• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Мистика
Форма: Рассказ

Тайна доктора Марского

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Ничего особенного не произошло. На девяносто втором году жизни умер Николай Васильевич Марский. Вот так жил-жил человек и умер. Жил с женой, которая была моложе его лет на двадцать. Культурный такой вежливый старичок. И вот умер. Это и понятно. Годы. Я хорошо знал Марского. Частенько бывал у него дома. Знал, что он врач. Даже одно время заведовал какой-то закрытой психиатрической больницей. Занятный был старичок. А потому я и не был удивлен, когда, примерно, через неделю после похорон, его жена Виктория Александровна позвонила мне и попросила зайти, сказав, что хочет сообщить мне нечто важное. Я не мог проигнорировать её просьбу. Во-первых, я уважал Николая Васильевича. Во-вторых, я – журналист.


Виктория Александровна рассказала, что мужу стало плохо, когда он смотрел передачу "Жди меня". Она вызвала "Скорую". Николай Васильевич ненадолго пришёл в себя и распорядился, что если он не выкарабкается, то коричневый конверт, который лежит в его столе, надо передать мне. И что именно я разберусь, что нужно делать. И вот я держу в руках объёмистый конверт, склеенный из грязно-коричневой бумаги, образца сороковых годов прошлого столетия. Чернила почти выцвели, но надпись разобрать можно. И надпись гласила, что настоящий конверт можно вскрыть после его, доктора Марского, смерти. А ниже стояла дата: 23 мая 1940 года. И доктору Марскому в то время было двадцать четыре года.


Конверт лежит на столе. Я докуриваю, наверное, двадцатую сигарету. Что же такое в этом конверте? Что мог упаковать туда доктор? Наверное, что-то очень важное и, надо полагать, представляющее опасность для Марского. Ведь он уже тогда знал - то, что, там, в конверте, представляет угрозу для жизни. Для его жизни. Разрезаю конверт. Толстая тетрадь в клеёнчатой обложке, несколько заполненных медицинских формуляров. Сверток, завернутый в обрывок газеты и перетянутый крест-накрест скрученным бинтом. Небольшая, примерно шесть на девять, черно-белая фотография мужчины в фас и в профиль. Мужчина как мужчина. А то, что фас и профиль… Так больничка-то закрытая. Вон и на формулярах вверху: "Народный Комиссариат Внутренних Дел".


Раскрываю тетрадь. Боже мой! Косая линейка. И четкое письмо пером. Синие чернила. Так… Дневник… Прочитаю попозже. Формуляры. Так… История болезни… Пациент - Варакин Александр Фёдорович. Почитаю… Бинт разрезан, обрывок газеты развёрнут… "Правда" за май сорокового года. А вот то, что лежало на газете, заставило меня резко подскочить со стула. Я раздавил в пепельнице очередную сигарету. Рука непроизвольно нырнула в карман. В руке был мобильник. "Nokia". Последняя модель. Писк моды. А на газете пластмассово блестел его двойник. Это мне так показалось. Модель была та же самая. Вот только из отсека с батареей лезла какая-то сине-зелено-коричневая слизь. И еще неосознанное понимание, что телефон очень и очень старый. Но ведь этого не может быть! Не мог телефон, выпущенный чуть более полугода назад, оказаться в конверте, упакованном в сороковом году прошлого века.


Пара рюмок коньяку вернули твердость моим рукам. А вот сознание никак не хотело мириться с реальностью. Я читал дневник. День за днём доктор Марский описывал свои наблюдения за самым странным пациентом психиатрической больницы, в которой он работал. Он был на дежурстве, когда в больницу привезли мужчину, который позже назвался Варакиным Александром Фёдоровичем. Марский был первым, кто беседовал с доставленным больным. То, что он психически болен, Марский не сомневался. Истерика, не совсем адекватное восприятие действительности. И еще Марский почувствовал, что этот больной уж точно заинтересует НКВД. Одет он был как-то странно. Брюки темно-синего цвета. Такая же куртка. Как Марский не присматривался, так и не смог определить материал, из которого был сшит костюм. Когда Варакин в очередной раз впал в истерику, доктор вызвал санитаров. Больного увели. Вот тут Марский и увидел на полу небольшую коробочку черного цвета с несколькими рядами кнопочек. Назначение этого прибора доктору было не знакомо. То, что он выпал из кармана буйного пациента, Марский не сомневался.


На следующий день Марский не видел Варакина. Как он и предполагал, им вплотную занялись контрразведчики. Встретились они только через четыре дня. Варакин был уже в больничной пижаме, вел себя поспокойнее. Доктор узнал, что его пациента подозревают в шпионаже. Вот здесь Марский испугался. Ведь, если станет известно, что он скрывал в течение четырёх дней вещь, принадлежащую шпиону, он сам будет признан пособником шпиона с вытекающими отсюда печальными последствиями. Вот так загадочный предмет и остался у доктора. А пациент продолжал удивлять доктора своими речами. То заговорит о скорой войне с Германией, то о войне с финнами, то с японцами. Марский начал записывать рассказы больного. Иногда верил, иногда нет. Уж очень много необычного и загадочного рассказывал Варакин. Доктор считал это проявлением больного воображения и уже подумывал написать статью в журнал. И написал бы. Но пациент значился за контрразведкой. Это меняло дело. А 23 мая 1940 года Варакина из психиатрической больницы перевели во внутреннюю тюрьму НКВД. В этот же день Марский упаковал конверт и спрятал его в надёжном месте.


Было далеко за полночь. Голова гудела. Ещё бы! Кто же ты Варакин? Что с тобой стало? И что же такое увидел Марский по телевизору, что его сердце не выдержало? Так. Передача "Жди меня". Чёрт. Там же разыскивают пропавших без вести. Ну, братья по перу, помогайте. Утром я уже сидел в студии "Останкино" и смотрел ту самую передачу. Калейдоскоп женщин, мужчин, которые кого-то разыскивают, что-то говорят… Стоп! На экране женщина лет пятидесяти просит помочь найти её пятидесятипятилетнего мужа. Он бывший военный. Каждое утро делал пробежку вокруг дома. Около полугода назад он не вернулся домой. Одет был в синий спортивный костюм. С собой брал только телефон, который незадолго до этого, ему подарила дочь. Женщина вытащила из сумочки фотографию. Я в шоке. С экрана на меня смотрел Варакин Александр Фёдорович – пациент доктора Марского.







Cвидетельство о публикации 304629 © Рабе В. 30.06.10 15:58

Комментарии к произведению 10 (10)

Будьте добры, пройдите по моим ссылкам в файле http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=460492 и скопируйте тексты к себе на компьютер, и если можно распечатайте, т.ка. у меня с компьютера крадут и в интернете по моим следам стирают.

И, если можно, следите за моими пополнениями. Попалась.

Мне рассказ понравился.

Тема есть, есть и сюжет, всё на месте , всё раскрыто.

Чётко и непринуждённо.

Чувствуется, автор хочет настолько приблизить к реальности

эту ситуацию, что сдерживает свои эмоции, скрывая свою заинтересованность.

.........

Тема "пропавших во времени" действительно сегодня из фантастики

часто перемещается к пациентам "нашего" доктора Мирского.

.........

Многое остаётся за кадром, как недосказанность, есть поле

для личных фантазий читателей.

Лично меня заинтриговало, почему из всех журналистов психиатр

выбрал автора?

.........

И ещё, умер пожилой врач,

но почему он выбрал меня, значит я для него что-то значил?

А он для меня...- "ничего особенного не произошло"....?

Что-то не так!

..........

Произведение задевает, есть на будущее к чему приспособить повествование.

Спасибо, что заглянули на мою страничку. Вы единственный, кто прямо высказал, что этот рассказик, кусок чего-то большого. Я пытаюсь написать то, что... одним словом, если я все напишу так как было, это будет что-то на уровне фантастики и бреда. У меня есть "голубая мечта" когда-нибудь опубликовать всю правду об экспедиции Дятлова. Я имел к этому кое-какое отношение. Нет. Нет к гибели студентов. Только к обстаятельствам гибели. Боюсь опаздать. В современной России всё могут рассекретить раньше. Но я работаю....

  • UnjoY.
  • 09.09.2011 в 14:42
  • кому: Рабе В.

Может я захожу дальше моих прав и возможностей, даже не совет,

а как бы поступил я сам.

Написать короткую "пилотную" заметку.

Если будет обсуждение, то тут появятся стимулы и очертания

настоящей работы.

А если ещё обрастёт артефактами(не нравится это слово!),

то и научный труд получится.

........

У нашего Отца было первым всего лишь "Слово",

У Эйнштейна - "яблоко",

а у нас всех "райское дерево".

........

Удачи Вам!

Спасибо!

А мне понравилось! Почему-то все требуют продолжения коротких рассказов, но на то он и рассказ! Он заставляет думать.

С уважением, Лара.

Спасибо, Лара!

Тогда Вам и "Вне времени и пространства..." понравится:)

С уважением Владимир.

Есть притча у множества народов. В кратком изложении звучит так: "И ты тоже прав!"

Каждый, прокоментировавший текст, - прав. Как прав и автор. Интересный взгляд. Хотелось бы, чтобы был он более точным... :-)))

Продолжение? не думаю. А вот доработать можно. )))

Никак не получается. Лето:)

Владимир, я на правах друга с критикой. Вещь захватывает, интригует с первых строк. То бишь есть очень недурная завязка. Есть роскошная развязка. Но нет кульминации, нет события, к которому шел бы читатель вслед за автором. Мне кажется вам стоит рассматривать этот рассказ в качестве эскиза будущего, возможно, более объемного произведения.

С уважением и пожеланиями успехов, Зинаида

Спасибо, Зинаида.

Я с Вами согласен. Скорее всего это больше похоже на план, на заготовку к чему-то более объемному. Надо бы судьбу Варакина проследить. Думаю вообщем:) Может быть, что и получится.

С уважением, Владимир.

Простите, но спрошу: ну и что? Зачем рассказали? Что из этого следует? Пустышка получилась, ни к чему не применить.

Или я не прав?

Рассказал за тем, чтобы заставить работать мозги читателя:) Помыслить, додумать, посмотреть вокруг. Потребовать продолжения:)

Посмотрите, пожалуйста "Вне времени и пространства..." Если у Вас сложится такое же впечатление о рассказе, то Вы не мой читатель:)

С уважением, Владимир.

Продолжение напрашивается!!!!

Только надо его написать от имени Варакина.(по моему мнению )

Заинтриговали.......разбирайтесь :-)

Надо подумать... Спасибо!

А где продолжение?

А надо?:)

Ну как сам автор считает :)