• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Владимир Годкин. Ласка.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
 Она стояла на узкой полоске ржавого металла, на восьмидесятиметровой высоте и смотрела вдаль, туда, где за тёмными силуэтами городских коробок небо окрасилось холодным светло-голубым. Рассветный ветерок растрепал короткие светлые волосы. Лицо девушки было совершенно спокойно и безучастно. Она бросила взгляд вниз, там далеко под мостом пенилась среди огромных валунов горная река.
 «Мост самоубийц» хорошо охранялся, так как желающих прыгнуть в гарантированное небытие с каждым годом становилось всё больше. Но ей удалось. Удалось преодолеть посты и сигнализацию. Возможно, какая-то из видеокамер и зафиксировала пластичную девичью фигурку в чёрном комбинезоне, но в половине четвёртого утра смотреть на монитор было некому – дежурных сморил сон.
 Она загадала, что с первым лучом солнца – прыгнет. Стало уже совсем светло. На набережной начали собираться ранние пешеходы. Её заметили, люди показывали друг другу одинокую фигурку на самой высокой ферме моста. Засуетились охранники, но они ничего не могли сделать. Чтобы добраться до девушки, им понадобилось бы больше двадцати минут, а до восхода оставались считанные мгновения.
 Казалось, что зеваки и охранники поняли, что сейчас произойдёт. Всякая суета прекратилась, одинокая фигурка девушки оказалась в фокусе взглядов полутора десятка человек.
 Первый луч солнца резанул по фермам моста, заставил девушку закрыть глаза. Она глубоко вздохнула и шагнула вперёд. Нога, не найдя опоры, провалилась, но тело повисло в воздухе, скованное мощным захватом чьей-то сильной руки. Самоубийца вскрикнула и пару раз дёрнулась, пытаясь освободиться, но не тут-то было. Захват только стал крепче, и её увлекла неведомая сила назад и вниз. Она больше не сопротивлялась, силы иссякли.




 * * *
 Мерк был вне себя. Я никогда раньше его таким не видел. Мы стояли в подъезде типичной старой пятиэтажки. Грязновато, весь букет кошачье-людских ароматов тоже присутствовал. Кто бы мог подумать, что командир особого, элитного, секретного Корпуса полковник Меркин, аристократ, может находиться в таком месте, да ещё и в таком состоянии.
 Полковник в ярости размахивал детской игрушкой – маленькой куклой, корпус которой легко умещался у него в кулаке. Голова, ноги и руки несчастной игрушки неистово болтались из стороны в сторону.
 - Как жалко, такой ценный из него вышел бы оперативник! – Мерк схватил куклу за голову, но замер в раздумье.
 - Дайте Коту последний шанс, Мерк.
 - Но ведь он грубо нарушил устав Корпуса – применил Боевой Переход без необходимости, да ещё и на глазах многих свидетелей. За более мелкие нарушения уже положено устранение.
 - Он спас девушку, обладающую определёнными способностями, нашу перспективную разработку.
 Меркин сильно потянул куклу за голову, что-то затрещало внутри игрушки, но полковник уже ослабил натяжение.
 - Хорошо, Вождь, найдите их и уговорите Кота отдать девушку для дальнейшей разработки. Устранение пока откладывается, я подумаю. Если Кот заупрямится – даю вам все полномочия, вплоть до крайних мер. Но Ласка должна быть у меня, живая и здоровая.
 - Есть.
 Мы продолжили спуск по лестнице, и я опять не смог уловить момент, когда грязные бетонные ступеньки превратились в широкие мраморные – Секретного Управления.
 Я до сих пор не знаю, где находится та пятиэтажка, в каком городе, в какой стране? У Мерка много конспиративных квартир по всему миру и он редко пользовался возможностями обычного транспорта при перемещениях. Обычные люди ничего не знали о Переходе, даже не все члены Корпуса слышали о его существовании. Лишь сам полковник и ещё несколько сотрудников Корпуса владели этой удивительной техникой.
 Надо сказать, что законы Корпуса соблюдались неукоснительно, чему в определённой мере способствовала страсть полковника к коллекционированию кукол. Все в Корпусе знали об этой особенности шефа и старались из командировок привозить ему новые экспонаты для коллекции. Ходили слухи, что количество выставленных у полковника кукол строго соответствует количеству членов Корпуса, и что перед устранением очередного провинившегося полковник отрывает какой-либо кукле голову и выбрасывает сломанную игрушку в специальный тазик.
 Я всегда посмеивался над этими слухами, считая, что Мерк сам их запустил для укрепления дисциплины. Но однажды сам увидел легендарный тазик с кучей испорченных игрушек, и мне стало как-то не по себе. А ведь я тесно работаю с Меркиным уже много лет.
 Разговору в подъезде предшествовал четырёхчасовой разбор на конспиративной квартире полковника. Вот основные факты вопиющего случая нарушения устава Корпуса:
 Кандидат в оперативники стажёр Кот каким-то образом узнал, что его подопечная Ласка, намеченная для привлечения к работе в Корпусе, собирается совершить самоубийство. Использовав технические возможности организации, Кот засёк Ласку, когда та пробиралась мимо постов охраны моста и успел помешать ей.
 Нарушений было много. Он не доложил о сложившейся ситуации (хотя Корпус бы не вмешался в любом случае). Он раскрыл себя. И самое главное – Кот использовал технику Перехода, на что не имел санкции и чему не был обучен. Как он освоил Переход – никто не знает, это ещё предстояло выяснить. Возможно, ему во многом помогли неординарные способности и везение: ведь в Корпус простых людей не отбирают.
 На следующий день весь город говорил о чудесном спасении девушки. Все газеты, все выпуски новостей были полны этим. Если отбросить все домыслы и небылицы, очевидцы примерно одинаково описывали происшествие.
 С первым лучом восходящего солнца девушка шагнула в бездну. В это мгновение неизвестно откуда рядом с ней возникла огромная мужская фигура. Человек, если это был человек, обхватил её правой рукой и втащил обратно на ферму моста, затем быстро скрылся с ней среди металлических конструкций. Больше эту пару никто не видел. Мост оцепили, но ни охрана, ни полиция не смогли найти следов самоубийцы и её спасителя.




 * * *
 Здоровый, около двух метров роста, атлетического телосложения, но чрезвычайно гибкий, пластичный, мягкий и какой-то грациозный. Василий Коновалов по прозвищу Кот стоял передо мной и хитро улыбался. Он всегда хитро улыбался. И когда, играя в футбол, обводил игроков противника одного за другим, а потом отдавал точный пас прямо на ударную ногу нападающему. И когда сам забивал голы. И когда одним ударом рукой в корпус посылал в нокаут своего противника в учебном спарринге на занятиях по рукопашному бою. И когда удивлял учителей боевой магии своими способностями. И когда получал очередное наказание за неподчинение или за самоволку.
 Я вдруг осознал, что передо мной готовый матёрый оперативник (хотя официально – до сих пор стажёр).
 - Как ты меня вычислил, Вождь? Убивать будешь? Я понимаю, что бывает за то, что сделал, но не надейся, что я покорно приму свой конец.
 - Нет, Вася, ты пока ещё в рядах, хотя натворил действительно немало. Но ты спас перспективную разработку и это перекрывает нарушения. Где Ласка?
 - Я не отдам её вам, Вождь. Это ваши подходы довели её до попытки суицида.
 - Василий, не дури. Ты же знаешь, что вербовка и обработка проводятся только при подобном психологическом состоянии кандидата. Так положено. Кто же знал, что эта девочка так среагирует. Решительная. Тем лучше – будет хорошим оперативником.
 - Нет, Вождь, вы её не получите.
 Он слегка изменил позу, и я понял, что Кот готов к схватке. Жаль. В рукопашном бою у меня не было ни единого шанса против Кота, но я и не собирался сражаться с ним. Я просто выставил перед собой раскрытые ладони и активировал заклинание нейтрализации. Кот не мог от него защититься, хотя, возможно, и слышал про это грозное оружие.
 Что он может уйти, совершив Переход, я не опасался. Маловероятно. Наши аналитики вычислили, что тогда на мосту у него получилось случайно, интуитивно, в состоянии глубочайшего стресса. Тем более, что на Переход нужно чудовищное количество энергии, которой в распоряжении Кота сейчас не было.
 Его улыбка стала шире, а глаза – тоскливее.
 - Хорошо, Вождь, я отдам девчонку, ты выиграл. Что теперь будет со мной?
 - Не знаю, Кот, но я не хочу твоего устранения. Всё-таки я очень много успел вложить в тебя, ты мне не посторонний. Кажется, мы даже были друзьями? Я не буду докладывать всё о нашем сегодняшнем разговоре. Будем считать, что ты добровольно пошёл на сотрудничество.
 - Спасибо, Вождь! Я этого не забуду.
 Кот обернулся и прокричал в глубину заброшенного дома:
 - Лия, выходи, тебе не причинят зла!
 «Лия»? Вот так. В голосе Кота было столько нежности и ещё чего-то, что я понял – девушка для него значит очень много.




 * * *
 Высокогорный глухой аул. Я и Василий стояли около необычного дома на окраине и слушали рассказ пожилой женщины в чёрном:
 - … С тех пор в этом доме никто не живёт. Мы обходим его стороной. Существует поверье, что если двери откроются – в наше селение придёт беда.
 Дом не был похож на другие местные строения. Он напоминал скорее бункер, прямоугольной формы, стены из тёсаного камня, плоская крыша. Маленькие окна – тоже узенькие прямоугольники, похожие на бойницы – расположены высоко и отсвечивали пыльным стеклом. Внутри темно. Не верилось, что когда-то там кто-то жил. Строение ещё напоминало склад. Единственная двухстворчатая металлическая дверь выходила на дорогу и была наглухо заперта. Не было видно ни петель, ни даже замочной скважины; вообще непонятно, как она открывалась.
 Женщина глубоко вздохнула и ушла, а мы с Котом почему-то остались рядом с неприветливым строением. Кот больше не улыбается.
 - Вождь, я больше не могу, мне нужно увидеть Ласку, хотя бы поговорить с ней. Вот уже три года как мы не встречались и не общались даже по телефону.
 - Вася, ты же знаешь, что она теперь тоже член Корпуса, успешный оперативник. А мы себе не принадлежим.
 - Оставь, Вождь, Мерк специально всё так устраивает. Мне нужно поговорить и с ним, но я не могу его найти.
 - Кот, полковник не любит подобные разговоры, не жалует строптивых оперативников. Ты и так был на волоске тогда.
 - Но сейчас я уже не стажёр, а один из самых ценных. Мне нужно встретиться с Мерком.
 Лицо Василия помрачнело, в глазах – холод и отчаяние. У меня в голове почему-то крутится мелодия из французского фильма «Профессионал» с Бельмондо в главной роли. Грустно, грустно, когда самые лучшие профессионалы имеют уязвимые места. Похоже, у Кота это Ласка.
 - Вася, возможно, он в очередной раз проверяет тебя, твою устойчивость и надёжность. Потерпи ещё.
 Я сам слабо верил своим словам. Лия теперь была особо приближена к Мерку, тот сам её многому учил и контролировал её подготовку.
 - Мне нужно с ним встретиться, я больше не могу и не хочу терпеть.
 Кот методично стучал лбом в чёрную дверь. Он был явно не в своей тарелке. Вдруг створки, взвизгнув, приоткрылись. Мы ошеломлённо уставились в образовавшийся проём.
 - Ты его чувствуешь, Василий?
 - Да, он где-то здесь, где-то рядом.
 - Его здесь быть не может никак, он где-то далеко, за тысячи километров, но ты можешь чувствовать Переход. Иди, я за тобой!
 Моя рука сжала в кармане очередной подарок полковнику – куклу, купленную на местном рынке. Пульс глухими толчками отдавался в ушах. Тема из «Профессионала» стала громче и навязчивей. Кот, не раздумывая, шагнул в пыльную темноту странного дома, я – за ним.
 Как всегда, сам момент Перехода выпал из восприятия. Теперь мы уже в небольшой гостиной, убранной просто и со вкусом. Светлые стены, мебель задрапирована льняной тканью. Всюду атрибуты деревенского экологичного стиля. Вышитые полотенца, скатерть на столе, занавески на окнах, старинные часы с кукушкой. Узнаю вкус Мерка. И, конечно же, куклы, куклы на полочках вдоль стены, в серванте, на тумбочке и на столе. Кот безошибочно нашёл путь к полковнику.
 Дверь в спальню приоткрыта. Василий шагнул туда. На большой двуспальной кровати лежал Мерк, он приветливо улыбался.
 - Привет, я вас ждал. Вождь, ты можешь быть свободен, возвращайся тем же путём, Переход пока открыт.
 Я молча развернулся и вышел в гостиную, закрыв за собой дверь. Тема из «Профессионала» заполнила всё сознание. Неожиданно для себя, я резко достал новую куклу из кармана и оторвал ей голову. Снова прошёл через металлическую дверь из пыльной темноты к дневному свету. Женщина в чёрном была опять здесь, она скорбно смотрела на приоткрытые створки.
 - Как же мы теперь будем жить с этим? – спросила она и повернулась, чтобы уйти.
 - Сделайте вид, что ничего не было, - проговорил я в её осуждающую спину. Она только покачала головой, не оборачиваясь.
 Я оглянулся на дом. Чёрная в ржавых пятнах дверь снова плотно закрыта. Что-то изменилось. На стенах следы сажи. Стёкла в окнах выдавлены и оплавлены пламенем давнего пожара. Но внутри всё так же пыльно и черно. Я направился в селение вслед за женщиной. Испорченную куклу забросил подальше в бурную реку.




 * * *




 Она стояла на узкой полоске ржавого металла, на восьмидесятиметровой высоте и смотрела вдаль, туда, где за тёмными силуэтами городских коробок небо окрасилось холодным светло-голубым. Рассветный ветерок растрепал короткие светлые волосы. Лицо девушки было совершенно спокойно и безучастно, но по щекам бежали слёзы. Исполнилось ровно пять лет с того момента, как Кот спас её от самоубийства на этом месте, втащив в новую жизнь. Почти пять лет они не виделись и вряд ли когда-нибудь встретятся. Она бросила взгляд вниз, там далеко под мостом пенилась среди огромных валунов горная река.
 «Мост самоубийц» хорошо охранялся, но для профессионала это не препятствие. Она легко преодолела все посты и сигнализацию. И вот теперь ждала первого луча солнца, чтобы начать новый этап своей жизни. Она заставит полковника открыть всю правду, пока не знает, как, но заставит.
 Стало уже совсем светло. На набережной начали собираться ранние пешеходы. Её заметили, люди показывали друг другу одинокую фигурку на самой высокой ферме моста. Засуетились охранники, но они ничего не могли сделать, не успевали. Казалось, что зеваки и охранники поняли, что сейчас произойдёт. Всякая суета прекратилась, одинокая фигурка девушки оказалась в фокусе взглядов полутора десятка человек.
 Первый луч солнца резанул по фермам моста, заставил девушку закрыть глаза. Она глубоко вздохнула, шагнула вперёд и буквально растаяла в воздухе. Переход принял в свои ряды ещё одну посвящённую.
Cвидетельство о публикации 316927 © Альманах "Южный Ветер" 13.10.10 21:30