• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма: Миниатюра
На конкурс про "Веселие...". Если возьмут.

К национальной гордости великороссов - вариация IV: Утро

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
С похмелья главное что? Чтоб с утра не на работу. После обеда ничего, после обеда можно, а с утра самый кайф ломает. Нет, лучше и-жена-дети-чтоб-на-работу-в-школу, но… Но это второе. Первое и главное, чтоб тебе самому не на работу. Когда встал с растрепанностью внутри и осенило, что не на работу, тогда первая радость. Дальше по ситуации. Выберем лучшее: домашние собираются, а ты в душ, в душ, чтоб все видели, какой ты приличный человек. Потом изображать заботу и ждать, когда они, наконец…


Наконец, ты один (про «одна» не знаю, не пробовал). Первым делом летишь к бару, к той полочке, где коньяк или виски. С утра и водку можно, но заподляк: с нее тяжело потом, и запах снова. Нет, с утра только коньяк или вискарь. Наливаешь никак не бокал, а в рюмочку не более тридцати грамм и опрокинуть разом. Раз!.. И ждешь… ждешь прихода. На столе все готово: бутерик с икоркой красной или рыбкой там. Лучше с икоркой. Нет, не черной – мы не какие-нибудь. И слушаешь, слушаешь себя и никого, никого не надо. Сам себе бог. Чуешь, как побежало и в головушку брызнуло. Тогда сперва бутерик, потом и посерьезнее. Соляночки, например, или ушицы. Но не просто, не просто. Под нее еще рюмочку почти сразу, и ложечкой супчик – он идет совсем как первая любовь. С него, с супчика тепло, нет, жар пошел по сосудикам, по членикам, побежал-побежал и… хорошо! Сидишь и знаешь: тебе хорошо. Главное, в мире все хорошо: и в Сомали, и в Гондурасе, и в Краснокамске. «Гондурас, ты, Гондурас! В сердце каждого из нас!..» Да, теперь можно и спеть. Почему не спеть, когда душа поет. Это там, за пределами страны нашей, кризисы всякие, нефть дешевеет-дорожает, но ты-то знаешь, что все хорошо. Есть и будет хорошо! Потому теперь и не может быть плохо, когда тебе так хорошо. Ты не просто живешь, а за весь народ наш. Да что там «народ» – за все человечество, за Homo sapiens sapiens! Потому, зачем все было. Прогресс этот. Затем, чтоб сегодня утречком под бутерик с икорочкой рюмочку маленькую и… Раз! Ну да, еще раз. Но это последний. Совершенно последний! В противном случае – не радость, а пьянка получается. С утра пить – для человека nonsense. Для настоящего человека, настоящего русского человека – для него это, безусловно, nonsense. А теперь предаться размышлениям. Глубоким и серьезным. Например, о судьбах страны нашей… или человечества… Лучше человечества – чего мелочиться. Лечь на диван и про человечество… про человечество… Как оно там, человечество? Без меня, как оно там? И не спросит меня, и мучается, мучается в неведении. А спросило бы, спросило… Я бы сказал, я бы так сказал, что… Что?... А ничто… А…


… Хорошо вздремнуть часок, замечательно! Бодрый просыпаешься, готовый к свершениям на благо. Почему нет? Конечно, на благо. В душ… в душ и на работу… на работу. Какая в нашей стране по-настоящему чудесная жизнь! «Когда такие люди в стране российской есть!..» Есть и будут вопреки всяким. И не переведутся, никогда не переведутся. Пусть враги не надеются. Вот!


7.02.2008
Cвидетельство о публикации 314894 © Кропот Е. 27.09.10 20:45

Комментарии к произведению 1 (5)

чё-то я подобное где-то уже читал...

ба! да вот же ж:

*

-- Откровенно сказать... -- начал он, еле ворочая языком, -- вчера я немножко...

-- Ни слова больше! -- ответил визитер и отъехал с креслом в сторону.

Степа, тараща глаза, увидел, что на маленьком столике сервирован поднос, на коем имеется нарезанный белый хлеб, паюсная икра в вазочке, белые маринованные грибы на тарелочке, что-то в кастрюльке и, наконец, водка в объемистом ювелиршином графинчике. Особенно поразило Степу то, что графин запотел от холода. Впрочем, это было понятно -- он помещался в полоскательнице, набитой льдом. Накрыто, словом, было чисто, умело.

Незнакомец не дал Степиному изумлению развиться до степени болезненной и ловко налил ему полстопки водки.

-- А вы? -- пискнул Степа.

-- С удовольствием!

Прыгающей рукой поднес Степа стопку к устам, а незнакомец одним духом проглотил содержимое своей стопки. Прожевывая кусок икры, Степа выдавил из себя слова:

-- А вы что же... закусить?

*

Ничо не понял. Какое отношение имеет сей уважаемый текст к представленной мной миниатюре?

Если по Вашему мнению здесь присутствует сходство, то тогда сходство данной миниатюры можно отыскать и со многими другими текстами, в частности, представленными на этом конкурсе, поскольку они все про питие. И нет нужды тревожить классиков. Про питие, но по-своему. Так и мой по-своему.

А так, тексты все друг на друга похожи, поскольку тексты. Как и люди, потому что люди.

Впрочем, Вы свободны утверждать то, что полагаете нужным. Как и я писать так, как полагаю нужным.

С уважением, Евгений.

"Особенно поразило Степу то, что графин запотел от холода." )))

А меня поразило, что, как вы правильно заметили, во многих произведениях данного конкурса присутствует и сей пресловутый графин (или прочий сосуд, запотевший от холода), и "бутерик с икоркой красной"...

Скоро уже можно будет вполне составить клише: "как описывать питие на Руси":

1. Графин, рюмка, бутылка, стакан

2. Запотел (а) от холода.

3. Бутерброд с икрой

.....................

Как в Золотом Телёнке, взвейтесь-развейтесь, помните?

Прошу не обижаться, что именно "на вас" произошло... эээ... срабатывание спускового механизма :)

Оценка вашему тексту мной поставлена достаточно высокая, чтобы вы смогли выиграть этот конкурс, если другие судьи будут к вам благосклонны.

С уважением.

Ладно, замкнуло и замкнуло память эту. Не стоит разговоров.

С уважением, Евгений.

Там, где произведение совсем не стоит разговоров, я скорее всего ничего и не скажу.

Получается, что обидел ненароком. Прошу извинения за неуклюжесть.

С уважением, Евгений.