• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Приключения
Форма:
Худойжник ничего не может отразить, кроме хофна. Потомушта он токое неумытое зерколо.

Верлибр (да женщина ли я? ужели так жестока?)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   дух человеческий,
   божественный порою,
   с убожеством своим штоп сладить,
   подобное себе пытается найти:

   хватает Пастернака в зубы,
   за неимением его - зеленых веток
   пучок всегда плакучей ивы,
   «огромной, близкой, с каплями смарагда
   на кончиках кистей прямых»

   и торкаясь влюблённой головою
   в окошко той, единственной, которой
   на свете нет и быть не может,
   кричит стихом лирическим отважно:

   «Лупи! лупи! любимая, дождём
   осенним непонятного поэта!
   Я веток и принёс для этого,
   нам будет хорошо вдвоём!»

   бульк
Cвидетельство о публикации 330952 © очаровательная тупость 14.01.11 20:34

Комментарии к произведению 3 (6)

Амалия Фирсовна, как же вы похожи родной поэтической кровью с вашей младшей сестрой Дуней Крошкиной. Как великолепно сродство ваших душ! Вдвоём вы можете собирать многошумные корпоративы и затмевать своей поэзией лучшие умы современной лирики, поднимаясь на крыльях своего воодушевления поверх всех барьеров, прокрустовых лож, над водой подобных песен, в которых можно плавать как в бассейне!

А ты любви моей не понял,

Не захотел и не сумел,

И не было тебя бессонней,

Невыносимей на уме,

И не было тебя повсюду,

Не приходил куда бы ты,

Сдавал пропитую посуду

Кадилом звонкой пустоты.

А я ждала и умножала

Всю горесть знаний на уме,

Вводила яд змеиный в жало,

На языке гудела медь.

И пробил час. Меня заметил

Среди, подобных мне, богинь:

На море страсти дунул ветром

И обездонил до ни зги!

Спасибо, дорогой.

Прав, тысчу и один раз прав, Дуня такая. Она и меня может затмить.

Ни одна мелочь не проскользнёт мимо её зоркого, словно у старого стервятника, ока.

Даже просматривая заседание антикризисной коалиции провласного большинства в ВР, она находит добрые слова, чтобы придать политическому звучанию борьбы некую здравую составляющую экономической целесообразности и гуманности.

До чего ж наша жизнь безысходная,

До чего ж в ней всё лихо закручено

То ли умными, то ли природою,

То ли вечности доброй мучениками.

Настроение климактерическое,

И могла бы, да чо-то не хочется

С кем попало в любви истерической

Разделять красоту одиночества,

Слушать чьи-то чужие истории

И кивать головой озабоченно

О романе былом в Евпатории…

О, какими мы были порочными!

О, с какими мы знались мужчинами!

Нынче все, не в кровати, в политике!

С телевизора толстым и длинным

Языком по ушам ездят! Нытики!

/Дуня Крошкина/

Маруся, почему "о... тупость", а не "о... глупость"?

откуда у бомжа печенье?

Оттуда...

от такова же слышу.

Отчего такая сердитая?

А с кем разговариешь? Маруси сегодня здесь нет.

Да чорт разберёт их, этих водолазов в скафандрах: где мужчина, где женщина?

Всё как у нас - коммунистов.