• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма: Сборник

Без лишних слов (основной)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   ***
   Виолончель на встречной полосе —
   и струны к небу в тысячу свечей.
   Вот справа лес, и в нём — виолончель:
   в лесу трава — смычок висит в росе.
   Прыжками жиг, роптаньем сарабанд,
   где вдох, как Бах, а выдох, как полёт —
   мир приторочен, точно чёрный бант
   и заколочен, словно чёрный ход.
   Ни победить, ни объявить ничьей —
   смычок в росе искрится и течёт.
   Какой там счёт, когда виолончель?
   Мой дурачок, никто не знает счёт.
   Ветшает слово в гардеробной фраз,
   луна то в профиль, то опять анфас.
   Смотри, как странно: с каждой сменой фаз
   стареет сердце и скудеет глаз.
   Без лишних слов, без правильных речей
   виолончели на плече наклон.
   На миг повиснет и твоя качель:
   на двух канатах — с четырёх сторон.
   И, заколочен, точно чёрный ход
   твой старый мир останется ничей.
   Твой вдох, как Бах — твой выдох, как полёт.
   Лети туда, где ждёт виолончель.

   ***
   Среди чужих людей, вблизи своих деревьев,
   навязчивый, как дождь, невыездной, как дом,
   безумный, точно Лир, насмешливый, как Тевье —
   смотри, как я едва, отметь, что я с трудом.
   Как мёртвая эмаль старушечьей финифти,
   холодный небосвод вмонтирован в карниз.
   Спроси меня: "Куда?" Замешкавшийся в лифте,
   не назову этаж — не знаю: вверх ли, вниз.
   Скажи мне, для чего с нас взяли не по чину?
   Что голос заводной твердит о полпути?
   Что в этой воркотне? Дай хоть одну причину —
   и спеть, и жизнь прожить,
   и поле перейти.

   ***
   Невозможность вернуться легко объясняется тем,
   что у времени есть расписание с точкой прибытья.
   Разгребая листву, точно пачку чужих пост-мортем,
   эту мысль не могу ни забыть, ни другой перебить я.

   Даже клён деревянный — и тот понимает! И тот,
   громоздясь, возвышаясь — массивный, уродливый, чёрный —
   предрекает, как ужас: наклон — и скрипучий уход,
   и в земную траву погружает тяжёлые корни.

   Зацепиться корнями за землю, как делает клён,
   не удастся тому, кто предчувствует ночь по смятенью
   где-то в центре души. Вот и тень изменяет наклон,
   но стоит на своём до того, как сливается с темью.

   Темя ноет моё и немое гудит. Заглуши
   этот колокол косноязычный! Зачем? На черта мне?
   В самом центре души,
   посреди беспросветной глуши —
   там, где точка прибытья своё обрела очертанье.
Cвидетельство о публикации 331758 © Игорь Джерри Курас 23.03.11 12:44

Комментарии к произведению 1 (1)

Невозможно отвести глаза...

Спасибо! )