• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Критика
Форма:
Судья конкурса "Супердесятка - проза 2010" (Кубок журнала "Рецензент")

Алреций "А мог ли он остаться жить?"

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   

   Спорить не люблю. Потому что не в споре рождается истина.

   В споре побеждает не тот, кто прав, а тот, кто сумеет затоптать оппонента. Не важно как. Можно авторитетом, начитанностью, оскорблениями. Не люблю спорить, потому что не считаю себя авторитетным или слишком начитанным, да и хамить не умею. А значит, потому не вступаю в споры, что не люблю проигрывать.

   Вот и с Авторами обзоров не пикируюсь. Делаю вид, что их обзоры мне не ведомы. Просто рассказываю о своем видении, как будто не знаю об иной точке зрения.

   И они не спорят. Зачем? Может, тоже делают вид, что не читают чужие обзоры. Или тоже уважают другое мнение.


    «Не нужно меня любить».

   Почитаем? Героиня рассказа, желая отвратить мужа от пьянства, снимает на видео главу семьи в изрядном подпитии, и, после, довольная собой, устраивает семейный просмотр отснятого свинства с супругом в главной роли. Оскорбленный муж хлопает дверью и исчезает на неопределенное время в ночи.

   Теперь давайте покинем рассказ и попытаемся просчитать ситуацию. Как вероятней всего будут развиваться события, будь они реальны?

   Обиды имеют свойство утихать, не правда ли? Скорее всего, подувшись какое-то время, мужик вернется домой. А куда еще ему деваться? Он любит жену и понимает, что значит семья. В конце-концов, предъявили правду им же и содеянную - чего ж обижаться? Предъявили приватно, только ему, а не друзьям и знакомым. Подуется пару дней, поиграет в молчанку, поспит на кухонном диванчике - не без этого.

   И жена. У нее будет время поразмыслить, маясь ночами в одиночестве на семейном ложе, и, если не совсем блондинка, улучит момент как-нибудь утречком, которое вечера мудренее, уткнется в затылок любимого, обнимет ласково, шепнет на ушко что-нибудь типа «прости меня, дуру»… И все. Инцидент исчерпан.

   Но тут есть маленькая деталь, которая наверняка помешает такому развитию сюжета. Муж - чукча, северный человек, лишенный фермента алкогольдегидрогеназы, а потому уже давно, после нескольких первых возлияний, превратившийся в законченного алкоголика. А значит обязательно пойдет заливать обиду водкой. Но он беспомощен перед спиртным. Без посторонней помощи ему самому не выбраться из этой ямы, и будет все так, как на том видео: пузыри, падения, ползанья на четвереньках, сопли. А тут еще одна немаловажная деталь - зима…

   Отсюда можно заключить, что история, рассказанная нам, закончилась именно так, как она и должна была закончиться. Пожалей Автор рассказа своего героя, и я бы первый бросил в него камень: «Не верю!». А после сплюнул бы в сердцах, посчитав терзания героини раздутыми, а ее мужа - вздорной истеричной бабой.

   Именно смерть героя и рождает конфликт, на котором выстроен рассказ. Он не вернется, не сможет простить, уже ничего нельзя будет исправить.

   Предательство героини заключается не в том, что она выставила мужа в неприглядном свете, посмеялась над ним, ткнула его в собственное свинство. Это, как раз, можно оправдать, потому как этот ее поступок - попытка ему же помочь. Предательство случилось в ту минуту, когда хлопнула дверь, а героиня не бросилась спасать и вытаскивать, умолять и просить прощения. Да, не простил бы. Да, было бы сказано что-то резкое, мерзкое, гадкое, даже мог бы ударить. Но она не имела права оставить его без помощи, пьяного, зимой, зная, что произойдет. В любом случае. Иначе это убийство. Пусть никто и не привлечет к суду. Кроме собственной совести.

   Быть женой калеки, алкоголика, наркомана - это очень не легко. Это подвиг. Проще бросить, развестись, или просто оставить все как есть без собственного участия. Жизнь - хороший санитар, быстро все почистит.

   Вот об этом, мне кажется, рассказ. Чуть бы сместить акцент в эту сторону, нет?
   А впрочем, любой совет - это совет себе, а не Автору.


   Послесловие.

   Вы помните? Конечно, помните. "Я жив, двенадцать лет тобой храним..." - успеет написать он на обратной стороне телеграфного бланка. Марина будет много раз вытаскивать его буквально с того света. За год до конца только прямой укол в сердце вернет его к жизни. А потом она устанет бороться, и он останется один. Кто-то сказал, что виновата асфиксия, удушье, как следствие чрезмерного применения седативных средств (морфия и алкоголя).

   25 июля 1980 года. Его хоронила, казалось, вся Москва, хотя официального сообщения о смерти не было - в это время проходила московская Олимпиада. Только над окошком театральной кассы было вывешено скромное объявление: "Умер актер Владимир Высоцкий."



Алреций
Cвидетельство о публикации 337885 © журнал РЕЦЕНЗЕНТ 28.02.11 22:32