• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фэнтези
Форма: Рассказ
Фанфик по "Тайному Городу" Вадима Панова.

Выбор фаты Велерады

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Выбор фаты Велерады


Они узнают, и это станет началом конца.
Мрачные мысли не отступали. Днём и ночью, во время изнурительных тренировок и на балу - мучительные сомнения не оставляли Велераду. Ночные кошмары уже наложили отпечаток на прекрасное лицо молодой колдуньи - тени легли под глаза, скулы заострились. Злые языки даже начали поговаривать, что Велерада влюбилась. Дурачьё! Да стоит щёлкнуть пальцами, к её ногам упадёт любой мужчина - от дружинника до барона. Впрочем…
Так уж получилось, что из всех дочерей барона Яромира самая младшая уродилась самой одарённой. Первое же тестирование показало уровень жрицы у маленькой непоседы. И в семье всё закрутилось вокруг неё. Годы шли. Из хорошенькой малышки выросла настоящая красавица, привыкшая всегда и во всём быть первой. И в то время как сверстницы уже вовсю строили глазки молодым дружинникам, Велерада лишь недоумённо пожимала плечами и шла учиться дальше. Поэтому никто не удивился, когда в один прекрасный момент она по праву заняла место обер-воеводы Дружины Дочерей Журавля, хотя такой молодой обер-воеводы Зелёный Дом не знал уже несколько сотен лет. Но Дружина, по всеобщему мнению, должна была стать только началом - первым шагом к трону, тому самому, на котором уже довольно давно восседала двоюродная тётка отца - королева Ростислава.
… уж весь Сахнагарадак объят пламенем. Уж весь цвет людской армии сложил головы на подступах к дворцу, последний неравный бой принимают Дочери Журавля, поддерживаемые лишь сопливыми школьницами, чьим обессиленным молниям позавидует разве что ребёнок. А чуды всё прибывают и прибывают. Свежие, переполненные магической энергией, не ведающие жалости…
- Рада, сколько можно спать? - Милена капризно выпятила нижнюю губу. - Ты меня совсем не слушаешь.
- Прости, я устала и задумалась.
- О, Спящий! О чём можно задуматься на балу?
- Я вспомнила о Сахнагарадаке.
- Вспомнила? - юная фея округлила глаза. - Да ты ещё даже не родилась, когда это случилось.
- И что? - огрызнулась Велерада. - Зато моя мать была там.
Запоздалое раскаяние кольнуло сердце. Зря она всё это сказала. Будь на месте бестолковой Милены кто постарше или поумнее, от его внимания не ускользнула бы странная тема, волнующая обер-воеводу.
- Ты никогда не рассказывала, что твоя мама участвовала в том сражении.
- А разве, - Велерада смерила подругу несколько высокомерным взглядом, - это имеет какое-то значение?
- Но она такая молодая!
- Она училась в школе. Но… ты бы пошла на смерть за Людь?.. А она пошла.
Под сводами замка заиграла чуть чопорная тяжеловесная музыка, столь любимая чудами, и Велерада поспешила уйти от продолжения разговора, изобразив страстное желание развлечься. А перед взором висела пелена невыплаканных слёз, так что она даже не разглядела поначалу, чьи руки подхватили и закружили в вихре танца. Да в общем-то ей было всё равно.
- Прекрасная фея чем-то расстроена? - баритон рыцаря был бархатным, как его же пурпурный камзол.
- Фата. Когда вы все запомните? - ворчливо, но без злости отозвалась Велерада.
- Никогда, полагаю. Так кто обидел прекрасную фату? - не унимался рыжеволосый.
- А кто разрушил всё, что мы создавали много веков, и теперь налаживает контакт глупыми бессмысленными балами?
- Скажем так, - на резком па чуд на мгновение замолчал, - бал даёт Великий Магистр, а не я. Мне наши конфликты весьма приятны.
Рука сама дёрнулась отвесить пощёчину, но крепкая ладонь рыцаря стиснула запястье чуть ли не до хруста. Карие глаза взглянули с упрёком. Красивый резко очерченный подбородок упрямо выдвинут вперёд.
- Утром, перед показательными выступлениями. За час до рассвета.
- А часа нам хватит?..
Но колдунья, словно туман, уже выскользнула из объятий, и звонкий её смех звенел в другом конце зала.


***


- Это ужасно и прекрасно одновременно…
Силуэт сидящей на подоконнике колдуньи чуть шелохнулся. Задумчивость и какая-то едва уловимая напряжённость позы остановила готовый вырваться вопрос.
- Ты ещё не понимаешь. Но обязательно поймёшь. Не важно, ты или твои потомки, такие же упрямые и самовлюблённые гордецы. Когда-нибудь - я не знаю когда, но знаю, что это будет - вы повторите наш путь. Вас растопчут и изгонят так же, как вы растоптали и изгнали нас. Мы ютимся в глухих лесах, довольствуясь лишь воспоминаниями о былом величии.
Она вздохнула и грустно улыбнулась звёздам.
- Какая между нами разница? У тебя Карфагенский Амулет, вздыбившийся единорог, Орден. У меня Колодец Дождей, танцующий журавль… моя Людь. Свой источник, свой символ, свой Дом. Выходит, не такие уж мы разные. Только на твоих губах до сих пор чувствуется вкус победы, а на моих - горечь утрат. Но знаешь… знаешь, что я поняла? Всё это не важно. Я жива и буду жить ещё очень долго. А те, кто покинул когда-то Сахнагарадак, умрут. Умрёт старая королева, умрёт мой отец и моя мать. Но я не имею право на сожаление и скорбь. Я живая!
Голос Велерады неожиданно дрогнул, как будто что-то мешало ей говорить. Но она собралась с духом и продолжила, не позволяя вклиниться ни с вопросами, ни с возражениями.
- В будущем мне прочат трон. Ты знаешь это так же хорошо, как то, что тебя видят на месте Великого Магистра. Но мне не нужен резной кусок дерева, нет. Мне нужна власть. Та власть, что не ради власти, а ради людов. Я хочу уйти куда-нибудь - в такое далёкое и тайное место, где вы никогда нас не найдёте, где спустя всего несколько поколений то наше поражение станет лишь скупым фактом истории. Я хочу, чтобы танцующий журавль снова простёр свои крылья над Зелёным Домом и чтобы юные феи никогда не встречались с рыцарями Ордена. Ни в бою, ни на балах…
Пауза затянулась, но Ульрих не стал прерывать любимую. Он чувствовал, как чужеродная энергия пульсирует в хрупком, на первый взгляд, теле.
- Мне больно. И я не знаю, как утихомирить эту боль. Мне страшно. И я не уверена, что смогу побороть свои сомнения. Я успела полюбить тебя до того, как поняла. Я не имею право распоряжаться своим сердцем. Не могу. Не должна! Оно безраздельно принадлежит и может принадлежать только Люди. И я не имею права на твою любовь, потому что твоя любовь - вся без остатка - предназначена Ордену.
Внезапно Велерада спрыгнула с подоконника и, сев на край кровати, нежно погладила рыцаря по щеке. Глаза поймали его взгляд. А губы продолжили тихо, но твёрдо выговаривать слова.
- Наши отношения были обречёны с самого начала. Нет будущего у люды и чуда. Мы даже не сможем иметь детей. Но у нас по отдельности есть куда больше возможностей. Когда я стану Королевой, ты, быть может, примеришь цепь Великого Магистра. Понимаешь? Это мой шанс оставить после себя что-то по-настоящему важное. Моя Людь - то единственное, ради чего я готова умереть. Я жива, пока я нужна Зелёному Дому. И я больше не могу рисковать. Люби не меня. Будь моим врагом… Будь чудом до мозга костей! А я буду - людой…
В предрассветном сумраке две тени слились под балдахином.
Оба знали, что это их последний раз. И больше не произнесли ни слова.


***


Показательными выступлениями предстоящий турнир назвали не случайно. Ещё слишком свежи и мучительны были воспоминания о потерянном величии. Ещё слишком сильно было желание доказать. Кому? Наверное, самим себе. Что? Что не слабее, а просто так получилось. И выходили люды на арену, как на смертный бой.
Первой жертвой турнира десять лет назад стал молодой дружинник. Мощный двуручный меч рыцаря-Дракона перерубил бойцу Люди ключицу и вгрызся в плоть. Фонтан крови за мгновения залил серебристый песок арены, а все в гробовом молчании смотрели на труп и растерянно стоящего над ним чуда. Инцидент замяли. Спустя ещё два года погиб рыцарь, потом молодая фея. И Великий Магистр решился сменить формат мероприятия, дополнив его предварительный балом, на котором соперники могли бы дружески пообщаться.
Надо заметить, ход был мудрым, потому как непринуждённая обстановка, танцы, галантность новых хозяев земли смягчали категоричный настрой людов. Так должно было быть и в этот раз, тем более что все участники выступлений, кроме одного, родились уже после большой войны.
Задорно протрубили герольды. И распорядитель поднялся на трибуне, чтоб объявить пару.
- Обер-воевода Дружины Дочерей Журавля фата Велерада.
Взоры присутствующих обратились к ней. Оценили два тяжёлых изогнутых клинка в её руках, пробежались по отливающей изумрудным броне, зачарованной лучшими колдуньями Зелёного дома, остановились на решительном лице.
- Лейтенант Гвардии Великого Магистра, Командор войны Ульрих фон Гот.
Из-под противоположной трибуны показался соперник, так же с двумя клинками, небрежно заброшенными на плечи. Длинные рыжие волосы перехвачены сзади лентой, лишь одна непослушная прядь выбилась из хвоста и щекотала щёку. А в глазах, смотревших на неё, плясал озорной огонёк.
Ульрих был старше Велерады на двадцать лет. Старше, опытней. Но они уже встречались на арене. И ей были прекрасно известны его сильные и слабые стороны. Колдунья на мгновение смутилась. Руки, которые держат мечи, ещё несколько часов назад яростно сжимали её бедра, плечи, на которых покоятся лезвия, прижимали к подушкам. Интересно, остались ли на них багровые следы укусов?..
Этому пора положить конец. Надо. Жизненно необходимо. Велерада тряхнула головой, как будто перепутавшиеся мысли могли стать на место от такой небольшой встряски.
… взрывы шаровых молний раскалили воздух. Сияющая бронёй чудская пехота деловито уничтожала разрозненные очаги сопротивления. Отборные силы Гвардии и Лож теснили последних защитников Сахнагарадака к воротам, зажимали. Им уже не нужна была магия. Истощённые физически и морально, люды падали - под тяжёлыми двуручными мечами Драконов, с арбалетными стрелами Горностаев в сердцах. И резне не было конца…
- Бой без применения магии!
Сигнал к началу поединка она не услышала, но по стойке Ульриха поняла - время. Он оставлял ей право первого шага. Он хотел убедиться, что готова и она. Высокомерный. Благородный. Почему он чёртов чуд? Почему, почему, почему?!
Велерада вложила в двойной удар сверху всю обиду и злость, разрывающую ей сердце. Металл жалобно звякнул, и зрители ахнули. Агрессивное начало - не стиль колдуний Зелёного Дома. Обычно они берут ловкостью и чёткой выжидательной позицией. Ведь ошибаются рано или поздно все, а пользоваться ошибками других - целое искусство. Впрочем, Велерада по праву считалась необычайно сильным бойцом - выносливая, быстрая, одинаково хорошо фехтующая правой и левой рукой, более того - великолепно работающая двумя клинками одновременно.
Лезвия мелькали с фантастической скоростью, то справа, то слева, снова сдвоенный сверху. На лице рыцаря первое удивление сменилось холодным равнодушием. Он отвечал всё увереннее, постепенно перехватывая инициативу. Пожалуй, только самые искушённые воины успевали теперь следить за вензелями, которые выписывали четыре лезвия в воздухе, остальные лишь затаили дыхание. Велерада использовала скорость и природную гибкость, её движения напоминали, скорее, элементы грациозного танца. Рыцарь же поставил на силу. Каждый ответный удар сбивал колдунью с ритма, тормозил стремительность порывов, разрушал кружевное плетение атак. Она уже раскраснелась, зрачки расширены, так что ярко-зелёной радужки почти не видно. Не к месту Ульриху вдруг пришло в голову, что точно такое же лицо было у Велерады, когда в предрассветном сумраке их накрыла волна первобытной необузданной страсти. На секунду он потерялся, почувствовав прилив желания, и тут же поплатился. Клинки Велерады поймали оба его меча в ножницы с такой яростью, что рукояти сами вывернулись из ладоней.
Воздух неожиданно загустел. Мечи, будто преодолевая сопротивление, медленно описали две идеальные дуги. Самое время! Велерада несколько месяцев тренировала этот удар. Одна и только на големах. Никто не мог предположить, что нежные кисти девушки могут вывернуться под таким углом и в мгновение перевести оружие в две абсолютные параллели, рассекающие грудь и шею. Никто не понял, что произошло и почему рыцарь, ещё секунду назад стоящий с оружием в руках, падает навзничь.
Мутная пелена перед глазами. Мёртвая тишина. И хотя целители уже выбежали на арену, никто больше не шелохнулся на трибунах. Фата Велерада покидала поле боя. Выиграв и проиграв свою главную битву. Она знала, что Ульрих никогда больше не коснётся её, что никому не расскажет о них. Она прочитала это в его остановившемся взгляде.
Она… не смогла убить его. И он понял почему. Понял.
Теперь Ульрих готов умереть за неё.


***


С необычайно бледного неба пушистыми хлопьями падал снег. И хотя подбитый мехом плащ отлично согревал, Велерада непроизвольно поёжилась. Одна. В огромном тихом лесу. Под ногами шелестят припорошенные листья. Лёгкий морозец задорно пощипывает щёки.
Привычно просканировав окружающее пространство, прислушавшись к собственным ощущениям, колдунья направилась вглубь чащи. На этот раз она забралась очень далеко на восток. Так далеко, что никто её не отыщет на этих пустынных просторах. Небольшой домик с тёмными окнами, по всему видно, что не жилой, - сиротливо приткнулся между деревьями. Но Велерада знала, куда пришла, и запустение ничуть не смутило её. Скрипнула дверь. В прямоугольнике света проступили чистые дощатые полы. Несколько простеньких заклинаний вмиг оживили дом: по углам затеплились свечи, в камине затрещали поленья, жадно поедаемые пламенем. Довольная собой, девушка стряхнула с плеч плащ, небрежно кинула на софу и с нежностью выудила из замшевого мешочка амулет.
Изящная подвеска загадочно поблёскивала, качаясь на длинной цепочке. Тонкая работа - работа истинного мастера. Подарок. Велерада вздохнула: ей необходимо успокоиться и всё обдумать. Прошло уже несколько месяцев с того памятного поединка, но в груди всё ещё болело. Дурное настроении сказывалось на отношениях с родными и друзьями. Последняя ссора с матерью чуть было не выдала её с головой. Некстати посватался Ярополк.
Кстати - некстати…
Ярополк, как ни крути, был лучшей партией для неё. Неглуп, недурён собой, хоть и несколько самонадеян, он вырос старшим сыном в семье барона Ростислава, где нарожали отличный отряд дружинников и ни одной мало-мальски сильной колдуньи. Хотя мать и тётка Ярополка были магически одарены и уже давно вступили в круг жриц, на корону они не претендовали. При таком раскладе, прими Велерада ухаживания будущего барона, две семьи и, как минимум, две жрицы будут лоббировать её интересы на политической арене. Но думать об этом не хотелось. Больше всего на свете в этот момент Велераде хотелось разобраться в себе.
Раз за разом ей приходится выбирать. Мучительно. Скрепя сердце. Разрываясь. Почему так? И почему она никак не может вырваться из этого кошмара? Повертев в пальцах витое украшение, Велерада со вздохом надела его на шею. Подарок Ярополка. Знак любви.
Закружилась голова. Магическая энергия, заблокированная в теле, взбунтовалась, вскипела. Приступ тошноты сменился слабостью, а потом всё прояснилось. Как будто дождь пролился с небес, открывая солнце. Зрение, слух, обоняние - всё обострилось, компенсируя купированное магическое восприятие. А потом вернулось и оно. Велерада почувствовала потоки энергии природы, пульсирующие в окружающем пространстве. Огонь, деревья, ветер, земля. Энергия пропитывала каждый кусочек пространства. Но ничто не тянулось к ней, не чувствовало в ней силу. Амулет надёжно экранировал владелицу от любого магического поиска или сканирования. Единственный минус заключался в том, что воспользоваться заклинаниями, не сняв с себя артефакт, было невозможно. Но Велерада приняла правила игры, рассчитывая в случае чего почувствовать опасность.


Уже десять дней добровольного изгнания прошли в размышлениях, анализе событий и тренировках. Велерада много гуляла по окрестностям, напитываясь новыми ощущениями, много экспериментировала с техникой боя и ни на секунду не прекращала думать. Для себя она решила, что замуж не выйдет до получения заветной короны - незамужняя жрица, как правило, имеет больше шансов на выборах. А чтобы обеспечить поддержку семьи Ярополка, она будет поощрять его ухаживания. Когда-нибудь образ Ульриха сотрётся из памяти. Когда-нибудь всё забудется, как страшный сон.
Между деревьями заискрился ручей. Мелкий, но быстрый, он ещё не попал в ледовый плен наступающей зимы. Хотя узорная корочка уже схватила берега. Велерада втянула морозный воздух глубоко-глубоко, задержала дыхание, нагнетая кислород в кровь. Красота! И ни души… Стоп... Она замерла. В глубине души шевельнулось странное чувство - она здесь не одна. И прежде чем Велерада успела понять, откуда пришёл сигнал, приятный голос окликнул её из-за спины.
- Добро пожаловать в наши края, фея.
- Фата, - привычно поправила колдунья, поворачиваясь.
Теперь она в полной мере почувствовала магический фон незнакомца. Он открылся или она пропустила? В любом случае перед ней изящно склонился в приветствии очень сильный маг.
- Простите, милая фата. И не тянитесь к Вашему чудному амулету. Вы не успеете.
Велерада отдёрнула руку от подвески, словно обожглась.
То, что перед ней стоял нав, не вызывало никаких сомнений. Высокий, худощавый, проницательные чёрные глаза как будто видят её насквозь. И эта тёмная энергия. Хроники, правда, описывали навов более звероподобно… Но где хроники и где реальность?
- Убивать Вы меня не собираетесь, судя по всему, - хотя Велерада изо всех сил пыталась быть вежливой, но уязвлённое самолюбие добавило голосу юношеской дерзости.
- Не собираюсь. А Вы, судя по всему, не собираетесь пригласить меня в гости. Тогда я предложил бы прогуляться. У меня к Вам - интересный разговор.
- Может быть, Вы представитесь? В знак добрых намерений.
- Может быть, представлюсь, когда Вы скажете мне «да», - нав улыбнулся, и невозможно было определить, шутит он или нет.
- Хорошо. Я согласна. Меня зовут Велерада.
- Очень приятно, - нав отвесил непренуждённый поклон, - Сантьяга. Теперь мы познакомились, и я не стану возражать, если вы захотите снять своё украшение.
Возможно, несколько поспешно, но с присущей женщине грацией, колдунья сняла цепочку с шеи и заботливо спрятала в мешочек. Сама собой образовавшаяся пауза позволила ей заново привыкнуть к ощущению себя в магическом пространстве. К тому, что всё вокруг чувствует её.
- Так о чём Вы хотели со мной поговорить?
Велерада решила взять инициативу в свои руки и сразу перешла к главному. Предельно деловой тон скрывал волнение, а чтобы не выдать себя непроизвольной мимикой, колдунья бодро шагала чуть впереди, выбирая маршрут прогулки. Новый знакомый, казалось, не замечал скорости и легко вышагивал рядом.
- Понимаете ли, милая фата, хотя мы и лишились мирового господства давным-давно, но мы очень внимательно следим за событиями, происходящими в нашем мире. Что поделать, - Сантьяга развёл руками, - это стало последним развлечением для нас: наблюдать, анализировать и прогнозировать. В конце концов, мы пришли к выводу, что наше тайное убежище, наш Тайный Город недолго будет оставаться таким уж засекреченным. Или вы, или новые хозяева мира… кто-то обязательно обнаружит нас. И я не уверен, что рыцари Ордена - лучший вариант. Слишком прямолинейно и, как бы поделикатнее выразиться… слишком негибко мыслят. Они сначала пытаются уничтожить то, что не понимают, а потом уже разобираться.
- Что есть, то есть, - поддакнула Велерада. Её мысли всё время пытались уплыть, и приходилось каждый раз одёргивать себя, вслушиваться в слова.
- А потому мы предпочли бы иметь хоть не самого мощного, но зато равного по силам союзника. И дабы не отнимать Ваше время дольше, чем это требуется, я изложу свою позицию и своё предложение предельно кратко.
Сантьяга внезапно замер на месте, вынудив Велераду также остановиться и развернуться к нему. Ничего не выражающие глаза на мгновение сверкнули шальным огоньком.
- Я осведомлён о Вашем потенциале и, кажется, представляю себе конечную цель Ваших благородных устремлений. Более того, я осмеливаюсь предположить, что Вы сумеете добиться своего. Однако в нынешнем положении Зелёный Дом будет хиреть и загнивать. Но мы готовы открыть ворота Тайного Города людам. Разумеется, под гарантию полной лояльности. Мне очень хотелось бы видеть в Вашем лице союзника, который будет держаться политики мирного сосуществования. Хотя бы первое время.
Сказать, что слова нава удивили Велераду, - ничего не сказать. Она была ошарашена услышанным. В голове перемешалось сразу всё: мечты, расчёты, сомнения, страхи, надежда. Внутри образовался ледяной ком. Станет ли она героем, если уведёт людов в скрытое убежище подальше от чудов? Не станет ли это ловушкой для и народа, который до сих пор страдает от утраченного величия? Как будет воспринят её контакт с навами в конце концов?.. Но это был шанс. Тот самый, о котором когда-то она с жаром говорила Ульриху. Тот самый, о котором можно было только мечтать.
И вряд ли в случае отказа Сантьяга планирует отпустить её живой и здоровой с такими ценными знаниями, а значит, предложение поступит кому-то другому.
- А что, если я обману Ваши надежды? Или Ваше доверие? - пересохшие губы слушались с трудом.
- Вы не умеете обманывать надежды, Велерада. Что же касается доверия, то на этот случай у нас есть очень ценный аркан - Клятва нерушимой верности. Вы просто поклянётесь на этом чудесном артефакте, - Сантьяга продемонстрировал потрясающей красоты кристалл - чёрный с золотой искрой внутри, - и тем самым гарантируете нерушимую верность собственному слову.
- Вы всё продумали… И когда я должна дать ответ?
- Сейчас или никогда, милая фата. Сейчас - или никогда.
Она сможет решить эту проблему! Не сегодня и не завтра - позже, когда положение в обществе и влияние её будут сильны, когда репутация и поддержка окружающих не позволят никому усомниться в её решениях. Она успеет подготовить почву и посеять ветер. А буря принесёт им очищение. Жизнь с чистого листа.
Вздохнув полной грудью, Велерада протянула руку Сантьяге и решительно раскрыла ладонь.
- Я сама решу, когда настанет время для Тайного Города.
- Никаких возражений, фата Велерада. Повторяйте за мной…


Томно вздохнув, Фея Зорянка отложила перо и довольно потёрла ладошки. Новый роман, над которым она трудилась последние полгода, в который вложила частичку себя, - просто обязан наконец принести ей успех у читающих домохозяек Тайного Города. Так романтично и так трагично. Смахнув сентиментальную слезу, молодая колдунья заботливо упаковала рукопись в конверт и сияющими изумрудными чернилами вывела адрес издательства.
Cвидетельство о публикации 326559 © Катя Бирман 15.12.10 13:40