Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Научная фантастика Издевательство над жанром
Форма: Повесть
Oпубликовано: 01.04.11 15:22
Прочтений: 3339
Средняя оценка: 8.00 (всего голосов: 3)
Комментарии: 4 (6) добавить
Иллюстрации к произведению: Левша-2012(Остальные иллюстрации)
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Средние поля Широкие поля Шрифт
Герой нашего времени. Такие, как ни странно, ещё бывают. Естественно "на новый лад". Плюшка к дню космонавтики глумливо заявлена Филатову с циничным перебором в пол авторского листа ;)
Левша-2012
   Левша-2012
   Или байка про 150 мкм
   
   Вы не поверите! Он ЛАМПОВЫЙ!!!
   Анег про микропроцессоры советских времён
   
   Если у нас сложная проблема - мы доверяем её инженерам из США
   Если у нас очень сложная проблема - мы просим её решить инженеров из Индии
   Если проблема нерешаемая - мы предлагаем её русским.
   Стив Чейз. Президент Intel в России.
   
   Где я работаю? Странный вопрос. Обычным инженером в обычной организации, технически поддерживающей пропаганду в стране, которой вдруг перестали требоваться инженеры и резко понадобились коммерсанты. И где вполне можно получить высшее образование без среднего. Пока ещё эту информацию не умудрились засекретить, так что можно и болтануть. Как я работаю? Да как и все. Скучно, нудно и в основном решая никому не нужные задачи формата «операции на глаз через задний проход». Просто потому, что ещё знаю, как на самом деле всё это работает. Понятное дело, благодаря вышеизложенному чувствую себя динозавром. Потихоньку вымираю.
   Правда есть у меня один знакомый, который очень редко, но подкидывает мне иногда работёнку, действительно стоящую инженерного решения, за которое будет потом не стыдно. Но в последнее время очень редко. Бо после того, как парню хорошо дали по башке его собственные студенты, он как-то резко пошёл в гору по линии правительственных разработок. Поэтому вырастил себе занебесные понты внутрях третьего транспортного кольца и в родном Невероморске почти не появляется.
   Правда иногда и у него возникают задачи, требующие настолько нестандартного подхода, что ему приходится поднять свою задницу с уютного кресла, сменив на не менее уютное в самолёте, и вспомнить про размеры страны… её расстояния… и места, куда ещё не настолько докатился прогресс, что там ещё остались люди, способные не только нестандартно мыслить, но и делать намысленное ручками совсем не ленятся.
   Вот и эта история начиналась столь же невинно и безобидно. Со звонка на трубу, разбудившего меня в пол третьего ночи и предложения поработать на благо Родины.
   В отличии от более старшего поколения, ещё умеющего решать такие задачи, но по причине собственного вымирания уже на это не способного, я - дитё 90-х. А тогда уже почти не было комсомольских организаций. Поэтому когда родина говорит «Надо!», я по привычке отвечаю вопросом «Кому?». Однако названная мне сумма вполне способна была заставить несколько по иному взглянуть на данный вопрос.
   - А в чём собственно задача то?
   - Сделать несколько распилов на текстолите толщиной 150 микрон и посадить между ними микросхему.
   - Не понял. Нет, честно не понял. А что, поближе никого не смогли найти, кто бы решил эту задачу? При таких то сроках…
   - А ты что, думаешь, ты первый, кто её пока не осилил? Тем более бюджет огромный - надо закрывать…
   - Ага. Только не пойму, а в чём собственно проблема? Что за микрус? Вообще где тут подводный камушек?
   - Это секретная информация. Поэтому приедешь - узнаешь. Да, и кстати, захвати с собой свой инструмент. Может пригодиться. Билет и аванс тебе доставят. Жду.
   - А как с работой?
   - Ты ж в отпуске. Тем более через пару дней вернёшься.
   Вадим отключился. Я задумался. Дело пахло конкретным розыгрышем. Сумма бодрила. Но то, что она была обещана, вовсе не означало, что её кто-нибудь собирался платить. Правда тут тоже был ограничивающий фактор. Чтобы доставить мою тушку из Невероморска в Первопристольную даже эконом-классом требовался килобакс. Это несколько охлаждало пыл подобных шутников. Но мне обещали мегабакс. Это то и настораживало. Не слишком ли многовато за несколько трещин в печатной плате?
   Изрядно поржав над шуткой, я отложил трубу на зарядник и улёгся досматривать прерванный звонком красивый сон, восприняв звонок (ввиду его бредовости) за наличие во сне сюжетных глюков. Вставать надо было по привычке рано, так что это был последний шанс отоспаться.
   Отоспаться однако не дали.

   Глюк 1. Невероморск-Москва. Вводная.
   
   Просыпаться не хотелось. Но в дверь настойчиво звонили. Перекрывая этим не менее настойчивое вавакание сирен за окошком. К тому времени, когда до меня спросони дошло, что звонят именно в мою дверь, разбужено было уже пол дома.
   Через глазок на лестничной площадке наблюдались трое, чем-то очень сильно напоминающих влипание из уже второй раз зверски прерванного сна прямиком в сюжет «Матрицы» про первое знакомство с агентами. Два парня и одна девушка. Такие же невозмутимые и ничем не пробиваемые рожи. Ладно, шоу похоже начиналось. Будем играть пока по правилам. Если снимают - будет что вспомнить.
   - Сергей Васильевич по прозвищу Калиостро? - задала свой вопрос дама в чёрном, кого-то усиленно мне напоминающая.
   - Ну теоретически да.
   - Собирайтесь, Вам придётся поехать с нами.
   - А цель?
   - О цели Вас Вадим Александрович известил лично.
   - М-да. Шалость видимо удалась.
   - Кстати, вот пакет документов, подтверждающий серьёзность Вашей задачи.
   Мне протянули довольно пухлый пакет. На месте адреса значилось только прозвище. Обратного адреса не было. В пакете лежала «виза», довольно красяво напечатанное постановление правительства, бланк договора на оказание возмездных услуг и зачем-то бланк завещания. Ещё там лежал авиабилет класса А с уже выписанным на него посадочным талоном и гринкарта. Что меня тогда ещё насторожило - место просто 4 без буквы и вместо типа самолёта три звезды, первая из которых была зачем-то отделена чёрточкой. Впрочем, бланки были настоящими.
   - Гм… Сколько у меня времени на сборы? - ощущение нереальности происходящего лишь немного перекрывало сложнопередаваемое ощущение беседы открывшего дверь на лестничную площадку без штанов, пока слабо вьехавшего в происходящее гражданина, который зачем-то очень сильно понадобился родному правительству.
   - Ну, гражданский самолёт на Москву улетает в 11:55 Нам нужно покинуть радарное поле аэропорта до этого времени. Иначе рейс задержат, а это нежелательно. Так что часа 4 будет.
   На часах тем временем было 6:15
   - Что я могу взять с собой?
   - Как всегда. Смена одежды и 30 килограмм груза. На досмотре уже предупреждены об особенности миссии, так что Вам открыт зелёный коридор. В принципе всё, что не взорвётся в полёте.
   - А кто-нибудь мне миссию нормально обьяснит? Что именно и для чего мне брать?
   - Мы выполняем только задачу транспортировки. О цели миссии нас никто, собственно в курс даже не вводил. Цель - доставить Вас в целости и сохранности к Вадиму Александровичу со всем необходимым Вам оборудованием насколько можно быстрее. В остальной курс дела нас даже не вводили.
   - А завещание зачем? - на всякий случай настораживаюсь.
   - Так, простая формальность. На случай если вздумаете эмигрировать или не вернётесь…
   Не знаю почему, но последняя фраза меня как-то особенно приободрила.
   Так, значит функция всё-таки электронщика. Но почему-то связанная с опасностью для жизни. Военные военные, тупые здоровенные… Вечно у них вечная секретность. При этом выбалтывают как всегда всё самое замечательное. Так. Насколько меня предупредили, инструменты лучше взять с собой. А это означает что по любому придётся. Знать бы ещё задачу. А то, как всегда, комплектоваться придётся на все случаи жизни. Так, задача значит порезать и запаять. Значит полюбому режик и паяльник. На всякий случай возьмём бормашинку. Паяльник для микропайки обязательно. Отсос. Тоже на всякий случай не помешает. Тестер - полюбому. Без осциллографа наверное обойдусь (тем более многолучевик сам килограмм 40 весит). Так, что ещё? Шуруповёрт с убийственным комплектом разнообразных насадок, зарядники… Фотик на всякий случай. Бук. Так, кажись всё.
   Шахиду собраться - только подпоясаться. Да, как же я про неё то, родимую забыл! Конечно же мега-батарейка! Не знаю, какая там на самом деле задача, но что-то мне подсказывает что 40 ампер-часов на поясе, набранные как патронтаж из честно выколупанных из кучи ноутбучных аккумуляторов литиевых элементов, по любому при случае лишними не будут. От них (проверено!) можно даже завести средних размеров машину.
   Поскольку пояс надо было к чему-то цеплять, не были забыты и брюки. А так же (вот чес-слово на всякий случай) ещё и рубашка с галстуком.
   О количестве лишних микросхем в галстуке я тогда благоразумно распространяться не стал. Если надо - сами найдут. А пока - самый бесполезный элемент одежды. Пиджак, куртка (не в совхоз всё-таки едем). Вроде всё.
   В последние годы, куда бы ни приходилось мотаться, я по привычке умудрялся обходиться только рюкзачком. И путешествовать без багажа, чем подтверждая мудрость египетских проституток. Всё своё ношу с собой. И это в любом путешествии было правилом самым живучим.
   - Теперь я кажется понимаю, за что тебя выбрали.
   Да, зрелище моей собственной комнаты, в которую бесцеремонно вломилась эта троица, и впрямь потрясало. Берлога настоящего электронщика почти на всех действовала одинаково. Поэтому у меня уже вошло в привычку засекать время, за которое к посетителю возвращался дар речи. Благо фотик и джипиэску я положил первыми, так что эта компашка сей комплект ещё успела не заметить. Джипиэска как-то автоматически оказалась включена в режим сквозной навигации. Тоже, на всякий случай.
   - Не-а. Не за это. Мы успеем ещё кой-куда проехаться?
   - Не-а. До Эссо ты по-любому уже не доедешь. Так что с Гайкой тебе придётся прощаться уже по телефону в дороге.
   Меня всегда коробила эта на редкость избыточная осведомлённость местных спецслужб. Причём не настолько осведомлённость, насколько склонность цинично ввернуть оперативную информацию в разговор с намёком «Мы то всё знаем…».
   - Ну что. Я кажется весь. Пошли?
   - Не-а. Поехали. А потом - полетели.
   - А я думал - побежали… - не упускаю случая отбить подачу фразой из одного очень известного анекдота про ленивого джина.
   Не. Бесполезно. Абсолютно непробиваемые рожи…

   * * *

   Путешествие кортежем с мигалками посреди испуганно шарахающихся редких утренних машин, расползающихся по местным СОТам, не доставило мне большого удовольствия. На обочину загнали даже невовремя мимо проезжавший рейсовый автобус. Я подготавливался к перелёту. Недаром же прямую дорогу из Невероморска в аэропорт кто-то из местных шутников за её довольно жёсткие перепады прозвал тренировочной. Гости полуострова (особенно прилетающие сюда в первый раз) практически поголовно ловили этот своеобразный местный глюк, когда из самолёта вроде уже вышел и едешь в город по земле, а перегрузки и воздушные ямы (а так же местные зоны турбулентности) ещё даже и не собираются кончаться. Кортеж явно спешил, так что эффект можно было сейчас ловить в полной мере. О том, что в аэропорт куда удобнее было ехать по «более ровной» обьездной, ехавшие по-видимому не знали. Или же так и было задумано.
   - Любишь полётные перегрузки? - тонко и ненавязчиво поинтересовались у меня, заметив несколько характерную «отдачу» моего тела на местных горках.
   - Да нет. Просто настраиваюсь на «горку» побольше.
   - Ну ну. Настраивайся. Тебе это ещё предстоит.
   Меня мягко и ненавязчиво, но очень характерно на что-то проверяли. А вот на что - тогда как раз стоило бы насторожиться. Но отоспаться мне тогда не дали, поэтому я пропустил вопрос мимо ушей. Предстоял ещё долгий и по видимому девятичасовой перелёт. Сквозь странное время, которое самолёт стремится догнать солнце, поэтому садится почти в то же время, что и взлетает. Поэтому и получается, что времени полёта нет ни в точке отправления, ни в точке возвращения. Его нет нигде. Поэтому оно и тянется так долго.
   И именно поэтому в это самое время по старой Невероморской традиции лучше всего отсыпаться. Так что отосплюсь в полёте.
   Когда мы заехали прямо на территорию аэропорта я слегка оживился. Когда поехали без кортежа прямо по взлётной в сторону легендарного(после Омеги) посёлка - несколько насторожился. И не напрасно.
   На боковой "дорожке" стояла легендарная 160-ая тушка. Уже "разогретая" и по-видимому проходила последние предполётные тесты.
   Нет, для меня конечно не было новостью, что родной аэропорт был не совсем гражданским, но чтобы так буквально…

   Глюк 2. Облачность. 10 800. Трое в лодке, включая собаку
   
   М-да. Весь глубинный и мрачный смысл шутки про место 4 без буквы до меня начал доходить ещё снаружи. Первых два были пилот со штурманом. Остальных два (для сменного пилота и кого-то ещё) предназначались мне… и кажется не собиравшейся меня оставлять так быстро черноволосой. Нет, я не это имел в виду. К тому же в полёте на гиперзвуке несколько сложновато чем-нибудь подобным заниматься. Пассажирские всё-таки водят ровней.
   Краем глаза я заметил, что в пилотском кресле сидел какой-то странный пилот сильно корякской (как мне тогда показалось) наружности. Кресло второго пилота почему-то пустовало. Это несомненно бодрило. Но на заданный вопрос нам ответили, что перелёт в общем-то недолгий. Так что в одну смену справимся. У меня возникло по этому поводу лёгкое де жа ву, но моя спутница протянула пилоту полётный план довольно спокойно, поэтому пришлось запихать свою интуицию в дальний угол и закономерно счесть, что так видимо и было задумано. Разворот. Проход по боковой с «ёлочки» на основную полосу. Беседы с аэропортом. Странный позывной. Номер рейса SU-6113. Режим взлётный. Немного жестковатый отрыв. Но для реактивного милитари-крафта это в общем-то вполне нормально. Полукруг над бухтой. Прощание с диспетчером круга. Потом с диспетчером зоны. Коридор 10800. Нет, я конечно понимаю, что у нас типо гражданский рейс, но зачем же гражданские ТУшки так распугивать? Удар по ушам звуковым барьером. Глиссада на Совгавань и дальше до упора вверх. В отличии от черноволосой я очень хорошо знал эту трассу, не упуская ни разу возможности прихватить и на гражданский борт немного навороченный (и потому бравший даже через пассажирский иллюминатор спутники) GPS.
   Так близко от кабины пилота мне летать ещё не приходилось. Пилоту же моё некоторое по этому поводу любопытство явно удовольствия не доставляло. Впрочем, водила вёл, так что всё было пока нормально. Вот только заходили мы почему-то (если верить навигатору) немножко не на Магадан, а южнее. Но это было тоже нормальной поправкой на ветер.
   Правда пилот как-то не особо стремился набирать и разрешённые ему 10800. Но это нельзя было пока определить, поскольку в отличии от гражданских у этого закрылков было не видно. А облачность подозрительно отсутствовала.
   Ладно, понтуется в пролёте под облачностью - пусть понтуется. Мы тут пассажиры.
   - Уважаемые господа пассажиры! Наш полёт проходит на высоте десять с чем-то километров - услышали мы прямо с пилотского кресла после странного щелчка. Пилот видимо оказался с юмором - Атмосфера за бортом конечно не очень, но с пивом потянет. Борт набрал заданную высоту и переведён в режим автоматического пилотирования - тело с переднего кресла характерно размялось и проследовало в хвост… со странным рюкзачком за спиной - Наш полёт на гиперзвуке до Москвы составит что-то около четырёх с половиной часов. Возможна дозаправка. В принципе можете уже не пристёгиваться. Экипаж в составе первого пилота и автопилота желает Вам приятного времяпрепровождения на борту и на этом прощается с Вами…
   - Как 10800? А облака где? - попытался я уличить пилота. Наша скорость при этом почему-то снижалась, что я мог заметить даже без джипиэски. Ответа не последовало. Вместо него последовал ещё один странный щелчок и жужжание. После чего в кабине стало как-то сильно свежо, но уж больно ветрено.
   - Маска! Быстро! И ложись!- додумался скомандовать я черноволосой, на доли секунды раньше вспомнив, где именно я это уже видел.
   - Не время, Серёжа - попыталась приколоться она. После чего была ухвачена за талию и буквально прижата к полу. Который тут же дёрнулся от несильного, но ощутимого вертикального удара. Мимо нас красиво пролетел Cap plan вместе с планшетом и канул туда же, где и давешний пилот. На борту было не просто ветренно, а слишком ветренно. И как-то несколько пустовато.
   - Что это было?
   - Катапультировался, зараза. Поможешь?
   - Как?
   - Надо бы закрыть дверку. Извини, придётся подсобить.
   До двери надо было ещё дотянуться. Свежий и очень холодный воздух за бортом несомненно бодрил, а на рамке люка уже начинала выступать изморозь. Автоматический режим в полёте не работал (иначе дверь бы просто тупо не открылась). Пришлось подтягиваться «ручками» над бездной, обрубая тупо вывалившийся под дверь и теперь вовсю парусивший пневматический трап. Где-то внизу раскрылся парашют, в который хотелось запустить вдогонку чем-нибудь тяжёлым. Большой свинцовой батарейки, которая иногда запускалась в проход с «третьего этажа» по особо доставшим коммивояджерам в поездках в плацкарте до того, как был собран «пояс шахида» (и представлявшая из себя два мопедных аккумулятора на жёстком электрическом шнуре, приводивших к увечиям средней тяжести даже не обретая трещин на корпусе, поскольку будучи привязанной над дверкой в проходе прилетала аккуратно в середину композиции) под рукой к сожалению не оказывалось, и это было обидно. Тем временем самолёт, лишившись какого-либо управления всё-таки выравнивал курс на горизонтальный. Прямо по курсу и вникуда.
   Резкий рывок на себя. Дверь захлопнулась. Через коридор было видно, как на средней панели горела лишь одна лампочка. Из четырёх. Режим посадочный. В неизвестность.
   И лишь через некоторое время разбухающих до неприличия секунд и вопль со второго штурманского кресла до меня наконец дошло, что же это только что было.
   Рывок вперёд через недлинный, но узкий коридор. Джойстик. Три оставшихся кнопки зажигания вверх (чего для этих движков категорически не рекомендуется, но надо!). Натужное взвывание генераторов, отдающееся прямо по корпусу… Обратный отсчёт до десяти. И штурвал на себя. Откуда-то я это помнил.
   Оставленная пилотом кислородная маска пришлась как раз вовремя.
   - Ни фига себе денёчек начинается - резюмировал я отдышавшись, и потихоньку набирая высоту - Летать на этом умеешь? А то рулит то автопилот, а вот падать придётся «ручками».
   - Нет. А ты?
   - Тоже нет. Но видимо придётся.
   - Ты это… Хоть раз в кабине пилота то бывал?
   - Не-а! Но приличный налёт в Реталляторе вроде как имеется.
   - В чём в чём?
   - Леталка такая. Компьютерная.
   - Мам-ма…
   - А что, есть какие-нибудь варианты получше?
   - Нет, вроде.
   - Это бодрит…

   * * *

   Не сильно разбираясь в содержимом приборной доски, в особенности по причине безвременно почившего полётного плана, лететь вслепую непонять куда как-то не совсем хотелось. Поэтому пристроив на стекло незапланированно «засвеченную» и более привычную мне джипиэску, отрисовавшую при этом наш милый вояж как выяснилось вскользь российско-китайской границы, (что в каком нибудь микрике смотрелось бы нормально, но над приборной панелью «тушки» несколько странно выделялось из общего милитари-дизайна) и выровняв «опытным путём» курс по вдоль более менее известного, я мог наконец немного расслабиться и повыяснять. Дело осложнялось тем, что водила (видимо из лени) прихватил с собой шлемофон, поэтому общаться с диспетчерами без микрофона было занятием слегка затруднительным. Пришлось косить под самолёт-призрак и усиленно огибать негражданские РЛСки. Нет, поидее, опознаватель «свой-чужой» на милитари-крафте должен был где-то быть, но разбираться с управлением бортсетью прямо «на ходу» методом научного тыка как-то не очень то хотелось. Поэтому пришлось следовать тупо по навигации, не откликаясь на диспетчеров, и уповать на то, что в самый неподходящий для этого момент спутники не вздумают показать свой «средний перст указующий», и что где-нибудь встречным курсом не выползет в по утреннему синем небе какой нибудь обыкновенный 826ой.
   - А что за позывной у этого отщепенца такой странный - Яцык? Он что, поляк?
   - А это не позывной. Это скорее имя. Бо полностью его зовут Ясу Кисан. А поскольку по-русски это действительно звучит, его вот так вот сократили.
   - Видимо не зря… - мрачно резюмировал я - Стесняюсь спросить, а что делают в военной авиации… китайцы, как я понимаю?
   - Ну как что? Тоже по контракту работают.
   - Ещё лучше… Свои у нас значит уже не летают. Привлекаем гасторбайтеров?
   - А своих кто-нибудь учит?
   - Резонно. Но тогда мне ещё более интересно. Что же это за миссию мне такую интересную хочет подкинуть Вадик, что я ещё до него не доехал, а с китайцами уже так поссорился?
   - Пока не знаю. У меня информации ещё меньше, чем у тебя.
   - Ну тогда давай будем хоть что-то, что есть обьединять. Этого Ясукина Сана пытать уже бесполезно. Смылся и нас хотел очень мягко приземлить. На историческую родину, по видимому. А у тебя вообще то какая миссия?
   - В основном доставка. Тебя к Вадиму Александровичу.
   - И всё? Тогда почему ты меня сопровождаешь?
   - Я твой куратор. По крайней мере на эту дорожку.
   - Куратору положено знать больше.
   - Куратору положено знать то, что положено. А лишнего-руководство не только нужным не считает, но и определённо вредным.
   - А имя у товарища-куратора есть? А то вот сейчас случайно куда-нибудь не туда сяду-и не буду знать, кого с собой на экскурсию по мирам Восходящего ряда на Той Стороне искать.
   - Юморист, блин! Ты это, сядь сначала. И нафига тебе восходящие миры?
   - Ну как… Потому что именно там и закопана дорожка обратно…
   - Ты это… Реальность с вымыслом не попутал, некромант хренов? Или думаешь у нас всем отделом Убивающего Словом не читали?
   - Ну да. Скажи ещё зачитывались. Не, за комплимент конечно пасиба, но мы тихо уезжаем с темы. А это нехорошо. Имя то у тебя есть? Только не говори, что секретная информация - не поверю.
   - М-да. Тебя, я смотрю, очень трудно сбить с темы…
   - Дык а то…
   - И чего ты только доклепался до этого имени?
   - Иногда имя определяет судьбу. А в нашем случае это ещё и очень актуально…
   - Блин, тоже мне вЭликий мистик! Ну Оксана, и толку… А вообще, не называй меня по имени. Зови просто Дарк.
   - Это позывной или псевдоним?
   - Нет. Это почти имя.
   - Угу. И кончим мы, как и полагается на костре. Нет, это определённо бодрит. Летим то мы хотя бы в Москву?
   - Угу. Аэродром…
   - При таких обьёмах топлива можно не уточнять. - опять вспоминаю ещё один мрачный анекдот про подрывников. Ноль эмоций. - Слушай, а у этого борта, наверное, тоже имя есть. А то я смотрел, их как-то совсем немного осталось.
   - Конечно есть.
   - И какое, если не секрет?
   - «Илья Муромец» вообще-то.
   - Мдамс… Илья Муромец, пилотируемый Ясуки-Саном… Не, Ска-зоч-но… Слушай, а тут где-нибудь Меч-Кладенец мы случайно багажом не везём?
   - Та-ак!!! А откуда ты знаешь название операции?
   - В инете посмотрел - в ответ язвлю я. - На Рамблере. «В грядущем».
   Не, ну не скажу же я, что сказки в детстве всё-таки надо было читать. Вот мне только одно интересно. За что же это Кладенцом то прозвали меня? Мрачный у них тут какой-то юмор. Да и миссия я смотрю совсем с приколами.

   * * *

   Нет, гиперзвук - это всё-таки кр-руто! Не прошло и трёх часов, как мы уже «падали» по широте на траверзу столицы. Чуть было не пропустив поворот пытаясь состыковать вилку с розеткой. Вот только не надо пошлить! Совсем не ту, которую Вы подумали. Всего лишь банальную гарнитуру от компа с разьёмом шлемофона. Не знаю, как себя будет чувствовать конденсаторный микрофон, но он один, так что поля для экспериментов было крайне негусто. Спалить последний не хотелось.
   Нет, на земле конечно такие ухи можно купить в любом магазине бытовой электроники, но у нас то тут пока ещё не земля. А чтобы спокойно упасть, надо уж как минимум «заказать» под себя достаточно длинную и чистую дорожку. А для этого гаркнуть прямо с неба на диспетчерской частоте как минимум пару ласковых в матюгальник. Я уже не говорю о том, что диспетчера как минимум десятка аэропортов за эту дорожку меня усиленно потеряли, а их удивлённые возгласы от появления на радарах «летательного аппарата странной конструкции» (всё-таки не всякий удостаивался чести узреть на собственном мониторе русский «конкорд») уже даже перестали стремиться увалить обоих в безудержную ржачку. Ибо человек - такая скотина, которая способна привыкнуть ко всему.
   Конденсаторник тупо хрюкнул и отключился. Навеки. Зато за микрофон потрясающе сошло второе «ухо». Хорошая мысля о том, что в шлемофонах ещё может быть обычная катушечная «таблетка» как всегда пришла с запозданием достаточным для этого приговора. Благо мне ещё довелось получить нормальное среднее образование, где использование наушника в качестве микрофона ещё показывали на лабораторной по физике. Это ситуацию сейчас и спасло.
   Впрочем, после такой шутки с пилотированием «ручками» и у меня как-то руки чешутся не менее мрачно пошутить. Так, вылет был в 11. Прошло часа 3. Значит в Первопристольной сейчас утра где-то часов 5. Ох, не думал, что эту шутку из «ширли-мырли» именно мне придётся повторять. Интересно, там брусчатка меня выдержит?
   На любой джипиэске со времён «калибровочного портала» есть одна очень конкретная калибровочная точка. Точка, всегда считавшаяся нулём у всех "эмок". Нет, я не имел в виду психов, предпочитающих подавлять всех окружающих доминирующим розовым и собственными избыточными эмоциями. Эмками называют ещё автотрассы, сходящиеся к "большому блину" и потому с индексом, гордо начинающимся с буквы М. И, кстати, на карте автодорог по какой-то безумной традиции тоже нарисованные едко-фиолетовым цветом. Точка эта именуется нулевым километром только потому, что окопалась в разрушительном соседстве с Красной площадью, в виде красочно инкрустированной и приправленной чеканкой крышки канализационного колодца. Около которой всегда можно было натырить кучу разнообразнейшей мелочи всех известных стран мира.
   После Руста - весёлого паренька как-то ради шутки лично уволившего весь состав высшего руководства советского ПВО, точку эту принято ставить на карте исключительно значком аэропорта. И считать калибровочной.
   Но Руст привёз свой всемирно известный букетик на обычном "кукурузнике". А вот посадить туда же реактивный бомбардировщик, чем (учитывая вечный запрет на полёты над столицей) заставить нервно закурить в сторонке даже его, у меня руки изрядно чесались.
   Нет, а собственно, почему бы и нет?

   * * *

   Когда под нижней облачностью наконец-то появился таргет, вопль «ты что творишь???» кажется можно было услышать даже снаружи. Творю что ведаю. И вообще, у кого штурвал тот и рулит. Подниматься до полётного коридора с хвоста глиссады уже рано. Выпустив шасси и показав «товарищу куратору» кнопку выпуска тормозного парашюта снижаюсь. Под крылом промелькнула одна из рубиновых звёзд и хвост глиссады нервно упал. На как-то подозрительно удачно пустующую площадь. Врубаю реверс на все четыре трубы. Толчок под борт какой-то уж очень немягкий. Реверс всема четырьма заставляет несколько упереться в приборную доску, но ремни на редкость держат. Щелчок тормозного парашюта (видимо нажатого всё-таки из желания за что-то удержаться). Последние цифры скорости сливаются в равномерную полоску. Рокот шасси о видимо совсем не предназначенную для такого совсем не мягкого обращения брусчатку. Торможу. Останавливаюсь носовым иллюминатором буквально в метре от стенок собора Василия Блаженного, что наполняет меня неизгладимой гордостью. Но реставраторам при этом умудряюсь в развале его лишних стенок не помочь. С довольной рожей спрашиваю:
   - Ну как? Можешь начинать аплодировать.
   - Маньяк…
   - Не, я только учусь…

   * * *

   Периодически дежурящие на этом приусадебном участке Кремля серые братья судя по виду явно не ожидали таких гостей. Но проявлять при этом классическое московское гостеприимство пока совсем не спешили. Слишком уж экстравагантным образом прибыли сюда эти гости.
   А вот кремлёвскому полку, которому выпало в этот день торчать в почётном карауле, сейчас конечно совсем не позавидуешь. Потрясающая выдержка.
   Не знаю точно уровень собственной миссии, но морально уже готовлюсь отдохнуть в «обезьяннике». В лучшем случае. Но оно того уже стоит. Что вспомнить, полюбому будет теперь не только мне. На черноволосую жалко смотреть, но шутка того стоит.
   Нас как-то подозрительно игнорируют телевизионщики, но это сейчас даже как-то радует.
   - Ну что, трапа не будет. Его мы ещё где-то над Благовещенском потеряли. Трап нам тут полюбому не подадут. Открывай ворота, и будем из этой консервной банки как-то выбираться…
   Нет, я вот только не понял. Так всё-таки кто у кого в этой прогулке работает куратором?
   - Представляю себе тёплый приём после такого…
   - Едем в Лефортово?
   - Он ещё и шутит.
   - А что? Официальная версия - пилота у нас нет. Сажали куда придётся, и как придётся.
   - Ага. Вот и посадят нас куда придётся.
   - Если найдут чем выколупать, конечно. Но что-то мне сомнительно, что в Кремлёвском гараже найдётся хотя бы одна траповозка. А из Шереметьево пригнать - по любому не быстрей будет. Ибо сейчас как раз пробки…
   - Так что? Ждём?
   - Ага. Только открываем дверку и ждём. Переводи в ручной и вываливайся. - наблюдаю явно как-то непривычно вьезжающие на площадь пожарные машины - Наш трап, кажется, приехал.

   * * *

   А 160-я ТУшка прямо на Красной площади несомненно смотрелась. Как и теперь мой тормозной путь, оставленный её шасси и на этих древних камнях. Это несомненно бодрило.
   Московское ГО, которое по привычке одно сплошное ЧС, правда, достаточно быстро догадалось подать прямо к заднему проходу пожарную машину с лестницей, даже не слишком покоробив обшивку тушки. После выхода из ступора первый вопрос от пожаловавших на борт пожарников был виноватым «у Вас что, совсем крышу снесло?» на что получили не менее гениальный ответ о том, что на этом борту вообще ею в принципе не пользуются. В общем, пока серые братья в консилиуме с красными и белыми решали животрепещущий вопрос, куда этих двух психов сдать, подкатил бобик с особистами, застыв тут в ступоре и не меньших непонятках. Бо в кремлёвскую госбезопасность попадали лишь те, у кого чувства юмора вообще не было. Это бодрило.
   Нет, картинка была конечно же более чем странной. Посадить на площадь гиперзвук было вообще-то настолько конченным беспределом, что гражданину собственной страны на такую шутку нужно было иметь не менее беспредельно основательную причину. Которая заставляла, как минимум, не припечатать нас мордой в пол и не отправить после этого просто в обезьянник. Как и не менее каверзный вопрос, откуда эти двое вообще пригнали столь экзотический милитари-крафт, да ещё без пилота… Снятые особистами с борта «чёрные ящики» конечно могли подтвердить нашу версию, но то, что там по любому было записано бортовой электроникой выглядело ещё большей психушкой чем наше обьяснение. Именно потому, что это обьяснение полностью подтверждало. К тому же засвеченноё черноволосой название миссии и допуск первого уровня (сама по себе карточка уже внушающая уважение) заставило особистов тоже куда-то очень долго звонить и что-то решать. Под конец подьехали ещё и опоздавшие на самый разгар шоу телевизионщики, добавляя серым братьям работы гораздо ближе связанной с их прямыми обязанностями.
   - Ну что, шутник, добро пожаловать в утренние новости! - сьязвила черноволосая.
   - В вечерние. Поскольку у нас уже вечер.
   - Да уж и в «вести недели» я так подозреваю. Это ж надо было додуматься…
   - А я думал, ты зомбоящик совсем не смотришь.
   - Знаешь, есть разница, просто его смотреть, или смотреть по нему себя.
   - Согласен. Мы Вадика то вообще после этого увидим? Очень знаешь ли охота подравнять ему по старой дружбе рожу за такое «просто прогуляться».
   - Думаю вряд-ли. Не знаю точно, зачем ты ему на самом деле понадобился, но после такого шоу слабо представляю, почему он вообще с тобой работает. Нет, Вадим Александрович конечно предупреждал, что ты псих, но чтоб настолько…
   - Подозреваю, что меня как раз за это и выбрали.
   - Мам-ма…
   Тем временем мы ехали в бобике по шоссе Энтузиастов. Это бодрило. Поскольку только в России могли назвать «Шоссе энтузиастов» самую прямую дорогу к отныне легендарному Владимирскому централу.

   Глюк3. Москва-Плесецк. Осваиваем антигравитацию.
   
   Кругом тюбики летают. Нет сил смыться от тоски
   Вчера как я припоминаю Был день космонавтики
   (с)Один очень глумливый видеоклип от НПО «Квант»
   
   - Ну и нафига? Нет, я конечно понимаю, миссия государственной важности. Но нафига ж с такими понтами?
   - Вадим, а ты вообще представляешь себе ощущение, когда водила поднимает тебя на полётный коридор, а потом берёт парашют и просто «прощается с вами»? Знаешь, ощущения поначалу весьма своеобразные.
   - Слышал. Но смысл? Вас принял бы любой аэропорт по дороге.
   - Вадим, а ты сам то пробовал зайти на аэропорт без диспетчера, а с диспетчером поговорить без матюгальника? Водила то наш со шлемофоном ушёл. И как? Пришлось сажать на что придётся.
   - Ни фига себе на что придётся. Место потише с полосой что совсем не с руки найти было? Стеклить же заново придётся Дворец Сьездов. И не только…
   - Что у меня было в джипиэске точкой проставлено, на то и сел. И вообще это было моё решение.
   - Знаю. По привычке мы не ищем лёгких путей. Но нафига эти игрушки в Джеймсов Бондов?
   - А что ещё было делать? Кстати, а почему нас вообще вояки не вели?
   - А потому что у вас идентификатор был борта №2.
   - Это что, мы ещё и на изделии №2 полетали? №1 - это понятно. А №2 кто?
   - Ну ты то мог бы и догадаться. Борт №1 - это у нас президент. А борт №2 - его ГлоНас. А вот почему Вас над Благовещенском потеряли - с этим уже будем разбираться.
   Вспоминаю наше весёлое падение под 7800 когда нам надоело ржать над обсуждалками диспетчеров про наблюдение НЛО на радаре. Почему-то уже не смешно.
   - Это что, хочешь сказать, что я летел на отечественной джипиэске смотря куда по буржуйской джипиэске?
   - Ну это скорей даже не джипиэска а мобильная базовая станция спецсвязи… была. Пока ты её так шумно не рассекретил. Кстати, никому об этом не говори.
   - Так это что, можно было достать комп и в инете конкретно посидеть? Тогда можно было лететь и помедленней…
   Чувствую практически ощутимое прорастание у себя на макушке ослиных ушей. Шара уползла. Даже неиспользованной.
   - А у тебя что, до сих пор инет как основной ресурс котируется?
   - Не. Я теперь, как драгдиллер его распределяю.
   - Ага.. И сигнал по зомбоящикам. Наслышан. Ладно, это всё лирика. Теперь перейдём собственно к твоему заданию - продолжил Вадим, на всякий случай пряча в ящик со стола большой степлер- Летать на реальных железках, я смотрю, ты уже стихийно научился. Но Родина ждёт от тебя большего.
   - Давно пора. И ещё. Вадим, давай как нибудь без вот этой потетики, гипотетики и всеобщей Вадимологии, а? В стране что, кончились люди, умеющие за правильный конец держать паяльник? Или я вообще что-то озадачку совсем не понимаю.
   - Так в том то и суть. Помнишь, в конце 2009-го мы закупили линию изготовления 150-микронных чипов?
   - Ага, помню. После того как Латынина эту байку рассказала, над вами поржал весь более-менее технически грамотный рунет. Её что, ещё по винтикам не растащили?
   - А фиг её растащишь. В том то и суть. Так вот, там в технологии забито отсутствие на процесс гравитационных влияний. И вообще чтобы её не транспортировать…
   На словах об отсутствии гравитации мне уже становится как-то неуютно. Астрономию я в школе всё-таки учил. Так что примерно знаю, где выполняется это условие. И это как-то особенно бодрит.
   - Вы что её в космос запустили???
   - Да не запускали мы. Это всё уже давно сделали за нас. Мы её только к МКС пристыковали. И кстати поставщик оптовую скидочку давал…
   - Тааак! А кто соседи? - даже не даю докончить мысль я.
   - Китайцы, иракцы и… японцы.
   - Так, ну китайцы понятно - дешёвая рабсила. У иракцев вот именно там если они ядерное оружие спрячут - штаты точно не найдут. А японцам такая станция нафига? У них же всё, что не умещается на блохе, сверхбольшим считается…
   - А они вообще со своим железом пристыковались. У них там на Токио-5 модуль прото-кварковых исследований. Поскольку если у них что-то пойдёт не так, допустим на земле - в антиматерию обратятся не только острова, но и пол шарика. И красиво аннигилируется со второй половиной. Вот их в космос и отселили. Кстати мы (вскладчину) им этот модуль на орбиту и вывели. За что они с нами линиями и расплатились. Только если что, про копьё Лонгини им не напоминай…
   - А в чём проблема при таком обилии технического персонала?
   - Да понимаешь ли,… Как тебе это обьяснить. В самом персонале. Русские изобрели несколько партизанящих нанороботов, чтобы откачивать у соседей технический спирт. С ним, понимаешь ли, в космосе напряжёнка. Но не сумев их (по трезвой) сделать маленькими тупо увеличили проект в 50 раз. Сваяли и запустили. Одного такого отловили японцы и по привычке уменьшили ещё раз в 300, забыв вычистить весь инженерный код из программы (просто не поняв русский код ввиду физической неспособности столько выпить). А у них там как раз прото-кварковый реактор стоит, который слишком маленький, но его тоже надо обслуживать. Кстати, это подстанция, питавшая всю МКС.
   На слове «питавшая» мне становится как-то сразу совсем не смешно. Но история уже становится интересной, и я усиленно стараюсь делать вид, что история совсем не связана с моим заданием.
   - А суть в чём? Пока не вижу проблемы.
   - Проблемы начались чуть позже. Видя, что мирный атом у них как-то не изобретается, а у японцев что-то подобное уже давно есть, иракцы наняли китайцев, которые напоили одного нашего «вахтовым методом» и разболтали. Тот по пьяни естественно выболтал про инженерную возможность дистанционного управления. Которое китайцы потом на собственных коленках и собрали. Совсем не ведая о широте русской души и особенностях национального юмора. Особенно в программописании.
   - Ага, знаю. Не всем известно, но даже в DLLках Офиса есть надписи на русском языке.
   - Во во. И я о том же. Без мата русская программа не разрабатывалась, поэтому эти изверги повключали его в управляющий код. Собственно это и заставило насторожиться того робота, что пополз за спиртом к японцам. Но для японцев похожие по звучанию слова были совсем обычными. А для остальных то нет. В общем, взяв в руки отобранный у китайцев на последней стадии разработки (когда предательски кончаются китайские батарейки к моменту первого запуска) матюгальник, иракцы попытались японского наноробота запрограммировать. Такого концерта японский блок под собственной дверью не слышал уже давно. Нет, иногда из русского блока слышались выражения позаковыристей и многоэтажней. Поэтому люк в этот блок персонал остальных (в особенности в первые дни после зарплаты) стремился облетать как можно более дальней дорогой. Но вот орать под чужой дверью, вместо того, чтобы её открыть было совсем уж непонятным хамством. Но вламываться никто не собирался.
   Шутку японцы поняли чуть позже. Но даже не тогда, когда открыв шлюз за дверью никого не обнаружили. А когда (не успев его закрыть) оказались в полной темноте, перешибаемой лишь немного «этой неземной синевой» из редких иллюминаторов. Прошмыгнувшего наружу из открытого люка в общую «звёздочку» станции наноробота с реактором наперевес никто так и не заметил.
   Кончилось всё конечно же грустно. Бот сейчас забаррикадировался в отсеке с кислородными баллонами, запитался от реактора, и делает теперь уже иракцам деньги прямо из воздуха. Причём, что примечательно, в буквальном смысле. На собственный пушечный выстрел не подпуская ни остальной персонал к блоку… ни, кстати, иракцев, пытающихся у него, периодически приходя в сознание, добычу отобрать. Наноробот при этом цинично жарит всех подряд электростатикой и периодически (для острастки) поплёвывает плазмой. Благо с такой батарейкой энергии у него для этого хоть отбавляй. Наноробота пытались сначала атаковать китайцами, уже привычным вахтовым методом, но китайцы, столкнувшись с машинным разумом, как-то слишком быстро закончились. В общем ситуация конкретно патовая, и надо её как-то решать.
   - Угу. И вот эту вот груду… эээ… космического мусора ты мне предлагаешь теперь разгребать в одиночку?
   - Ну почему же в одиночку? Будет тебе и напарник. Тем более что она давно уже особое желание изьявляла в орбитальном мусоре покопаться.
   - Ага. Молоток одного незадачливого астронавта в лоб поймать.
   - … Или чемоданчик с одной забавной книжкой.
   - Угу. Одного незадачливого вампира. Фуаран именуемой…
   - А вот нафига именно эту контору было так конкретно палить?
   - Что, неужто угадал?
   - Вы это… Вообще о чём.
   - Да так… а вот мысли кому-то читать совсем для здоровья вредно.
   - Вадим, это мистика. Помнишь я тебе когда-то говорил (по-моему про историю с Сансарой), что меньше знаешь - лучше спишь? Так вот тут это особенно актуально.
   - А вот с Сансары если можно поподробнее.
   - Так. Я не понял. Это вообще то миссия чья?
   - Ну, вообще вроде твоя. Только вот если она и впрямь найдёт кейсу с книжкой - я бы не был на твоём месте особенно в этом уверен.
   - Слушайте, у вас отлёт с Плесецка через шесть с половиной часов, а вы тут про какую-то мистику байки травите.
   - А почему так поздно? Мы что предполётку не проходим?
   - В полёте пройдёшь. А ей - вообще космических туристов гонять не впервой.
   - Волк, с тебя хватит опыта натягивания жёсткого скафандра. При нормальной гравитации.
   - А на взлётную нас что, на крупнотонажке повезут?
   - Губу закатай. И неча нарушать старые космические традиции. Поэтому ножками, ножками… А если хочешь пол километра срезать - то ещё и через лес. Причём дотуда - ещё куда ни шло, а вот наверх…
   Так. Надо мной похоже опять начинают глумиться. Ладно, отвечу… при случае. Там же вроде лифты были… или по крайней мере так в хрониках показывали.
   - Так. А чем робота обездвиживать? В хозяйстве хоть какая-то микроволновка есть? Из которой магнитрон свинтить можно. О волноводе уже и не мечтаю.
   - В хозяйстве где-то поблизости 108 спутник связи на орбите тусуется. У которого телеуправление отказало. Руководство его решило на запчасти - всё равно без дела висит, а затопить без телеуправления не могут. Если найдёшь в нём что тебе нужно - вперёд! Только батареек в нём нет, потому он и мёртвый.
   Мдамс… Всякое у вояк на отечественных помойках находил. Но чтоб целый спутник связи на запчасти подарили… Оцениваю широту души, но вида стараюсь не подавать. Бо помойка сия уж очень неудобно расположена. А до железюки ещё добраться надо будет.
   - Там же солнечные должны были быть. Да и на МКС, кстати, тоже.
   - Ну на МКС их вообще-то давно уже нет. А с того спутника батареями крышу на дачном домике одному генералу покрыли, поскольку свет от ТПшки в трёх километрах проволокой вести было лениво. А спутник скомплектовали тонировочной плёнкой подходящей расцветки. Шутка всплыла только на орбите, когда спутник попытался «батарейку» развернуть…
   - Это бодрит. А чего ещё там не хватает?
   - Да вроде всё есть. Спутник вышел на режим, за трое суток посадил в ноль стартовые аккумуляторы… и тихо откинул лапки, в логах даже о глюке не заикнувшись.
   - Красиво ребята пошутили. Генерал то ещё жив?
   - Ага. Живее всех живых. До сих пор по привычке слушает новости мира у старого радиоприёмничка, даже не догадываясь, откуда в его хибарке никогда не кончается свет.
   - Душевно…
   - Ладно, кончаем байки травить. Собираемся.
   - Мдамс… Только транспорировка… Ню-ню…
   - А ты что думал, в «Сказку» попал?
   - Не, ну могла бы и предупредить.
   - А толку?

   * * *

   Совершенно безобидный периферийный городок, затерянный где-то промеж бескрайних параллельно-перпендикулярных полей, расчерченных на прямоугольнички тоже не менее прямыми в укор национальной традиции дорогами. В России испокон веков не строили прямых дорог. Коммунисты решили сломать эту традицию. Как выяснилось позже, совершенно напрасно. В России нельзя строить прямые дороги. Поскольку с явлением таких трасс слишком уж у многих чесались ручки на таких дорогах зашкалить собственный спидометр. И некоторым даже удавалось при этом не улететь в кювет и не напороться на притаившегося в кустах с радаром «серого брата».
   Коммунисты изжили себя. Бескрайние пшеничные поля - тоже. А вот параллельно-перпендикулярность ландшафта в отдельных районах так до сих пор и осталась.
   Совершенно безобидный периферийный городок с ещё более легкомысленным названием «Мирный». Даже почти не настораживающий ничем, кроме военного КПП на вьезде с поворота чуть в сторону от «гражданского» и более разросшегося города. Обычный городок с обычными людьми. И единственным административным зданием, украшенным со стороны фасада прямо во дворе ракетой в полтора роста «вышки», представляющей из себя модель Курчатовской детской игрушки в масштабе 1:1, ещё с символикой СССР, просто потому, что до носа, где по ободу эта символика нанесена, китайские люльки не дотягиваются. Поэтому перекрасить старую и уже изрядно подвыцвевшую, но тем не менее весьма стойкую советскую нетрезвую красочку практически не представляется возможным.
   Зря они её здесь поставили. Бо где-то я когда-то уже читал, что это стоит не муляж. А запасной носитель, который готовился на тот случай, если бы легендарный шарик с проволочками (победоносно сделавший вокруг Земли три с половиной оборота и безвестно потом затонувший в лучах осветившей его запуском славы) по каким-то причинам не взлетел. А потом надолго был забыт на складе, пока его не списали как канализационную трубу под очередной евроремонт фасада. По совсем уж непостижимой случайности забыв даже слить оттуда ракетное топливо. Помнится в одном из своих особо глумливых синапсов добрый доктор Ливси кого-то из героев своих рассказов даже собирался именно на этой железяке на орбиту запустить. Но синапс так и остался синапсом. А сигарообразная ковырялка так и осталась единственным украшением этого фасада.
   Нас по приезду уже ждали. Но немного не здесь. А на тренировочном полигоне. Люди, в основном военные, копошились около двух стоящих на земле… тоже почти людей. Только со свинцовыми подошвами, суперменонепробиваемыми перевёрнутыми аквариумами с забралами… и прочими всемирно известными ещё со времён отправления в самую быструю кругосветку первой человеческой тушки атрибутами. На железюках что-то усиленно проверяли. И набивали на том, что должно было видимо выполнять роль лацкана прямо вручную трафаретом имена. На одном из скафандров (видимо для международной части экспедиции) было действительно написано имя Kali. А на другом - Dark.
   Видимо шутка про тяжёлые скафандры шуткой совсем не была. К нашему приезду толпа исправно построилась, Дарк отрапортовали об исполнении (интересно, какое у неё звание, судя по наведённому шухеру), а потом нам всем строем отдали честь. Совсем как покойникам.
   Мысль была мрачна. Если это и было шоу, то уже было не совсем понятно, кому и зачем всё это было нужно в столь натурализированном виде.
   Затем была команда «Срочно в санблок»… И такое глумливое-глумливое продолжение «Раздельно!».

   * * *

   Замывшись какими-то не совсем понятными отвратнейше пахнущими веществами (обезжирившими кожу до того, что она стала поскрипывать) и натянув странные сильно похожие на водолазные но из какого-то совсем другого материала комбинезоны (в котором формы черноволосой можно было гораздо обьективнее оценить) мы выползли на солнышко. Правда ненадолго.
   Вобще-то странно конечно называть одеждой массивную железюку, в которую и упаковываться то надо через дверку в спине. Да ещё и вперёд ногами. А иначе просто не запрыгнешь. Не с первого раза, но всё-таки совершив сей замысловатый кульбит, мне всё-таки удалось встать в этом освинцованном гробике как и полагается. То-есть головой вверх. Не ну совсем смешно. Щёлкаю усадку. Внутренняя обшивка скафандра надувается и облегает всё тело довольно плотно. Ну ватник - он и есть ватник. Хоть снаружи и освинцованный.
   Нет, конечно, интересное ощущение, когда тебя грузят краном за шиворот (точнее петлю под крюк) на воровайку, а потом на ней везут с почестями (хоть и напоминая по скорости катафалк). Рюкзак с собой в кабину я конечно с боем, но отобрал (его таким же способом не без глума погрузили третьим), но гидроусилители нам пока (из экономии ресурсов скафандра) включать запретили. "Километров пять пешочком, да ещё и через лес". Ню-ню. Нет, я конечно не злой, но память у меня хорошая. И ведь в самый же неподходящий момент по привычке вспомню.
   Тем временем нас везли. По ещё одной на редкость ровной дороге. Вдоль странно аккуратной лесополосы.
   Когда я уже перестал надеяться, что кроме откровенно глумящихся деревьев нам по этой стороне дороги хоть что-нибудь интересное покажут, лесополоса внезапно оборвалась поворотом вокруг странного едва выступающего из земли сферического бункера.
   За полосой же простиралось громадное, хоть и практически лысое поле. На котором на направляющих стояла ещё одна сигара. Только побольше. С пришлёпнутым к ней как-то лево сбоку спиногрызом-шаттлом. И стекающими почему-то вниз струями вдоль дюз белёсого дыма… уж очень напоминающими по виду столь излюбленный в шоубизнесе жидкий азот…
   Впрочем, насладиться видом нам не дали. Поскольку следуя повороту, воровайка покорно развернулась. И столь же неспешно проследовала внутрь этого странного круга, продолжая скролировать перед нами уже проеханный до этого лес, оставляя тем самым стартовую площадку за нашими спинами.

   * * *

   - Пять километров пешочком, да? - начал возмущаться я уже в голос, когда нас уже сгрузили (всё так же краном за шиворот), перед клетью с виду обычного шахтёрского лифта. Только едущего, видимо, не вниз, а вверх. Пока нам ещё не привинтили на головы по аквариуму.
   - Спасибо бы сказал, сволочь. Раньше тут этой воровайки вообще-то не было.
   - И лифта не было?
   - Не. Лифт был.
   - Ну что, едем?
   - Ты это… Гермошлем сначала надень.
   - Ага. И почувствуй себя грюмошмелем. Нам реактивные ранцы часом не выдадут?
   - А что надо? И вообще хорэ глумиться. Привинчивай голову и лезь в клетку.
   - Не, я конечно зверь, но не настолько же.
   - Лезь, лезь. Рулет не спрашивают.
   Почему-то не дожидаясь, пока меня начнут запинывать, упаковываюсь в лифт. Шлем потом одену. Мда… Жаль что не у одного меня тут саботоны на свинцовой подошве. Хотя может это и к лучшему.
   Навинчиваю «аквариум» только когда надоедает косить под всадника без головы. Тем более что коняки мне тут не выдали, а в кабинке вдвоём и так тесно. Кислород бодрит. Черноволосая ржёт, но вот печёнкой чую - это ненадолго. Закрываемся. Отчаливаем.
   Лёгкое поскрипывание клетки. Периодическое лязгание направляющих по монорельсу. И довольно быстро удаляющаяся земля, которую видно сквозь столь же сетчатую конструкцию под ногами. Странное и сложнопередаваемое ощущение того, как будто лифт этот здесь едет в последний раз.
   Странно. Вроде бы мы проехали лес. Но странный лес. Почему когда мы сюда вьехали там замолкли птицы? Да и люди как-то спешно разбегаются от направляющей подальше, стараясь как можно быстрее укрыться в бункере. Или вообще уехать на машинах, сопровождавших воровайку. С этой странной и (как уже неплохо заметно сверху) округлой выемки, будто бы выжженной прямо в плитах космодрома.
   Тем временем, чем дальше мы едем, тем клетку лифта вместе с направляющим монорельсом как-то всё ощутимее раскачивает. Крайне неприятное ощущение, но надеюсь, что так и должно быть. Эффектней всего ощущается почему-то щелчок направляющей на стыках монорельса. Но по крайней мере по черноволосой пока не скажешь, что что-то идёт не так.
   Когда на предпоследней направляющей мы «перескакиваем» на приличный угол и клеть ненамного (но прилично ощутимо) накреняется, мы ловим весьма своеобразные ощущения ожидания вполне закономерного и стремительного рывка обратно. Нет, одно дело, конечно, когда поднимаешься на 40-й технический этаж в уютной шахте почти в самом сердце здания, где испокон веков стоял сервер федерального Ночного Дозора (в мирном соседстве с серверами Банка Москвы и ещё пары интересных организаций). И совсем другое - когда ту же дорожку преодолеваешь в практически открытой клетке. Это две больших разницы. Тем временем мы выравниваемся с ещё одним не менее открытым сетчатым мостиком. И похоже, не менее резко останавливаемся.
   - Ну что, приехали.
   - Дальше то куда?
   - Ну как куда. Прямо. И направо. А вообще тут только одна дорога.
   - Ага - оцениваю приличную щель между мостиком и «полом» лифта - А ещё вниз. И очень глубоко.
   - Ну разве что если своим ходом. Кнопка то одна.
   Как-то я этого сразу не приметил. Ладно, продолжаем играть по правилам.
   С характерным грохотом и лязгом преодолеваем мостик. Заканчивающийся не менее приблизительным зазором между мостиком и люком шаттла. Почему-то гостеприимно открытым.
   Внутри… Нет, я конечно что-то подобное предполагал, но не так же буквально. Представьте небольшую комнатку (свою например) с двумя массивными железными креслами у стенки. Представили? А теперь входите. Только перед этим разверните её против часовой стрелки на 90 градусов. Не, не, не. Вот так и входите. То-есть прямо пешком по левой стенке.
   - Ну что застрял то в проходе? Укладывайся.
   - Куда?
   - Как куда? Прямо сюда, в дальнее кресло. Улёгся? Ну чтож, пристегни ремни Элли. Над Канзасом намечается грозовой фронт. Так что будет немного трясти…
   - А зачем пристёгиваться то?
   - А затем, что в прошлый раз того, кто не пристегнулся, так по стенке размазало, а кто пристегнулся - ну как живые были.
   Оцениваю чисто Аэрофлотовский юмор. Но вот только что-то не ржётся.
   - А до пояса разве раздеваться не надо?
   - Не-а. Прямо так. Ибо правила не велят.
   - Угу…
   Пытаюсь улечься. В не знаю точно скольки килограммовом скафандре чувствуя себя неповоротливым слонёнком. Даже принять горизонтальное положение - тот ещё квест оказывается. А уж прицельно в кресло это сделать без «вида сзади» - и тем паче.
   - Ну типо лёг. Что дальше?
   - Как что? - грохот и лязг в паузе звучит как музыка - Пристёгивайся. И отпусти ты наконец этот рюкзак.
   - Не-а. Жил со мной - со мной и помрёт. - перемещаю рюкзак «на пузо» и пристёгиваюсь поверх него. Обычной и до боли похожей на всю ту же Аэрофлотовскую защёлкой на поясе. Но только кроме щелчка ещё ощущаю странный пинок «под зад», сопровождаемый взвизгом сервомотора… и еле успеваю оторвать ноги от «земли», наблюдая едущий ко мне пульт, перегораживающий два овальных иллюминатора на крыше, не показывающих ничего интересного кроме ломтика июльского неба. Судя по тому, что вместе с ним едут и иллюминаторы - везут здесь всё-таки меня.
   Судя по аналогичному взвизгу рядом - моя спутница стартует следом. Тем же и по тому же. Охота поглумиться, но пока не над чем. Вижу на боку у пульта (видимо забытый там конструкторами со времён совершенствования дизайна школьных парт) крюк. Видя что крюк здесь тоже на всякий случай модифицировали до карабина, перевешиваю рюкзак туда. А то мало ли…
   - Ну и - Слышу сбоку - Чего возимся? Ключ на старт и на раз-два-три…
   - Какой ещё ключ? У меня его отродясь не было.
   - Так и у меня отродясь не было. А если серьёзно - у себя на пузе посмотри.
   Что-то шутка затянулась. Правда ещё на земле нас предупреждали, что даже пукать в скафандре нельзя. Поскольку гоняется в системе чистый кислород - от этого они оказывается иногда взрываются. Держусь как могу, хоть и провоцирует обратное изрядно горизонтальное положение. Тем не менее, и впрямь вижу у себя на шее странную штуковину на длинной верёвочке в форме ручки буквой «Г» с замысловатыми прорезями на одном из концов. И дырку на пульте перед собой. Вроде подходящих размеров и формы.
   Пытаюсь воткнуть. Не лезет. С другой стороны… третьей… Правильное положение нахожу по традиции самым последним. Слышу щелчок. И только в последний момент замечаю под дыркой (как раз там, где ручка) маленькую красную лампочку. А под прямым углом от неё - зелёную. Почти физически чувствую у себя на макушке прорастание ослиных ушей. Заглушаемое взвыванием вентиляторов сзади пульта… разгоняющих при этом по кабине приличное количество пыли. Теперь понимаю, почему укладка требовалась в скафандрах, но не понимаю…
   - А при чём здесь Канзас с грозой?
   - А при том, что, думаешь, нас просто так в такие рекордные сроки отсюда стартовали? На нас едет атмосферный фронт. Так что если не поторопимся - рискуем повторить подвиг Челленджера.
   - Это бодрит.
   - Ладно, ключ ты я смотрю уже вставил. Так что раз… Два…
   - Три! - резко «подначиваю» я, дёргая ручку, чем заставляя черноволосую сделать то же самое, но довольно нервно.
   - Да не ори! - слышу ответ поверх с уже знакомым жужжанием и «чмоком» захлопывающейся двери, через которую мы сюда входили - Пока в бункере кнопку не нажмут - фиг мы отсюда куда сдвинемся.
   - Дык это… - до меня как-то и впрямь медленно доходит - Это что реальный запуск? Ребята, вы чо? У Вас там что совсем у всех крыши поехали???
   Дальше договорить мне не дали. Потому что вначале нас довольно конкретно тряхонуло… А потом я понял, что именно чувствует таракан, когда на него опускается тапок…

   * * *

   Пребывая в тотальном плющинге как в тумане, слышу где-то в расплывчатом вне:
   - Тридцать секунд. Полёт нормальный.
   - Шестьдесят секунд. Полёт нормальный.
   Как-то на автомате встреваю.
   - Семьдесят лет. Полёт нормальный… Семьдесят три года. Полёт ненормальных…
   - Р-разговорчики! - Голос безвестного генерала где-то за пределами этой странной посудины со всей дури в матюгальник, немного искажаемый эффектом Доплера и быстро утолщающимся слоем нижней облачности несомненно отрезвляет - Вы чо творите в эфире на общей частоте, звери?... Хотите, чтобы над Роскосмосом все радиолюбители после этого потешались?
   Дальше генералу довозмущаться не дали. Его надёжно заглушил довольно мощный маяк. Предлагая очередное достижение отечественной медицины, чья методика заимствована из новейших же достижений, выкопанных из историй болезни отечественной же психиатрией, радиостанция киловаттов в эфир по уже сложившейся традиции не экономила. И мощей тоже не жалела.
   Немного прибивает ностальгия. А ведь на «Мире» был простенький Поляковский «старый радиоприёмничек». И даже на 5-7-9 с земли иногда ловился. На МКС такого удовольствия к сожалению уже давно нету. А жаль. А то могли бы по прилёту адекватно и ответить. Но чего нет - того нет. Мир затонул, присыпав Камчатку с Хабаровском рыжим снегом. Болтанув в своё время эту новость в эфир, радийщики с телевизионщиками даже не могли предположить, насколько эта фраза станет потом пророческой.
   Тем временем вектор гравитации (почему-то не переставая при этом плющить) потихоньку разворачивается и мне почему-то кажется, что меня мутит. Странное ощущение, когда тебя переворачивают, но вроде ты никуда не падаешь. На самолёте такого не бывает даже когда водила (обычно промазав мимо полосы) заходит на второй круг, разворачиваясь достаточно резко, чтобы встать крыльями практически перпендикулярно земле. Вектор разворачивается через голову… и куда-то плавно уходит. Мдамс. Скафандр явно перекачали - заключаю я «всплывая» в этой весьма массивной железюке над креслом и видя свободно проплывающий (почему-то) перед носом (несмотря на пристёжку на карабин) собственный рюкзак.
   Мда… Пристегнулся. А куда собственно уехало кресло?
   Задумчиво кручу у себя на поясе ремень, существующий (как оказалось) как-то отдельно от кресла и замечаю с другой стороны вырванный «с мясом» след от четырёх заклёпок. Только след. И ещё какие-то проводочки. Выпрямляю ноги, но кресла под собой уже почему-то не чувствую. Черноволосая на месте, но почему-то ржёт.
   - У тебя что стул отклеился?
   - Вообще-то это вроде как нештатка.
   - Не. Вот если бы у тебя задница отклеилась - это была бы нештатка. А так - вполне нормальная рабочая ситуация. Нефиг было руками на отлёте размахивать. Или гидроусилители выключить хотя бы. Вот и оторвался.
   Спасибо, что напомнили мне о том, что едем на отечественном транспортном средстве. Но проблему то это не решает. От невесомости конечно с непривычки штырит. Причём так, что до таких глубин просто не напьёшься. Но скафандр при этом существенно мешает. Вернее два скафандра…
   Таак! А вот теперь самому не думать о пошлом!
   - А само кресло то где?
   - Запарковалось естественно. Ты ж от него «отстегнулся»…
   - И как теперь? - замечаю, что несмотря на мои усилия теперешнего «пола» ноги почему-то не касаются.
   - Слушай, у кого из нас по легенде есть крылья? Или тебя тоже учить, как летать? Вспоминаем третий закон Ньютона - и вперёд.
   - Тогда у нас проблема. Бо яблони я тут что-то совсем не наблюдаю.
   - Идиот! Не первый, а третий! Только это… Поосторожнее. - Она выдержала свою любимую паузу для **заведомого запаздывающего предупреждения** - Отталкиваясь, будь уверен, что приземлишься именно туда, куда собирался.
   Очень вовремя. Бо оттолкнувшись одной рукой от приборной стойки, я всё же задней стенки через некоторое время почти достиг. Вот только при этом бешено вращаясь вокруг себя же. Не, очень приятно (запятую сами ставьте). Особенно если учесть, что в закрытом скафандре даже отрыжка не просто неэстетична, а может грозить летальным исходом. А уж когда шарики пота от «аквариума» начинают цинично отскакивать в тебя же - это совсем издевательство.
   В особенности, когда до стенки остаётся совсем небольшое расстояние. Но чуть-чуть дальше, чем можно дотянуться рукой. Ловлю редкое для программиста ощущение себя Виндой. Да, да. Именно зависаю. В тем более обидных сантиметрах от желаемого кресла.
   Рюкзак при этом продолжает тусоваться где-то по кабине, забавно отскакивая от стен. Но до него пока не дотянуться.
   - Ты это… Когда закончишь заниматься акробатикой - скажи. А то через 18 минут мы входим в терминатор, а через 56 - у нас стыковка с МКС.
   - Я кажется завис.
   - Гы! С чем и поздравляю. Эт-то тебе не по лесу шастать! И уж тем более не на вороньих крыльях. Повисишь до очередного поворота - от тебя не убудет. Потом само на стенку кинет.
   Да, а крылья то тут совсем бы не помешали. Бо атмосфера внутри кабины всё-таки есть. А я про неё немножко запамятовал. Вот и недолетел немного.
   - Издеваемся, да? А бросить в меня чем-нибудь совсем не с руки?
   - А смысл? Ты там так забавно барахтаешься.
   - А в лоб?
   - А долети сначала.
   Так. Стебёмся, значит. Только вот на шаттле по любому должен быть модуль атмосферной регенерации (плавают же всякие без скафандра). И судя по лампочкам на моём пульте, он вроде как даже включился. Так. Если я правильно понял, чтобы куда-то приплыть, надо что-нибудь (ну хотя-бы коньки) отбросить. Коньков у меня с собой нет, а вот бошка по любому найдётся.
   Тянусь к собственной шее. Но не чтобы удавиться. А просто чтобы нажать кнопку разблокировки, открывающую замок «шлема» скафандра. Чувствую струйку холодного воздуха у собственного горла. Закладывает уши, но больше ничего не происходит.
   Ну чтож, атмосфера вроде вполне стерильна. Дышать по крайней мере можно. Снимаю «аквариум» с головы уже всерьёз собираясь им запустить глубоко… правда теперь уже вперёд (поскольку видимо мы выровнялись) в черноволосую. Хотя в невесомости конечно довольно сложно определить где низ, но земля по крайней мере (судя по картинке с иллюминаторов) уже где-то у шаттла под брюхом.
   Пр-роклятые рудники! Атмосфера шаттла и впрямь оказалась для дыхания пригодной. Вот только уж больно пыльной. Не удерживаюсь. Чихаю. И тут же получаю ощутимый удар о стенку затылком, ибо Королёв был всё-таки прав.
   Кроме того, достаётся при этом и «горбу». И у меня как-то сама по себе открывается «задняя дверка».
   Нет, а если бы это произошло в полёте? Знаю, что получилась бы надутая через соломинку лягушка. Но мне от этой шутки почему-то уже не смешно.
   Поскольку мне и без того уже порядком поднадоело таскать на себе эту груду хоть теперь и не тяжеленного, но жу-удко неповоротливого металла, cдуваю скафандр и выколупываюсь.
   Да, в комбике конечно же гораздо удобнее. Но вот только замечаю слегка увеличившиеся собственные обьёмы. Это бодрит. Бо либо в шаттле с давлением что-то не так, либо у нас утечка. Чувствую себя немного раздутым шариком. Притом, что самое странное - это даже в чём-то приятно. Но не отвлекаться. Ибо сначала придётся заняться креслом.
   Так. Пр-ровода. Некий безвестный начинающий фантаст, лапками которого мне ещё в очень далёком детстве довелось побывать на планете с искусственно пониженной гравитацией, был чертовски прав. В невесомости действительно крайне неудобно летать. Но зато там не менее удобно плавать. А плавать (даже будучи по жизни рыбой) я всё-таки довольно неплохо умею.
   Но не отвлекаться! Сначала провода, пучок которых остался с мясом и заклёпками вырванным под спинкой кресла. Благо хоть оно тут не складывающееся, как у большинства микриков. Так, значит соединить жёлтый с синей полосой на чёрный, но ни в коем случае не белый с чёрной - на красный. Нормально. В надземном и изрядно синем (даже несмотря на поглощающие ультрафиолет светофильтры иллюминаторов шаттла) свете их конечно очень легко не перепутать. Какой идиот раскрасил провода в такую парадоксальную расцветочку? А чем их вообще зачистить? Бо ближе всего конечно собственные зубы. Вот только ухватиться ими за местную бортсеть мне как-то совсем неохота.
   Вспоминаю про дифилирующий какой-то собственной жизнью по кабине рюкзак. Благо бук в нём лежит в самом «мягком» отделе, хоть мне даже страшно представлять, что же от него осталось. Но полезнее всё-таки то, что я (надеюсь всё-таки) не забыл в него положить свой легендарный Горсветовский фонарик. Свободное плавание вокруг черноволосой то меня, то рюкзака, то кусочков моего скафандра её конечно раздражает, но пускай бобик терпит. Ибо нефиг было стебаться. Не, не забыл. И обжималку не забыл. Замыкаю. Кресло едет, но как только я на него сажусь - пеньки проводочков размыкаются и оно едет обратно. Не, ну это уже издевательство! Я пока оно едет не успеваю проводки «свернуть». А если подьезжает - там уже влезть получается между ним и пультом некуда. Получаю на очередном «проезде» заслуженную оплеуху от черноволосой, бо нефиг садить сервиком бортовые аккумуляторы (которые не резиновые). Получение утяжелённой перчаткой по тыковке непереоценимо бодрит, но притаившуюся под тыковкой до поры смекалку на редкость вовремя включает.
   Цепляю к проводкам вот чес-слово случайно завалявшийся (зачем-то) в рюкзаке огрызок распущенной «на косички» «витой пары» и делаю себе «дистанционку».
   Но как только с этой дистанционкой я всё-таки умудряюсь и на кресло сесть, и замкнуть проводки, после чего вольготно располагаюсь таки перед своим штурманским пультом (тем более вольготно лишь потому, что на мне теперь нет скафандра), мы входим в терминатор.
   По ту сторону терминатора - вообще-то ночь. А у ночи (будь она в скольки угодно километрах от поверхности земли) - свои законы. И тело черноволосой их знает гораздо лучше меня. Вот только она то пока ещё в скафандре, а я - уже нет. И именно поэтому мы теперь просто меняемся ролями.
   И есть ещё одна особенность. Она не может отказаться от собственных желаний. И я это знаю. Ибо так запрограммировано природой.

   * * *

   Ага, опять обломил. Поскольку вот именно у черноволосой (как выяснилось) естественным желанием природой почему-то запрограммировано глумиться. Причём над любыми попавшимися под горячую руку окружающими.
   Обьясняю ей идею с «голландским шаттлом». Она её бодрит, но из скафандра не выколупывает. Жаль. Шутка была бы куда мрачнее, если бы перед шлюзом народ приветствовало два пустых скафандра. Правда тогда можно было бы надеяться и на немного другой эффект чуть ранее. Бо к фокусу с давлением я то уже привык, а вот она - пока не очень. Надо срочно что-то решать. А то когда догоним МКС - там уже полюбому не до того будет. Тюбики у нас пока ещё не летают, но остальное стоило бы всё-таки собрать.
   Пока установил свой скафандр у входного люка. Пущай косит под призрака. Черноволосая ржёт, но со своего штурманского кресла упорно не выходит. А жаль.
   Ладно, не хочет проводить боевое крещение в первый терминатор за атмосферой - её проблемы. Потом и впрямь будет не до того (вот за это я и не люблю собственную склонность к прорицанию). Усаживаюсь в комбике обратно за пульт и делаю вид сосредоточенной работы. Да, да, именно достаю из рюкзака этот самый бук (в очередное издевательство над законами физики, несмотря на закос рюкзака под шарик от Arcanoidа ничуть не пострадавший) и начинаю набивать начало этой истории. А что ещё делать в таком одичавшем игноре? Попутно осваиваюсь с попыткой бука кувыркнуться, а собственной шкурки - от отдачи пальцев незапрограммированно всплыть. Своеобразное ощущение. Ничего не скажешь. Вот только теперь мы меняемся ролями и на сей раз я глумливо игнорирую черноволосую. Поскольку из потока мыслей в состоянии вдумчиво и обстоятельно морочить людям головы меня обычно крайне трудно извлечь.
   Существенно трудней чем некоторых из скафандра. И это наполняет меня неизгладимым блаженством.
   Правда в соседнем окне тихо офигевает гравитационный сенсор бука, столь же усиленно, как я недавно, пытающийся найти, где же здесь всё-таки низ, но функция парковки системного винта ему отключена была ещё на старой Мильковской трассе (где с гравитацией всё ещё более не ровно), поэтому, будучи цинично заложенной окнами, тупая но настырная программа мне даже почти не мешает. Тем не менее, скоро мы входим в переход.
   Слышу по соседству щелчок и знакомое тихое шипение и почти верю, что чудо всё-таки наступит. Нет. Черноволосая действительно снимает шлем… и нервно глотает где-то втихаря заныканный никодон. Мдамс… Контрабандой, значит, балуемся… Конечно же глумлюсь. Но не особенно. Бо в космосе на самом деле особо то не покуришь. Нет, затянуться конечно может и получится (кислород то есть), а вот зажигалка в невесомости поведёт себя как-то ну очень странно. Экспериментировать почему-то не хочется. Долго падать и не слишком хорошо гореть. Не, лесом.
   Хотя и у меня в запасе тоже в одном из отсеков рюкзака завалялась (кажись) пачка Винстоновских Понсов. Сам то я их не курю, а вот поглумиться над окружающими… Кстати, вот они то в невесомости как раз должны работать. Но эти эксперименты пока оставим на потом. Если будет хорошо себя вести. А пока пускай помучается. В конце концов - не одному же мне…
   Впрочем, мучаться недолго. На панели часики, шлёпающие обратный отсчёт. И до удара о борт МКС нам уже осталось существенно меньше получаса. А время, оказывается, летит уж очень незаметно, когда не чувствуешь под собой пространства. Не привыкнуть бы.
   В терминаторе романтично моргают как новогодняя ёлка разноцветные лампочки и экранчики на пульте. Им вторят местами моргающие за иллюминаторами звёзды, несущиеся кажется прямо на нас. На редкость чёткие и яркие. Не изменённые отсутствующей здесь атмосферой. И откуда-то из-за нижней части синеватого горизонта выползает странная конструкция, напоминающая замысловатый трубопровод в форме вроде бы правильной буквы Н… если бы к ней ещё в разные стороны отростков не понаприделывали. Превратив совсем уж в непонятный иероглиф.
   Ладно, раз он уже на горизонте (бо оценить реальные масштабы сего «трубопровода» можно будет только подлетев поближе) - пора готовиться к лучшему. Но не забывать о худшем. Инструкция велит, стыковаться только в скафандрах. Бо были случаи… Но толи русское авось, толи внезапно давшее о себе знать обострение предвидения (хотя странно… МКС висит на 70 км, и сетка тут ловиться уже полюбому не должна) заставляет меня немножко отступить от правил. Бо что-то мне усиленно подсказывает, что нас здесь тоже не очень-то ждут.

   Глюк 4. Орбита-70. Горячий восточный приём...
   
   Удар боком о что-то твёрдое, хоть и был смягчён амортизаторами стыковочного модуля, приплюснул меня к переборке. Заставив опять вспомнить об ощущениях таракана, когда на него опускается тапок. Но несильно. Поскольку внезапно на миг явившая себя гравитация оказалась всего лишь моментом инерции, даже немножко меньшим, чем тот, который заставил упереться в приборную панель ТУшки черноволосую, которая машинально при этом выпустила её тормозной парашют.
   Впрочем, именно он и заставил меня отвлечься. И пропустить начало заварушки. Поэтому первым, что я увидел после открытия диафрагмы люка, была очередь из чего-то мелкокалиберного, но достаточно скорострельного прямо по «астронавту-призраку», заботливо поставленному мною напротив входа. Пуляться огнестрелом в открытом космосе было конечно верхом идиотизма, но видимо кто-то забыл на земле не только предполётную подготовку, но и среднее образование. Впрочем, именно этих секунд вломившемуся и не хватило на то, чтобы сразу оценить за закрытым светофильтром забралом полное отсутствие человека. Ровно на столько, чтобы понимание этого пришло вместе со входом в тамбур… и ударом недостающим нарукавником одной из рук, странно отсутствовавших у этого истукана сначала по темячку сзади… а потом для гарантии им самим - идущему следом под дых. Вылетевший от этого уже в полусогнутом (к этому моменту) состоянии получил дополнительное ускорение в виде волшебного пенделя и отправился (повторяя мой недавний подвиг) к противоположной переборке на потолок, кося под хороший бумеранг. Следующий вылезший получил от души уже кулаком в ухо… но по пришедшейся под удар ушанке и не переводимому ни на один язык мира отборнейше-многоэтажному отечественному мату, я понял, что этот уже был «наш», почти вовремя ломанувшийся на шумок перестрелки.
   На моё счастье в ответ мне клюку ключом на 44 всё-таки не засветили. А ушанка спасла. Это только потом я выяснил у черноволосой, что приветствовать гостей (а в особенности буржуев) в шапке-ушанке и с ключом 42 на 44 в руках было на этом борту русской традицией, привратно понятой, и потому с особым глумом введённой российскими космонавтами в традиции на МКС после просмотра «Армагеддона». Ушанка и гаечный ключ по традиции не покидали борт, не мылись и не чистились, и передавались как переходящие символы власти от экипажа к экипажу с почестями из рук в руки. Исключительно глумиться над буржуями, каждый раз припоминая им этот сюжет «на входе».
   Правда по коленке мне всё-таки им треснули.

   * * *

   Когда к коленке вернулась способность гнуться, а ко мне - более менее адекватно воспринимать ситуацию, черноволосая с русским (который в ушанке) уже во всю вязали получившего от меня подзатыльник иракца. Второй с окончательно сбитой Кали Югой (которая, как известно - центрифуга) при помощи моего волшебного пенделя, вестибюляркой, сейчас усиленно пытался найти где низ, забавно барахтаясь и вращаясь вокруг собственной оси почти в самом центре шаттла. От такого запуска его уже должно было вовсю рвать на родину, но мужик видать оказался с весьма крепким желудком. В общем, пока ещё держался, хотя был уже не в себе. Впрочем, так ему и надо.
   - Что, больно? - спросили у меня
   - Угу. - пытаюсь делать вид, что не оценил глума.
   - Ну больно - не смертельно. Ранения есть?
   - Да он в общем-то не совсем в меня целился - оцениваю вдрызг погромленную «грудь» скафандра. Будь я там - совсем бы нехорошо получилось. - О! Костюм испортил, зараза.
   - Благо что не шкуру.
   - А шкура не совсем на месте была.
   - Ну, видать, раз на раз не приходится.
   - А откуда у него пукалка то?
   - А фиг его знает. Провёз как-то.
   Осматриваю плавающий неподалёку УЗИ. Такой особенно просто не провезёшь. Хотя ни разу ещё не видел их из поликерамики.
   - Смешно. - совсем не смеюсь - А какие ещё сюрпризы нам тут ожидать? Так, просто чтобы особо не удивляться.
   - Ну про наноробота вы уже наверное знаете. Три странных тётки в Токиарии, когда-то занимавшиеся пучкованием микробов, несколько китайцев в Занебесной. Сколько - точно не считали, бо они все, блин, на одно лицо. Те и другие упорно косят под то, что не знают русский. Хотя если конкретно напоить или уронить молоток на ногу - Maybe so be. Вот только японки как-то уж больно плохо напаиваются. Ну и вот эти, которые пытаются всех крышевать. Их бы в наши 90-е…
   - Не выживут, бедняги.
   - А кто их знает? Они ж Клинтоновское «Тогда мы летим к Вам» как-то пережили. Может и нас переживут.
   - С такими понтами - вряд ли.
   - А прокапать их не пробовали для начала спиртом?
   - Это как? Его ж мало.
   - Ну как. Один боцман, дважды по одной синьке пересёкший экватор поведал. Берёшь капельницу. Одним концом в булькалку, другим - в задницу. И можно даже не предупреждать, чтоб не особо дёргались.
   - О! Мысль! Хотя, а как оно потечёт? Гравитации то того, нету.
   От черноволосой рожи сейчас вполне можно было заквасить всё что угодно.
   - А баллончик с углекислотой найдётся? - вспоминаю байку про правительственную газировку советских времён. Ой! Похоже не байку…
   - Та-ак! А кто разболтал?
   - Да так, сам догадался.
   - И откуда ж ты такой догадостливый то?
   - Из под Невероморска.
   - Из подне… откуда откуда?
   - с Камчатки. Только в сумраке.
   - Не, это то как раз понятно. А Егорова Андрея то ты откуда знаешь?
   Упс. Нет, что-то это бесконечное мироздание и впрямь какое-то уж слишком тесное. Если Ворон уже даже в космосе наследить успел...
   - Да так, доводилось по Дороге из Жёлтого Кирпича как-то прогуляться. Что, получается, и тебе привет от него с Той Стороны?
   - Упс.
   - Что? Эффект большой деревни. Тебя то как на полуостров занесло?
   - Что значит как? Я там служил. В МЧСе. Пока не сократили.
   - Угу. "У нас ГО - одно сплошное ЧС". Знаем, помним. Тогда от Эмерсома тебе ещё один квадратный привет.
   - Мужики, я Вам не мешаю?
   Как же мы про неё совсем забыли?
   - Пока нет, но не помешала бы и пара чашек горячего кофе мне и... Ой, забыл представиться. Сергей Фёдоров. Чтобы буржуям не писать для понятливости Sir Grey, можно просто Волк.
   - Антон Стеков. Капитан этой консервной банки.
   - Падла?
   - Мадам, мы знакомы?
   - Так вот ты какой, северный олень! Тогда для тебя вобще можно просто ROM...
   - Не понял. Тебя ж убили...
   - А ты Ливси давно на слово верил? Помогает. Я после того случая с Той Стороны всем приветы и начал раздавать. Так это значит и есть твоя виртуальная тюрьма?
   - Ну не совсем виртуальная. Но уж тюряга-это точно.
   - Так. Значит физик и математик у нас уже есть... Дарк, у тебя что по химии было?
   - Не надейся.
   - А у меня пятёрка. Особенно по взрывчатым веществам.
   - Мам-ма...
   - Не, народ, вы мене только посудину в дребезги не разнесите. А то наслышан тут про некоторых о смешивании Парадокса с Абсентом.
   - Так, а кто спалил контору? И вобще сюда что, ещё и инет ходит?
   - Ещё бы он у этого на его легендарный бук не ходил. Подозреваю, что он тут со скуки всей спутниковой группировкой жонглирует.
   - Ну не всей. У глонасовских что-то с балансировкой не совсем. Весь скринсейвер портят.
   - Тоха, Маньяк с тобой?
   - Нету Маньяка. Отманьячился.
   - Потом покажу. Ладно, народ, кончаем байки в проходе травить. Пошли в гости.
   - А с этим квазипропеллером что делать?
   - А пущай тут пока под вентилятор косит. Всё равно до следующей коррекции ему до ближайшей стенки не добраться.
   - Так это... Шаттл то законсервировать надо поидее.
   - Ну народ пошёл. Ключи из летучки вынимаем и закрываем шлюз снаружи. Консервируем вместе с ними. Проблюётся - выход сам найдёт. Не найдёт - туда ему и дорога. Батарейки надо экономить.

   * * *

   Вот вопль "Такой длинной шеи не бывает" тут будет совершенно лишним. То, что Ромке-Оборотню и впрямь предстоит повстречаться с хакером Падлой ещё раз, да ещё и не где-нибудь а на 70-километровой МКСовской орбите не могло взбрести и в горячечном бреду даже Лукьянычу. У Оксаны от присутствия в такой пёстрой компашке немного срывало крышу. Но это было в такой компании ощущением вполне штатным.
   По сравнению с этими «гостями» нервно курила в сторонке даже весёлая попойка в морге, от которой как-то довелось Волку вовсю проглючиться после женской солидарности между людьми и нелюдьми в его отлупе 8 марта… Бо невесомость позволяла делать потрясающие вещи. Берлогу хакера Падлы я теперь мог вовсю оценить. Бо электронщик электронщика… Вот только повторить не мог, поскольку в невесомости оказывается не было проблем с горизонтальными поверхностями. Поскольку любую поверхность под совершенно любым углом (только если её хорошо закрепить, а ещё лучше - намагнитить) можно было вполне считать горизонтальной. Поскольку, по сути, не было совсем понятно, где тут вообще горизонт.
   Мало того, можно было вообще беспрецендентные вещи делать. Спиртом закусывать, а закуску - вешать прямо на воздух. Причём, что примечательно - даже без применения курева и топора. Но это было не главное.
   Главной проблемой на МКС пока оставалось отсутствие розетки. И с этим надо было что-то решать. Причём пока ещё в вертикальном положении (хоть это понятие и теряло всякий смысл в данной ситуации). Пришлось поделиться идеей.
   Идея была принята на ура… вот только была одна проблема. Бо даже перерытая в прямом смысле вверх дном нора (до летания по всему обозримому пространству всяческого радиолюбительского хлама) позволила найти в её залежах кучу всевозможнейших давно забытых вещей… вот только не находилось там ни одного целого магнитрона. Всё, что могло подойти под задачу, было уже давно расколупано на магнитики (чью неоспоримую ценность я уже поминал незлым тихим страницей раньше), снято палёным со спутников после очередных экспериментов с земли с мощой ещё до перехода на цифровизацию, или вообще не подходило под задачу. В общем, выходило так, что нырять до 108-го борта мне всё-таки предстояло. Но геостационар торчал сейчас немножко в другой точке и до него было ещё полтора оборота по сканирующей орбите. Поскольку в космосе прямой путь был вообще-то не самым коротким. Куковать на спутнике целый оборот (пол сутки) меня как-то не особенно прельщало (кислород в скафандре всё-таки конечен. Да и радиацию не особо то хотелось лишнюю хватать), а коррекцию курса платформы без розетки скомандовать было довольно сложно. Поэтому змея кусала себя за хвост, и вернуть себе здесь розетку можно было только при помощи розетки. Или просто тупо ждать, когда платформа до нужного спутника тупо «намотает клубок» сама.
   Нет, можно конечно было сдвинуть с азимута и спутник. Но только не этот. Поскольку корректирующие двигатели ему тоже (без собственных батареек) было запустить совсем не судьба. Оставалось только ждать трамвая и паять схему, от которой можно было бы запитать магнитрон. И умудряться как-то укладываться в ёмкость всё-таки «засвеченного» для этих целей «пояса Шахида».
   Наноробот же действительно представлял из себя проблему. Поскольку соорудил свой пикет аккуратно между системой регенерации (которая просто подтравливала кислород от самих баллонов без розетки, но при определённой концентрации углерода грозила взрывом на МКС) и шлюзом. И (видать с перепугу) пытался обстреливать оттуда всех, кто даже мимо проходил. Шлюз в японский блок был по коридору несколько дальше, и потому они находились в осаде. И чтобы туда пробраться надо было навыками фигурного плавания обладать. В огибании пуляемых плазменных разрядов, поскольку шкуру всё-таки жалко. У них там полюбому могла найтись и абсолютно бесполезная без реактора микроволновка. Но путь до них сейчас был не менее опасным чем нырок на глубину Мариинки до спутника. Бо пролетать мы будем на 70 км, а спутник висит где-то на 50. Так что если даже мы будем пролетать точно над ним - всё равно придётся «упасть» километров на 20. А это даже по прямой - несколько далековато будет.
   Однако в хламе всё-же обнаружился сифон и остатки капельниц (являющихся неизменным расходным материалом у любого телефониста. Сами знаете для чего). И приличный запас углекислых баллончиков, как гласила байка, приныканных ещё на «Мире». И перенесённых сюда просто потому, что это было дешевле чем их тупо затопить. Поэтому из шаттла сейчас жалостливо буравили воздух какие-то иракские песенки, перемежающиеся так знакомыми вопросами о респекте и уважухе, правда далеко на нерусском языке. Вертикаль там уже давно из виду потеряли. Так что пришлось пристегнуть ребят нейлоновыми стяжками к одной из аппаратных стоек, а баллон с газированной самодельной водкой - там же закрепить. «Газировки» там должно было быть достаточно, чтобы уж по крайней мере они нам до конца полёта не мешали. А нейлоновые стяжки даже натрезвяк без острого предмета и определённой сноровки просто так не размыкаются.
   Черноволосая в этой явно медицинской операции участвовать почему-то отказалась. Поэтому её цинично оставили наводить после «поисков» порядок.
   Я правда тогда даже сам не предполагал, что в этом «порядке» потом ещё долго нельзя будет что-либо вразумительное найти. Но «радовать» этим Тоху пока не торопился. Правда Дарк (как я потом гораздо позже узнал) тоже была неплохим электронщиком. Поэтому разобрано оказалось в итоге вполне профессионально. Хоть и парадоксально местами.
   Впрочем, я опять отвлёкся.
   Чтож, шкура всё-таки дороже, но тем не менее мы не ищем лёгких путей. И поэтому хоть тушкой, хоть чучелом, но до спутника мне всё равно придётся прогуляться. Перепускной шлюз и запас «внешних» скафандров находился в другой стороне. И именно поэтому до него добраться куда легче. А пока стоило осваивать реактивные полёты. Где я взял реактивный ранец? Не, ребята. У вас и впрямь что-то с физикой. А сифон на что?
   Нет, конечно идея слетать до спутника на таком «реактивном приводе» была более чем бредовой. Но как известно, на безрыбье и сам раком станешь, поэтому приходилось довольствоваться чем есть. Известие от черноволосой о том, что мы - конченые психи не дало нам никакой новой информации. А вот в железяку с 20 километров попасть собой точно надо было ещё постараться. И тренировка в этом явно не мешала. Хотя баллончики конечно тоже стоило экономить.
   Японский блок был в каком-то замешательстве, и, как слышно было, тоже что-то усиленно обсуждал. Что обсуждал - было непонятно, поскольку болток сей было слышно не очень отчётливо. И напоминал он мне чем-то попытку как-то посмотреть Наруто исключительно с субтитрами. Вот только с субтитрами тут сейчас были некоторые проблемы.
   На то, что из этого блока так никто и не вышел поприветствовать гостей, мы даже не обиделись. Ибо прекрасно понимали, что там тоже не хотят отхватить свою порцию плазмы.

   * * *

   Тем временем время пролетало мимо иллюминаторов неумолимо. Двигаясь против вращения, из терминатора мы уже не только вышли, но и почти в следующий уже успели заскочить. У МКС была немного странная орбита, поэтому здесь не менее странной продолжительностью обладали и сутки. Но всё это было лишь лирикой. Суровой же правдой жизни было то, что где-то под нами уже выползал из за горизонта уже не раз здесь незлым тихим помянутый 108-ой борт.
   И мне пора было готовиться к своему первому в жизни выползанию в открытый космос. С оч-чень странной миссией. Оседлать спутник, покопаться у него в нутрях… и извлечь и себе немножко пользюков из этого куска радиотехнического хлама.
   Упаковка в очередной скафандр (теперь уже правда не подписанный и с чужого плеча, поскольку мой несколько того… после очень тёплого и гостеприимного приёма уже для выхода в открытый космос немного не годился) заняла у меня теперь существенно меньше времени, чем в прошлый раз. Поскольку во-первых, гравитация не мешала, ну а во вторых, я уже знал как это делать. Черноволосая сильно напрашивалась в попутчицы, но нашим с Тохой волевым и не очень трезвым решением в сией прогулке ей было категорически отказано. Ибо обязанностью женщины (даже на околоземной орбите) было следить за очагом. Полностью функциональный скафандр с полным запасом кислорода был всего лишь один. Остальные надо было заряжать. А компрессорная для этого находилась всё-таки за нанороботом. Что делало эту задачу пока немного невыполнимой.
   Ну а выбор по массе между мной и Тохой был сильно не в его пользу. Потому что если в эту прогулку выползет он - баллончиков с углекислотой нам могло и не хватить.
   В общем, оседлав пока вместо метлы наполненный (для увеличения отстрельной массы) сифон, я вошёл в перепускной шлюз, и приготовился к самому худшему. Кислорода пока хватало, но в запасе у меня был всего лишь час. Иначе платформа уедет от спутника так далеко, что я её просто не смогу догнать. А опоздать на сей поезд мне уж очень сильно не хотелось.
   Шлюз и так пришлось переключать вручную. Именно за это свойство он и находился на российской части МКС. Поскольку только здесь можно было выйти в открытый космос полностью вручную (совсем без электричества), просто дёргая за рычаги, переключая «ручками» клапана и вращая ручки приводных замков. На остальных сторонах тоже имелись свои шлюзы. Но они, заразы, были полностью автоматизированными и без розетки не работали.
   Правда без розетки не работали и насосы. Поэтому компенсацию здесь пришлось тоже делать, стравливая «в пространство» кусочек воздуха. Воздух на МКС был сейчас в дефиците. Но обьём её существенно больше шлюза. А посему грозило это падением давления всего на пару десятков миллиметров. Хоть количество выходов при этом и становилось конечным.
   Впрочем, внутренний люк был уже задраян, воздух стравлен, а внешний - открыт. Впереди угадывался маленькой точкой утыканный антеннами спутник. Тормозить более не стоило. И зажав раструб сифона между ног, мне ничего не оставалось, как надавить «гашетку», и, обрызгав на прощанье родной люк, нырнуть в глубину. И впрямь показавшуюся мне бездной.
   Впрочем, не показавшейся. Ибо у здешнего пространства дна действительно не было.
   Хорошо всё-таки, что на таких высотах уже не чувствуешь пропасти под собой. А опыт перевёрта в крылатых напрочь отучил меня от боязни высоты. И тем не менее, даже теперь от такого перемещения в пространстве, оседлав вместо швабры баллон с газировкой, мне от одних воспоминаний становится не по себе. Впрочем, радует то, что это уже было. Тогда ведь я не знал, что будет дальше. А значит - просто летел.
   В космосе всё относительно. Расстояния большие, углы маленькие. А значит практически не чувствуешь собственной скорости. Вот только глюки иногда случаются. Тогда я счёл, что мне это всего лишь показалось. Всего лишь. Собственный старт со спутника куда-то в сторону за несколько минут до того, как мне предстояло только долететь до геостационара. Ну не мог же я тогда предположить, что и в космосе встречаются места где как-то немного не так ведёт себя само пространство.
   
   Глюк 5. 108 ВД. Орбита-55. В безмолвной тьме.
   
   То, что спутник приближается ко мне слишком быстро, я понял не сразу. Ибо засмотрелся на (как потом выяснилось) собственный старт. В космосе нельзя полагаться на собственный глазомер. В особенности, когда предмет, к которому летишь ни разу не видел до этого в реальную величину. Это расслабляет.
   Даже несмотря на то, что сифон пришлось очень быстро выхватить и практически замыть здоровенное бурое пятно на спутнике, используя его как встречный реверсивный двигатель, посадка на поверхность железюки получилась не совсем мягкой. И благо, что не шлемом скафандра. Пришлось чуть чуть промазать мимо корпуса и изрядно пнуть спутник грудью в заднюю его часть. В общем, получилось немного извилистое приземление как раз в какую-то трубу за стойкой наведения одной из боковых антенн. Это то меня и спасло, хоть и получилось (даже несмотря на амортизацию скафандра) достаточно больно. Удар ненадолго отключил дыхание, но кислород всасывался активней, и это меня спасло. Вот только при ударе я похоже что-то задел… Пространство моргнуло… сбросило цветность… и подо мной вдруг оказалось какое-то совершенно другое небо.
   Это только потом мне обьяснили, что угодил я аккуратно в сопло корректирующего двигателя, «сдвинув» спутник… И если бы на нём правильно работала бортсеть, сейчас витал бы облаком раскалённого газа где-то по орбите. Но спутник был выключен. Поэтому корректирующий движок просто не включился.
   Но сейчас мне было не до того. Поскольку совершенно случайно выглянув из-за зеркала основной антенны, я посмотрел вниз… и обмер, как обмирает любой думер или квакер за миг до того, как стать фрегом.
   Нет, импа в космосе конечно же не было. А вот тупая и достаточно пошло выглядящая головка ракеты была. И отстегнув уже носитель, летела прицельно прямо на меня. До неё было не больше чем мне лететь до спутника. И это несомненно бодрило.
   Не знаю, долетала ли до МКС рация скафандра (для меня эфир сейчас был девственно пуст), но если и долетала - черноволосой стоило заткнуть сейчас уши. Такой вложенной многоэтажности не слыхали даже очень повёрнутые юниксоиды. Головка тем временем зачем-то разделилась на три части… и чем-то мне напомнила шарик из «Дневного позора».
   Я слишком хорошо знал продолжение. И если эта железюка вздумает ещё раз сообразить на троих - остатки окажутся как раз в той самой чашке, за которой я так весело сейчас пристроился. И это будет очень грустно. Чисто инстинктивно и совсем уж жестом из Матрицы я выставляю вперёд лапу и воплю своё последнее «Не-ет!!!». Хоть это и не способно уже ничего изменить при всём моём желании и нежелании. Поскольку это всё-таки (как ни парадоксально на первый взгляд) реальный мир. А не Матрица… Или всё-таки Матрица? Бо если нет - тогда почему получилось?
   Наблюдаю под собой (Да, да, впереди - это под, поскольку все чашки на спутниках направлены исключительно к земле), как не достигая буквально несколько километров, все три спутника заворачивают на какую-то странную, параболическую орбиту. И похоже начинают не менее красиво падать. Самый верхний из них просвистывает под чашку даже настолько близко, что я похоже вижу у него на боку и впрямь треугольник из трёх комет, обрамляющих розу ветров. Глонас, мать его… А ведь могли и сбить, ненароком.
   И только через некоторое время до меня доходит, что если рыбина справа, а спутники полетели налево, то что-то тут совсем не так. Собираюсь уже рявкнуть в эфир ещё пару ласковых в адрес Роскосмоса но от пытавшихся протаранить уже мой геостационар спутников не вижу даже и следа. Идиоты! Геостационары по вращению земли надо было запускать а не против! Какой-то идиот решил сэкономить топлива? Бо по вращению первая космическая - это относительно шарика стационар. А вот против вращения - это тоже стационар. Вот только не относительно шарика. Это практически отвесное пике. А у спутников нет крыльев.
   Оборачиваюсь в надежде увидеть хотя бы след от того, чем это таким экзотическим по мне с земли пальнули. Вот только не вижу ни следа спутников… ни собственно самой МКС, откуда я так благополучно сюда и приземлился. Нет, вы не поняли. В смысле совсем не вижу! И это как-то основательно бодрит. Да и небо отсюда какое-то совсем другое. Не напоминающее картинку из иллюминатора до отлёта сюда совсем никак. А вот это уже как-то совсем бодрит.
   Та-ак! Не хватало мне ещё для полного счастья тут в космосе потеряться. Геостационар то подо мной есть. И висит он(на то и стационар) аккуратно над экватором на 108 ВД. А значит, я отсюда никуда не сдвигался. МКС так быстро смыть с горизонта просто не могло. Если конечно это тот горизонт. В чём я, пока ещё не растеряв фотографическую память, почему-то совсем не уверен. Однако долго мне в раздумьях всё же зависнуть не пришлось. Космос чужд звукам. Но по обшивке вдруг отдался ещё один мощный удар. И со стороны солнечной батареи (откуда-то из под бока) я увидел ещё какой-то взрыв… и кусок космоса заволокло чем-то изрядно бурым.
   Так. Похоже всё-таки зацепили.
   Интересующий меня транспондер находится в чашке, за которой я сейчас прибазировался. Да, да. Прямо в конусе. Вот только прежде чем залезть за зеркало, на которое спутник поидее должен выдавать мощи микроволною в несколько киловатт, я бы сначала убедился в том, что железка действительно выключена. И уж тем более не заработает, пока я буду там ковыряться. Поскольку мёртв то с земли может и мёртв. Но вот только заполучить редкую возможность испытать ощущения бифштекса в микроволновой печи мне тут, даже несмотря на скафандр, как-то совсем неохота.
   Мдамс. Что-то многовато острых ощущений для «просто поездочки на пару выходных»…
   Управление находится конечно сзади, но мне всё равно очень интересно посмотреть, что же это так красиво бумкнуло со стороны солнечной батареи. Спутник обесточен тут (если верить Вадику) уже давным давно. А если так - взрываться тут в принципе давно уже нечему. И вот это собственно особенно бодрит. Тем более что МКС на горизонте всё равно нет. А значит дожидаться нечего. Особо бодрит правда обьём кислородных баллонов в скафандре. Но это тоже ничего. Постараюсь дышать помедленней.
   Главное, чтобы сюда невовремя не выглянуло солнышко. А то тут станет слегка жарковато. Недаром же все выходы в открытый космос проводятся исключительно в терминаторе. И если на Пандоре по поверхности шастать запрещено ночером, то тут - исключительно днём.
   Впрочем, я опять отвлёкся.

   * * *

   А это и впрямь душевное зрелище! Нет, что-то определённо в этой истории мне везёт на встречных идиотов. Но чтобы ТАК…
   Что будет с жабой если её поместить в вакуум? То же, что и со всеми остальными. Взорвётся. А вот на могильном камушке того, кто распластался сейчас по солнечной батарее 108-го борта, уделав при этом не только бок спутника и батарейку, но и кусок ни в чём не повинного близлежащего пространства, можно было бы с гордостью написать эпитафию: «Он не читал Терри Праччета!». И ведь не читал. Иначе знал бы эту простую истину.
   Нет, вообще, конечно, ломануться в открытый космос без скафандра - это было от души. Парня (судя по останкам) размазало красиво. Голову в шапке-ушанке вырвало вместе с куском позвоночника и отнесло в сторону. Так что она теперь плавала в вечном свободном падении неподалёку, явно пытаясь стать искусственным спутником моего геостационара, чуть было не принятая мной за очковую змею, чисто инстинктивно напомнившую мне о том, что парселтанг я тоже откуда-то знаю. Но не суть. Тело разорвало на несколько кусочков, а половина батареи была основательно забрызгана… по-видимому его кровью. Хотя, судя по тому, что от неё мало отличалось содержимое тоже плавающего неподалёку «размотанного во всю длину» кишечника - видимо не только его. Я уже примерно догадывался, что это был за гость, и с какого собственно перепугу его понесло в открытый космос без скафандра. Вампиру Коле, мечтающему вновь стать человеком, тоже немного не повезло с глазомером. МКС действительно должна была пролетать тут… но на 20 километров дальше. Но если это он - где-то поблизости должен был быть и Тот Самый чемоданчик.
   Чемоданчик я нашёл… правда попутно вволю оценив шутку здешнего пространства. События Пальмиры происходили где-то в 2005-ом. Спутник не работал приблизительно с тех же времён. Если пространству угодно было показать мне, что именно тут произошло (а произошло оно, судя по взрыву, именно в данный момент), то спрашивать, хочу ли я знать, какое на самом деле сейчас число на планете у самого себя было как-то бессмысленно. Если не ошибаюсь, осень 2005-го. Как раз финал Визита, вот так, бесславно, и закончившегося. Но когда я вылетал с МКС на дворе был 2012-й год. Это что же, значится длинна пути была 20 километров, а ширина - 7 лет? Причём в прошлое?
   На Земле места с такими свойствами редки, но есть. Их всего 12. Я нашёл 11. Значит 12-ое находилось в космосе… благодаря вот этому самому идиоту, решившему всё земное население оптом сделать магами, но чуть-чуть промазавшему с прицелом.
   Чемоданчик нашёлся быстро. И это кажется всё обьясняло. Титановый кейс (видимо потому и не взорвавшийся следом за его незадачливым хозяином) застрял в весьма своеобразном месте, зацепившись ручкой за шарнир солнечной батареи. И судя по искрящимся под ней проводам - как раз таки и решивший её судьбу.
   Вот только искрение проводов означало, что батарейка всё-таки была батарейкой. Даже боюсь предполагать, отчего запитали домик отставного генерала, если на орбите болталась всё-таки батарейка. Впрочем, это уже не моё дело. Мне тут и без того более «приземлённых» проблем хватало.
   Батарейка была именно батарейкой ещё и потому, что кейс как-то уж слишком прицельно угодил не просто в откидной шарнир. Он перебил кабель, который сейчас (видимо хорошо коротнув) пытался очень быстро нагреться до оранжевого каления. И благо не достаточно быстро (будучи «спасённым» заляпанностью батареи чужими кишками и пока ещё не скончавшимся терминатором) чтобы быть испарённым в то же пространство. Но мне сейчас было не настолько интересно посмотреть, как выглядит тепловая смерть Ровера в условиях открытого космоса. Куда интересней было не стать самому частью этого пожара. Поскольку мало ли чем был напичкан спутник. А некоторые виды химических батареек от такого «тёплого приёма» тоже имеют свойство не менее конкретно взрываться.
   Опыт тушения похожего пожара в моём собственном рюкзаке примерно в те же годы у меня уже был. Поэтому даже не задумываясь над вопросом «Как?» я просто дёргаю за уже оплавленный провод, разрывая столь убийственный для него коротыш. Но правда не получая от этого шрама во всю ладонь, поскольку тут уже рулят освинцованные перчатки. Спутник дёргается… и естественно умирает. Но надо всё проверить.
   Панель сзади. Отвёртка, молоток… разводной ключ, зубило. Не знаю, кто в моём скафандре в прошлый раз именно в таком составе готовил «барсетку» с инструментами, но набор предметов явно не смахивал на работу с тонкой электроникой. Правда спутник был всё-таки советским. Поэтому чтобы открыть технологическую консоль и впрямь отвёртки не хватило. Пришлось немного подстучать молотком и отковырять упорно не возжелавшую откидываться крышку зубилом.
   Старые добрые CDMки (опять CDMки?) в ряд, внизу - блок с не менее добрыми автоматами (они и в вакууме работают?) Часть выбита, часть - в работе. Ещё бы. После такой козы «на одно крыло» в бортсети выбиться должны были не только аккумуляторы. Дружественно чёрный экранчик навигационного контроллера. Вроде всё выключено. Но перестраховаться всё равно не помешает.
   «Ложу» всё остальное в off, принципиально игнорируя на этот счёт мнение навигационных систем. Нет, конечно вполне достаточно было «положить» только передатчики. Но подписать что куда идёт кому-то видимо было просто лень. Поэтому (а что делать?) луплю всё что есть, и ползу на другую сторону тазика ковыряться в транспондерах.
   Мдамс. Смесительный волновод тут больше новогоднюю ёлку напоминает. Отжав не менее жестоко "дверку" на "горбу" у тарелки немного любуюсь на буквально облепленный всякими разными приёмниками и передатчиками со всех сторон волновод сквозь зеркало. С сожалением не обнаруживаю в кожухе "формата скворечника" как-то раз свитого на земле в одном из таких тазиков гнезда. Когда потом после долгого бездействия тот радар решили как-то включить, ремонтников этой микроволновки потом изрядно порадовали два хорошо прожаренных но неощипанных гриля и продуктовый набор вкрутую сваренных яиц. И благо, что перепелиных. Поскольку куриные от такого "заваривания в микроволновке" имеют нехорошую привычку взрываться. Не хуже чем гранаты ФГ1.
   Но впрочем, на нездоровую орбитальную ностальгию я опять отвлёкся. И похоже что совершенно зря.

   * * *
   Так. Мне нужен магнитрон. А он может быть только в BUCе. BUC греется и поэтому (несмотря на полную неэффективность железюки в вакууме) носит на горбу приличных размеров радиатор. Найдя в переплетении волноводов и проводов (в основном следя по высоковольтным) не менее жестоко отвинчиваю нужный транспондер с фланца. Когда-то он здесь предназначался для проброса толстенной трубы в инет на Дальний Восток. Но мой недавный географически распространяющийся знакомый спутал все карты. Не, вру. Инет - это который поменьше в Ку-диапазон. А этот - в Цэ. И должен был работать на зомбоящики.
   Не обрезаю, а аккуратно отвинчиваю высоковольтный провод. Вижу во фланце хвостик Т-образной лампочки магнитрона между двух очень мощных магнитов. Это и есть нужная мне лампа. Казалось бы всё. Можно прицеплять железюку к себе, закрывать дверки и улетать. Но во первых, на горизонте так пока и не появлялась МКС. Ну а во вторых - я сделал пока ещё не совсем всё что хотел.
   Поэтому вместо того, чтобы благополучно покинуть эту железюку, откручиваю весь её Т-фильтр, и в образовавшееся окно от циркулятора забрасываю ещё одну штуковину, которую у меня не «спалили» ни на Земле ни на орбите. С виду это обычная «маленькая» лампа дневного света с двумя катушечками, просто намотанными с одной стороны, обмотанная по концам рулонным фторопластом (излишки которого отправляются на орбиту вокруг спутника, туда, где уже летает чья-то голова). На самом деле - всё не так просто как кажется. И коробочка, из которой тоже тянется высоковольтный провод. Но только к одному её концу. Ну и к катушкам, естественно, кусок ленточного кабеля.
   Нет, контррефлектор конечно перекрывает волновод, поэтому лампочкой этой я не повышу спутнику даже светимость. Вот только это теперь не совсем лампочка. И даже не совсем антенна. Цепляю на блок возбуждения питание прямо от спутниковой бортсети (благо чёрный с красным проводом при любом освещении не перепутаешь, особенно такие толстые). Заталкиваю лампу почти до окна контррефлектора и поджимаю блоком, закрывая получившуюся овальную дыру. Щелей конечно осталось много. Но этот блок не просто так выполнен в железном «скворечнике». В крайнем случае часть излучения уйдёт куда-нибудь в открытый космос. Не убудет.
   Зато теперь (если конечно снова включу спутник) любая волна, какую бы ни излучала вся эта антенна, да и любой сигнал, будет существовать в любой вероятности пространства. Ибо тахионный конвертер заставит излучение существовать везде… и нигде одновременно. А по волновому кабелю принятое обычным транспондером… будет расшифровано. Только не на землю передано, а задано как координаты мира, в котором из другого конца микроскопической чёрной дыры, рождаемой в простой стеклянной трубке, заполненной ртутными парами, из ниоткуда вынырнет этот сигнал. Первозданной мощности. Ибо Никола Тесла когда-то очень мрачно пошутил, не оставив потомкам и следа от этой технологии. В отличии от двух красивейших следов её применения, над которыми под каменной Тунгуской чешут репу учёные до сих пор, не в силах описать, что же это на самом деле было.
   Впрочем, не отвлекаться. Захлопываю крышку и аккуратно завинчиваю. Мне тут ещё спутник стартовать.

   * * *

   Пока я ковырялся внутрях антенны, шарнир всё-таки немного выгорел. Но недостаточно. И поэтому около него уже висела холодная, хоть и достаточно обугленная сопля. Цвета проводов там уже было не отличить (всё по традиции было примотано фторопластовой изоляцией), но что куда должно было быть соединено видно пока ещё было. И это радовало.
   Разжившись в антенне огрызками весьма так нетоненьких проводов я уже мог приступать к коронарному шунтированию. Но надо было куда-нибудь отстегнуть чемоданчик. При этом не заставив стать искусственными спутниками планеты ни его, ни сифон. Технического пояса уже стало немного не хватать, но что делать?
   Соединяю перебитый и потрескивающий статикой кабель. Благо батарея заляпана и освещённости практически нет. На соплях. И на скрутках, конечно же. А где я вам тут на орбите паяльник найду? Нет, можно конечно было и батарейку отвинтить. Но на запитку всей МКС её полюбому тут не хватит, а совсем курочить спутник я тут не хочу. У меня на него другие планы имеются. Кислорода мало и поэтому работать надо быстро. И надеяться на чудо. Поскольку есть лишь один процент надежды на то, что это был мой старт. Но если есть хоть процент надежды, его не стоит сбрасывать. Потому как повторять опыт вампира Коли мне что-то как-то совсем не хочется.
   Скрутки и сопли - конечно же далеки от правил хорошего инженерного тона. Но что делать? Некоторое время это всё здесь всё-таки просуществует. Приматываю резиновой подмоткой чтобы не коротило (благо что ещё оставили). Медленно, поскольку «слоновьи» пальцы не особо то располагают к быстрым операциям. «Крыло» сифоном потом замою. Благо я догадался всё-таки заправить его водой. Вроде всё. Поползли к контроллеру.
   Ага, щазз…

   * * *

   Слегка растерянно отыскивая внутрях вроде бы герметичного скафандра собственную челюсть, я даже на всякий случай посмотрел на манометр кислородных баллонов. И не утешился, а скорее перепугался. Но глюк от этого не прошёл. Нет, я не верю в чудеса (хоть их иногда творю), но летит машина в небеса… Нет в небеса - конечно ладно, но что этим двоим странным железюкам так далеко за стратосферой то понадобилось?
   По-моему здешним орбитальным глюкам тоже стоило бы меру знать. Поскольку если Глонасовские спутники, летящие «против ветра» ещё хоть как-то вписывались в современную концепцию головотяпства, то теперь искусственным спутником Земли стремилась стать какая-то жудкая пародия на полицейский ракетомобиль (в котором угадывался неприкрытый глум над всеми сериями «назад в будущее» одновременно). Но это ещё было ничего по сравнению с тем, что транспортировала сюда это чудо, кося под ракету-носитель обычная советская чёрная Волга… безвестно мохнатых времён. И это реально смотрелось. Нет, ребята, это бесконечное мироздание что-то становится каким-то слишком уж тесным. Вот мне уже чисто из природной дотошности интересно, с чего ж вас всех так тянет вот именно в эту точку пространства? Я вроде вас не звал. И бортсеть пока не включал. А значит тахионика тут пока ни при чём.
   Впрочем, ключевое слово тут видимо пока. Топливо у «Волги» видимо кончилось чуть раньше, чем была получена Первая космическая. Поэтому ещё далеко до меня эти двое разделились. Третий закон Ньютона видимо себя оправдывал, поскольку, как и положено биллиардным шарам, тот кто шёл спереди получил наибольшее ускорение. И почти долетел. Тот кто сзади - не очень. И описывая несколько более крутую параболу отправился обратно, запустив на орбиту похоже явно не рассчитывающий куда-то ещё отсюда двигаться ракетомобиль и подтверждая правоту теперь уже первого закона Ньютона. Почему-то он не собирался запускать собственные ракетные движки. Хотя они у него имелись.
   В кабине все окна были закрыты. Но видимо, не слишком герметично закрыты. Поскольку внутри хоть и пытаясь справиться с управлением, но уже изрядно раздуваясь от жесточайшей кессонки, тоже пытался барахтаться человек. Я уже знал, что будет дальше, но похоже, что пространство всё-таки с завидным упорством не желало, чтобы меня не мучали кошмары сегодняшней ночью. Сейчас он неимоверно разбухнет. А потом будет…
   Взрыв!
   Вижу издалека, как вылетает всё-таки не бронированное боковое стекло из дверки ракетомобиля. И не просто так вылетает. А вместе с рукой (везёт мне в этой дорожке на расчленёнку?). Стеклу не повезло, ибо рука сжимает какую-то странную железяку, фосфоресцирующе моргающую в неверном звёздном свете. И эта рука вместе с этой железюкой… взрывной волной прицельно летит. Причём по всем законам Мерфи именно в меня.
   Ребята, я вам чо, баскетбольная корзина чтоли? Пуляться в меня всякими увесистыми железюками. Мне тут и так непонятно как и не понятно до чего добираться. А вы ещё с чудесами своими… Не, это уже совсем беспредел. Пытаюсь увернуться. Поздно. Получаю под дых географически распространяющимся кулаком с каким-то странным механизмом в охапке. Разноцветье уже не слетает (тупо некуда). Слетаю я. Причём со спутника. И чуть было не без сифона.
   Когда я останавливаюсь ситуация получается более чем идиотская. Кошу под искусственный спутник 108-го борта теперь и я. Причём вращаясь. На ботинке моей левой ноги, зацепившись за него ручкой со мной вращается и сифон. И тут боковым зрением я замечаю в небе иероглиф Н с кучей разнообразнейших ответвлений… и летящего к нему парня.
   Я вижу это своими глазами, но вижу что что-то тут не так. Сильно не так. Парень летит к иероглифу… при этом почему-то собирая вроде бы обязанный ползти за ним хвост водяного пара… зажатым между его ног сифоном.
   Видя этот же самый сифон у себя на ботинке, понимаю, что тут что-то уже сильно не так. И если картинка движется в заведомо обратном направлении, то это значит, что для кого-то из нас в обратном направлении движется и локальное время. А вот это уже как-то совсем бодрит.
   И тут я понимаю, что меня потихоньку начинает торкать. То самое странное ощущение, которое со мной уже было… Как раз тогда, когда я ещё летя в шаттле сюда… вдруг вздумал выбраться из скафандра.
   Ловлю очень нехорошее предчувствие. И оно меня не обманывает.
   У дайверов-глубоководников есть очень странная примета, не раз спасавшая таким моим знакомым жизнь. Когда тебе вдруг становится слишком хорошо - это верный признак того, что срочно надо настораживаться… и драпать от этого места подальше. Ибо без разницы, затонул ли ты слишком глубоко, заночевал ли в сугробе или потерялся в открытом космосе… именно с этим ощущением и приходит Бледная. Да да, та самая. В балахоне и с косой.

   * * *

   Наблюдать за собой любимым, в обратном порядке ворочающимся на МКС мне сейчас совсем некогда. Ибо минуты, а может и секунды сейчас похоже решают всё. Тренированным (но не настолько, чтобы так уж легко согнуть довольно жёсткий скафандр) прессом, пытаюсь сложиться пополам и достать с ноги сифон, который сейчас видимо является моим единственным билетом обратно. И ограниченным временем. Поскольку если он отцепится и сохраняя момент импульса, как тот ракетомобиль, вздумает улететь в неизвестном направлении - не утащит меня отседова уже никто. Поэтому медленно и стараясь не отцепить, подтаскиваю его к рукам. В последний момент он всё-таки срывается. Но улетает, благо, уже всё-таки в нужном направлении.
   А вот под его ручкой в ботинке обнаруживается уже маленькая и почти неощутимая… но всё-таки дырочка. И это уже хуже. Гораздо хуже. Поскольку именно в неё сейчас стекает вместе с давлением из скафандра… моя собственная жизнь. И как бы это ни было чертовски приятно, но это стекание надо срочно остановить. Пока ещё не стало совсем поздно.
   Дырка есть дырка. И её конечно можно заткнуть. Вот только долго затычка увы не удержит. Поскольку давление внутри гораздо больше давления снаружи. И любая пробка вылетит отсюда пулей, как только давление вздумает прийти в норму. Дырку можно заткнуть. Но заплатка должна быть изнутри. А там её нет. И это грустно, поскольку пальцем я до неё не достану.
   Пытаясь «надышаться перед смертью» трачу кучу подмотки. Но это всё равно не спасает. Резина надувается как мячик, но не может давления удержать. Правда надувается она всё-таки медленно. Что процесс, надеюсь, хоть как-то отсрочит.
   Под остатками руки угадываю промятый вглубь кислородный контроллер. А это уже хуже. Поскольку вот теперь я уже точно не знаю, сколько мне здесь осталось дышать. Или жить. Хотя какая мне сейчас разница?
   Железяку оставлять не стоит. Но я её и не оставлю. Ибо вместе с куском руки она аккуратно впечаталась мне под дых, изрядно вмяв с одной стороны «барсетку» с инструментом. И похоже прилепившись к ней чем-то тоже вроде магнита. Подтягиваю сифон… и собираюсь уже отправляться к спутнику… когда из-за границы родного голубого шарика, со стороны, в которой моря больше чем суши, выглядывает первый… и почему-то зелёный солнечный луч.
   Зелёное море напросвет через безоблачное небо. А это красиво! Вот, значит, как рождается тот самый легендарный вестник, в морских байках всех стран знаменовавший возвращение какого-нибудь бродяги среди морских пучин обратно к нам из Мира Мёртвых. Луч являет себя и касается меня, спутника и его батарейки. Пока ещё не слишком яркий. Я любуюсь им даже несмотря на то, что жить мне осталось возможно не больше чем пол часа… и слишком поздно замечаю, как у «мёртвого по прибытии» спутника дёргаются «влево вправо вверх вниз» наводящие движки антенны. И замечаю только раскрутку подгоночного конуса на её контррефлекторе. Почти вовремя. Ибо в следующую же секунду спутник видимо определяет, что его тут изрядно подвигали, навигационный контроллер щёлкает рэлюшкой зажигания… и спутник даёт корректирующим двигателем довольно резкую команду «вбок». И благо что движок этот со стороны, противоположной от меня. Иначе было бы крайне неприятно. Правда, видимо, мне это ещё предстоит. Поскольку вместо ракетных газов в меня теперь летит уже сам спутник. И благо, что не слишком быстро.
   Опять шлёпнувшись о борт уже вовсю корректирующего себя спутника, стремительно переползаю на уже стремящуюся уехать прямо так открытой его заднюю стенку. И откинутую крышку как раз там, где стоит его навигационный контроллер. Поскольку если он даст реверс, долетев, как раз на ту сторону, с которой я сейчас приполз (а чтобы остановиться на градусе подвеса ему придётся его дать), то меня отнесёт отсюда очень далеко. И тогда мне уже даже сифон не поможет.
   Зацепляюсь за дверку и ставлю уже многое тут повидавший сифон внутрь. На перемещающемся в коррекции обьекте надо ещё уметь удержаться. На МКС я приполз с востока. Значит сейчас она на запад и уходит. Хотя нет. Если на ней сейчас время движется в обратном направленииш, то идти она должна на восток. А значит и нам надо идти на восток. На сифоне мне станцию полюбому не догнать. А вот на спутнике - можно попробовать.
   Так. Навигация. Экранчик зажёгся. CDMки на моё счастье пока тестируют свои флэшки и ещё не собирались включаться на передачу. Скоро здесь конечно станет жарковато, но я собираюсь отсюда к этому моменту уже свалить. Так. Упс… Логин есть. Но есть и пысворд.
   Думать надо быстро. Какому идиоту вздумалось запаролить локально консоль, до которой и так без скафандра с шаттлом не доберёшься я не знаю, но шутка хорошая. Оценил. Хотя есть одна идея. И есть один идиотский пароль. Вариант конечно один из одного, но стоит попробовать. Так. Пэ, ухо, пятьдесят пять… Упс, походу прокотило.
   Да, будь у ребят из Роскосмоса чувство юмора менее одноатомным - был бы сей борт и моей весёленькой могилкой. Но однако же, не судьба. Так. Погрешности, баки, соседи, широта долгота подвеса… Ставим 136,6 ВД. Ну и примерно 85 СШ. Чтоб 140-му динозавру без надобности не мешать и антенну на земле слишком сильно не ворочать. Кстати, с этой точки сию легенду зомбоящикостроения даже невооружённым глазом должно будет быть видно. Так, ввод, запись… И теперь главное держаться крепче.
   Спутник не стал дожидаться ухода на 108-ой градус и врубил реверс сразу же. Меня занесло в проёме посильней, чем когда автобус резко давит свой стоп-кран перед озверевшим вылетевшим под колёса пассажиром. Тормознул на координате… но вовсе не собрался на этом останавливаться. И благо стойка, висящая у меня перед носом всё-таки была закреплена достаточно жёстко. На чёрно-зелёном, хоть уже и плоском кристаллическом экранчике я видел вдруг замершие, а потом всё ускоряясь побежавшие циферки изменяющейся широты и долготы. Раз в пять секунд. Ибо тут тоже сверялась «по соседям» такая же самая джипиэска.
   На земле, на всех джипиэсках, включенных в навигацию доселе вечно красная точка под жизнеутверждающим номером 13 вдруг стала зелёной. И не только стала, но и неожиданно пришла в движение. В совершенно непредвиденном для неё направлении.
   ЦУКС поймал непонятный маяк. Маяк утверждал, что в небе вдруг появился и ожил давно затопленный спутник. Но не успела навестись на него здоровая девятиметровая тарелка и «защёлкнуть» управление навигационным контроллером, как спутник вдруг шустро изменил направление и не менее шустро смылся с горизонта в совершенно незапланированные координаты.
   Не верящая в привидения, но до этого хорошо отметившая день космонавтики смена персонала, разумно решила, что тарелку просто перебатонило. А привидений в спутниковой группировке не бывает. И поэтому не стала сообщать о вдруг непонятно как выползшем из Мира Мёртвых клоне, сочтя его глюком. И (как выяснилось позже) совершенно напрасно.
   Лететь до точки ещё где-то минут десять. Разгон уже отключён а до торможения ещё есть немного времени. И мне что-то очень не хочется чтобы с земли тут немного пошалили в ответ. Ну а поэтому что делать? Правильно Настройки-Дополнительные-Безопасность-пароль управления-Администратор-смена-Пэ-Ухо… - Десять цифр-ухо-три буквы. Два раза. Оператор-смена-то же самое. Всё. Остальное, если повезёт, с земли подправлю.
   Одна из CDMок щёлкнула рэлюшкой и зажгла красную лампочку TX и ошибку BUC. Ещё бы. Её BUC прицеплен к моей барсетке. Но всё таки включила питание по кабелю. Прицепленное к кабелю устройство поняло это немного по своему, и, пискнув высоковольтным трансформатором, зажгло в неоновой лампочке странный извивающийся ультрафиолетовый шнур. Как раз в центральной части канала. Потом простенький восемнадцатилапый контроллер проверил и собственную флэшку, запустил программу и выдал на катушечки частоту. Тоже с того же трансформатора, вот только чуть чуть повёрнутую по фазе. И шнур в лампе вдруг свернулся в сжимающуюся спиральку. С маленькой, но очень яркой точкой на конце. Кружочек с номером 13 снова стал красным. Вот только при этом GPSки смогли заработать и в других параллельных реальностях, в которых спутниковую группировку вообще никто бы и не додумался запускать. Вот только это была уже совершенно другая история.
   Для меня же здесь теперь время «снаружи» замерло, чуть подёрнулось… И неохотно пошло в обратном направлении. Если бы GPS мог понимать наличие разных сигналов от двух одинаковых спутников одновременно, он бы показал, что точка с весёлым номером 13 сейчас раздвоилась. Но обычные гражданские навигаторы не рассчитаны на такие шутки. И именно поэтому где-то на просторах от Москвы до Пензы сейчас просто тупо упало всё позиционирование. Но ненадолго. Не более чем на пол часа. И я сильно надеюсь, что никто при этом не вздумал по навигации взлетать или садиться.
   Зря надеялся. Но я об этом пока ещё не знал, получив сейчас редкую возможность обернувшись наблюдать парадокс близнецов воочию. Как всего лишь на скорости очень близкой к удвоенной первой космической сейчас от меня стремительно отдалялся я же… на этом же самом спутнике. Только в обратной временной петле.
   Впрочем, эта временная гантелька была слишком уж далеко от земли. И временной парадокс, который явил себя только что ни на какие события на земле повлиять в общем-то не был способен.
   Впрочем, отвлекаться было уже рано. Поскольку на горизонт уже выползал из-за «этой неземной синевы» видимый достаточно издалёка 140-й борт (этого динозавра по размеру можно было узнать сразу). И где-то наверху пересечённую орбиту нарезал всё тот же сильно инкрустированый иероглиф буквы Н. Где должен был находиться столь родной портал. Не менее родного русского блока международной космической станции.
   Чтож, пора было брать сифон и отчаливать. Спутник в координаты встанет и сам, а мне кажется уже сильно пора на МКС.
   Забираю сифон. Наживляю буквально на один болт (вот оно легендарное русское «Авось») крышку, просто потому, что на движущемся обьекте надо хоть за что то держаться… и обдав из него как-то очень быстро испаряющейся в вакууме газировкой окровавленную батарею теперь уже 136ого с половиной борта (и да будет так) с дополнительным ускорением отклоняюсь от его траектории наверх… и в сторону сближения с «иероглифом».


   * * *

   Я не успел. Почти чуть чуть. Станция была уже близко, когда я почувствовал, что медленный, но освежающий холодок у горла вдруг иссяк. Вот так это всегда и бывает. Кислородные баллоны кончились в самый неподходящий для этого момент. Время остановилось, поскольку ему уже не к чему было стремиться. Сколько вы сможете прожить не дыша? Хотя бы секунд сорок? Наденьте на голову целлофановый пакет и попробуйте. Хотя нет, лучше не стоит. Ведь вы же ещё хотите жить?
   А сколько можно прожить с пустыми кислородными баллонами в чуть чуть разгерметизированном скафандре? Ещё меньше. Поскольку как только кончается кислород, в нём начинает медленно, но верно падать давление. Сначала у Вас закладывает уши. Это нормально. Но потом Вас начинает раздувать. Это приятно. Чертовски приятно. У Вас начинают расти руки и ноги. Потом начинает закипать содержимое желудка. И кровь. Вам становится сытно тепло… и чертовски приятно. Вот только происходит всё совершенно наоборот. Поскольку пытающиеся расшириться участки тела «с воздухом» растягивают кожу, но увы не могут сжаться обратно. Пытающаяся закипеть кровь стремится наоборот остыть. И вы слишком поздно понимаете, что больше не можете дышать. Вы перестаёте чувствовать поверхность своего тела (потому что нервы отдаляются от поверхности кожи) и отмирание собственной кожи доставляет Вам наслаждение, которого Вы не сможете добиться ни от одного наркотика. Вот только вы очень поздно понимаете, что это и есть шаг за край. От лёгких по телу разливается волна приятного… чертовски приятного тепла. Хотя на самом деле вы осознаёте, что они превращаются просто в кусок безжизненного мяса. А потом у Вас закипает кровь и начинают лопаться сосуды. Но вы этого уже не чувствуете. Потому что для Вас наступает тьма, невесомость. И странное блаженство. Вот только Вы слишком поздно понимаете, что за этой тьмой Вас больше не ждёт уже совершенно ничего. И тогда Вас накрывает непреодолимый звериный ужас. И только тогда Вы понимаете, что уже всё. Конец. Этот ужас настолько силён, что не позволяет проснуться. И всё же позволяет вынуть себя из лап затянувшегося кошмара. Но только тогда, когда есть куда просыпаться. Именно потому, что «куда просыпаться» в один весёлый момент вдруг может и не быть…
   И именно это в этом кошмаре (вероятность того, что он для Вас - и впрямь последний) и является самым страшным.
   Щелчок собственных саботонов об обшивку МКС я не услышал. Но ощутил. И не увидел. Потому что следом за этим меня и накрыла Та Самая Тьма.

   Глюк 6. Орбита 70. С похмельем…
   
   Ну почему так больно то?
   Просыпался я медленно. И пока ещё не совсем понимая, куда именно я просыпаюсь. Ощущения низа по прежнему не было и поэтому можно было догадаться, что если моё тело (которого я пока не ощущал поверх пронзающей всё жудкой боли) ещё существует, то пока ещё всё-таки на МКС. Да и себя бы я не ощущал. Но был один островок сознания, на котором всегда было всё спокойно. Что бы ни происходило с телом.
   Именно на этом островке вне пространства и времени, существовавшем ещё с тех времён, когда мне как-то в самый первый раз пришлось нырнуть За Грань (и чем собственно я, как тогда выяснилось, от всех остальных и отличался) мне сейчас и приходилось «отсиживаться» покуда реальность вовсю глумилась сейчас над моей внешней шкурой. Достаточно похоже на то, что обычно происходит с попадающим в такую переделку.
   Зрение пока не включалось. Кожная чувствительность - тоже. Сейчас я просто висел внутри безжизненного куска мяса. Почти безжизненного. Но в том и было различие. Что я там ещё висел.
   XLife axon remote system.
   Signification: On Run…
   Золотистая строчка висела поверх непроницаемой тьмы и кое что означала. Спутник встал в заданную точку и включил недостающий транспондер «на передачу». Странная сигарообразная палка полутора метров длинны, аккуратно пристроившаяся под пилоном одного из неприметных жилых домов, поймала странный сигнал. Как будто от рядом находящегося устройства. Висящий рядом в герметичной коробке транспондер опознал почему-то правильный ключ сети, а стоящая пятью этажами ниже машина в «посыпавшемся с UpLinkа» вроде бы псевдослучайном пакете - гамма-си преамбулу. Машина уже давно не выполняла функции трансвременного контроллера, но программка, правильно реагирующая на такой запрос на ней всё-таки на всякий случай была. Комп послушно хруснул винтом… и запустил один единственный исполняемый модуль из папки /sbin/timex/atan.
   «Дозоровская» сеть не может достать от земли дальше 30 километров. Но когда до неё 70 - 50 лучше всего срезать по тахионике.
   Регенерация подключена. Структура тела загружена. Ну а теперь самое время перепугать.
   Первым восстанавливаются биоритмы мозжечка. Сердечный ритм. И дыхание. Почти незаметное ничем, кроме «техники». Таково состояние сомати.
   Тело повреждено. И сильно. И именно поэтому не «стартует». По крайней мере сразу. Но воздух есть. А значит - я уже как минимум «на борту».

   * * *

   Черноволосой в предбаннике предстояло «куковать» ещё около восьми часов. Втащенное в шлюз буквально за шкирятник тело почти не подавало признаков жизни. Но некие очень специфичные знания, о которых ни строчки не было написано ни в её личном деле, ни уж тем более - в должностных обязанностях (ибо написавшему это светила прямая дорога в лучшем случае в "гагаринку", потому что в худшем - вобще в "кащенку"), точно указывали черноволосой, что не всё так просто и в этом мире. Товарищ был ещё "закреплён" в этом теле, хоть этого в принципе и не должно было быть. И именно поэтому она впускала в шлюз "атмосферу" станции... Как можно медленнее.
   Жизнь в теле была. Но что-то ещё изменилось. Не в ней и не в нём. Что-то изменилось в самом пространстве. Незримо, но существенно. И принципиально.
   И ещё. Сунувшийся на сифоне, как на метле, в открытый космос был конечно таким конченным психом, коих ей наблюдать пока вовсе не доводилось. Хоть её и предупреждали об этом. Но вот именно сейчас, когда и что и чем сделать уже было на борту, и в общем-то для решения задачи можно было обойтись и вовсе без него, ей по какой-то совсем иррациональной причине меньше всего хотелось вот именно сейчас, и, надо сказать, довольно глупо, его потерять. Просто потому что.
   Рациональная логика подсказывала поступить "как всегда". Но "как всегда" можно было поступить только как истинная сволочь. В её, натянутом наспех первом попавшемся скафандре тоже были (изрядно недокачанные) кислородные баллоны. И они тоже могли кончиться чуть раньше, чем было нужно. Но если она сейчас откроет впуск на полную, то через пол часа тут просто будет висеть жмурик, вовсю набитый тромбами собственной же свернувшейся крови.
   И в конце то концов... Не зря же она, наверное, выпрыгнула за ним в открытый космос по первому же щелчку об обшивку магнитов в его подошвах. Как-то догадавшись, что что-то в его возвращении было совсем не так. Ведь нас и так тут мало осталось. И если тут ещё придётся устраивать орбитальные похороны... То стоило ли оно того?
   Её учили жертвовать. И не особо церемониться "с человеческим материалом". Сейчас тоже можно было пожертвовать. Вот только лично для неё сейчас в настолько явной форме именно эта жертва была несоизмерима с результатом, что так наглядно показывала сейчас суть её нынешней работы. И эта наглядность вселяла ужас.
   Кто-то когда-то на земле назвал это состояние "синдромом медсестры". Но для неё сейчас это было чем-то большим. И тело, висящее сейчас в продырявленном скафандре лишь с каким-то чудом не взорвавшейся черепной коробкой, ей сейчас по какой-то необьяснимой причине было нужно. И нужно было среди живых.
   И именно поэтому она сейчас ждала. Терпеливо ждала. Слишком долгий процесс, который хоть чуть чуть повышал и без того поредевшие шансы. Хоть и пребывая в уверенности, что ей совершенно не обязательно вместе с ним умереть (они сейчас были с ним на совершенно разных уровнях материальности), но уже далеко не уверенной в том, что если он всё же (не слыша и не видя её) решит шагнуть за край, то она сможет спокойно с этим жить.
   И поэтому она терпеливо ждала. Свой один шанс из миллиона.

   * * *

   Так, структура тела подгружается по мере необходимости. Микроструктуры регенерируются из "подручных" разрушившихся клеток. "Сохранке" собственного тела на вроде бы обычном и почти монолитном кубике высокотехнологично обработанного кварца два на пять дюймов, засунутом в странный прибор, чем-то больше всего напоминающий муфельную печь своим "маленьким окошком посередине" весьма увесистой железной коробки, было уже как минимум лет десять. От муфельной печи железюку сейчас отличало лишь то, что стеклянная матрица сейчас по прежнему оставалась холодной. А по её нутрям сейчас носились в казалось бы хаотическом танце три лазерных луча, то и дело зажигающих очень яркие точки на их пересечении. Вот только происходило это под плотной и непроницаемой крышкой, закрывающей доступ не только от посторонних глаз, но и от внешнего света. Ибо слишком уж критичной была информация, которая была на этот "кристаллик" записана.
   Более поздней записи "шкуры" просто не было. Поскольку оживать мне до этого уже давненько не приходилось. А просто перезаписывать матрицу мне не хотелось ещё больше. Поскольку когда создаётся такой кристалл - тело фактически пересобирается на молекулярном уровне, хоть и передаётся всего лишь в ту же транспондерную кабинку насквозь через перегородку сканера, чем-то напоминающую поршень увеличенного до полутора человеческих ростов обычного стеклянного шприца. «Оцифровка» занимает несколько часов, а «образ» - несколько сотен террабайт. А это вобще-то очень больно.
   Информация не архивируется и записывается "как есть". Именно поэтому взяв кристалл в руки и посмотрев "на просвет" по картинке, "замутняющей" его из пупырышков коллапсоров, несложно угадать, чьё именно на нём записано тело. И я сейчас мог лишь надеяться, что в кристаллографе торчит именно нужный "кубик", и тело там всё-таки записано моё.
   Перед вылетом мы конечно проходили медицинские тесты. Но слишком поверхностно. Иначе бы медиков не могло не насторожить явно избыточное (процентов на 15) содержание в крови углерода. А ещё больше бы насторожило присутствие там нерастворимых соединений кремния, мышьяка... И прочих интересных элементов, которым в биологическом теле не полагается быть по определению. И не зря. Ибо с давних времён (ещё задолго до того, как это правило действительно обрело свою актуальность) существовала традиция - не притаскивать на борт никаких альтернативных форм жизни. И уж тем более - не притаскивать их на родной шарик с борта.
   Эта форма жизни была конечно насквозь техногенной. Но это ничего не меняло. Как-то один очень известный фантаст, прознав про технологию, пустил байку о её зарождении на одной из газопылевых звёзд. Я не стал тогда опровергать эту байку, даже точно зная, что «звезда», на которой действительно зародилась эта форма жизни, всегда повёрнутая к родному шарику лишь одной своей стороной, выползет из-за горизонта чуть позже, чем наступит очередной терминатор.
   Космос фрактален. А значит в нём всё повторяется, включая в каждой части копию самого себя. И точно так же, как из соображений минимизации потребления ресурсов на земле когда-то вымерли динозавры, уступив шарик более мелким тварям (одна из которых как-то подняла с земли палку, примотала к ней камень,... Ну а дальше Вы и сами из школьного курса знаете), хоть и более компактные и твёрдые, но всё же вынужденные таскать на себе своё монолитное тело и довольно неплохо по этой причине отлавливаемые и убиваемые силикоиды, с появлением на собственном голубом солнце технически развитой (а значит - представляющей опасность) цивилизации, тоже вынуждена была эволюционировать. И "саморазобравшись" на существенно более "мелкую дискретику" наноорганизмов, способных динамически соединяться в любую абсолютно гибкую и сверхтекучую микросхему, создали то, что незлым тихим помянутый тут парой абзацев выше писатель-фантаст поименовал когда-то рассой Куаль-Куа.
   Ползало пару ведёрок такой когда-то отловленной и успешно перепрограммированной наносхемы и в моём нынешнем организме. И именно сейчас в абсолютно разных его частях на редкость синхронизированно и параллельно, начиная от основных внутренностей и систем жизнеобеспечения, эта самая текучая наносхема его успешно реконструировала. Правда по сохранке десятилетней давности. Но это ничего. Схлопатываю очередную процедуру омоложения. А что делать? Ведь это ж сейчас полюбому лучше чем если бы по предыдущей технологии сейчас где-то на земле мне бы было опять ноль лет?
   Правда я уже потерял счёт таким вот "холодным перезагрузкам". Как и временным петлям, в которых мне доводилось бывать. Поэтому по последнему паспорту мне 35. А вот сколько мне на самом деле лет - пожалуй не отважится предположить никто. Благо сознание всё-таки сохраняется в другом месте. Вот только ему тут всё равно никто не поверит.
   Но не будем о грустном.
   В отличии от тела, сознание на всякий случай хранится поближе. И маленькая кремнийорганическая пирамидка, укоренившаяся на теменной косточке, создав своеобразный пупырышек, неплохо прощупываемым отростком там, где головной мозг соединяется со спинным, всего лишь на четыре с половиной терабайта, питавшаяся электрохимически от того, где стоит, сейчас и являлась, по сути, моим собственным сознанием. Пирамидку не смог бы расколоть вакуум. Она для этого слишком твёрдая. И когда отказывала шкура (а такое хоть и нечасто, но всё-таки случалось) кристалл вполне адекватно перехватывал функции мозга. Ну и зеркалировал память в остальное время естественно. Так, на всякий случай.
   Технология, любезно одолженная у матрикат (правда совсем не спросив их согласия), себя вполне оправдывала, хоть «пирамидку» тоже несколько раз палили уже электромагнитными волнами. Но тогда функцию резервного контроллера и кристаллографа принимал на себя сам мозг.
   Впрочем, этих технических нюансов черноволосой знать не полагалось. И поэтому я сейчас внешне просто зависал в коме, цинично наблюдая за происходящим её глазами (поскольку свои были немного не в подходящем техническом состоянии, чтобы что-то наблюдать, а другой видеокамеры в шлюзе не находилось). Но пока не вмешивался и никак себя не проявлял. Я так уже когда-то делал в 2002-ом, когда и лишился, по сути, собственной волчьей шкурки. Тогда мне пришлось вмешаться. И человек сам не понял, что произошло. Но не сделал при этом ни одной, вполне способной стоить и ему жизни ошибки. Сейчас вмешиваться не требовалось. Всё происходило совершенно естественно. Хотя и долго.
   Поверх же "картинки" с чужих глаз, занимавшей лишь кусочек зрительного пространства, была ещё одна картинка. Где в среднем (жёлтом) слое сейчас ваялся жудкий микс из красной зоны (по которой, встреться она кому-нибудь под видом томограммы-можно было ставить сразу несколько летальных исходов) и зелёной, которая немного отличалась «от исходника». Зелёная и красная потихоньку стирались. По жёлтой же проползала странная синяя зона, которая собственно и «выполняла» функцию преобразования. Нервных окончаний это «облако» коснётся только последними. Потому что иначе анафалитика обеспечена. Правда и так не факт, что тело «стартует» с первого раза.
   Мозг на редкость не был повреждён, хотя поидее должен был при таком «аккуратном отношении» вылезти из ушей. Это радовало. Поскольку с остальными внутренностями куаль-куа справится и сам. Правда может и поглумиться. Но на этот счёт как раз и существует бакап на кристалле. Дома - точно.
   Правда до дома надо ещё добраться. А для этого - как минимум ожить. И как можно быстрее.

   * * *

   Так, а вот сейчас - самый неприятный момент. «Cиняя» зона уже распространилась почти до поверхности тела. Оставаясь при этом «опекать» ствол спинного мозга. Несмотря на своё вконец «каменюжное» происхождение (силикоиды сильно обижались на это определение, исконно считая его верхом расовой дискриминации) Куаль-куа понимал, как чувствует себя человек с практически содранной кожей. И именно поэтому коммутацию спинного мозга собирался включить лишь в самую последнюю очередь. Сейчас как раз и наступал такой момент. Именно это и заставляло меня подготовиться… перед нырком в пропасть.
   Переключение с резерва на биохимию. Это почти такой же нырок в ничто, как и при оцифрвке. Но благо он происходит всё-таки быстрее.
   Мурашки по спине, которой всё равно у кристалла пока не существует. Стоп. Перегрузка памяти из некрокристалла в органическую память, из природного цинизма оформленная как классический виндовый дамп(с теми самыми процентиками).
   Sequence completed...
   Restart.
   Пауза. Пять минут, которые не существуют нигде. И не воспринимаются ни мозгом ни некрокристаллом. Их просто не учитывает ни тот ни другой. Но в том и заключается различие, что в отличии от куска высокотехнологично синтезированного кремния, который много столетий назад даже называли философским камнем, и куска мяса, в котором он стоит и который собственно имитирует, я воспринимаю и эти минуты... Правда отличие тут весьма условное. Обычный людь никогда не выходит на это состояние, потому что это - та самая обртная дорожка, которой для него просто не существует. Так что сравнивать получается просто не с чем.
   Темнота. Тишина. Отсутствие звуков. Та самая "омеговская" вспышка. Только наоборот. Удар о ничто. И запуск. Собственного тела.
   Однажды (я знаю) и у меня этот скрипт не сработает. И мне тоже рано или поздно снова станет ноль лет. Но пока лишь несколько особо прытких анубисов "поменялись" со мной этой судьбой. Не по своей воле естественно. Вот только сюда им полюбому не добраться. Эти ребята и по земле то предпочтают без особой надобности не ходить, а тут такое...
   Ладно, я кажется отвлёкся. Этих ребят тут только на оживлении для полного счастья не хватало. И ведь помянешь же - и впрямь здороваться припрутся.
   Xlife axon remote system:
   HARDWARE RESTART.
   Золотистая надпись, повисшая в полной темноте. Больше ничего. Старт с режима имитации. Иначе не получится. Тело должно считать произошедшее всего лишь сном. Иначе... Иначе в "основную подпрограмму" просто нет выхода. Так что сейчас, пока тело "тестирует" медленно и неохотно оживающую после столь жёсткой формы ремонта "периферию", я "просто сплю". С открытыми, но не видящими абсолютно ничего глазами. Как и полагается настоящему волшебнику. Пока не видящими. Тело не воспринимает и дыхания. Но это - ещё одна особенность любого сна. "Просто сна"…

   * * *

   Плавно и весьма неохотно проявляющая себя из серебристо-золотистой мути вначале барельефно-контурная и премерзейше сфокуссированная картинка меня уже не удивляла. Я просто к ней привык. Человек - такая скотина, которая способна привыкнуть ко всему. Даже к собственной смерти. В особенности - повторявшейся до этого в разнообразных вариантах уже неоднократно. Именно поэтому обычному людю и не положено помнить даже свою последнюю смерть. Не говоря уже об остальном.
   Пробуждение было премерзким. Я чувствовал себя изрядно вымазанным какой-то экзотически мерзко липнущей ко всему предельно отвратительной грязью, хоть на самом деле и понимал, что "грязью" сейчас отслаивалась ошмётками и лоскутами моя недавняя собственная кожа. Куаль-куа всё-таки поступил весьма неаккуратно, просто "вытолкав" всё, что лишнее, на поверхность. То, что черноволосую не вырвало на месте от моего нынешнего внешнего вида, со смачным чавканием пытающегося "вслепую" извлечь себя из теперь уже ненужных остатков дырявого скафандра, было с её стороны проявлением героической стойкости. Да я сейчас и впрямь представлял из себя почти типичный прообраз классического зомби, с тем лишь мелким(но существенным!) исключением, что принадлежал я исключительно себе, находясь тем не менее в здравом уме и трезвой памяти. Правда пока с напрочь убитым зрением и пока ещё аварийно выключенным слухом. Это очень тонкие механизмы, которым ещё предстояло долго восстанавливаться. Поэтому пришлось пока "оптику", чтоб не мешала, поотключать. А в общении ограничиться экстлангом и инфразрением. Правда не очень-то при этом вмешиваясь в мысли черноволосой. А то ещё с перепугу подумает, что и её, беднягу, моим тут крышесрывом зацепило. Не, лесом. Сейчас тут в барокамере шлюза и одного непонять по какому недоразумению вдруг решившего ожить после того, отчего обычно не выживают, психа более чем хватало. И того, сколько обо мне сейчас хорошего в наивном предположении, что не услышу, не было сказано вслух.
   Скафандр уже был не нужен. В барокамере уже почти уравнялось давление. А последствия жестокой кессонки уже были устранены той самой нанотехнологией, которой просто нет. Тело отчаянно сопротивлялось оживанию. Но его мнения тут никто уже не спрашивал.
   Выглядел я при этом, правда, страшно. Но это пока было вынужденной неизбежностью. Системы регенерации без розетки тоже не работали. Так что на МКС сейчас даже негде было помыться. Да и чистую воду надо было экономить.
   Нет, я конечно понимаю, что сбрасывающий как змея шкуру волк это конечно гораздо интереснее чем выползшая на солнышко проветрить панцирь черепаха и возможность отколупать что-нибудь от ближнего лохмотьями доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие, но это же в конце концов в недавнем прошлом всё-таки была моя кожа! Хоть она сейчас и совершенно лишняя, но мне в ней пока уютно. Ну и что, что встретившись какому-нибудь бедолаге в таком виде мне несомненно придётся вызывать ему неотложку по сердечному приступу? Что мне, на этих радостях кожу можно ошмётками с меня сдирать? Тем более что Куаль-куа уже дана вполне явная команда не разбрасываться ресурсами направо и налево. Так зачем же ещё и у него на этих радостях строительный материал отбирать? Что мне потом, опять пяткой с пола его переваривать чтоли? Не, лесом!
   Тем не менее «отслаивание» от меня «явно лишней» кожи лохмотьями доствляло сейчас черноволосой похоже неизгладимое удовольствие. Хотя в принципе от этого процесса ни мне ни ей не было никакой пользы, а Куаль-Куа (которого ей и не положено было замечать вовсе) - ещё и лишняя работа по сгребанию потом этого материала с пола. Есть я благодаря ему теперь способен был даже пяткой. И так вся конспирация к чертям собачьим полетела с очередной «смертью», так что уж теперь осталось скрывать то? Снявши голову, по волосам не плачут. Да, не человек. И что?
   Отплёвывая и отчихивая не меньшее количество всяческой мерзости, оставленной и от «лёгкой ретроспективной санации» в носоглотке, я попытался покашляться и не слишком-то удачно побеседовать вербально. Правда без обратной связи и очень громко. Попытка не оказалась, как выяснилось, слишком уж удачной. Но за время, пока щёлкнул вакуумный замок и перестал шипеть простой перепускной клапан, мне удалось лишь отморгаться от красной заволакивающей всё мути до примерного определения в какой стороне черноволосая и примерного определения количества рук и пальцев… по порядку величины.
   Перепугав напоследок заскочившего в шлюз Тоху и попытавшись отболтаться, что всё нормально, со мной такое иногда бывает. Да и не в первый раз вовсе… я похоже схлопотал обратный эффект у обоих, заставив усомниться их уже в моём устойчивом психическом состоянии. Пришлось перелетев таки за порог основного коридора МКС и будучи лишённым какой-либо разумной возможности не прослыть бортовым зомбиком, честно отключиться. И типо потом ничего не помнить, наблюдая уже за дальнейшим происходящим исключительно по инфразрению из неорганики. Это по крайней мере хоть выглядело более менее естественно.

   Глюк7. Потайная комната. Нанороботы.
   
   Несмотря на моё упорное сопротивление, меня всё-таки отмыли. Скафандр - нет (этот на моём счету был уже вторым). Но все железяки, навешанные на нём додумались всё-таки успешно поотлеплять. Они и ждали своего часа теперь, валяясь где-то по углам Тохиной берлоги.
   Ко мне постепенно и очень медленно, но всё же ворочались зрение и слух. Черноволосой почему-то доставляло особое удовольствие кормить меня из тюбика. При том с традиционной для неё излишне неразумной избыточностью. Тюбики теперь и впрямь летали кругом. Но это совсем не напоминало день космонавтики. Скорей это напоминало лазарет, с тем лишь исключением, что койку теперь здесь заменяло просто отсутствие гравитации. Огорчать черноволосую конечно не хотелось, но я точно знал, что до полной регенерации всех систем моего тела оставалось не более нескольких часов. Пришлось уложить тело второй раз в сомати, причём принудительно. Так что я сейчас бродил инфраспективно по всей станции, периодически забавляя себя тем, что меня никто не видит. А над предметами глумиться я из этого состояния научился ещё очень давно. Я типо полтергейст! Дайте мне цепи - позвеню для острастки!
   И вот, когда мне оставалось до полноценного возвращения «в базовое состояние» не больше получаса, мне в голову (правда на этот момент отключённую) явилась гениальная идея.

   * * *

   Досаживающий «пояс Шахида», подключая питальник к магнитрону Тоха ещё не предполагал, что он ему уже не понадобится. Наноробот (заподозрив неладное в подозрительном затишье) насторожился на все доступные ему такты собственного процессора, даже не предполагая, что это ему всё равно не поможет. Поскольку в его программе не запрограммирован учёт того, чего нет.
   И именно поэтому, увидев в инфракрасном спектре движущееся в его сторону тело, он зарядился от реактора, родил плазмоид и стал ждать. Вот только видимый спектр совершенно не собирался подтверждать наличие в невидимом вообще какого-либо тела. Ситуация была более чем нештатной. Датчики регистрировали одновременно и присутствие и отсутствие обьекта. Бот понимал, что такого в принципе не может быть, но на всякий случай всё-таки пальнул заряд в «нечто, которого нет». Заряд пролетел насквозь странную аномалию и полыхнул, уткнувшись лишь в дальнюю стенку. А потом началось нечто, что было не только совсем не запрограммировано, но и просто не могло быть. Опасность по прежнему была. Он попытался пальнуть электрическим разрядом, но вдруг обнаружил, что периферия ему больше не подчиняется.
   А потом яркой инверсной вспышкой наступила тьма. Которой просто не могло быть. Отсек был единственной хорошо экранированной железякой. И электромагнитные волны сквозь него просто не должны были проходить.

   * * *

   Это была хорошая шутка. Да, станция и впрямь была консервной банкой, по определению не пропускавшей внешних излучений. Но в одном из спутников теперь был блок, позволявший запустить сигнал на передачу даже в полностью заэкранированное пространство. Поэтому идея была настолько бредовой, что могла сейчас и сработать.
   Любую шкуру можно было подстрелить. И именно поэтому против тупого, но меткого бота, у человека просто не было шансов. Он всё равно (как бы ни старался) двигался слишком медленно. Эта логика работала всегда. И работала быстрее. Но не учитывала лишь одного. Что тела в принципе могло и не быть.
   Когда я заполз в блок регенерации робот насторожился. И не зря. Даже попытался по мне пуляться плазмой. Почти прицельно (он что, тоже меня видит? Тогда значит он - иной, чтоли?). Вот только заряд обыкновенной плазмы не смог найти цели, материальности которой для него просто не было. Бот не понял произошедшего и задумался на те самые доли секунды, которых как раз хватило, чтобы на земле, в той же самой серверной стойке щёлкнула рэлюшка, запустив ещё одно устройство. И в большом прозрачном шестигранном кристалле, который когда-то прозвали непонятным словом квиллион, зажёгся странный рыжевато-мерцающий свет.
   Спутник получил ещё одну координату… и развернул одну из антенн прямо в сторону МКС. А потом включил на неё полную мощность на передачу.
   Схватив пол киловатта мощности, сфокусированной пятнадцатисантиметровым лучом, неизвестно откуда появившимся в экранированном от всего, что только можно было, отсеке атмосферной регенерации (причём не снаружи, а изнутри, что было выше понимания робота) бот уже не успел ничего сообразить. Кроме разве что того, что этого не может быть. Поскольку луч появился… в нём самом. Но эта догадка уже не интересовала ни один из кусочков кремния в его внутренностях, для которых такая напряжённость поля могла приравниваться лишь к команде на стирание. И ощущая всю прелесть тотального короткого замыкания бот понял, что его больше не существует. Хотя не мог уже ничего изменить.
   Я открыл глаза. Теперь уже физические глаза своего физического (хоть и теперь изрядно облезшего) тела. Второй разряд «полыхнул» еле видимой вспышкой на стыке головного и спинного мозга. Но к моему мозгу на этот раз не было подключено «шапочки Гиппократа» и поэтому витализационный разряд не смог бы спалить ещё и очередной аппарат ЭЭГ. Вполне достаточно и того «парного» разряда, который жигонул на «исходящем» конце «сознание» прихватизировавшей всю энергетику станции железюки.
   По блоку атмосферной регенерации медленно но неуклонно расползался запах палёных микросхем явно пред-бездиоксиновой эры. Но об этом радостном факте пока ещё никто не знал. И именно это позволяло мне стать первым.

   * * *

   Черноволосая еле успела среагировать. Я развернулся прямо в полёте и резко полетел к выходу, оттолкнувшись от какой-то подвернувшейся выпуклости (не исключено, что это была сама черноволосая) и прямо по инфразрению (страдать куриной слепотой ещё не совсем восстановивших прозрачность хрусталиков было лениво), рванул прямо в "потайную комнату".
   Черноволосая рванула за мной, прихватывая с собой из соседнего отсека и Тоху. Но меня, после опыта полётов на сифоне уже играющего не настолько честно, как казалось со стороны, просто вовсю себя телекинезя именно куда нужно, догнать было несколько сложней. Моя траектория полёта правда была несколько извилистой, чего по всем законам физики просто не могло быть. Но моим спутникам сейчас и без того испуга хватало, чтобы заметить, что и тут что-то было не совсем так.
   Их реакция сейчас вполне понятна. Они же не знают последних событий, произошедших с ботом уже без их ведома. А если бы бот был ещё функционален, моё рвение в компрессорную было бы равносильно самоубийству. Примерно такому же, как было у уже немножко отошедших от множественного электрошока китайцев.
   А это вообще-то больно! По привычке наводясь по инфразрению и ещё не совсем «присоединившись» к телу я уже как-то забыл что со шкурой вообще-то надо пользоваться дверями. А для этого их надо не забывать открывать. Поэтому попытался сквозануть не в дверь, а через дверь. Только с телом. И соответствующим грохотом.
   За дверью, в которую осторожно боком вплыли эти двое, их встретил вместо робота лишь характерно едкий запах палёных микросхем. Робота пришлось искать. Хотя и не долго. Не отключившийся (в отличии от его микросхем) японский реактор продолжал исправно вырабатывать энергию. Поэтому робот в позиции мелкой статуэтки сейчас изрядно потрескивал электростатикой, кося под защищённое каким-то неведомым силовым полем слишком агрессивное нецке.
   Ну что? Оставалось только поместить бота в какую-нибудь антистатическую ёмкость (чтобы потрескивал себе тихо внутри, никого не трогая), а потом - как-то отделить от него реактор… Ну и на растреснутый кусок стеклотекстолита естественно распять. Миссия была почти выполнена, поскольку сводилась теперь к изначальной и чисто технической. Отпилить, распилить и припаять. И именно поэтому вот тут теперь кончается байка и начинается чистая правда…
   
   * * *

   Несмотря на некоторый опыт у Дарк (оказавшейся обладающей неплохими хирургическими навыками) по разделению сиамских близнецов, робот сплавился с реактором в единое почти неразделимое целое. Поскольку японцы умудрились сделать робота из какого-то совсем экзотического сплава, который с виду выглядел как пластик, но калёные буравчики об него почему-то тупились, а от алмазных дисков кристаллы хором отскакивали, даже не принося ему и царапин. Сточив на эти бесплодные попытки половину вулканитного диска в забавно летающее по комнате облако едкой пыли, но так и не добившись желаемого, я оставил эти бесплодно-бесплотные попытки что-то от чего-то отпилить. Так что пришлось поступить цинично. И распять на текстолите прямо вместе с реактором самого наноробота.
   После чего был сделан токосьёмник и собственно запитана сама (не слишком то охотно включавшаяся после такого длинного простоя) электрика МКС. Но это было видимо ещё не всё. Поскольку Тоху (уже при появленни на станции «розетки») сильно заинтересовал девайс, более охотно отделившийся от куска руки, застрявшей в моём скафандре. Прибор как-то странно умудрялся модифицировать жидкости. Синеватая жидкость, которая там была, характерно пахла бензином. Но при измерении его октанового числа счётчик не просто перешкалил. Он взорвался.
   Отмыли. Загнали туда спирт. Результат оказался странным.
   Странная жидкость зелёной зеброво-переливчатой окраски, несмотря на отсутствие гравитации сбивала с ног даже запахом. Однако это всё равно оставался спирт, хоть и зебровый. Естественно опробовали. По стаканчику. Большего нам не дали тётки из Токиарии, как-то шустро сбежавшиеся на запах. Судя по их испугу в наблюдении за этим процессом, они видимо знали, что это было на самом деле. И эта реакция бодрила. Несказанно бодрила (или это всё-таки был зебровый спирт?), но только совсем не собиралась на этом останавливаться.
   Девайс действительно оказался странным. Похоже, что основные свойства пропущенной жидкости (какими бы они ни были) он просто усиливал на несколько порядков. Очень усиленно стараясь не думать в рамках этой концепции о похмелье, мы вовсю оценивали непередаваемую тут словами гамму ощущений. Тётки вдруг показались нам с Тохой прелестнейше преприятнейшими (хоть и усиленно отказывались почему-то с нами пить за возвращение Светы). Потом явилась сама Света… в форме черноволосой, явившей нам под зебровкой своё истинное лицо. Надеемся, что только лицо… бо дальнейшее помнится как-то смутно. И очень хочется надеяться, что не наломав и части тех шедевральных дров, о которых мне так смачно потом рассказывали. Короче кончилось тем, что нас в итоге погрузили в шаттл и отправили багажом как-то совсем без участия по крайней мере моего сознания. А посему сеи события смутны и малоописабельны. Я вот тоже всегда ржал над «Лёгким паром», по поводу того, как можно легко и непринуждённо уложить человека в самолёт и отправить практически багажом из Москвы в Питер. Ан нет. Вилимо пришлось воочию убедиться, что заштабелировать и отправить человека под видом бревна можно даже с околоземной орбиты.
   
   Глюк 8. Отходняк у сверхдержавы.
   
   Пробуждение было странным. Уже под ионосферой с довольно резкого падения под слой верхней облачности нас изрядно тряхнуло. Поэтому я проснулся за штурманским пультом пока ещё не совсем понимая, где именно я нахожусь. Рядом в таком же кресле вовсю «рулила» черноволосая. Кресло её отгораживал уже знакомый мне титановый чемоданчик, чем портил всю малину.
   Пробуждение вытряхнуло меня из красивейшего феерического сна, в котором мы с черноволосой бродили по удивительно радостно цветущему погосту, вовсю усеянному цветущими акациями. Небо было… небо было явно странным. Венчаемое одновременно и солнцем и луной, оно красивейше переливалось разноцветными красками. Правда секундой позже я понял, что разноцветье было скорей всего вызвано только что зверски протараненной нами облачностью, но остальное было настолько феерически прекрасно… но тем не менее опять же было. И это вызывало теперь ничем не передаваемое опустошение… почему-то забивающее собой даже головную боль. Именно тем, что это всё к сожалению опять таки уже было.
   - С добрым утром, любимая - только и смог выдавить из себя я, не замедлив получить за глум свою вполне заслуженную оплеуху. Но не обидеться, ибо таковая аккуратно прижала меня ускорением к приборной панели. Хол-лодненькой. И пока отсутствующее на борту шаттла пиво вопило «Где Хаос???» это позволяло хоть и не очень успешно, но даже без фламберга отгонять настырный бодун.
   Тем не менее, облачность означала уже как минимум наличие атмосферы, а совсем невовремя вернувшаяся на круги своя гравитация - ещё и неуклонное снижение. Мы уже стремились к шарику, а не витали над ним. Похоже, всё самое интересное я видимо зверски проспал. Или про-непонятно где. Короче, спирт который… зебровый… или что мы вчера такое экзотическое пили… оказался каким-то сильно неправильным.
   Чего-то я не совсем помнил. Чего-то - не помнил совсем. Усадки нас в шаттл и отстыковки я точно совсем не помнил. Но какое-то неясное предчувствие по глумливой и подозрительно довольной роже черноволосой, подсказывало мне, что это было не единственным ключевым событием, явно вывалившимся из моей «обьективной» памяти. Что-то тут было не так.
   Я уже было хотел расслабиться, когда за переборкой (венчаемой уже двумя выставленными благодаря вернувшейся в шаттл гравитации на ноги скафандрами) смачно икнули. Черноволосую почему-то передёрнуло. А моей первой мыслью почему-то было «Та-ак. Спирт кажется кончился». Несколькими секундами позже я вспомнил где именно кончился спирт, и меня смачно стошнило. И благо, что мимо примостившегося на уже знакомом карабине… но на сей раз более менее стандартно висящего рюкзака. Кажется черноволосая тоже забыла про пристёгнутых к переборке на время физиопроцедур иракцев, которых вообще-то стоило на орбите оставить. Ну ладно. На земле им (печёнкой чую) хорошо промоют ещё и мозг. И врядли уже после такого снова на орбиту отпустят.
   Шалость удавалась, хотя заход с орбиты в атмосферу мне так и не удастся заснять. Получалось, что кодек в рюкзаке в космос скатался совершенно напрасно. Ладно, надо хоть что-то снять. Для приличия.
   Достаю валяющуюся на дне видеокамеру я уже под слоем нижней облачности. Черноволосая, которой по основным задачам её ведомства уже на этом моменте стоило бы насторожиться, продолжает рулить, как будто бы ничего не происходит. С подозрительно глумливым видом, который заставляет меня уже сильно перепугаться. Не к добру это, ох не к добру.
   Заходим на город. По какой-то очень знакомой траверзе. Вижу у черноволосой над приборами шаттла подозрительно знакомую джипиэску, развёрнутую так, чтобы картинки на ней мне при любой изворотливости было не видно. Не поможет. Я уже знаю, куда именно она рулит. И проскакивающие у нас под брюхом рубиновые звёзды вовсю подтверждают мою догадку. Видимо эта шутка ей настолько понравилась, что она и сама решила её повторить. Бе-едный собор Василия Блаженного. Кажется его в этой истории точно кто-нибудь развалит.
   Ан нет. Как же это я забыл то, что у шаттла всё-таки есть разворотные двигатели. Что странно. У нашего такой фичи вроде бы не было. Так! Похоже или что-то здесь не тут, или к нашему старту с МКС ещё и Тоха каким-то экзотическим образом приложился. Надо будет проверить. Но сначала стоит всё-таки попробовать сесть.

   * * *

   На сей раз нас встречали. Как героев. Хотя, почему собственно как? Ведь когда-то за шнырок за пределы атмосферы и впрямь давали звезду Героя Советского Союза. Хотя ну что мы собственно сделали? Всего лишь спасли Мир…тьфу ты, МКС конечно же. От голода, холода и самой страшной Безрозетки. Да ещё и трофеев с собой привезли… наверное. Ладно, пытаемся выползти. А потом уже будем разбираться что к чему.
   Не везёт в этой истории Красной площади. Вечно на неё валится с неба какая-то шняга. Причём почему-то исключительно в нашем с черноволосой исполнении. Что уже по-моему начинает становиться какой-то странной традицией. И вот почему-то в ещё не совсем оправившейся от тотально-зебрового сноса крыше шевельнулась мысль на «нашем с черноволосой», что не только это.
   Так. Неужто всё-таки было? Не, чур меня, чур! Тыкеру за атмосферой - это уже даже для этой истории слишком. Хотя… чем Хаос не шутит. Но если это и впрямь было то… Мам-ма… И на сей раз это уже не её, а моя реплика!

   * * *

   Стихийный митинг журналюг на сей раз не разгоняли. Их просто оттеснили на достаточное расстояние, чтобы можно было достать трансфокатором приемлемо лезущую в зомбоящик картинку, но точно не добросить при всём желании микрофоном. На сей раз мы были более желанными гостями на этом странном «нулевом километре». Но от этого правда было не легче. Всё-таки эта прогулочка туда и обратно меня изрядно утомила. Я еле дополз до бобика с особистами… и благополучно отключился.
   Правда до этого легонько шлёпнув черноволосую по плечу. На плече осталась маленькая чёрно-серебристая горка, которая тут же всосалась, расползясь по плечу странной фигуркой, которую проще всего представить соединив средний палец с большим, а безымянный - с указательным. Она давно хотела такую татуировку. Вот только разница в том, что именно эту тату можно было менять по собственному желанию. Правда если она взломает, что это такое на самом деле(а когда-то это по любому произойдёт) - очень сильно удивится. Правда к этому времени второй зелёный стеклянный лазер (так же само раздвоенный на призме с многогранными зеркалами) где-то внутри обкладок «муфельной печи» запишет на ещё одном вначале полностью прозрачном стеклянном кубике её полный образ. И пусть тогда сама оценивает, что же такое бессмертие на самом деле - дар или проклятье.
   Вот именно так и выглядел теперь настоящий «Парадокс».

   
   Глюк 99. Кода.
   
   Просмотр радостных рож по зомбоящику меня уже изрядно утомил. Нет, смотреть зомбоящик (даже про себя) слишком долго всё-таки вредно. Теперь я прекрасно понимал, почему зомбики этого так сильно не любят.
   Остатки повреждённой кожи уже достаточно успешно облезли. Странно не оставив после себя почти никакого следа. Кроме странного загара, который не могли себе позволить даже вечные завсегдатаи нуддистских пляжей. Ибо есть места, где просто невозможно загореть.
   Работа была действительно выполнена. И даже (что самое странное) - оплачена. Вот только оказалось, что слишком уж многим я за время этой миссии задолжал. Да, спас 170-ю тушку. Да, восстановил розетку на МКС. Вот только попутно ещё пришлось поремонтировать Дворец Сьездов, убраться пару раз на Красной площади, заправить ракету, которая забросила нас на МКС, … и много много чего ещё. Но как известно победителей не судят.
   Короче когда подбили бюджет и посчитали все доходы и расходы… от мегабакса остался лишь малюсенький кусочек, которого как раз хватило на билет до Невероморска из наконец-то доремонтированного Домодедово эконом-классом. И красивую правительственную грамоту за заслуги перед отечеством. В космической промышленности. Раритетную лишь тем, что космической промышленности у нас больше нет.
   Сказка закончилась. Впечатления остались. И только.
   Дорога обросла историями, как сказал бы О-Жэ-Грандт. Вот только с ним мне так и не пришлось повстречаться на этом пути (хоть я и подозреваю в этой роли Черноволосую). Ну да ладно. Как говорил ещё один мой старый знакомый - если на то будет воля случая - наши пути ещё пересекутся. Если же нет - такова судьба.
   Правда недавно судьба таки приползла в виде СМСки от Черноволосой, что к сентябрю родится таки То Самое Дитя… Интересно, что она под этим имела в виду? И о чём таком я должен был догадаться?

   * * *

   Таким образом с использованием передовых космических технологий, нашими космонавтами была решена невероятно сложная проблема дешёвого и практически безлимитного производства электроэнергии в стране без использования углеродных энергоносителей - вещало из зомбоящика по всем кнопкам вот уже всю последнюю неделю до боли знакомое первое лицо государства, потрясывая для многозначительности каким-то уж больно знакомым мне куском стеклотекстолита со странным распятием посередине. Правда периодически распятие билось электростатикой, из-за чего этот самый ролик пришлось снимать в 48 дублей - благодаря новой технологии, основанной на прото-кварковом синтезе в реакторе, созданном на основе нанотехнологий (на прото-кварковом синтезе переснимали наибольшее число раз). Это вселяет в нас надежду на то, что научные разработки в нашей стране по прежнему будут венчаться передовыми мировыми технологиями («И только попробуйте мне возразить» - было вырезано из следующего дубля). Это вселяет в нас надежду на светлое будущее (этот кусок в дубле был профинансирован остатками коммунистической партии) и веру в завтрашний день. Я надеюсь (и это прозвучало с особой добротой), что наши учёные и дальше будут радовать нас новыми открытиями, поэтому на развитие Сколково будет выделено ещё несколько миллиардов евро. Также ешё миллион евро будет выделен на создание серийной промышленной версии разработанного реактора (вот на этом моменте я чисто по Цоевски желал первому лицу удачи, почти слыша продолжение фразы из 31 июня «Мы все очень нуждаемся в золоте») и внедрении его в наземное производство. Эта задача поручается министру энергетики и должна быть решена к 2015-му году.
   Дальше следовал не менее радужный комментарий уже диктора, который как-то уже не воспринимался. После снятия последнего дубля камеры были выключены и сказана легендарная фраза «Всем спасибо, все свободны». Затем на первом лице возникло ностальгическое выражение и была произнесена почти легендарная фраза:
   - А министра космической промышленности я попрошу остаться.
   Вадиму ничего не оставалось как выполнить ненавязчивую просьбу.
   - Ну что, как там наши на МКС?
   - Пока держатся, Владимир Владимирович.
   - Так вот, не забудьте им туда отправить ещё пару канистр с бензином.
   - Нафига им там бензин? Они ж золотыми получатся?
   - А вы хотите, чтобы очередное отключение розетки у наших международных коллег нам вышло платиновым?
   - А как мы их будем оформлять?
   - А сделайте запуском ещё пары тройки Глонасовских спутников. А потом мы их официально потеряем. А то что-то Роскосмос как-то очень неохотно наши просьбы выполняет. Кстати, а где Ваш сотрудник, который нам вот этот экспонат притащил?
   - Как где? Премирован и отправлен на историческую родину.
   - Надо бы его к награде представить.
   - Посмертно?
   - Ну зачем же? Хороший прибор. А главное - международную общественность классно успокаивает. С такими технологиями всегда можно задать вопрос «Кто против»?
   - Ну как кто? Японцы против.
   - А им можно и Фукусиму вспомнить. Да и технический шпионаж в виде нашего робота. Кстати, как там колония поживает? Ассимилировались?
   - Пока не понимают, как мы при таком законодательстве умудряемся работать. Пришлось местным научить их пить.
   - И что теперь понимают?
   - Да скучные они какие-то…
   Эта парочка ещё долго продолжала эту беседу на совершенно отвлечённые темы родного государства, наивно полагая, что я этого диалога никогда не услышу. Нее… Размечтались. Бо литература - это использование в корыстных целях не только шизофрении, но и других не менее сомнительных с точки зрения науки, но от этого не менее действенных способностей. За что я, несмотря ни на что, свою работу и люблю. И свою страну. Именно потому, что если в других жить хорошо, то в нашей - исключительно весело. Чего и Вам желаю.

   Kali S. Storm
   31.03.2011 11:06 GMT+12:00

   1 Собственно идея произведения возникла из милой беседы на Авторадио по поводу того, зачем на даче бормашинка…
   2 Ну вот, опять спалил собственную контору про происхождение этой фразы в Невозвращенце.
   3 Жарг. У GIS-мастеров есть дурная привычка. Поскольку у более-менее «правильных» карт север всегда строго сверху, «вверх-вниз-влево-вправо» это на самом деле «север-юг-запад-восток» соответственно.
   4 Так называется картинка, отображаемая на sat map, когда 3 спутника с GPS-вертушкой на борту становятся в «прямую линию» (неподвижная точка на земле при этом под таким символом по данным GPS начинает хаотическое перемещение с произвольными скоростями, а у более «умных» HDop(достоверность) падает в No Fix. Средним перстом указющим эта картинка прозвана за то, что на карте неба («показать спутники») картинка, образуемая спутниками напоминает известную фигуру с вытянутым средним пальцем.
   5 И в случае экранизации - почти приглашение на вторую главную роль.
   6 Что совсем не догадались? Серые братья - милиция, красные - пожарники. Белые - врачи Есть ещё чёрные (люди в чёрном), но о них - чуть позже. Не торопите сюжет.
   7 Тот, кого я вписал этим героем вот после этой фразы точно понял, что это - о нём. Впрочем, тот, кто знает эту байку из пантеона группы ФИ-950 узнаёт при этом обоих. Вот только к этому пантеону и принадлежит. А таких немного.
   8 Юлия Латынина. Тоже реально существующий персонаж, окопавшийся на «Эхе Москвы», которому не лень с особым цинизмом собирать все ляпы в нашем любимом государстве, а потом их озвучивать по часу в неделю в эфире.
   9 Всё давно растрачено и украдено до нас (с)Операция Ы.
   10 Внимательно смотревшие «Евангелион» расплываются в широченной улыбке. Да, стырили. Там где оставили. Причём по дороге…
   11 «В общественном Парижском туалете есть надписи на русском языке». (с)В.С.Высоцкий.
   12 Ну вы уже поняли, о ком это. Если конечно застали балет «Лебединое Озеро», на самый длинный повторный показ которого заявку в книгу рекордов Гиннеса так никто и не додумался подать.
   13 (с)Гоблин - Братва и Кольцо.
   14 Опять наше с кисточкой Франку(он был старше её)
   15 И «волшебным тварям» Роулинг попутно в дычу заряжается с той же благодарностью.
   16 (с)Бриллиантовая рука, если не забыли ;)
   17 Да, да, именно Летовская «Оборона». В той самой перепевке Смысловых Глюков на Трибюте-2002.
   18 Вот за эту шутку благодарим Баскервиля. Правда в его исполнении она всё-таки прозвучала на земле.
   19 (с)Ю.А.Гагарин. Фраза по-моему всемирно известная. Правда с конца…
   20 Эх, дискетку бы с Сектором туда! Да вот только забыл я впопыхах в эту историю прихватить свой любимый напузник.
   21 Да, да. Именно радиостанции «Маяк», поставившей себе целью в последнее как минимум десятилетие вылечить всех и от всего, от тех, кому пока ещё не по карману болеть наше с оттягом и по мусальнику.
   22 Известные любому радиолюбителю характеристики связи по QSO. Максимальное значение - 5-9-9. Но разбирать о чём именно болтают, вечно мешали толи треск ионосферы, толи уже помянутый тут пару раз технический спирт…
   23 Угроза вполне реальная. Поскольку в полёте над атмосферой ночь наступает резкой дискретной границей (за счёт того, что свету не от чего отражаться и нечем рассеиваться). Эта самая граница и называется терминатором.
   24 …и ностальгируя по одноимённому мультику - глумливо добавляют те из читателей, кто его смотрел.
   25 (с)Че Гевара. г. Шумеру. Вечность. Лето. (В.Пелевин - Поколение П)
   26 Лёгкое де жа ву, бо читавшие «Хроники лаборатории» слишком хорошо помнят, откуда эти тётки.
   27 Только истинный виртуальщик способен в полной мере понять этот вопрос. (с)Лукьяненко-Лабиринт.
   28 (с)А и Б Стругацкие - Сталкер.
   29 Ещё раз наше с кисточкой Евангелиону…
   30 А в народе экранизацию Лукьяненко Бекмамбетовым отродясь по другому не называют. Шарик тот самый, подаренный с фразой «пойди, потренируйся…»
   31 Наш привет Хаосу из финала «Космического автосервиса»
   32 (с)С.Кинг - Воспламеняющая взглядом.
   33 Если верить J.K.Rowling так называется язык, на котором говорят со змеями. Очередной привет от нас Мальчику, Которого Выпили.
   34 … с уже не к ночи помянутой книжкой Фуаран и пробиркой с кровью 14 тёмных иных. За подробностями о происхождении и назначении этих обьектов - к Вохе Васильеву в «Чёрную Пальмиру»…
   35 (с)Мы - из будущего.
   36 Но любителей китайских сотовых телефонов это свойство литиевых батареек почему-то совсем не останавливает.
   37 Тот самый Визит, вернее незлым тихим поминаемый тут его финал действительно был описан в «Некрологе бука». Сей опыт там же. Но до этого момента я не догадывался, что кроме этого выпука отечественного ноутбукостроения на орбите тоже что-то похожим образом полыхнуло. Пасиба Эйнштейну-Подольскому-Розену…
   38 Милая Гаечка, я тоже так умею!
   39 Это только потом я узнал, что парадокс вероятность всё же зацепил. И сильно. Поскольку как минимум один борт в этот самый момент по координате времени, пролетаемой спутником, как раз таки вздумал садиться по навигации где-то под Смоленском…
   40 ©Легендарный В.С.Высоцкий.
   41 Опять передаём привет Ливси. И над «Кубиком размером два на пять» глумимся уже сознательно. Просто чтобы не загружать читателя уже не помнимым им с курса геометрии языколомным словом «Параллелепипед», в котором кто-нибудь из класса, слушающего курс, всегда находит что-то особо пошлое.
   42 (с)Звёзды-холодные игрушки!
   43 Когда я умру - мне снова будет ноль лет(с)Егор Летов.
   44 См. завязку(1 главу) «Каравана с приколами».
   45 Вот этот случай был с особым цинизмом вписан в межсюжетку одного из обзоров. Кажется тоже конкурса по мотивам Лукьяненко об иных (Ночной обзор ч.1 - Ангелы городских пустошей). И вот никто даже не догадался, что это тоже было на самом деле.
   46 Ещё один известный анекдот про не к ночи помянутого психиатра (З.Фрейда). А бывают, доченька, и сны. Просто сны…
   47 Почему ещё один - можно вчитаться в Невозвращенце.
   48 Вот только не надо проводить непрямых аналогий! Сюжет в первом приближении родился задолго до событий на Фукусиме! И прото-кварковый реактор (который работает на бета-захвате в обратной тахионной петле, родившийся в принципе из научной полемики с Хаосом и Осиных И.В.) в то время в сюжете уже был.
   49 (с)С.Михалков - Мультик про щуку.
   50 Наше с кисточкой Олегу Митяеву.
   51 (с)С Васей мы всего лишь мир спасали. А тут - любовь(с)Катейка
   52 Аве, Хоббит! Аве Джон Рональд Руэл Толкиен!
   53 (с)Франк (Фраевский)
   54 (с)М.Жванецкий
Свидетельство о публикации: 01.04.11 15:22 342290
Число просмотров: 3339
Средняя оценка: 8.00 (всего голосов: 3)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2016
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Реклама:
Сейчас посетителей
на сайте: 213
Из них Авторов: 16
Из них В чате: 0