, где его радушно встретили горожане, - сообщила молодая дикторша, и на экране появилась картинка далекого города.
   Моложавый Президент, улыбаясь, шел по улице среди таких же улыбающихся и приветствующих его горожан. Федька здорово удивился порядку и чистоте в городе - у них город не меньше, тоже столица, только области, но осенью и весной грязи всегда по-колено, зимой - непролазные сугробы в человеческий рост, а летом вместо газонов - выгоревшая желтая жухлая трава вперемешку с пивными банками и бутылками, да едкий дым от постоянно горящих торфяников. Интересно, почему это так? У них там, в телевизоре, чистота и порядок, а у нас…
   Одна из женщин, идущая навстречу с маленьким сыном, остановилась и громко сказала:
   - Смотри-ка Петя, это же наш Президент!
   - Здравствуйте, - масляно улыбаясь, поздоровался с ней Президент и остановился, словно чего-то ждал. Дождался - женщина спросила:
   - Скажите, Владимир Дмитриевич, а не будут ли отменять материнский этот… как бы капитал?
   - А что - понравилось? Уже получили?
   - Ой, еще нет! Но так нравится! Мы с подругами прямо ненарадуемся, как вы здорово все придумали! Теперь и рожать не страшно! Спасибо вам большое от всех-всех!
   - Не бойтесь, я не позволю никому отменить материнский капитал! Я уже дал указание - сразу, не дожидаясь, разбираться с теми, кто пытается это сделать. В правовом поле, разумеется!
   - Ма-а-а! А рожать страшно? - вынув изо рта ручку, запустил за ширму вопрос Федька.
   Он от природы был любознательным мальчишкой, и если чего не понимал, то не стеснялся задавать вопросы.
   - Что-что? - сонно донеслось из угла. - Чего страшно?
   - Да не, ма, это я так!.. - дал Федька задний ход, опасаясь, что телевизор могут и выключить.
   Тем временем Президент потрепал мальчишку за щечку и двинулся дальше, отрабатывая маршрут. Следующим пунктом остановки стала случайная группа солдат во главе с лейтенантом. Узрев Президента, лейтенант и солдаты вытянулись по стойке смирно:
   - Товарищ Верховный… - начал лейтенант, приложив руку к фуражке.
   - Лейтенант, не надо формальностей, вольно. Ну-с, как у вас идет военная реформа? - обратился он к солдатам.
   Те переминались с ноги на ногу и молчали. Лейтюха тоже что-то затормозил. Положение спас случайно проходивший мимо генерал в форме. Он обратился к одному из солдат:
   - Ну что же ты, ефрейтор Петров. Помнишь вчера вечером, когда я вас инструк… зашел к вам в казарму, мы с тобой разговорились на эту тему. Ты еще правильно говорил, что надо бы реформу дальше двигать, не останавливаться. Ну, вспомнил?
   - Так точно, товарищ генерал, вспомнил! Дальше ее надо двигать и того, активнее и это… смелее! - очнулся солдат.
   - Это хорошо, товарищи солдаты, что вы одобряете предложенные мной реформы, - обрадовался Президент. - Но кроме самой реформы, необходима еще и забота о наших офицерах и их семьях. Я с удовлетворением констатирую, что мой указ о выделении квартир всем нуждающимся военнослужащим практически выполнен! Вот вы, товарищ лейтенант, квартиру получили?
   - Так точно, товарищ Верховный Главнокомандующий, - после секундной паузы грохнул лейтенант, зацепившись взглядом за окаменевшее лицо генерала. Тот едва заметно кивнул и посмотрел на Президента.
   - Еще говорят, что, когда вы служили в армии, товарищ Верховный Главнокомандующий, то были…
   Лейтюху оттерли куда-то в сторону.
   - Ма-а! А кем Президент в армии был?
   - Сына, наш Президент никогда не служил в армии.
   - А как же он тогда стал этим… Главнокомандующим? - резонно спросил Федька.
   - Президент у нас по Конституции Верховный Главнокомандующий. И что тебя сегодня так разбирает? - вздохнула из-за ширмы мама.- Слушай, Федюня, дай мне немного отдохнуть, а то голова что-то болит.
   Федька озадачился таким ответом и стал слушать и смотреть дальше.
   Прозвучал закадровый текст комментатора: «В беседе с военнослужащими Президент особо подчеркнул, что служба в армии - это почетная обязанность граждан России. Еще он высказал очень важную мысль о том, что страна без армии - это как дом без крыши».
   С потолка закапало прямо в чашку с чаем и на учебник по истории. Это на улице пошел дождь, и крыша бывшей конюшни, наспех перестроенной солдатами стройбата тридцать лет назад под общежитие, тут же протекла. Федька передвинулся чуть в сторону от неприятной капели, стер ладошкой воду со страницы и переставил чашку.
   А новости продолжали набирать обороты. Последовал репортаж о посещении местного политехнического института.
   Зайдя в кабинет ректора, Глава государства сразу кивнул на большой портрет:
   - Это что у вас, Маркони что ли?
   - Н-н-ет, - Чуть заикаясь, произнес несколько растерявшийся ректор. - Попов, это… Александр Степаныч наш.
   - Тогда ладно, а то я уж подумал, что у вас Маркони какой-то висит! Так, ну как у вас с модернизацией? Нанотехнологии изучаете?..
   - Ма-а-а! А есть круче, чем нанотехнологии? - снова не выдержал любознательный Федька и прикусил язык.
   Но голова у мамы, видимо, начала проходить, и она спокойно ответила:
   - Конечно, сынок - пикотехнологии, фемтотехнологии.
   Федька озадаченно почесал затылок: уж больно мудреные слова. Но раз мама сказала, то так оно и есть. Ведь мама у него не хухры-мухры, а кандидат физико-математических наук! Её даже в Москву приглашали лекции читать.
   - А кто такой Маркони? - совсем осмелел он.
   Федьку заинтересовала необычная фамилия. Попов - уж больно буднично, привычно. А Маркони…
   - Маркони? Это известный итальянский радиотехник, Нобелевский лауреат. Он изобрел радио в 1895 году одновременно с нашим Поповым. На Западе считают, что Маркони первый изобрел, у нас - что это был Попов. Оба они использовали вибратор Герца и когерер Бранли…
   Дальше было уже неинтересно, главное Федька усёк: оба ученых дядьки были известными изобретателями, но почему-то одного из них назвали «каким-то», а другого - «нашим». Получается, что Маркони плохой, а наш - хороший?
   Следующий репортаж был с совещания, которое Премьер-министр провел в Союзе в поддержку гражданского общества. Что такое «гражданское общество» Федька не вполне понимал. В его представлении это было общество без военных. Руководитель этого антивоенного общества, лысый дядя в очках, говорил интересные вещи:
   - Нам надо покончить со сталинскими пережитками! Мы же все хотим стать свободными людьми! Надо сделать так, чтобы дети имели отдельный урок - посещение суда! Пусть видят, как судят тех, кто поднял руку на закон. Еще лучше - вводить в школах обязательные экскурсии в тюрьмы, в места, где отбывают пожизненное заключение!.. Вот тогда у нас будут прекрасные, юридически образованные дети, пригодные для гражданского общества!
   - Правильно, - поддержал Премьер. - Кому это не нравится - пусть чинно стучит копытами в сторону моря, а нет, так получите по башке дубиной!
   - Ма-а-а! А когда мы с классом пойдем тюрьму смотреть? - шариковая ручка опять перекочевала в рот.
   - Что за глупости? Ты что там смотришь, Федюнька? - мама выглянула из-за ширмы. - Давай лучше историю учи, не отвлекайся, а то выключу.
   Мама опять скрылась за ширмой.
   А по телеку показывали репортаж из больницы, в которой лежали люди, пострадавшие при очередном взрыве. Президент, в накинутом на плечи халате, стоя посреди больничной палаты и окруженный врачами и чиновниками от медицины, поучал:
   - Когда происходит взрыв на уровне пола, то осколки входят в тело вот под таким углом и причиняют рваные проникающие раны, отсюда и множественные ранения нижних конечностей!
   Стоявшие вокруг пожилые врачи одобрительно кивали головами, а кто-то даже произнес:
   - Совершенно верно, господин Президент, мы долго думали и уже почти пришли к такому выводу, но теперь ваши слова развеяли всякие сомнения…
   У Федьки возникло чувство гордости за Президента: всё знает, во всем разбирается, всех может научить!
   Он снова попытался вникнуть в исторический параграф. Но только начал вчитываться в учебник, как опять его отвлек телевизор. Там распалялся дядька, которого назвали Главным Сенатором страны. А говорил он о науке и изобретениях:
   - Только ограниченные, невежественные люди, подобные средневековым инквизиторам-мракобесам могут так отзываться об изобретении Бедрика Прозрачная вода! Мы можем вспомнить Коперника, которого сожгли за то, что он говорил: «А Земля всё-таки вертится!»
   - Ма-а-а! А за что сожгли Коперника?
   Занавеска опять отодвинулась, и мама недоуменно посмотрела на Федьку:
   - Сына, ты меня интригуешь, что за невежда тебе сказал, что Николая Коперника сожгли. Сожгли Джордано Бруно!
   - А вот дядя говорит, что его сожгли за то, что он сказал, что Земля вертится! - Федькин палец указал на экран.
   - Это якобы сказал Галилео Галилей, когда его заставили отречься от своей гипотезы, а Джордано Бруно сожгли за теорию множественности миров, - мама поправила волосы и всмотрелась в экран. - А-а-а, это Брызгов защищает своего пройдоху Бедрика. Тогда понятно, Федя. Не слушай ты их, у них на двоих три класса ЦПШ за плечами.
   - А что такое ЦПШ? - Федькино любопытство сегодня било через край.
   Мама с улыбкой посмотрела на него и ответила:
   - Церковно-приходская школа, сокращенно - ЦПШ. Были раньше такие школы при церквах. В них давным-давно священники учили только азбуке и Закону Божьему, да и то через пень колоду. А выражение, которое я употребила - образное, так говорят, когда хотят сказать, что человек, мягко говоря, плохо образован. Федь, ты лучше историю учи, ей-богу, а то наслушался всяких болтунов… А вот и папа пришел!
   Открылась дверь, и в комнату вошел Федькин папа в мокрой военной шинели.
   - Здравия желаю, - устало, но с улыбкой сказал он и повесил потемневшую от воды фуражку на гвоздик у двери. На других, вбитых в стену гвоздиках, висели Федькино залатанное на локтях пальтишко и мамина старенькая замшевая курточка.
   - Давай переодевайся, а я сейчас ужин приготовлю! - поцеловала его мама и, выскользнув в неприветливый общий коридор с облупившимися и сырыми стенами, направилась на коммунальную кухню.
   - Ну, а ты как? Уроки выучил? - не оборачиваясь и переодеваясь у шкафа в углу комнаты, спросил папа.
   - Почти, па. Вот, история осталась.
   - Это хорошо, история. А что проходите?
   - Петра Первого!
   - О! Это очень серьезное время в истории страны. Поворотное! - улыбнулся папа, застегивая рубашку.
   Из включенного по-прежнему телевизора донеслось:
   - Я помню, как в Петродворце мне рассказывали про Петра Первого.
   - Ого, - поразился папа. - Смотри-ка ты, и наш Премьер петровскими временами интересуется! Молодец! Надо же, а я и не замечал за ним такого…
   - … я же вам говорю, когда Петр Первый служил в действующей армии и принимал участие в Семилетней войне, он писал… - пояснял с экрана Глава кабинета.
   Федькин папа вдруг замер, держа в руках пропотевшую форменную рубашку.
   - Сынок, ну-ка посмотри у себя в учебнике, когда умер Петр Первый?
   Федька удивился, но зашелестел страницами:
   - В одна тысяча семьсот двадцать пятом году! - радостно возвестил он, найдя нужный параграф.
   - Верно!
   Папа подошел к нему и облокотился на стол:
   - А теперь хочу сам себя проверить - посмотри, когда началась Семилетняя война?
   Федька с осознанием собственной значимости и учености опять зашуршал страницами:
   - В одна тысяча семьсот пятьдесят шестом! - гордо доложил Федька, ощущая свою полезность.
   - Все правильно, сынок. Семилетняя война началась при царствовании Лизаветы Петровны, - ни к кому специально не обращаясь, сквозь зубы, произнес папа и, переведя взгляд на затихшего в непонимании Федьку, пояснил. - Императрица Елизавета Петровна - дочка Петра Первого, вот такая вот история, Федор… А ты учи, учи.
   Отец выпрямился, потрепал сынишку по голове и подошел к зомбоящику.
   - Па, значит, эти дядьки всё врут? - сформулировал Федька очевидное и неизбежное…
   Федькин отец, офицер российской армии, прошедший не одну горячую точку, раненый, награжденный десятком боевых орденов и медалей, впервые в жизни растерялся. Оказывается, сказать сыну ТАКУЮ правду не проще, чем пойти под пулями в атаку.
   Моля Бога, чтобы обуревавшие мысли и сомнения не отразились на лице, он выключил телевизор и повернулся к доверчиво глядящему на него сыну:
   - Фёдор, тут такие вот дела…
   
   Москва, февраль 2011 года











   2



   
Cвидетельство о публикации 345694 © Шуваев М. А. 29.04.11 13:04

Комментарии к произведению 9 (9)

Комментарий неавторизованного посетителя

Действительно, много общего

и кроме того, ярко и образно

спасибо за рассказ

С уважением,

В

Михаил, очень понравился рассказ! Вы умничка!

Успехов!

Врут, паразиты, врут...

И не надо бояться это признавать. И оправдывать никого из властей не нужно. Надо бы про это рассказ написать - про то, что пока мы стесняемся называть вранье враньем и оправдываем его, до тех пор нам и будут врать, и с каждым днем все больше.

Кстати, Грызлов - не из Сената, а из Думы. Дума - это нижняя палата парламента. А верхняя палата, называемая иногода сенатом по аналогии с американской верхней палатой - это Совет Федерации. Там главным был Миронов, сейчас его вроде бы заменили.

Спасибо!

На самом деле я знаю, какой жулик из Думы, а какой из Совфеда. Просто я в рассказе следы заметаю, в показаниях путаюсь...;)

Уходите от слежки? :)

Все так..., все так.....)))

Нормальный памфлет. Разве пара исторических справок. Коперника восе не сожгли. И не потому, что не хотели, просто затруднительно было. Во-первых, потому, что он был священником и носил сан "каноника". Во-вторых, он был известным на всю Европу "безмездным целителем". Но главное, именно в ту пору католический тевтонский орден отвоевывал "языческие земли" у поляков-католиков. И именно Коперник возглавлял оборону. А инквизиторы на земли воюющие как-то не рвались...:-)))

И второе. "Оба они использовали вибратор Герца и когерер Бранли…" Вообще-то оба, как впрочем, и мы сейчас, использовали колебательный контур Тесла, состоящий из сильно доработанных "вибратора" и "когеррера"...:-))) Все это Тесла демонстрировал всей Европе несколькими годами ранее.:-))) Маркони все это просто украл. Попов, судя по всему, просто понял идею.:-)))

А в целом... Если утрировать, так утрировать! Дурость каждого должна быть видна... Хорошая предпосылка! Ну и устами младенца... Тоже хорошая идея. Проявите! Пока местами даже не то, что не контрастно, просто нерезко.

На самом деле очень штампованно. У вас эпиграф из Чехова, а вы читали его рассказ про штампы в литературе?

"Граф, графиня со следами когда-то бывшей красоты, сосед-барон, литератор-либерал, обедневший дворянин, музыкант-иностранец, тупоумные лакеи, няни, гувернантки, немец-управляющий, эсквайр и наследник из Америки. Лица некрасивые, но симпатичные и привлекательные. Герой — спасающий героиню от взбешенной лошади, сильный духом и могущий при всяком удобном случае показать силу своих кулаков.

Высь поднебесная, даль непроглядная, необъятная... непонятная, одним словом: природа!!!

Белокурые друзья и рыжие враги. " ...

У вас всё то же самое, но только на новый манер.

ИМХО.

"На самом деле очень штампованно." - На самом деле кое-кому обязательно нужно потявкать, если он находит незомбированных личностей. Собственно, уже само по себе это тявканье свидетельствует о том, что данному рассказу можно ставить знак качества. Эта показуха и хорошие мины при плохой игре, давно уже достали... Но, чуток не хватаех экшина. Ну как бы хороший рассказ, правильный, но нет такого, что не можешь оторваться, пока не дочитаешь. Возможно его можно как-то и чем-то улучшить? Более ярко раскрыть личности действующих персонажей с самого начала? Хотя, он и так хорош.

Большое спасибо за отзыв! Я сюда захожу довольно редко теперь и особенно приятно увидеть, что рассказы и романы читают, высказывают свое мнение.

Спасибо.

Зелинский, я рад, что ты научился находить линк "Ответить". Напишу новую главу в интернет-учебнике, гуру. Теперь научись не хамить и внятно формулировать свои "незомбированные" мысли.

Очень хорошо, Миша. Интересные параллели.

Спасибо!

Рассказ этот, как и некоторые другие, родился в процессе написания третьего н/ф романа. Роман продвигается, но, к сожалению, медленно - пишу всего 21 главу.

С наступающими праздниками!

А я, чёрт подери, буду торчать на работе - дежурю...

Михаил.

Черт побери, я сегодня тоже! Не надо огорчаться! С майскими праздниками!

Великолепный рассказ. И выстроен хорошо, добротно.

Большое спасибо за столь высокую оценку.

С уважением,

Михаил.

Ну что Вы, Михаил Аркадьевич.

Это вполне заслуженно Вами и искренно.

Что-то запали мне в душу Ваши шинель отца мокрая, куртка пацана с залатанными рукавами и мамина поношенная куртка.

Плохой писатель так не напишет. Я сам таскал шинель 14 лет.