• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Если не терпите однополой любви, не советую читать сей рассказ...

Награда

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   «Ах, как же он прекрасен!» - думала юная принцесса, не в силах отвести глаз от молодого мужчины лет двадцати пяти на вид, что разговаривал с какой-то уже пожилой дамой. А девушка стояла неподалёку, зачарованно разглядывая его чёрный с золотом наряд и очень необычные волосы. Они были тонкими, но длиной практически до колена, собраны в хвост. Однако ещё более удивлял цвет: ярко-алый, кровавый. Как же принцессе хотелось подойти и коснуться этих волос, зарыться лицом, вдыхая неповторимый аромат! Герцог появился при дворе всего неделю назад, а она уже теряет покой, если хотя бы один раз за день не увидит его. «Влюбилась, как кошка». Но несмотря на то, что Катарина понимала, что не может без него, гордость и величие будущей королевы не давали ей показать герцогу свою, мягко говоря, заинтересованность им. Два очень сильных, но абсолютно противоположных чувства буквально рвали девушку на куски, иссушая душу и заставляя страдать. Однако пока что гордость была сильнее.
   «О нет! Он идёт ко мне!»
   Да, та пожилая дама отошла от молодого герцога, и он направился прямо к Катарине. А Она даже с места двинуться не могла, оглушённая стуком крови в висках.
   - Приветствую, Ваше Высочество, - очаровательно, но не без некой хищности улыбнулся мужчина.
   - П-приветствую, герцог Д-джиллиан, - не без некоторого труда улыбнулась Катарина, стараясь изгнать из голоса любые признаки дрожи или волнения. Впрочем, получалось это у неё из рук вон плохо.
   Джиллиан улыбнулся шире и завёл неспешную беседу, периодически пересыпая её комплиментами в адрес юной принцессы. Длился разговор достаточно долго, и всё это время герцог смотрел Катарине лишь в глаза. Она тоже не могла оторвать взгляд. Герцог очаровывал девушку всё больше. Вот, она уже отвечает невпопад, забывая о необходимости поддерживать беседу, не видя хищного огонька в стальных глазах.
   Мужчина берёт принцессу за руку и выводит из зала, в котором проходил бал. Катарина, как сомнамбула, идёт, не видя никого вокруг. Джиллиан ведёт её по коридору, спускается по лестнице, снова поднимается, проходя через какие-то покои. Принцессе всё равно. «Хоть на край света. Только бы с ним…»
   Но вот мужчина остановился. Послышался скрип двери и щелчок замка. Девушка вздрогнула, будто бы очнувшись. Они с герцогом стояли посреди небольшой комнаты, главной достопримечательностью которой являлась большая кровать. Катарина потупилась, чувствуя, как краска заливает щёки. Джиллиан подошёл ближе, поднял её лицо за подбородок… и впился в губы. Сначала горячо, но постепенно поцелуй становился нежнее.
   - Ты будешь моей? – оторвавшись, спросил герцог, глядя девушке в глаза.
   - Буду… - ответила она, снова не в силах оторвать взгляд.
   Хищный огонёк стальных глаз вспыхнул ярче.

   Мужчина сидел в кресле, неторопливо потягивая тёмно-бордовую жидкость из серебряного кубка. Кожа сидящего была алебастрово-белой и резко контрастировала с угольно-чёрными волосами. Черты лица изящные и острые, глаза – два бездонных колодца, заполненные мраком. На двух пальцах – тонких и длинных – каждой руки красовались серебряные перстни с чёрными или ярко-алыми камнями. Одеждой служила тёмно-красная рубашка со сборчатыми манжетами и широкими рукавами, жабо чёрного кружева с большим рубином, чёрные же штаны и жилет, расшитый красными нитями. Обувью – высокие, до колена, сапоги с заострёнными носами. Конечно же чёрные.
   Сидящий ждал.
   Ещё несколько минут, и перед ним из ничего соткалась фигура красноволосого мужчины в матово-чёрных латах. Катарина без труда узнала бы в нём того самого герцога Джиллиана, в которого она была столь сильно влюблена. Вернее, думала, что влюблена. Однако сейчас черты его лица стали гораздо более резкими, ирония и презрение буквально пронизывали их. Губы по цвету почти сливались с сильно побледневшей (но не настолько, как у черноволосого) кожей, а хищный огонь глаз мог не заметить только слепой. Мужчина тут же опустился перед сидящим на одно колено, склонив голову. Кроваво-красные волосы были распущены и свободно стекали по плечам и спине на пол.
   - Мой князь, вот то, за чем Вы меня посылали. - Не поднимаясь, прибывший протянул руку, и над ладонью возник сгусток слабого белого сияния. – Душа дочери ненавистного короля-паладина.
   Голос мужчины был почтительным, даже несколько подобострастным, однако не без ноток некой робости, будто его владелец боялся вызвать гнев, неодобрение или просто недовольство сидящего в кресле перед ним.
   - Прекрасно, Белиал, - протянул черноволосый. На тонких губах появилась некое подобие улыбки. – Ты заслужил награду.
   Его же голос был плавным, тягучим, глубоким, но определённо мужским. Он с первого слова обволакивал своим бархатным покровом любого, кто слышал дивное звучание.
   Взгляд Князя перешёл на сгусток сияния, который тут же дёрнулся и заметался над ладонью Белиала, будто испугавшись. Мужчины улыбнулись. Белый огонёк вдруг застыл и начал сжиматься, становясь всё меньше. Меньше, меньше, меньше… Пока не исчез совсем. Черноволосый взглянул на Белиала. Он тут же склонился ещё ниже.
   - Служить Вам – самая большая радость для меня, мессир. Это смысл моего существования.
   Подобие улыбки, так и не покинувшее губы Князя, стало чуть более явным.
   - Знаю. Так чего же ты хочешь, мой верный слуга? Какую награду?
   - Вы знаете, чего я хочу, мессир, - напрягшись, выдохнул демон, устремив взгляд в пол и истово надеясь, что хозяин не сочтёт это дерзостью.
   Да, Князь знал. Однако крайне редко позволял Белиалу получать столь страстно желаемое им. Но сегодня…
   - Что ж, хорошо, - протянул мужчина, переводя взгляд на кубок.
   Демон вздрогнул. Нерешительно поднял голову, как бы желая уточнить, не ослышался ли он. Черноволосый продолжал улыбаться. Белиал тут же снова опустил голову, одновременно вставая на оба колена. В горле ком, в висках бешеный стук крови.
   - Спасибо… мой князь… - только и смог прохрипеть демон, чувствуя, как шальная радость заполняет всё его нутро, отзываясь лёгким покалыванием по всему телу.

   Невысокое, обитое чёрным бархатом ложе. Россыпь кроваво-алых шёлковых подушек. Князь полулежал, откинувшись на них. Сейчас тело мужчины было облачено лишь в чёрные штаны и тёмно-бордовую рубашку.
   Князь снова ждал.
   Однако почувствовав колебания сил, едва заметно усмехнулся, поняв, что ожидание окончено. В комнате, прямо перед ложем из мрака соткалась фигура Белиала. Он уже был без лат, только в штанах. Прозрачную бледность кожи ещё больше подчёркивало кровавое покрывало волос, подсвечивающее сталь взгляда.
   Едва появившись, мужчина тут же опустился на колени перед ложем, склонив голову. Непомерно длинные волосы снова стекали по его телу, образовывая на полу алые озерца. Тонкие губы Князя снова тронула лёгкая усмешка. Он не пошевелился и не произнёс ни слова, лишь чуть прикрыл глаза, взирая на коленопреклонённого демона. Белиал тоже молчал. Просто не мог ничего сказать. Помесь сладости, трепета и волнения пережали горло, не давая вытолкнуть хотя бы слово. Эти же чувства породили некий страх, сковавший тело, и мужчина всё никак не мог сбросить его с себя. В обволакивающую тишину комнаты, гармонично с ней переплетаясь, плавно вкрался негромкий голос Князя:
   - Чего же ты ждёшь?
   Белиал вздрогнул. Он мог различить все, даже самые незначительные и тонкие интонации голоса своего повелителя, и сейчас услышал в этой кошачьей мягкости едва-едва уловимые нотки стали.
   Нет! Только не это! Не сейчас! Мужчина слишком долго ждал, слишком сильно жаждал эту награду, чтобы сейчас вот так вот просто, по собственной глупости лишиться её!
   Сбросив оцепенение, Белиал очень осторожно коснулся руки своего повелителя и поцеловал алый камень перстня. Даже этот простейший жест вызвал очередную волну трепета, окончившейся сладкой судорогой внизу живота. Преодолевая робость, демон коснулся губами кисти руки.
   - Мессир… - выдохнул он, не поднимая взгляд. – Наивысшее счастье для меня – служить Вам. Быть Вашим покорным слугой. Нет. Рабом. Только пожелайте, Господин, и я сделаю всё, абсолютно всё. Повелевайте. Делайте, что Вам угодно. Я буду несказанно рад исполнять Ваши приказы, мой Повелитель. Я никогда себе не прощу, если стану причиной хотя бы малейшего Вашего недовольства. Это самое страшное, что может случиться. Простите, Господин. Я готов вечность смиренно умолять Вас об этом.
   Эти слова жгли Белиала, он был готов повторять их снова и снова, пока не сотрёт губы в кровь. Милость Князя, выполнение его воли были для демона важнее, чем что бы то ни было. А малейший признак неодобрения – самой страшной карой.
   - Прощаю, - всё также негромко и с тем же подобием усмешки на губах сказал Князь, глядя на Белиала сверху вниз из-под полуопущенных век.
   - Спасибо, - горячо зашептал он, чуть сжав алебастрово-белую ладонь в своих пальцах. – Повелитель… Господин… Хозяин…
   Медленно выпрямившись, демон осторожно коснулся плеча Князя, его волос. О, как бы ему хотелось склониться ниже, зарыться в них лицом и опьянеть от этого ни с чем не сравнимого аромата... Пить его, упиваться, терять голову. Но трепет и страх недовольства Повелителя были много сильнее, не давая совершить сладкую дерзость, какой бы манящей и желанной она ни была. Поэтому пальцы Белиала очень осторожно двинулись вверх по плечу, медленно приближаясь к шее.
   Подобно алебастровой скульптуре, Князь, бледный и неподвижный, продолжал молча взирать на демона с застывшим подобием усмешки на тонких губах.
   Взгляд мужчины был прикован к его пальцам, с величайшей осторожностью касающихся шеи Повелителя. Белиал хотел заглянуть в его глаза, упасть в них, утонуть, раствориться, но прекрасно знал, что и эта дерзость останется лишь мечтой. Его пальцы коснулись угольно-чёрных, отливающих сталью волос. Жёсткие, будто щетина, хотя на вид – шёлковый покров. Затем пальцы снова скользнули к шее, осторожно, едва касаясь, провели по линии острого подбородка, скул. Наконец, ладони демона снова опустились на плечи, ниже. Грудь, живот. И снова выше. Мужчине очень нравилось чувствовать, как грудь Князя вздымается и опускается от глубокого мерного дыхания; сквозь тонкую ткань рубашки ощущать малейшее напряжение мышц, их рельеф. Эти чувства вызывали всё новые волны сладкого трепета, водоворотом закручивающихся внизу живота. Под их напором отступили страх и скованность.
   Князь по-прежнему молчал и лежал неподвижно, разве что уголок губ ещё чуть-чуть приподнялся, делая усмешку немного более явной.
   А Белиал наслаждался, утопая в своих ощущениях. От сладости, что они вызывали, он уже готов был застонать, хотя знал, что это ещё не конец, что потом будет ещё слаще. Но вот демон, набравшись решимости, осторожно тронул верхнюю пуговицу рубашки Князя. Едва касаясь, почти не дыша, расстегнул её, готовый тут же принять любую кару за подобную дерзость. Но её не последовало. Белиал знал, что ничего не значит, однако поднять взгляд не смел.
   Вдруг демон почувствовал, как что-то коснулось его волос. Но, скосив взгляд, увидел, что это пальцы Князя. По всему телу тут же прошла волна крупной, усиливавшей сладость дрожи. Белиал застыл, опустив веки. А его Повелитель неторопливо наматывал на палец прядь кроваво-алых волос, внимательно наблюдая за своими же действиями. Дыхание демона стало более частым и глубоким, губы приоткрылись. Уголок губ Князя поднялся ещё чуть выше. Намотав часть пряди, он начал тянуть её, по-прежнему не глядя Белиалу в лицо. И буквально через несколько мгновений услышал тихий протяжный стон.
   - М-м-мой Повелитель… спасибо…
   Князь не ответил, вместо этого усилив натяжение пряди. До боли. Белиал застонал громче, запрокидывая голову. Сладость стала сильнее, острее, ведь его касается сам Повелитель.
   Однако так продолжалось недолго. Князь отпустил волосы демона, снова застыв на ложе. Белиал медленно открыл глаза, учащённо дыша.
   - Господин… Владыка…
   Это единственное, что он, захлебнувшись чувствами, смог вырвать из себя. Князь не ответил. Помедлив пару мгновений, демон снова коснулся бордовой рубашки, продолжая медленно расстёгивать пуговицы. По его телу периодически проходили всё те же сладкие волны, усиливаясь, едва Белиал вспоминал о прикосновении Хозяина.
   Но вот последняя пуговица вынырнула из петли. С величайшим трепетом демон откинул края рубашки. И застыл, завороженный совершенством вида. Белизна кожи, резко контрастирующая с кровавостью ткани, чёткий рельеф мышц груди и живота… Белиал снова готов был застонать, не в силах оторваться, с жадностью изучая каждую линию, каждый изгиб каждой мышцы тела своего Господина. «Совершенство… как же прекрасен… невыносимо…». Мужчина ещё долго смотрел, не в силах оторваться. Просто не мог. Это было выше него. Но, в конце концов, опять склонился и, снова взяв ладонь Князя в свои руки, поцеловал камень перстня, а потом и саму кисть.
   - Мессир… Вы совершенны, - выдохнул демон, снова глядя на своего Хозяина. Тот не стал утруждать себя ответом, просто глядя на Белиала.
   Мужчина снова разглядывал тело Князя, стараясь запомнить каждую линию, а заодно и собираясь с духом. Ужасный демон, сгубивший, надругавшийся, пытавший многие тысячи невинных жертв всё никак не мог преодолеть себя и коснуться черноволосого мужчину, лежащего перед ним. Белиал считал себя недостойным этой высокой, нет, наивысшей чести, однако страх вызвать недовольство Господина своим промедлением в который раз оказался много сильнее чего бы то ни было.
   Весь трепеща, Белиал очень легко и осторожно провёл кончиками пальцев от шеи Князя до его живота. И таки застонал, не выдержав невыносимо острой сладости, снова завладевшей его телом.
   Улыбка на тонких губах, наконец, стала явной. Однако Князь по-прежнему не сказал ни слова.
   Справившись с собой, красноволосый демон медленно склонился над своим Господином и очень осторожно коснулся губами белоснежного плеча. Сладкая судорога внизу живота стала ещё сильнее, заставляя Белиала тяжело дышать, чуть прикрыв глаза. Но он уже не останавливался, медленно опуская поцелуи на грудь Князя, его живот. Демон старался, чтобы ни одна линия, ни один изгиб прекрасных мышц не остались нецелованными. К сильнейшей сладости, заполнившей всё тело, добавлялся жар.
   Но вот губы Белиала коснулись ремня. И, замерев на несколько секунд, продолжили опускаться, целуя ниже, через кожу штанов. Демон едва сдерживал рвущиеся из груди стоны, почти крики. Настолько сильно и резко усилилось напряжение внизу его живота. Некоторое время мужчина сдерживался, продолжая целовать трепетно, но пламя желания делало своё дело, и его поцелуи постепенно становились более ощутимыми и настойчивыми.
   Несколько минут Князь по-прежнему оставался неподвижен, но потом откинулся на подушках. Его ладонь легла Белиалу на затылок, запуская пальцы в кровавые пряди.
   Демон застонал, на миг просто уткнувшись лицом в низ живота своего Повелителя, но и с радостью ощущая, что его поцелуи сделали своё дело. Осознание того, что Хозяину понравились его ласки, вырвало из груди Белиала очередной стон.
   Однако он понимал, что теперь медлить уж точно нельзя. Пальцы демона осторожно, но быстро расстегнули ремень Князя, а потом штаны на нём. Вид, открывшийся перед мужчиной, сжал горло, да и всё тело, сладким спазмом, а терпкий аромат мигом одурманил, опьяняя. Горячее напряжение внизу живота становилось всё невыносимее.
   Но тут Белиал почувствовал лёгкое, едва ощутимое шевеление ладони Князя на своём затылке.
   Демона будто кто-то окатил холодной водой, по его телу прошла крупная дрожь страха вызвать неудовольствие Хозяина. Белиал глубоко вздохнул, снова пьянея от терпкого запаха. Осторожно положив ладони на бёдра своего Господина, демон продолжил ласкать его, но уже не через кожу штанов.
   Как же ему это нравилось! Как же было сладко! Будто ласкают его самого. Нет… гораздо, гораздо слаще. И горячее. И невыносимее. Белиал стонал, не в силах сдержаться.
   Веки Князя наполовину опустились, дыхание стало чуть более глубоким. Но губы по-прежнему оставались сомкнутыми. Его рука на затылке демона постепенно сжималась в кулак, захватывая алые пряди, тем самым причиняя их обладателю боль. Сладкую, желанную, заставляющую его стонать всё громче.
   Напряжение плоти всё усиливалось, а когда настал его пик, веки Князя полностью опустились, а пальцы на затылке Белиала резко сжались, дёргая за волосы.
   Демон громко протяжно застонал, буквально захлебнувшись в горячей сладкой напряжённости чувств, заставлявшей трепетать всё его тело. Но он не пошевелился, пока не почувствовал, что ладонь Господина расслабилась, разжимая пальцы. Тогда Белиал очень медленно выпрямился, однако склонив голову, не смея взглянуть Хозяину в лицо.
   - Благодарю Вас, мессир… я не заслуживал столь великой чести… спасибо, Господин… - глухо проговорил демон, чувствуя, что его плоть по-прежнему мучительно напряжена, а по телу гуляют волны горячего жара.
   Губы Князя снова тронуло подобие усмешки.
   - Встань, - негромко приказал он.
   Белиал, естественно, тут же поднялся, устремив взгляд в пол. И тут же задохнулся от сладости, нахлынувшей, благодаря долгожданной разрядке невыносимо сладкого напряжения: ладонь Князя легла вниз живота демона. Не сумев устоять на ногах, он снова повалился на колени. Сознание покинуло его, не выдержав остроты чувств.
   Некоторое время Князь смотрел на неподвижное полуобнажённое тело, окутанное кровавым покрывалом волос. Затем поднялся, поправил одежду и покинул комнату.
Cвидетельство о публикации 317496 © Искра 16.10.10 21:25

Комментарии к произведению 2 (4)

Неплохая проба :) даже цепляет за живое, трепетное либидо :)

Благодарю)

Считаю,что это было

смело и естетично...

кэт

Спасибо) особенно радует, что эстетично)

Ндя! Так вот Вы о чем! Точно вымрем, пойду трясти стариной!))))

Не-не, я не призываю, Вы не думайте!))) Так, проба клавиатуры в подобном изврате)