• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма: Рассказ

Крылья в рюкзаке

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   
И чего мне надо было от жизни, если в тридцать лет еще не расстался с автоматом и грудь давило бронежилетом. И чего хотелось мне, если в оглохшем, поцарапанном и продуваемом всеми ветрами вертолете, летел за горизонт на двух тысячах, а рядом спали-молчали боевые друзья.
   И почему сейчас, когда под нами чертовы горы, все мысли мои уплывают по руслу мирной реки, петляя в зарослях камыша, падают в звездное небо колодца и остаются там, в домике у белой рощи, где за круглым столом жена и горсть шаловливых  ребят.
 Нет,  я не плачусь, но бывают дни и  охватывает  голову вонючая зависть и черная тоска давит, сверлит и кидает в пропасть.
 
И давай лучше не будем. Сантименты оставим другим, тем, кто сидит в светлых офисах, перемалывает кости коллег и страдает... А наша группа собрана из совсем других людей.

Из каких? Да из таких как:

Фидер.  Два метра вверх, косая сажень и призер до черта разных единоборств.
Вот он, у иллюминатора, подмигивает мне, сверкая глазами и  кричит жующему Сенсору.
- Я ему говорю, «че вам задали». А он мне «да не че». Спрашиваю «че в школе нового». А он мне опять «ни че». Я ему, будешь бездельничать, будешь, как папка всю жизнь по горам бегать. А он мне «ну и че»!

Дельта. Красавица, раскрасавица от мимолетной встречи с которой и кружит и сносит голову любому мужчине. Ну и как не снесет голову, если перед тобой умная и спортивная блондинка. Да и как не снесет голову, если … да холмы и пригорки всяких если, но главное, как не потерять голову, когда ты на мушке лучшего снайпера нашего спецназа. И еще она наш медик, вот так странно, не понятно уживаются в ней две глубоко разные профессии.
- День рождение зажилил?- спросила меня Дельта, сняв наушники.
- Прилетим, я такую поляну накрою – успокоил я - как в прошлом году.
- В прошлом году я ничего не помню - улыбнулась она и снова одела наушники - меня тогда Сенсор увез.
 
Сенсор. Прирожденный минер. Взрывчатое вещество и еду чувствует спинным мозгом. Интуиция животная. Если нет разминирования, всегда жует и читает.
 
 
Пиксель. Авианаводчик и связист. Самый молодой в нашей команде и резвый как ртуть. Говорил мне, что забыл, какой у него почерк, то ли «Arial», то ли «Times New Roman. Всегда говорит быстро и все разговоры сводит к своим любым компьютерам. Даже сейчас в вертолете сидит и что-то программирует в нарукавном планшетнике.

Ну и  наш Майор. Наш майор вездесущ и непреложен, могуч и авторитетен.
Наш майор, это тот самый усатый лейтенант, сидевший на броне и прятавший лицо перед камерой, на аэродроме в Приштине. Наш майор, тот самый капитан, кто черной тенью пронесся по дорогам Грузии в 2008.
Наш Майор… короче, он спас мне жизнь и этого вполне достаточно..

Ну, вот все представлены и… хотя нет… я остался, (чуть себя не забыл!) остался я, кое-что понимающий в иностранных языках.

 Наша боевая группа готовилась выполнить очередное, невозможное задание: высадится на вершине горы, одеть парашюты и тихо - скрытно пролететь  вдоль склонов гор…
Есть там у нас одно не законченное дело.
 

 Вертолет швырнуло в сторону... Вертушка сухо поперхнулась и кинулась на глубину испуганным китом. Машина задрала в небо растопыренные шасси и стараясь выкашлять выхлопными газами  дребезжащий  двигатель, поперхнулась напрочь…
 
Опалило дымом дрогнувший шлем, хлопнуло иллюминаторами  и втиснуло в салон, где и так было узко, остатки ноющего двигателя. 
   Тут же яркой трещиной, ударом боксерским, огнем шипящим, лопнуло под ногами, вырвав драный клок с бортовым номером и вытолкнуло наружу мое горячее тело.
   Сжав автомат, дымящей соломинкой вылетел из вертолета в белую, пропасть и не было мыслей здесь, только дым в глазах и страх... Страх костлявыми пальцами давивший хриплую глотку, шипящий горючим, множащийся…липкий.
 
   Все!!!- мигало в голове красной сиреной - если выживу, брошу все к чертовой матери, обещаю боже!!!
   И удар...
   Удар, как застывшее время... невыразимо-острый... Удар, от которого алыми струями, с треском церковной майолики и разорвавшимися нервами - патрубками, рассыпались на части и страх и небо и земля…
 
 
   Но, нет... я еще здесь... на блестящей поляне... с привкусом крови, с цирковыми кругами в глазах и яркими вспышками у земли, где вспыхнула опилками, да опаленным волосом молодая сочная трава.
 
   А в небе убивая свет что- то падало...
   И через миг, в десяти метров у моих пока ног, огромный юлящийся комок вырвал железным смерчем кусты малинника, свистнул острой лопастью, вычерпнул зеленым совком фонтан мелкой гальки и провалился в пропасть…
   
   Очнулся…
   Через трещину шлема пробивалось синее небо, где плыли белые, как бинты облака.
   «Где вертолет?»…- пронеслось в голове... «Кто-нибудь выжил?»
   Как ни странно, но голова в этой ситуации, работала.
   - Нужно спуститься к вертолету. На нем рация… - медленно взвешивал возможные варианты. - Она в защитном корпусе… Нажать одну кнопку и придет помощь…Одна кнопка…
 
   Скрипя зубами и безостановочно ругаясь, я приподнял голову и посмотрел на ноги…
   Лучше бы не смотрел... месиво. И земля уже не впитывала кровь.
   С трудом сбросил шлем, тусклым взором окинул небольшую поляну, расстегнул бронежилет и понял, нахожусь на небольшой площадке, а вертушка должно быть где-то там…внизу… и добраться до нее, на моих, так называемых, ногах не представлялось ни-ка-кой возможности!
  Голова упала в сырую траву.
Пиковое положение…
 
   - Чего не улетаешь?- вдруг спросил кто-то шепотом.
   - Не могу… – прошептал я в ответ, не сразу поняв, что этого быть не может.
   - Не можешь? Крылья потерял? – осведомился кто- то чуть громче.
   - Потерял… – зачем- то ответил я и похолодел от догадки, начался бред!
   - Он крылья потерял… – с сочувствием сказал кто-то своему собеседнику – …когда с неба падал.
   - С неба падают только звезды! - авторитетно пояснил собеседник.
   Я сделал попытку приподняться, но мне не дали.
   - Погоди- погоди сейчас под голову что-нибудь положим. Теперь давай, только потихоньку… - разрешили мне.
 
   Зажмурившись от боли, я приподнял голову и затылок почувствовал пучок прохладной травы. Когда боль ослабла, перед моими круглыми от удивления глазами, предстали два субъекта, Еж с книжкой в лапах и Сокол, стоявший на моем рюкзаке!
   От мысли, что дело совсем плохо и начинаются галлюцинации, я затаил дыхание и подвинул автомат поближе. Если что, последний патрон себе…
   - С неба падают только звезды - повторил Сокол и выдал не то вопрос, не то утверждение.
   - Ты не звезда!?
   - Нет. Я военный переводчик – ответил я, не найдя ничего лучшего.
 
   - Что случилось… что случилось! – вдруг начал тараторить неизвестно откуда взявшийся Енот. Он был крайне взволнован и, встав на задние лапы, стал поочередно трясти то Ежа, то Сокола.
   - Он крылья потерял – пояснил ему Еж, сняв со своих серых колючек грушу и откусив приличный кусок - вот такая проблема.
   Енот тут же уставился на меня черными блестящими глазками, замерев от удивления, но при этом трясти Ежа, не перестал.
   - Не тряси меня, колючки осыплются - сказал Еж полным ртом и отправил огрызок на спину.
   Он тихонько ударил книжкой по полосатой голове Енота и углубился в чтение «Популярной механики».
 
   Я наблюдал за всем происходящим с особенным волнением. Я никак не мог понять, сошел ли я с ума окончательно или это бред, который скоро пройдет?
 
   - Нужно оказать ему первую помощь - произнес Сокол голосом доктора.
   Он поднял крыло вверх, прошел пару шагов туда - обратно и наконец, указав на Енота, произнес.
   – Енот, ты… беги к роднику и срочно принеси в чем-нибудь воды.
   При слове «ты», Енот открыл рот и от волнения начал стирать мой выпавший словарик-блокнот.
   - Срочно - повторил Сокол и строго поглядел на Енота.
   Тот очнулся и на пару секунд исчез с моим блокнотом в сочной траве, но тут, же появился и переспросил.
   - Воды?… Срочно?…Да?
   Да! – закипел Сокол, ухватившись крыльями за голову.
   Он сделал вид, что ищет камень, чтобы запустить им в непослушного зверя. Но Енот не стал дожидаться развития событий и испарился.
   - Анекдот рассказать? – спросил у меня Еж.
   Я не успел ответить.
   - Еж, сейчас не до анекдотов - перервал его Сокол - срочно вызови бабочку и Волка.
   Он снова начал ходить взад- вперед и я заметил, что его лапа окольцована – Скажи Волку, чтобы собирал все упавшие с неба предметы и тащил сюда, а бабочке… нет, ей пока ничего не говори…
 
   Сокол взмахнул крыльями и подлетев ближе, внимательно осмотрел мои ноги.
   - На таких лапах далеко не убежишь. Я кивнул в ответ.
   Из травы показались черные глазки Енота и любопытный голос спросил.
   - В чем-нибудь?
   Сокол щелкнул клювом, и любопытные глазки тут же исчезли.
 
   - Чего же ты… тебе дали крылья, а ты их не бережешь?- продолжил душеспасительную беседу Сокол.
   - Мне нужно к вертолету!– произнес я, уже не придавая значения, что разговариваю с птицей.
   Сокол подошел к краю обрыва, внимательно посмотрел вниз и сбросив камушек в пропасть, указал вниз крылом.
   - Вон та куча металлолома, что висит на выступе горы и есть твои потерянные крылья?
   - Да и не только мои… – ответил я, но объяснять дальше не стал – послушай, уважаемый, не знаю как тебя по батюшке, ты тут самый главный. Мне нужно вниз, мне нужно к друзьям.
 
   - Скажи мне, пока мы одни, - спросил Сокол тихо и подошел ко мне поближе - как это, потерять крылья?
   - Больно…
   - Это понятно, но все-таки, как?... Я однажды подвернул крыло и неделю не мог летать. За мной ухаживали. Ребята приносили воду и еду, но было так тяжело на сердце и тошно на душе… похоже?
  
 - Похоже…
 
   Полосатые лапки из травы протянули к моим губам, наполненную водой каску. Я отпил и закрыл глаза. Светило солнце, где- то шушукались Енот и Сокол, а на поляне появилось что-то большое и темное.
Было плохо видно, да еще перед глазами мельтешила какая- то моль. Я махнул рукой и услышал.
  
 - Вот только не надо руки распускать!
   Я поискал глазами собеседника.
   - Все мужчины одинаковы…- произнесла моль и поправила прическу.
   - Ну че, какие проблемы – промолвил показавшийся из травы Волк и обратился к моли - кто тебя обидел, он?
И он очень пристально взглянул на меня. Мне не хотелось устраивать здесь корриду, и я поспешил извиниться.
   - Я вашу мать, то есть моль, не хотел обидеть.
   - Моль? Вы слышали, он сказал моль? – насекомое покраснело до кончиков крыльев и закружилось вихрем, точно обиженная балерина.
   - Ты видел, как меня здесь третируют?- обратилась она к волчьей голове.- Он назвал меня, Бабочку, занесенную в Красную книгу - молью!
   Волк напряг шею, с шумом выдохнул воздух из ноздрей и его глаза, стали медленно и верно наливаться красным.
 
   - Волк успокойся! – послышался голос Сокола.- Ему нужна наша помощь, и к тому же голова у него не в порядке.
   - Да, да – быстро подтвердил я - не в порядке.
   - Че хочешь, делай, но больше так не делай - выдал Волк интересную фразу.
   Он обиженно отошел и еще долго огрызался и ворчал - Они нас с  облаков стреляют, а я им помогай…
 
   Бывшая моль оказалась широким специалистом по гомеопатии и после долгих уговоров и искренних извинений, применила на мне свои целебные рецепты. От приложенных к бедру и подорожника и каких–то синих цветков, кровь быстро остановилась. Совместными усилиями команды под руководством Сокола и моего спаспакета, обе ноги получили вполне удовлетворительную перевязку.
   Голова перестала кружится и я почувствовал облегчение.
   - Вы просто чудо - сказал я Бабочке, немного придя в себя - так быстро и безболезненно остановить кровотечение мог только настоящий специалист.
 
   Бабочка ответила не сразу.
   Приземлившись на лепесток ромашки, она уютно расположилась в тычинках и оценивающе стрельнула в меня глазками.
   - А вы интересный фрукт и глаза у вас синие…
   - Если выкарабкаюсь, накрою для вас такую поляну...- пообещал я.
   Если накроешь, не выкарабкаешься - пообещал всегда не довольный Волк.
 
   Я приходил в себя.
   Енот кормил меня из пакета с неприкосновенным запасом, а чтобы мне не было жарко, Бабочка махала на меня крыльями и рассказывала последние светские новости с соседней горы. А потом, ко мне подошел Сокол и ковыряя землю окольцованной лапой, тихо спросил – Ты все еще хочешь лететь? Ты же слаб и можешь разбиться, подожди, пару дней окрепни….
   - Там внизу мои друзья и им еще хуже, чем мне – объяснил я - Там внизу…ждут моей помощи…
   - Все ясно, не продолжай…- ответил Сокол и отошел.
 
   - Какая у тебя группа крови? - зачем-то спросил Еж и что-то записал в тетрадь с надписью «анамнез».
 Я не на шутку заволновался, операцию в полевых условиях я не выдержу.
   - А кто ты по гороскопу - не унимался он.
   - Еж, хватит к нему приставать - урезонил его Сокол, лучше подумай, как нам его поставить на крыло…
   - Тут надо технически… - пояснил Еж, и я увидел в его лапке мою недоеденную конфетку – тут надо литературу полистать. Он углубился в конфету, потом в тетрадь и на время избавил меня от своих вопросов.
 
   Поляна раскрасилась камуфлированными пятнами утреннего света, цветы беззастенчиво распустились и ветер начал трепать остатки моего багажа.
   Еж открыл мой рюкзак и спросил.
   - Это случайно парашют не «Ground Launch» системы.
   - Он самый - ответил я, замерев – мы хотели спуститься в одну долину. Там у нас важное дело.
   Он задумался. Я тоже.
   - Ну что я тебе скажу - начал Еж, осторожно почесав лапой затылок.
   - Парашюты этой горной системы не предназначены для раскрытия в воздухе, на нем поднимаются только с земли. Крыло косонервюрное, система рифления отсутствует, вытяжной парашют снят, подвесная система сильно редуцирована…
 
   - Еж, скажи человеческим языком, он сможет на нем приземлиться на уступе горы, рядом с вертолетом?
   - Есть, конечно, слабая возможность… Но риск огромен, если промахнется и не сядет на выступ, то внизу его утянет горная река…
   Лечу!- решил я – только помогите надеть парашют! Сейчас же лечу!
   Сокол взглянул на меня и промолчал.
 
   Как на меня надевали парашют, как Волк тащил мое тело к краю вершины, я почти не помню. Врезались в память только куски какой-то нарезанной пленки. Енот, протирающий платком холодный пот, Бабочка с грустными глазами, Еж, держащий стропы и жующий мой «Орбит» без сахара…
   - Больше не теряй крылья - произнес на прощанье Сокол и гордо повернул голову…
   - Готов?- спросил он меня и получив ответ подтолкнул крылом – Ну лети… ты птица правильная …
 
   Я быстро терял сознание, из памяти было вырвано почти все: и как я очутился в потоке воздуха, и как парашют понес меня кругами вниз и только одно запомнилось отчетливо – на вершине горы торжественно- медленно махали лапами- крыльями, мои новые друзья…
 
   Но сейчас главное вертолет! Там мои друзья…рация… Одна кнопка… и придет помощь, придет…
   Выступ ущелья приближался, земля полетела черной наждачкой. Все ближе, ближе… показались узлом завернутые лопасти. Глаза искали добычу и…вот она рация! Блеснула сталью у разбитого корпуса вертолета.
 
   Я пытался сесть как можно точно. У меня была всего одна попытка. Завис заранее, погасил скорость и бросился на рацию, как голодная, злая и хищная птица. С травой в зубах и еще ползущий за парашютом к краю, из последних сил поднял крышку корпуса, нажал на красную уплывающую кнопку и небо переломилось…
 
   Калейдоскопом мелькнуло в окне синее небо. Белая палата, два силуэта, лампочки приборов.
   - Как думаешь, он выкарабкается?
   - Даже не сомневаюсь. Сила воли у него звериная.
   - Спасатели рассказывали что-то удивительное...
   - Представь, он вылетел при ударе на вершину горы, сделал себе перевязку, со сломанными ногами надел парашют и спустился в ущелье, чтобы спасти группу… Нет, этот обязательно выкарабкается…
   - …А остальные?
   …?
 
Cвидетельство о публикации 345129 © Деминский Вадим 24.04.11 21:03

Комментарии к произведению 4 (4)

  • Savl
  • 24.12.2011 в 16:50

Лет двадцать пять был завзятым экстремалом. Очень понятно. Привет!

Спасибо за понимание Savl

и Вам привет!

Ваши рассказы прекрасны!!!

Получаю массу удовольствия!

Очень похож на мой рассказ "Надежды маленький о". Если бы у Бога не было такой удивительной фантазии, то не было бы и нашего мира.

Валерий, прочитал Ваш рассказ и затем посмотрел на свой.

Они конечно разные, но вы правильно заметили, они похожи…

С уважением Вадим.

А остальные...?

Остальные?

Даже не знаю, а ладно пусть живут.

Вам история как показалась, не совсем бредовая?

Нет, "не совсем бредовая". Когда человек почти без сознания, всякое может привидиться. Сама через это прошла...

Рассказ понравился.