• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Критика
Форма:
Судья конкурса "Супердесятка - поэзия 2010" (Кубок журнала "Рецензент")

Шеф "Монологи не без лишних слов"

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   
   ***
   На этот раз блицкрига не получится. Уж больно интересно столкнула этих соперников случайность судейских оценок и турнирной сетки.
   Для меня поднятые темы - мир, человек в мире, жизнь, смерть, - очень интересны. Интересны и все эти про'клятые вечные вопросы о смысле - куда? зачем? за что?
   Ради наполненности философской проблематикой я готов простить стихам даже некоторое снижение эмоциональности. Но тут и эмоциональности хватает. Мда…
   Поэтому, извините, слов будет много :)
   Я изменю здесь методику обозревания, принятую мною в предыдущих обзорах. А именно - я попробую обозначить пару важных тем, а затем сравнить, что же скажут по ним авторы представленных на конкурс стихов.

    1. Бессилие

   --------------------------------------
    «Человек вспоминает о Боге, когда хочет невозможного.
    За возможным он обращается к людям»
    (Лев Шестов)
   --------------------------------------

   Из всех философских определений Бога мне больше других нравится определение Юма: «Бог - это доведённое до безграничности сочетание идей доброты и могущества».
   То есть Бог всемогущ и при этом бесконечно добр. Определение, как сказал бы Ницше, слишком человеческое. Однако, других определений у нас, человеков, быть и не может. Мы же не боги. Но мы хотя бы в принципе понимаем, о чём идёт речь. Особенно в части, касающейся могущества. Доброту нам понять сложнее, тем более доброту безграничную. Но и могущество, и доброта присущи и людям - в той или иной, но весьма ограниченной мере. К сожалению.

   Об этом примерно нам и рассказывает первое стихотворение «Старый Ной» подборки 51.
   Сама история Ноя подана Автором весьма эмоционально, так как описан эпизод с гибнущим ребёнком, гибель которого странным образом расстраивает читателей гораздо больше, чем одновременная с этим гибель почти всего остального человечества. Этот феномен навечно подытожил в истории литературы Ф.М. Достоевский своей гениальной сентенцией о слезе ребёнка.
   Многие скажут, мол, нельзя - штамп-с, да к тому же ещё и давление на больную мозоль, слёзовыжимание - запрещённый приём. Я лично так не считаю - это всего лишь инструмент писателя, которым, конечно, можно пользоваться. Если к месту и умело. Никому ведь в голову не приходит выбрасывать лопату, которой попользовался кто-то ещё. Или изобретать что-то взамен лопаты (так как копать землю лопатой - это штамп) никто не торопится. Гвозди забивать лопатой не надо, или охотиться на кабана. Хотя некоторые пробуют:)… А зачем, когда есть молоток и ружьё?

   Но вернёмся к страждущему Ною. А он именно страдает - «измученный Ной»… и «слезится душа», и волна стала «горькой, постылой» и даже ковчег и тот устал.
   Муки совести очень тяжелы, а некоторые поступки невозможно отменить, чтобы «перепоступить» по-другому: «Я до смерти своей этим криком, как грязью, облит». Примерно о том же - о невозможности вернуть назад нечто важное, но навсегда утраченное, говорит нам и Автор подборки 69: «Невозможность вернуться легко объясняется тем, что у времени есть расписание с точкой прибытья». Но даже и эта «лёгкость» объяснения почему-то совсем его не радует - картина мира получается траурной: «мир приторочен, точно чёрный бант и заколочен, словно чёрный ход».
   И Автор 51-й, как бы перекликаясь с 69-м, сетует: «Наступившая тьма словно ширмою мир отделила. И один на один остаюсь я с бедою своей».
   Вот этот отчаяние и бессилие перед непреодолимыми внешними обстоятельствами и законами окружающего мира хорошо знакомы каждому человеку - лбом стену не прошибёшь, констатирует такое положение вещей русский народ.
   Некоторые смиряются, некоторые мучаются совестью от своего бессилия, а некоторые задают…

    2. Вопросы

   ---------------------------------------
    «Авва Отче! всё возможно Тебе;
    пронеси чашу сию мимо Меня;
    но не чего Я хочу, а чего Ты»
    (Мк. 14:36)
   ---------------------------------------

   Вопросы (они же часто и просьбы), как известно, можно задавать разные и по-разному. На многие вопросы мы ждём ответа с твёрдой уверенностью их получить рано или поздно, на некоторые заранее знаем ответ, например, на риторические. Вопросы - почему мир таков, каков он есть? кто в этом «виноват» и «что» с этим «делать»? - очень похожи как раз на битьё головой о стену, построенную неизвестно кем, неизвестно когда и неизвестно зачем.
   Об этой стене хорошо написал опять же Достоевский в «Записках из подполья». Если кто-то интересуется, советую самим прочитать или освежить в памяти: tp://az.lib.ru/d/dostoewskij_f_m/text_0290.shtml
   (часть I, глава III)
   Я здесь лишь немного процитирую:
    «… такой господин так и прет прямо к цели, как взбесившийся бык,
    наклонив вниз рога, и только разве стена его останавливает… Стена имеет для них что-то успокоительное, нравственно-разрешающее и окончательное, пожалуй, даже что-то мистическое... Невозможность - значит каменная стена? Какая каменная стена? Ну, разумеется, законы природы, выводы естественных наук, математика… потому дважды два - математика… Господи боже, да какое мне дело до законов природы и арифметики, когда мне почему-нибудь эти законы и дважды два четыре не нравятся? Разумеется, я не пробью такой стены лбом, если и в самом деле сил не будет пробить, но я и не примирюсь с ней потому только, что у меня каменная стена и у меня сил не хватило… Как будто такая каменная стена и вправду есть успокоение… О нелепость нелепостей!... тут подмен, подтасовка, шулерство, - неизвестно что и неизвестно кто, но, несмотря на все эти неизвестности и подтасовки, у вас все-таки болит, и чем больше вам неизвестно, тем больше болит!»
   
   Так вот, мне кажется, что человек, пишущий стихи, поэт - это не тот, кого Достоевский называет «такой господин», успокоенный и смирившийся перед лицом необходимости. А тот у кого «все-таки болит, и чем больше неизвестно, тем больше болит!» И эту боль он выражает в своих стихах. И в вопросах, похожих на попытки пробить головой каменную стену.
    «Но без воли Твоей разве мог я хоть чем-то помочь им?», «Что мне делать, Господь?»,
   «Но возможно ль прожить безошибочно и не спеша?», - вопрошает Автор сборника «Монологи» устами своих героев. «Скажи мне, для чего с нас взяли не по чину?», «Дай хоть одну причину — и спеть, и жизнь прожить, и поле перейти», - ищет ответы Автор подборки «Без лишних слов»…

    3. Ответы

   ----------------------------------------
    «И море, и Гомер - всё движется любовью»
    (Осип Мандельштам)
   -----------------------------------------

   Человек - такое существо, которое очень ценит ответы. Очевидно, они ему нужны, как некое спасительное… плавсредство в бурном океане окружающей действительности. Если он их не находит, то готов придумать сам. А потом даже в них верить, наплевав на правильность и правдоподобность. И называя это «верой» в противовес «знанию», которое и есть, по сути, та стена, за которую разум человеческий проникнуть не в состоянии. Как ни странно, даже такие вот, «дутые» вроде бы, спасательные круги зачастую помогают держаться на воде…

   Как известно, отрицательный результат тоже результат. То же самое можно отнести и к ответам. Даже ответ «не знаю» несёт в себе информацию вполне определённого рода.
   Автор 69 вот так честно нам и говорит: «Спроси меня: "Куда?" Замешкавшийся в лифте,
    не назову этаж — не знаю: вверх ли, вниз»

   или:

   «Ни победить, ни объявить ничьей —
    смычок в росе искрится и течёт.
    Какой там счёт, когда виолончель?
    Мой дурачок, никто не знает счёт».

   И, в общем-то, может показаться, что Автор не находит ответов на свои же вопросы, обозначенные совсем недавно - в конце предыдущей части обзора. Так что ж, он тоже смирился пред непробиваемой стеной, она и его «успокоила»? Человеку предначертано только проигрывать? Посмотрим…

   Автор 51 сначала пытается искать ответы в себе (если на время отождествить его с персонажами своих стихов): «...за них не молил, малодушно БОЯЛСЯ ТОГДА на себе ощутить отголоски великого гнева». Ну, вот, одна из причин мук совести обнаружена - малодушие. И осознание этого помогло - боялся тогда, сейчас уже не боится.
   А «без воли Твоей разве мог я хоть чем-то помочь им?» - нет. Но сделать так, как велело сердце - вполне мог бы. И теперь, наученный горьким уроком, готов именно к этому. И плевать на наказание, которое всё равно уже настигло в виде мук совести.
   Душа всему учится не сразу, почти всегда на своих собственных ошибках. Поэтому и на следующий вопрос Автора «возможно ль прожить безошибочно и не спеша?» ответ найден - нет, нельзя.
   А «да» когда-либо будет?
   Терпение, мы приближаемся к финишу нашего философского круиза.
   Несмотря на отчаяние человек, пока жив, надеется на что-то… хотя, чем дольше живёт, тем очевиднее - надеяться ему не на что.
   А вот тут-то и приходит самое время и место сказать: «а-ид-ди-те-ка-вы-все-нах-уй - со своим дважды два четыре! У меня есть… виолончель!»
   Или сказать самому себе от имени, придуманного ли или нет (а собственно какая разница?), Бога:

    "Успокойся, старик. Видишь: голубь назад не летит.
    Значит, будет весна. И Земля для любви возродится"

   Для любви. Именно для этого создан наш мир. В это верят все, даже те, которые говорят, что не верят. Даже те, которые поступают так, будто не верят - как безумные, слепые и глухие… ко всему…
   Но и у них есть шанс, пока живы души:

    «Ведь глаза нам даны для того, чтобы видело тело.
    А вот зрячие мы, лишь когда прозревает душа…»

   Но любовь и сияющая красота добра неразрывны в этом мире с жестокостью и злом, также как страдание с радостью и жизнь со смертью. Именно это парадоксальное единство и создаёт ту особую и столь милую всем живущим музыку бытия, которую Автор 69 столь образно описал в стихотворении: «Виолончель на встречной полосе…».
   И вот ему (вам, всем нам) и причина, чтоб «и спеть, и жизнь прожить, и поле перейти » - слушать эту музыку, слушать как можно дольше, наслаждаясь и спеша ей навстречу - «лети туда, где ждёт виолончель…»
   Но лететь нужно в правильном направлении.
   Туда, куда движут нас не злоба и ненависть, а Красота и Любовь…

   ***
   И спасибо авторам подборок 51 и 69 за то, что они помогли нам своими стихами увидеть и … услышать это направление. И поддержать огонёк надежды, который есть у каждого
   «В самом центре души,
    посреди беспросветной глуши —
    там, где точка прибытья своё обрела очертанье»


   ***
   А теперь вернёмся на землю.
   Надо же баллы ставить… счёт, так сказать объявлять…
   Спасибо ещё раз за «Мой дурачок, никто не знает счёт», особливо за такое… эээ… ласковое обращение )))
   Но… взятые обязательства обязывают.
   Как оказалось, по крайней мере - на мой взгляд, оба автора нам поведали примерно об одном и том же, но очень важном для каждого человека. Правда, в весьма различной манере, стилистике и даже тематике написания. Судить о достоинствах стиля и техники я в самом первом обзоре стыковых матчей уже (слава богу!) отказался. А посему - ничья.
   Если где чего приврал, извиняйте, господа конкурсанты. Но именно так мне сегодня увиделись ваши подборки в своем неразрывном единстве и борьбе противоположностей (хы-хы).



Шеф
Cвидетельство о публикации 337862 © журнал РЕЦЕНЗЕНТ 28.02.11 22:31