Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения

О стихах сургутских поэтов




   Публикую отрывок из курсовой работы сургутской студентки А. Угничевой. Может быть, пригодится кому-то из начинающих авторов на живом примере разобраться в поэтике.

   

АЛЕКСАНДРА УГНИЧЕВА, СУРГПИ

   

СРЕДСТВА ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ В ТВОРЧЕСТВЕ СУРГУТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ


Сергей Сметанин, Любовь Коробкина, Людмила Премудрых, Александра Лазарева, Георгий Ешимов.

Сергей Сметанин, Любовь Коробкина, Людмила Премудрых, Александра Лазарева, Георгий Ешимов.

   

   

Оглавление


   Введение
   Глава I. Средства выразительности в русском языке.
   §1. Язык художественной литературы.
   §2. Поэзия и поэтический язык.
   §3. Лексические средства выразительности.
   §4. Синтаксические средства выразительности.
   §5. Лексика, имеющая ограниченную сферу распространения.
   Глава II. Средства выразительности в поэзии сургутских писателей.
   §1. Средства выразительности в творчестве С. Сметанина.
   §2. Поэтические средства выразительности в сборнике "Триумфальные арки", Г. Ешимова.
   §3. Средства выразительности в сборнике А. Лазаревой "Уральские посиделки".
   §4. Особенности поэтики сургутских писателей
   Заключение.

   

Введение.

   Поэзия это особый мир, в котором всё живет по своим законам. Это мир таинственного и возвышенного, запредельного и нереального, порой даже фантастического и утопического. В нем все идет не привычно, не буднично, путается ход времен и порядок событий, допускается нелогичность построения стихотворного произведения — и все это делается лишь с одной целью — создать яркую и насыщенную образами поэтическую картину мира, близкую душевному состоянию и мировоззрению писателя. И каждый поэт достигает этой цели характерными только для него способами и приемами: тематикой произведений, их логическим подбором в циклы, интонационным строем, особенностью стиля, то есть своеобразием употребления лексических, синтаксических и стилистических средств выразительности. Каждое из этих средств в отдельности не может служить для создания особого поэтического мира и, лишь складываясь в определенную систему, они являют собой особый стиль, которым и созданы эти неповторимые произведения.

   В нашей работе, тема которой "Средства выразительности сургутских писателей", мы предлагаем обратить внимание именно на произведения сургутских писателей потому, что это одна из наименее исследованных тем. В настоящее время в Сургуте живут и работают писатели, но творчество их во многих случаях не только не исследовано, но подчас даже не известно, поэтому, чтобы иметь возможность подробнее познакомиться с творчеством некоторых из них, мы решили заняться этим исследованием.

   Целью нашей работы является не столько знакомство с творчеством поэтов, сколько исследование своеобразия стиля и особенностей их поэтического языка. Как уже говорилось выше, стиль состоит из определенной системы средств выразительности, поэтому мы уделяем внимание анализу отдельных особенностей стихотворных произведений. Помимо этого наше исследование направлено на выявление тематики и проблематики некоторых стихотворных сборников и отдельных произведений. Для достижения назначенной цели, мы ставим следующие задачи:

   1. Охарактеризовать особенности стиля и средств выразительности в творчестве писателей;
   2. Изучить взаимосвязь выбора лексических средств и тематики произведения.
   3. Раскрыть понятия основных лексических, синтаксических и стилистических средств выразительности.
   4. Выявить особенности стиля, тематики и поэтического мировоззрения поэтов.

   Данное исследование состоит из двух глав: теоретической и практической. В теоретической главе мы считаем актуальным размежевать понятия литературный язык и язык художественной литературы или поэтический язык, который является одним из важнейших языков духовной культуры. Также мы разграничиваем поэтическую и прозаическую речь, для этого используются толковые словари В. Даля и С.И. Ожегова. Но основную часть теоретической главы составляет характеристика лексических и синтаксических средств выразительности, а также употребление лексики, имеющей ограниченную сферу использования. В параграфе третьем, "Лексические средства выразительности" мы приводим классификацию тропов и фигур речи, усвоенную в стилистике и поэтике, которая восходит к античным риторикам, как и соответствующая терминология. Следующий параграф нашего исследования посвящен характеристике синтаксических фигур, которые служат в речи для интонационного и логического подчеркивания выделяемых предметов и явлений.

   Вторая глава нашего исследования посвящена непосредственно анализу стихотворных произведений. Здесь мы рассматриваем творчество троих сургутских писателей: С. Сметанина, Г. Ешимова, А. Лазаревой. В этой части нашей работы мы анализируем не только средства выразительности, но также в общем стиль писателя, его органичность, выразительность, эмоциональность. Также, обращая внимание на тематику произведения, мы старались выявить зависимость средств выразительности от проблематики стихотворения.

   Мы предлагаем использовать материал о своеобразии творчества сургутских писателей для изучения в школе. Например, на факультативных занятиях или при изучении современной поэзии. Также мы считаем целесообразным поводить самостоятельные уроки по этой теме, знакомя детей с творчеством сургутских писателей. На наш взгляд, изучение этой темы поможет заинтересовать детей в глубоком знакомстве со своим городом и краем. Это может подтолкнуть детей к творчеству, что играет значительную роль в развитии и обучении учащихся. Теоретическую главу можно использовать как справочный материал при подготовке к урокам литературы и русского языка.

   

Глава I. Средства выразительности в русском языке.

   §1. Язык художественной литературы.

   Человеку, владеющему русским языком с детства, не нужно специально учиться вести бытовую беседу, писать письма друзьям. Нормы, которым при этом необходимо следовать: правила вежливости, хорошего тона. А для того, чтобы написать официальное заявление, научную статья, очерк в газету, простым знанием русского языка не обойдешься. Ведь при создании письменного текста принято ориентироваться на существующие нормы, образцы, соблюдать некоторые особые правила. Речь, которую используют в какой-либо специализированной сфере, например, в официально-деловой или научной, называют книжно-специальной речью, а каждую её разновидность — функциональным стилем.

   Конечно, строгих норм иногда придерживаются и в таких устных выступлениях, как научные доклады на конференциях, отчеты о проделанной работе, предвыборные речи политиков. Но это, как правило, заранее подготовленные выступления, которые ориентированы на нормы соответствующих письменных текстов. Именно из-за разного отношения к норме письменную монологическую (книжную) речь противопоставляют речи диалогической (разговорной). Именно книжно-специальную речь имеют в виду, когда говорят о литературном языке.

   Часто смешивают понятие литературный язык и язык художественной литературы. Литературный язык подчиняется нормам книжно-специальной речи. А для языка художественной литературы никаких особых норм или языковых правил нет, так же, как нет — по крайней мере в современном русском языке — специальных художественных языковых средств. Судить о том, насколько уместно то или иное выражение в художественном произведении, мы можем лишь на основании эстетических (красиво ли это?), а не языковых (правильно ли это?) критериев. Поэтому язык художественной литературы не относится к функциональным стилям книжно-специальной речи. Язык художественной литературы, или поэтический язык, — это один из важнейших языков духовной культуры. В системе человеческой культуры поэтический язык как язык словесного искусства, в первую очередь, противостоит литературному языку как языку официального быта. Функциональное и собственно лингвистическое различие между этими языками уходит своими корнями в различие между сферами культуры: бытом, с одной стороны, и материальной и духовной культурой, с другой.

   Поэтический язык открыт: он ориентирован на изменение, на поиск новых выразительных возможностей, а в иных случаях — на оригинальность. Поэтический язык — объект постоянной рефлексии, согласно Л.П. Якубинскому, именно в этих "формах речи" языкотворчество становится сознательным и активным, в то же время "языковые изменения в массе" случаются совершенно "независимо от какого-нибудь умышленного творчества". Поэтический язык монологичен: он служит, прежде всего, для выявления содержания, всё равно, эмоционального или ментального, но воплощенного полно и максимально адекватным способом. Его существо — в гибкости выразительных средств, а важнейшее качество — универсальность и многозначность. Художественный образ в общем случае многозначен, так сказать, метафоричен, ибо всегда соединяет прямое и "поэтическое" значение. В силу этого язык художественной литературы обычно называют "языком образным".

   Слова "образность", "образный" используются в стилистике в разных значениях. Образность в широком смысле этого слова — как живость, наглядность, красочность изображения — неотъемлемый признак всякого вида искусства, форма действительности с позицией какого-то эстетического идеала, образность речи — частное её проявление. Попадая в художественный контекст, слово включается в сложную образную систему произведения и неизменно выполняет эстетическую функцию.

   Когда мы говорим о языке литературы, то имеем в виду использование языка в совершенно особых условиях — в ситуации общения людей через посредничество текста, а литературу понимаем как все множество существующих текстов.

   Литература возникла тогда, когда появилась письменность. Письменность помогла закрепить и распространить норму, а через посредничество литературы норма возвращалась в устную речь. Такова упрощенная схема сложной и неразрывной связи между языком литературы и литературным языком.


   §2. Поэзия и поэтический язык.

   Итак, появление письменности вызвало к жизни литературу. Одной из самых поздних по времени возникновения и самой удивительной стала художественная литература. По отношению к ней и её языку всё, что представлялось уже ясным, решённым, становится загадочным и непонятным. И, прежде всего — вопрос о цели.

   Зачем вообще нужна художественная литература? Практическая польза не ясна, информационная сомнительна. Что за удивительная сила позволяет ей преодолеть время и равнодушие человека? Сила эта — искусство слова.

   Выбор того, КАК сказать, в конечном счете, определяет всё устройство художественной литературы, её деление на роды и жанры, направления и школы.
   Одним из самых древних родов художественной литературы является поэзия. Её художественная природа настолько очевидна, что выражение "поэтический взгляд на мир" применяется и к художнику, и к драматургу, и к кинорежиссеру.

   Но для того, чтобы можно было размышлять далее, считаем необходимым дать определение понятию "поэзия". Для этого мы воспользовались "Толковым словарем русского языка" В. Даля:
   "Поэзия — изящество в письменности; всё художественное, духовное и нравственно прекрасное, выраженное словами, и притом более мерною речью;поэзией (отвлеченно) зовут изящество, красоту как свойство, качество, не выраженное на словах, и самое творчество, способность, дар отрешаться от насущного, возноситься мечтою, воображением в высшие пределы, создавая первообразы красоты;поэзия — самые сочинения, писания сего рода и придуманные для сего правила: стихи, стихотворения и наука стихотворства".

   А вот что по этому поводу пишет С.И. Ожегов в своём словаре:
   "Поэзия:
   1. Словесное художественное творчество, преимущественно стихотворное.
   2. стихи, произведения написанные стихами.
   3. красота и прелесть чего-нибудь, возбуждающее чувство очарования".

   Но помимо поэзии в литературе принято такое понятие, как проза. И поэтому следует сказать об отличие языка прозы от языка поэзии. Язык поэзии орудует образами и метафорами, которые отсутствуют в прозе. В поэтическом словаре присутствуют обороты и выражения, которыми мы не привыкли пользоваться в обыденной речи. Поэтический язык торжественный, возбуждающий удивление, обладающий особым лексиконом, чуждым прозе, богатым эпитетами, метафорами, сложными словами, производящими впечатление чего-то не своего, чуждого, поднятого над жизнью "старинного".

   Содержание поэзии тоже резко отличается от содержания прозы. Поэзия трактует о предметах возвышенных, удаленных от мирской суеты. Относительно содержания поэзии мнения исследователей разделились: одни придерживаются мнения, что содержание поэзии имеет глубокий смысл, другие — поэзия бессодержательна и служит лишь для развлечения.
   Исходя из всего выше сказанного, нам бы хотелось сделать вывод о том, что язык поэзии и прозы представляют собой два совершенно разных явления, и эти понятия нельзя смешивать, хотя, несомненно, они находятся в тесной взаимосвязи, примером чего может служить известные "Стихотворения в прозе" И.С. Тургенева.

   Одной из отличительных черт поэзии является её язык. Мы уже затрагивала тему отличия языка прозы от языка поэзии, но нам хотелось бы подробнее остановиться на поэтическом языке. Язык поэзии представляет собой нечто уникальное и неповторимое. Строй его не строго правильный, а напротив не следование строгим синтаксическим конструкциям придает ему певучесть, оригинальность и непревзойденную стройность.

   Искусство стремится показать мир таким, каким мы его видеть не привыкли.
   Виктор Борисович Шкловский, замечательный русский писатель и литературовед, назвал это свойство искусства отстранением. Художник показывает мир непривычным, заставляя нас посмотреть на него со стороны.

   §3. Лексические средства выразительности.

   Каждый владеющий тем или иным языком, чувствует, что для данного языка естественно, а что — нет. Чтобы привлечь внимание, речь должна нарушить эту естественность и привычность. Для этого используют разные приемы: ритм, подбор звуков и рифма делают звучание необычным; редкие слова, необычные значения слов и неожиданные словосочетания, особый порядок слов и строение предложений тоже могут привлекать внимание.

   Эти "странности" вспыхивают, как блёстки, на фоне будничной речи. Необычные сочетания слов принято называть фигурами речи, а слова в иных, часто переносных значениях — тропами. Тропы придают наглядность изображению тех или иных предметов, явлений. Выступая как тропы, обыкновенные слова могут приобрести большую выразительную силу.
   Однако неверно было бы считать, что тропы используются писателем только лишь при описании необычных, исключительных предметов и явлений. Тропы могут быть ярким средством создания реалистических картин.

   Тропы встречаются и в описании явлений неэстетических, вызывающих отрицательную оценку читателя.

   Для стилистической оценки тропов важна не их условная "красивость", а органичность в тексте, обусловленность их содержанием произведения, эстетическими задачами автора.
   Речь, оснащенная тропами, называется металогической (от гр. meta — через, после, logos — слово); она противопоставлена речи автологической (от гр. autos — я, сам и logos — слово), в которой тропы отсутствуют.

   Иногда неверно полагают, что только металогическая речь может быть высокохудожественной, отсутствие же в стиле тропов будто бы свидетельствует о недостаточном мастерстве писателя. Это суждение в корне ошибочно.

   Высокохудожественной может быть и автологическая речь. В поэзии можно найти немало примеров эстетически совершенного использования слов в их прямых лексических значениях. Предпочтение тропам или отказ от них ещё не дают основания говорить о степени мастерства автора — всё зависит от того, как используются тропы, насколько оправдано обращение к ним в контексте, убедительные, достоверные или слабые, фальшивые образы создаёт писатель.

   Классификация, усвоенная в стилистике и поэтике, восходит к античным риторикам,
   как и соответствующая терминология.

   Метафора
   Традиционное определение метафоры связано с этимологическим объяснением самого термина: метафора (гр. metaphora — перенос) — это перенос названия с одного предмета на другой на основании их сходства. Однако лингвисты определяют метафору как семантическое явление, вызванное наложением на прямое значение слова добавочного смысла, который у этого слова становится главным в контексте художественного произведения. При этом прямое значение слова служит только основой для ассоциаций автора.

   Среди других тропов метафора занимает главное место, она позволяет создать емкий образ, основанный на ярких, зачастую неожиданных, смелых ассоциациях. В основу метафоризации может быть положено сходство самых различных признаков предметов: цвет, форма, объём, назначение, положение в пространстве и времени и т.д. Метафорический перенос названия происходит также и при развитии у слова на базе основного, номинативного значения производного значения (ср. спинка стула, ручка двери). Однако в этих так называемых языковых метафорах образ отсутствует, чем они принципиально отличаются от поэтических.
   В стилистике необходимо разграничивать индивидуально-авторские метафоры, которые создаются художниками слова для конкретной речевой ситуации и анонимные метафоры, ставшие достоянием языка (искра чувств, буря страстей).

   Индивидуально-авторские метафоры очень выразительны, возможности их создания неисчерпаемы, как не ограничены возможности выявления сходства различных сопоставляемых предметов, действий, состояний. Ещё античные авторы признавали, что "нет тропа более блистательного, сообщающего речи большее количество ярких образов, чем метафора".
   Метафоры, получившие широкое распространение в языке, потускнели, стерлись, их образное значение порой не замечается в речи. Между такой метафорой и переносным значением слова не всегда можно провести границу.

   Употребление одной метафоры очень часто влечет за собой нанизывание новых метафор, связанных по смыслу с первой; в результате этого возникает развернутая метафора. Развернутые метафоры привлекают художников слова как особенно яркий стилистический прием образной речи.

   Олицетворение
   Олицетворением называется наделение неодушевленных предметов признаками человека. Олицетворение — один из самых распространенных тропов. Традиции его употребления восходят к устной народной поэзии. Многие поэты использовали этот троп в произведениях, близких к фольклору. Художники слова сделали олицетворение важнейшим средством образной речи. Олицетворение используется при описании явлений природы, окружающих человека вещей, которые наделяются способностью чувствовать, мыслить, действовать. Олицетворение — один из тех тропов, которые широко употребляются не только в художественной речи, но и в научном, публицистическом стиле.

   Особым видом олицетворения является персонификация (из лат. persona — лицо, facere — делать) — полное уподобление неодушевленного предмета человеку. В этом случае предметы наделяются не частными признаками человека (как при олицетворении), а обретают реальный человеческий облик.

   Аллегория
   Аллегорией (гр. allegoria -иносказание, из allos — иной, agoreuo — говорю) называется выражение отвлеченных понятий в конкретных художественных образах.
   Аллегорический смысл могут получать иносказательные выражения: осень — старость, весна — молодость. "Вишней белою отцвела...".

   Индивидуально-авторские аллегории часто принимают характер развернутой метафоры, получающей особое композиционное решение. Например, у А.С. Пушкина аллегория лежит в основе образной системы стихотворений "Арион", "Анчар", "Пророк".

   Метонимия
   Метонимией (от гр. metonomadzo — переименовывать) называется перенос название с одного предмета на другой на основании их смежности. Метонимию часто рассматривают как разновидность метафоры, однако между ними есть существенные различия: для метафорического переноса названия сопоставляемые предметы должны быть обязательно похожи, а при метонимии такого сходства нет; метафору легко переделать в сравнение, метонимия этого не допускает.

   Антономазия
   Особый вид метонимии — антономазия (гр. antonomasia — переименование) — троп, состоящий в употреблении собственного имени в значении нарицательного. Например, фамилия гоголевского персонажа Хлестакова получила нарицательное значение — "лгун, хвастун". Неиссякаемым источником антономазии является античная мифология и литература. Античные образы широко использовались в русской поэзии периода классицизма и первой половины девятнадцатого века. В современном литературном языке образное употребление имен героев античной мифологии возможно лишь в юмористических, сатирических произведениях. Однако до сих пор сохраняет свою выразительную силу антономазия, основанная на переосмыслении имен исторических деятелей, писателей и литературных героев.

   Синекдоха
   Разновидностью метонимия является синекдоха (гр. synekdoche — соподразумение, соотнесение). Этот троп состоит в замене множественного числа единственным, в употреблении названия части вместо целого, частного вместо общего, и наоборот. Например:
   Славянские грозные лица,
   Язычества древнего веды -
   Предтечи грядущей Победы -
   Спиною закрыта столица.
   Загадочны русские сфинксы,
   И нету пути Корсиканцу, -
   Обратно домой не добраться,
   Победы никак не добиться.
   Здесь единственное число существительного "спина" выступает в значении множественного числа. Синекдоха усиливает экспрессию речи и придает ей глубокий обобщающий смысл.

   Можно выделить несколько разновидностей синекдохи. Чаще всего используется синекдоха, состоящая в употреблении формы единственного числа вместо множественного, что придает существительным собирательное значение ("Лист осенний летел, кружился,//Совершая последний путь,//И на землю тихо ложился,//На её озябшую грудь"). Наименование отвлеченного понятия нередко употребляется вместо названия конкретного. Название части предмета может заменить слово, обозначающее весь предмет. Синекдоха используется в различных функциональных стилях. Например, в разговорной речи распространена синекдоха, получившая общеязыковой характер (умного человека называют голова, талантливого мастера — золотые руки и т.д.).

   Эпитет
   Эпитетом (от гр. epitheton — приложение) называется образное определение предмета или действия ("По следам разгоревшейся думы"). К тропам, в строгом значении этого термина, принадлежат лишь эпитеты, функцию которых выполняют слова, употребленные в переносном значении (золотая осень, заплаканные окна), в отличие от точных эпитетов, выраженных словами, использованными в прямом значении (красная калина, знойный полдень). Эпитет — это чаще всего красочные определения, выраженные прилагательными.

   Большинство эпитетов характеризуют предметы, но есть и такие, которые образно описывают действия. При этом, если действие обозначено отглагольным существительным, эпитет выражен прилагательным (тяжелое передвижение туч, усыпительный шум дождя), если же действие названо глаголом, то эпитетом может быть наречие, которое выступает в роли обстоятельства (Туго ухала земля). В качестве эпитетов могут употребляться также существительные, играющие роль приложений, сказуемых, дающих образную характеристику предмета ("Только выстрел морозного эха").

   Создание эпитетов обычно связано с употреблением слов в переносном значении. Эпитеты, выраженные словами, выступающими в переносных значениях, называются метафорическими ("От пламенного вдохновенья"). В основе эпитета может быть метонимический перенос названия, такие эпитеты называются метонимическими (...Белый запах нарциссов). Метафорические и метонимические эпитеты относятся к тропам.

   Определения, выраженные словами, сохраняющими в тексте свое прямое значение, нельзя отнести к тропам, однако это не означает, что они не могут выполнять эстетической функции, быть сильным изобразительным средством.

   Эпитеты исследуют с разных позиций, предлагая при этом различные их классификации. С генетической точки зрения, эпитеты можно разделить на общеязыковые (гробовое молчание, молниеносное решение) и индивидуально-авторские (холодный ужас, безбожные идеи, бешеный ток, угрюмый чум), народно-поэтические (красна девица, добрый молодец). Последние называют ещё постоянными, так как словосочетания с ними приобрели в языке устойчивый характер.

   Возможны и другие группировки эпитетов. Это свидетельствует о том, что понятие "эпитет" объединяет весьма разнообразные лексические средства образности.

   Сравнение
   К лексическим образным средствам примыкает сравнение. Сравнением называется сопоставление одного предмета с другим с целью художественного описания первого. Это одно из самых распространенных средств изобразительности в металогической речи. Сравнения широко используют поэты.И в тоже время отнесение сравнения к лексическим образным средствам в известной мере условно, так как оно реализуется не только на лексическом уровне: сравнение может быть выражено и словом, и словосочетанием, и сравнительным оборотом, и придаточным, и даже самостоятельным предложением или сложным синтаксическим целым.

   Сравнение представляет собой простейшую форму образной речи. Почти всякое образное выражение можно свести к сравнению. В отличие от других тропов, сравнение всегда двучленно: в нем называются оба сопоставляемых предмета.

   Сравнения, которые указывают на несколько общих признаков в сопоставляемых предметах, называются развернутыми. В развернутое сравнение включаются два параллельных образа, в которых автор находит много общего. Художественный образ, используемый для развернутого сравнения, придает описанию особую выразительность.

   Гипербола и литота
   Гиперболой (от гр. hyperbole — преувеличение, излишек) называется образное выражение, состоящее в преувеличении размеров, силы, красоты, значения описываемого ("И каждый вздох — волна прибоя").

   Литота (от гр. litotes -простота) называется образное выражение, преуменьшающее размеры, силу, значение описываемого. Литоту называют ещё обратной гиперболой.
   Гипербола и литота имеют общую основу — отклонение от объективной количественной оценки предмета, явления, качества, — поэтому могут в речи совмещаться.

   Гипербола и литота могут выражаться языковыми единицами различных уровней (словом, словосочетанием, предложением, сложным синтаксическим целым), поэтому отнесение их к лексическим образным средствам отчасти условно. Другая особенность гиперболы и литоты заключается в том, что они могут и не принимать форму тропа, а просто выступать как преувеличение или преуменьшение. Однако чаще гипербола и литота принимают форму различных тропов, причем им всегда сопутствует ирония, так как и автор и читатель понимают, что эти образные средства неточно отражают действительность.

   Гипербола может "наслаиваться", налагаться на другие тропы — эпитеты, сравнения, метафоры, придающие образы черты грандиозности.Как и другие тропы, гипербола и литота бывают общеязыковыми и индивидуально-авторскими. К общеязыковым относятся гиперболы: ожидать целую вечность, задушить в объятиях, море слез; литоты: осиная талия, от горшка два вершка.

   Эти тропы включаются в эмоционально-экспрессивные средства фразеологии.


   §4. Синтаксические средства выразительности речи.

   Одна из самых древних фигур речи — повтор; его используют и в бытовой и в художественной, литературной речи. Повторы в литературном тексте, а особенно в поэзии, встречаются разного рода.

   Повтор начала строки (строфы, предложения) называется анафорой (от гр. anaphora — "вынесение вверх"):
   Церквушки, да скворечники,
   Да ветер низовой,
   Да вороны — кромешники.
   С.Е. Сметанин
   Повтор последних слов называется эпифорой (от греч. "epi" — "после" и "phoros" — "несущий"):

   Зачем, златое время, летишь?
   Как всадник, ногу в стремя, летишь?
   М.А. Кузьмин.
   Конец фразы стиха или строфы может быть подхвачен началом следующей — это стык:
   Я мечтою ловил уходящие тени,
   Уходящие тени погасающего дня.
   Я на башню всходил, и дрожали ступени
   И дрожали ступени под ногой у меня
   К.Д. Бальмонт
   Если повтор окаймляет отрезок текста, то тогда такая фигура называется охватом:
   Пью горечь вечеров, ночей и модных сборищ,
   Рыдающей строфы сырую горечь пью.
   Б.Л. Пастернак.
   Повтор слова влечет за собой и повторы грамматических конструкций.
   Такая фигура называется параллелизмом.

   Параллелизм не обязательно содержит именно две строки, он может быть более развернутым, а может усложняться и в один стих, как у А.С. Пушкина:
   Мчатся тучи, вьются тучи...
   А вот другие пушкинские строки: "звезда1 печальная,2 вечерняя2 звезда1".
   Такая фигура получила название хиазм (от греческой буквы "x" — "хи") — слова расположены в ней как бы накрест.

   Эллипсис — это стилистическая фигура, состоящая в намеренном пропуске какого-либо члена предложения, который подразумевается из контекста. От этого синтаксического приема следует отличать умолчание — оборот речи, состоящий в том, что автор сознательно недосказывает мысль, предоставляя право читателю догадаться, какие слова не произнесены.
   Для интонационного и логического подчеркивания выделяемых предметов используется выразительная стилистическая фигура — многосоюзие (полисиндетон).

   Повторяются обычно сочинительные соединительные союзы и, ни (ни любви, ни ласки). Большую выразительность обретают строки, в которых рядом с многосоюзием применяется противоположный ему стилистический прием — бессоюзие. Как заметил Д.Э. Розенталь, "Отсутствие союзов придает высказыванию стремительность, насыщенность впечатлениями". При стилистическом изучении однородных членов предложения особый интерес вызывают их функционирование в разных стилях речи, большие экспрессивные возможности.

   В литературной речи часто употребляются однородные члены, которые выступают как важнейшее средство подробного описания предметов, их свойств, а также различных явлений, процессов.

   На фоне разнообразных синтаксических средств обращения выделяются экспрессивной окраской и фукнционально-стилевой закрепленностью. В тоже время эмоциональное звучание обращений в поэтическом тексте нередко достигает яркой изобразительной силы. Для создания эмоциональности речи писатели могут использовать как обращения слова с яркой экспрессивной окраской, образные перифразы. К тому же при обращениях часто стоят эпитеты, да и сами они нередко являются тропами — метафорами, метонимиями. Их экспрессию подчеркивают частицы, тавтологические сочетания, плеоназмы, наконец, особая интонация — все это усиливает выразительную силу этого синтаксического приема в художественной речи.
   Если отталкиваться от традиционной классификации основных значений вводных компонентов, легко выявить их типы, закрепившиеся за тем или иным функциональным стилем. Так, вводные слова и словосочетания, выражающие достоверность, уверенность, предположение, тяготеют к книжным стилям. Вводные слова и словосочетания, используемые с целью привлечь внимание собеседника, как правило, функционируют в разговорном стиле, их стихия — устная речь.

   §5. Лексика, имеющая ограниченную сферу распространения.

   В художественной речи диалектизмы выполняют важные стилистические функции: помогают передать местный колорит, особенности речи, и диалектная лексика может быть источником речевой экспрессии. Современные писатели обычно используют диалектизмы при описании деревенского быта, пейзажа, при передаче речи. При оценке эстетического значения диалектной лексики следует исходить из её внутренней мотивированности и органичности в контексте. Само по себе присутствие диалектизмов ещё не может свидетельствовать о реалистическом отражении местного колорита.

   К профессиональной лексике относятся слова и выражения, используемые в различных сферах деятельности человека, не ставшие однако общеупотребительными.

   Профессионализмы служат для обозначения различных производственных процессов. Профессионализмы воспринимаются как "полуофициальные слова", не имеющие строго научного характера, они имеют большое распространение в публицистике, но в художественной речи используются очень редко.

   Жаргонная лексика в отличие от профессиональной обозначает понятия, которые в общенародном языке уже имеют наименования. Жаргон — разновидность разговорной речи, используемая определенным кругом людей. Экспрессивность жаргонной лексики способствует тому, что слова из жаргонов переходят в общеупотребительную разговорно-бытовую речь, не стесненную строгими литературными нормами.

   

Глава II. Средства выразительности в поэзии сургутских писателей.


   §1. Средства выразительности в творчестве С. Сметанина.

   Цель нашего исследования выявление средств выразительности в поэзии сургутских писателей. В данном случае нам бы хотелось обратить особое внимание на творчество Сергея Сметанина, на те средства, с помощью которых писатель выражает свои чувства и мысли, все то, что его волнует и тревожит, радует и печалит, то, при помощи чего он раскрывает свой внутренний мир перед читателем.

   Так как же удается автору, оперируя простыми, привычными словами, создавать такие удивительные картины, волнующие душу и надолго поселяющиеся в сердце?

   Поиск ответа на этот вопрос и является задачей нашей работы. Нельзя не согласиться, что основным средством выразительности поэзии является её язык. Он представляет собой нечто уникальное и неповторимое. Строй его произведений не строго правильный, а напротив; не следование строгим синтаксическим конструкциям придает ему певучесть, оригинальность и непревзойденную стройность. Чтобы привлечь внимание читателя, автор должен нарушить естественность и привычность речи. Для этого С. Сметанин обращается к разным приемам, например, к таким как, использование малоупотребительных слов:
   "Гул перепляса",
   "Месяц — легкий обласок",
   "Никого не оставлю внакладе",
   Но характерно то, что автор обращается в своих стихотворениях не только к высокому стилю ("Бередил душу лирою державной"), но и к разговорной лексике, что придает его поэзии более доступный и истинно русских характер.
   "Спросонья шарила будильник заводной".
   "И — шабаш! — по ушам и по душе",
   Употребление этих слов помогает автору точнее выразить свое отношение к описываемому, а читатель, при помощи этих слов не только лучше понимает смысл стихотворения, но и глубже проникает в мысли и чувства писателя.

   Наверное, если бы все эти слова исключить из текста, то мы бы никогда не почувствовали той яркой и красочной картины, которая возникает перед нами при чтении этих произведений.
   Но использование малоупотребительных слов — это не основное, хотя и немаловажное средство выразительности. Наиболее яркими, запоминающимися и привлекающими внимание были и остаются слова в иных, часто переносных, значениях, то есть тропы. Именно на этот раздел средств выразительности нам бы хотелось обратить внимание. Тропы придают наглядность изображению тех или иных предметов, явлений. Выступая как тропы, обыкновенные слова могут приобрести большую выразительную силу. Для стилистической оценки тропов важна не их условная "красивость", а органичность в тексте, обусловленность их содержанием произведения, эстетическими задачами автора.
   Нельзя с уверенностью сказать, что какой-либо из тропов преобладает в творчестве С. Сметанина, но наиболее часто нам встречаются эпитеты, сравнение, метафоры, олицетворения. Начнем мы с такого средства выразительности, как метафора.

   Метафора — это перенос названия с одного предмета на другой на основании их сходства. Однако многие ученые определяют метафору как семантическое явление, вызванное наложением на прямое значение слова добавочного смысла, который у этого слова становиться главным в контексте произведения. При этом прямое значение слова служит только основой для ассоциаций автора.

   В стихотворении "Памяти Николая Рубцова..." метафора нам встречается с первой строки: "Двадцатый век умчался как комета". И эта метафора имеет под собой ассоциативную основу, вот только ассоциаций здесь может быть очень много.

   Мы не знаем, наверное, и поэтому можем только предполагать, но, на наш взгляд, здесь главную роль сыграла ассоциация, лежащая на поверхности, то есть бешеный темп двадцатого века не может быть охарактеризован никак иначе, кроме слова "Умчался". Причем, на наш взгляд, здесь играет также большое значение сравнениевека с кометой, которая всегда считалась чем-то чрезвычайно быстрым и несущим в себе нечто таинственное и неразгаданное, некое предзнаменование.

   Помимо этих метафор, в стихотворениях мы встречаем множество других, не менее ярких и ёмких, так, например, в этом же стихотворении:
   И доля настоящего поэта -
   Зажечь свою звезду и не сгореть...
   А в другом стихотворении — "Дыханье живых человеческих слов..." — автор об этих словах говорит так: "Им сладко и больно в душе у меня...". Произведения С. Сметанина буквально пересыпаны метафорами, так, только в стихотворении "Весна" их встречается пять, причем каждая метафора самобытна, красочна и ни на что не похожа: "Над Россией струится черемухи дух...", "И надежды в глазах остаются следы...", "Пусть у запаха слишком короткая власть...". Одним словом, метафоры у писателя всегда оригинальны, красочны и органично вписываются в контекст. Среди других тропов метафора занимает главное место, она позволяет создать ёмкий образ, основанный на ярких, зачастую неожиданных, смелых ассоциациях:

   В сотый раз её нежную повесть прочтя
   По дурманящим веткам букета.

   Другой наиболее часто употребляемый троп в творчестве Сметанина — олицетворение, то есть наделение неодушевленных предметов признаками и свойствами человека: "Но губительный холод проползает за ворот...".

   В творчестве С. Сметанина можно выделить как минимум три группы олицетворения:
   1. Явления природы наделяются качествами, присущими человеку, и эта группа самая большая из всех последующих:
   "Зябнет утренняя рань..."
   "Светит месяц лицом на рассвет..."
   "Месяц <...> в облаках ныряет..."
   "Обратится ли солнце..."
   "Спросит ласковый ветер...",
   это лишь немногие олицетворения из этой группы.

   На наш взгляд, то, что эта группа является самой большой, — не просто случайность, а вполне логичная закономерность. Потому что для писателя одним из важнейших образов в творчестве является образ природы, который символизирует собой Россию, ту Россию, которую автор хранит в своей душе, а не ту Россию, что "смерть за пазухой носит". Отсюда и название следующей группы.

   2. Образ России.
   Образ России очень сложен и многопланов в творчестве Сметанина, она для него и "моя Родина...", и "старинные края", и "суровая стезя", и "рябина, да смородина", и "народные песни", и "военный эшелон".
   Все это — его родина "мать, родная земля", а так как родину не выбирают, её любят, вот он и любит, и, любя, наделяет её самыми необыкновенными качествами, то "Россия смерть за пазухой носит", то "Сбилась вся Россия, в один военный эшелон". И Россия принимается уже не как отвлеченное понятие, а как полнокровный образ, достойно занимающий место в творчестве писателя.

   3. Слова и мысли.
   Слова и мысли наделяются у поэта такими же качествами, как и человек. Слова способны на многое, например:
   "Смеются и горестно плачут"
   "Берут нас и разом иначат"
   А также они способны к физическим движениям:
   "Движенье названий и фраз"
   "Дыханье живых человеческих слов".
   Таким образом, наделив слова и мысли человеческими качествами, автор отпускает их в самостоятельную жизнь, где они существуют как образы, неотрывно связанные с судьбой писатель, ведь это его слова, его образы, при помощи которых он создал необыкновенный поэтический мир.

   Ещё одним, наиболее часто встречающимся тропом, является эпитет.
   Эпитеты — это наиболее яркие средства выразительности, с их помощью поэт, передаёт нам свое сугубо личное виденье мира. Именно в эпитетах писатель может реализовать всю свою фантазию и придать вещам обыденным необычные значения или признаки, например: "Озера ясновзорые". Так на сердце поэта "заколдованный иней", стих — пламенный, душа — заурядная, стол — праздный, страх — привычный, кисти черемухи — белокурые, вода — лепестковая. И это лишь малая доля из того громадного количества эпитетов, которые мы встречаем в творчестве поэта.

   У С. Сметанина нет ничего обычного, все самое заурядное принимает в его стихотворениях необыкновенный, а порой таинственный и загадочный смысл: незримая сила, глаза потусторонней синевы. Все это придает произведениям неповторимую красочность, яркость и выразительность.

   Так же, как и эпитеты, сравнения у поэта неожиданны. Так, например, старый клен у поэта сравнивается с телевышкой, сердце России — с сердцем поэта, облака — со стекловатой, а самого себя автор сравнивает с ребенком.
   Итак, на примере приведенных сравнений мы видим, что они самобытны, в них нет укоренившихся штампов, нет ничего привычного, и именно этим они притягивают, заставляют задуматься, вникнуть, понять, осмыслить и навсегда оставить в своем сердце образ, который они создали.

   Но помимо тропов в поэзии любого автора присутствуют и другие средства выразительности. И поэтому теперь нам бы хотелось обратить внимание на синтаксические особенности поэзии Сергея Сметанина. В первую очередь, на наш взгляд, необходимо рассмотреть инверсию. Инверсия — это изменение порядка слов в предложении, например, "Суровая совесть о былом меня спросит" или "Пока в печи гудит огонь, готовь себе еду". Это средство обычно используется для усиления впечатления, иногда для придания торжественности, незаурядности описываемому явлению.

   Другая синтаксическая фигура — повтор, причем наиболее часто в произведениях Сметанина встречается анафора, то есть повтор начала строки:
   Там — бой,
   Там — смерть,
   Там — льется кровь.
   Или вот ещё один пример:

   Будь похожим на меня —
   Будь самим собой!

   Любой повтор, тем более анафора, направлена на усиление эмоциональной нагрузки, на более яркую передачу образа, на выделение того, что важно для автора. Наряду с анафорой, в произведениях встречается и обычный повтор слов:

   Ни темноликих кедров, ни проталин,
   Ни птицу, прозвеневшую в бору.

   В данном случае повтор используется поэтом для выражения полного отрицания и своего отношения к тому, что описывается. Так, здесь мы видим не только отсутствие всех этих дорогих сердцу писателя предметов, но и разочарование от их отсутствия.
   Средством экспрессивной речи является использование риторических вопросов и восклицаний, что мы можем наблюдать во всех произведениях автора. В риторических восклицаниях заключена особая экспрессия, усиленная напряженность речи. В поэзии Сметанина риторические восклицания нередко сочетаются с риторическими вопросами:
   Зачем все в мире происходит без возврата?

   Сейчас не время для стихов!
   А для чего же?

   О том ли мы грустим?

   Такая стилистическая фигура, как эллипсис, состоящая в намеренном пропуске
   слова, тоже служит для выражения эмоционального напряжения. Например:

   «Это — правда, время — дрянь...»
   «Да за войной — война...»

   Эллипсис, помимо экспрессивной окраски речи, несет в себе глубокую смысловую и функциональную нагрузку. Поэтическая речь, в которой присутствует эта стилистическая фигура, более динамична, а поэтому более любима читателем, так как заставляет его прочувствовать ту ситуацию, которую поэт хотел донести до него.

   Помимо приведенных выше тропов и фигур речи, в сборнике "На Сайме" С. Сметанина встречаются и такие средства выразительности, как обращения: "Братец, мать, родная земля, господи", прямая речь, однородные подлежащие, сказуемые, дополнения: "пятиэтажный дом с балконами, скамейка, дерево, подъезд...", обособленные обстоятельства и определения "мелькнула в шапку, тускло просветив; и от страны, припомнившей о сыне...". Необходимо отметить особую экспрессию речи поэта, с помощь которой автор акцентирует внимание читателей на наиболее важных для него моментах. Такой экспрессивности речи поэт добивается использованием односоставных предложений, сложных прилагательных: "нежный-нежный, пьяный-пьяный", повтором слов имеющих одну основу: "нищий нищему подал, они желаннее всех желанных". Для придания речи большей эмоциональности, красочности и выразительности, поэт использует также краткие формы прилагательных, например: "дерзки, коротки, беспощаден, вдохновенен, прост", и окказиональные выражения: "Плачет ветер-листокрад".

   Подводя итоги, необходимо заметить, что поэтический язык Сергея Сметанина особый, оригинальный, яркий и образный. Посредствам своих стихотворений он заставляет читателя переживать вместе с ним то, что терзает его душу, занимает его мысли. Ведь при помощи поэзии мы можем говорить о предметах возвышенных, удаленных от мирской суеты, так же легко, как и о предметах обыденных, простых, но имеющих для нас первостепенное значение. Поэтический язык доступен и понятен, но те образы, которые создает автор, могут быть таинственными и фантастичными, возвышенными и торжественными. Помимо поэтических средств выразительности, яркость поэзии придают и красочные и необычные образы. Эти образы у него не типичны, редки и неповторимы. С их помощью в стихотворениях создается особая атмосфера вселюбви и всепрощения, атмосфера всеобщего родства и единения. Стихотворения Сметанина метафоричны и образны. Они оригинальны и неповторимы. И пусть в них нет пышных фраз, каких-то завуалированных сравнений, неповторимой рифмы, пусть они просты, но все они пронизаны лиризмом, добротой, состраданием, сопереживанием.

   §2. Поэтические средства выразительности в сборнике "Триумфальные арки", Г. Ешимова.

   Пред нами сборник сургутского писателя Георгий Ешимова, с первой страницы мы попадаем в новый, непривычный и нереальный мир. Чем это вызвано, что лежит за внешне обычными стихотворениями, и почему они заставляют нас забыть о действительном времени и пространстве, и следовать за автором туда, куда он зовет? Чтобы найти ответ на этот вопрос постараемся сначала разобраться в том, чем вызвана эта необычность и оригинальности стихотворений. С помощью чего автор добивается эффекта неповторимости?
   В первую очередь, обратим внимание на то, что писатель в этом сборнике, практически в каждом стихотворении использует непривычные для нас слова. Все эти слова можно разделить на четыре группы, каждая из которых несет на себе особую смысловую нагрузку. Так, например, профессионализмы и термины используются автором для особой интонации и выразительности, для создания более яркого образа. Вот некоторые примеры употребления этих слов:
   "Плавали свободно в чудь и фряги".
   "Эдельвейс не цветет на Эльбрусе!".
   "Он был ортодоксален, и в ермолке".
   Также к этой группе слов можно отнести и употребление имен собственных, которые, в основном, употребляются автором для сравнения и создания наиболее яркого образа:
   "Чиста, прозрачна каждой каплей
   Своей любви, ты мне явилась,
   Будто глаза Кетцакоатля,
   Самозабвенно зажигалась".
   Следующая группа — это слова иноязычного происхождения, которые также нацелены на передачу образа авторской мысли, и призваны служить экспрессивности речи."Вот и о демократии нам разговаривать рано";
   "Сургутяне — биматерековы
   И вдвойне поэтому крепки";
   "Зря мы "демос" в атаки водили".
   К следующей группе, направленной на создание определенного поэтического стиля, относятся малоупотребительные и архаические формы слов. Например:
   "Где пращуры насмерть стояли",
   "Язычества древнего веды -
   Предтечи грядущей победы — ".

   Архаические формы используются автором для создания образа того времени, о котором поэт пишет свои стихотворения, так, например, у автора "пламень возмездия" — "следом карающ идет", а воевода Глинский — "шведов бивал".
   Как уже говорилось, все эти формы нацелены на создание яркого, красочного и поэтического образа.

   И последняя группа слов — это окказиональные выражения, то есть слова созданные самим автором. Этот прием используется писателями, в том случае, если для выражения их мыслей и чувств все известные слова являются не приемлемыми. И тогда поэты дают волю своей фантазии, и на свет, в результате этого, появляются новые слова или необычные формы уже известных. Так, например, в "Сонете №13", "очи и губы" — "обветрились и обслезились", а "травы пахнули" — "в экстазе прянопоцелуйном", и все это происходит в "стозвоне" птиц.
   Словотворчество — это одно из наиболее выразительных средств создания образов, которые получаются, не только более яркими и красочными, но и неповторимыми, оригинальными, и органично вписывающимися в поэтическую канву произведения.

   Следующее средство выразительности, которое мы рассмотрим — это эпитет.
   Эпитет — это наиболее употребляемый троп в творчестве Г. Ешимова. Необходимо обратить внимание на то, что эпитеты его не привычны, неожиданны и всегда неповторимы. В предметах и явлениях, у него никогда не подчеркивается всем известный признак, напротив все описываемые явления поэт наделяет какими-то необычными свойствами. Так, например: печали у него земные, удар — полночный, вьюги — карающие, единство — трехгранное, забота — земная, годы — бесконвойные и злые. Таким образом, мы видим, что автор не только описывает явления, но и передает свое отношение к ним, высказывает свои мысли, заключая их в оригинальную и непривычную форму.

   Ещё одним, не менее интересным, тропом в творчестве поэта выступает сравнение.

   Сравнение, как и любое другое средство выразительности служит для передачи чувств и мыслей автора, для выражения его душевного состояния. Посредством этого тропа, создаются действительно яркие и необычные образы. Причем, характерно то, что в творчестве Г. Ешимова мы не встречаем обычных односложных сравнений, все признаки сходства у него сложны и многоплановы.

   Так, например, в стихотворении "Триумфальные арки" мы читаем строки:
   "Как в ворота война, сквозь большое игольное ушко
   Проходили колонны: войска и обозы, ясак...".

   Это необычное сравнение вызывает массу ассоциации и оставляет у читателя яркий образ. Другая строка из произведения "Альпинисты 42-го года": "Их собрали как пальцы в кулак" помимо образа, создает впечатление необычайной сплоченности, родства и неразрывных связей. Наряду с этими сложными сравнениями автор использует и более простые, но не менее оригинальные. Например: "стал ревнив, как Отелло", "как сказочный витязь", "как Мона Лиза воссияла", "приуныла в углу куропаткой". Все эти средства нацелены на передачу авторской позиции, его отношения к описываемым явлениям. Автор передает нам эти явления не только с точки зрения точно подмеченных и описанных ассоциаций, но и с тонким чувством юмора, так что, читая эти стихотворения нельзя не улыбнуться. Они наполнены точными и впечатляющими картинами, которые надолго остаются в памяти.

   Кроме приведенных выше сравнений, автором для создания образа и поэтической картины в целом, используется и такой троп, как олицетворение. Это средство художественной выразительности направленно на присвоение неодушевленным предметам качеств или свойств человека. Интересно то, что этими качествами зачастую наделяются совершенно непривычные предметы. И на первый взгляд, от предмета нельзя ожидать чего-то необычного, но, при помощи олицетворения, автор добивается совершенно неожиданных результатов. Например:
   "То платье ворчит недовольно"
   "Задышит в лицо океан"
   "Майдан ликует, мутит, гомонит"
   "Ползла на город тишина"
   "Генная память сильна и упряма"
   Наряду с тем, какие предметы автор "оживляет", интересно и то, какими качествами он их наделяет. Так, например, душа — трясется, поле — помнит, клетка — пищит, а ночь — ворожит. Все это — говорит не столько о богатой фантазии автора, сколько своеобразном виденье мира, его явлений и предметов.

   Олицетворение — одно из наиболее ярких поэтических средств, потому, что с его помощью поэт создает свой особый поэтический мир, в котором и неживые предметы могут чувствовать, переживать и помнить.

   Близким к олицетворению тропом, является метафора, то есть, перенос признаков и качеств одного предмета на другой. Все произведения поэта насыщенны метафорами. Что придает стихотворениям необычный, порой фантастический смысл.
   Посредством метафоры автор наделяет предметы необычными и несвойственными им свойствами:
   "И вьюга меж кустов шуршит
   Хвостом небрежно";
   "Приросла на север
   Русская земля";
   "Шумную волну морскую нежную
   Расплескаю в сердце глубоко".
   Из приведенных выше примеров мы видим, что, посредством метафоры, автор создает яркие и необычные образы, которые, в свою очередь, рисуют оригинальную и ёмкую поэтическую картину. Любая метафора основана на ассоциациях автора, причем, важно то, что эти ассоциации почти всегда выбиваются из канвы привычных явлений. Так, например, в строках:
   "Машины к темной буровой
   Ползут жуками",
   мы встречаем не совсем привычную ассоциацию, основанную на схожести движения машин и жуков. Казалось бы, в этом нет ничего поэтического, но автор передает это так, что картина получается не только необычной, но и эстетической. По такому же принципу, строятся все метафоры Ешимова: какое-либо явление или предмет вызывает у автора необычную ассоциацию и, в результате, появляется яркий и поэтически ёмкий образ.
   В произведениях этого поэта, нам встречается так мало употребляемый сейчас троп, как синекдоха, которая является разновидностью метонимии. Этот троп состоит в замене множественного числа единственным, в употреблении названия части вместо целого, частного вместо общего, и наоборот. При разборе стихотворений Ешимова, нам встретилась такая реализация этого тропа:
   "И нету пути Корсиканцу",
   "Ветер долины колышет",
   "Соберется собор
   Как задолго назад, монастырский".
   Как и любое другое из лексических средств выразительности, синекдоха призвана усиливать поэтическое впечатление от прочитанного произведения. С помощью этого тропа, поэт передает читателю свое отношение к описываемому событию.

   Так, например, в строке "И нету пути Корсиканцу" поэт, не только не говорит прямо о Наполеоне, но выказывает своё отношение к нему, то есть подчеркивает своё пренебрежение и презрение к этому человеку.

   Помимо разобранных выше лексических средств выражения, в творчестве Г. Ешимова встречаются и синтаксические. В его произведениях мы очень часто находим примеры инверсии. Например:
   "Я все для того приготовил";
   "Шемаханской царицы высокий шатер";
   "Богородице ставлю своей";
   "Ирода стража искала младенца";
   "Воеводе и кнут, и жестокие выпали пытки".
   Инверсия, как и любое синтаксическое средство, служит для экспрессии и эмоциональности речи. С помощью инверсии писатель добивается неожиданных впечатлении и мыслей у читателя. Используя это синтаксическое средство выразительности, автор усиливает впечатление от текста, делая его более ярким, живым, требующим переживания.

   Другим, часто встречающимся средством выражения экспрессивности речи, является повтор. Причем, в творчестве Г. Ешимова мы встречаем три вида этой синтаксической конструкции:
   1 обычный повтор: "Не болтун и не жрец,
   Не силач, не повеса...".
   2 Эпифора: "Царский строй — не вечен,
   Рабский строй — не вечен...".
   3 Анафора: "Совсем не юная Джульетта,
   Совсем не строгая Оксана...".
   С помощью повторов, поэт подчеркивает то, что на его взгляд, является наиболее важным, основным, заслуживающим особого внимания. При этом, писатель усиливает и общее впечатление от текста, заставляет читателя задуматься о том, почему это важно, и почему на это стоит обратить внимание.

   Следовательно, повторы служат не только для придания стихотворной речи большей экспрессивности, но и для сообщения глубинного и скрытого смысла стихотворения.
   Для творчества именно этого поэта характерно то, что повтор слова влечёт за собой повтор грамматических конструкций. Наиболее часто в произведениях Г. Ешимова мы встречаем параллелизм:
   "И померкло сияние солнца,
   И поникла ночная звезда...";
   "Не болтун и не жрец,
   Не силач, не повеса..."
   "Обратно домой не добраться,
   Победы никак не добиться...";
   Как уже говорилось, параллелизм призван усилить уже созданное впечатление, сообщить речи большую выразительность и экспансивность. При использовании параллельных грамматических конструкций, поэт автор добивается внешнего динамизма, хотя, в принципе, останавливает внимание читателя на том, или ином явлении, придавая ему тем самым важный и значимый характер.

   Следующая стилистическая фигура, которую мы встречаем в стихотворениях Ешимова — эллипсис, то есть пропуск одного из членов предложения, который призван служить для выражения динамизма и экспрессии. Например:
   "И звено — удержать навсегда Павлодар...",
   "Но счастливая — светлого князя
   Повстречала — высок был порог...",
   "За оплошный проступок — жестокий итог".
   Используя это средство выразительности, поэт создает в своих стихотворениях особую атмосферу своеобразного напряжения и ожидания чего-то, что должно ещё произойти. При этом, характерно то, что эта фигура встречается в творчестве поэта намного чаще, чем в творчестве всех остальных.

   Для творчества Г. Ешимова характерным является употребление обращений, с помощью, которых поэт придаёт своим стихотворениям целенаправленность и адресует их определенным лицам. В отличие от С. Сметанина, Г Ешимов обращается к конкретным людям, называя их по имени: "Глянь, Елена!", "Гляньте, Николай Васильевич...", "Помнишь, Мария?".
   Исследуя творчество Г. Ешимова, на основе сборника "Триумфальные арки", мы можем с уверенностью сказать, что его произведения новы, своеобразны и неповторимы. В этом сборнике представлены стихотворения из различных циклов: "Плач в храме", "Память", "Взгляды", "Школа", "Времена года". Каждый из этих циклов является оригинальным и органичным соединением стихотворений пронизанных одной темой, проблемой и одним взглядом на мир, с точки зрения этой темы. Помимо разбора средств выразительности, хотелось бы обратить внимание на специфику стихотворных произведений. В этом сборнике нам встречается сорок шесть произведений, и каждое из них является особым.

   Наибольшее внимание привлекают стихотворения из цикла "Память", в них автор обращается и историческому прошлому России, причем делает это не просто документально. Каждое его творение — поэтическая картина, в которой автор выказывает свое отношение к событиям и пошлого, и настоящего, и будущего.

   На наш взгляд, именно этот цикл выражает авторскую позицию относительно судьбы нашей страны. В стихотворениях поэта нет четко сформулированных призывов любить Родину, но, несмотря на это, все они пронизаны любовью искренней, чистой, всепоглощающей. В них выражается досада, обида, сомнение, неуверенность, гнев и горечь, но наряду с этим мы видим радость, гордость, почтение, любовь, преданность и веру в лучшее. Также отличительной особенностью поэзии Г. Ешимова, является образность его произведений.

   Каждое стихотворение — это не только красочная поэтическая картина, но и особый мир, в котором живут поэт и его герои. Читая такие стихотворения как "Цезарь", "Шахматист", "Боксер", кажется, что поэт все это пережил и прочувствовал, и поэтому ему удаются такие живые образы. Ещё раз, хотелось бы заметить, что поэзия его необычна и оригинальна, в ней сочетается порой несочетаемое, а предметы и явления обретают совсем непривычный образ.


   §3. Средства выразительности в сборнике А.Лазаревой "Уральские посиделки".

   Для наиболее полного исследования средств выразительности сургутских поэтов, мы обращаемся к творчеству Александры Лазаревой в её сборнике "Уральские посиделки". Выявление особенностей стиля поэтессы, нам бы хотелось, начать с выделения двух характерных черт — это использование диалектного говора и просторечий.

   Наиболее ярко в творчестве А. Лазаревой представлена такая группа слов, как просторечия, то есть употребление сниженных слов, которые находятся за пределами литературной лексики. Среди них встречаются слова, содержащие и положительную и отрицательную оценку называемого действия. Как известно, просторечия используются для создания наиболее полной картины изображаемого образа. При использовании этих слов, автор передает нам не только своё отношение к явлению, но и то, как это явление воспринимают другие. Просторечия служат не только средством передачи экспрессии речи, но и ярким средством выразительности.

   Только благодаря использованию просторечий автору удается создать тот неповторимый мир обычных деревенских жителей, который мы видим у А. Лазаревой. С помощью этих средств выразительности, поэтесса рисует поэтические образы деревенских жителей с их радостями и невзгодами, заботами и волнениями.

   В стихотворениях писательницы люди не просто прототипы, служащие для создания поэтического образа, они являются самостоятельными образами, и наделены своими мыслями и чувствами. Использование просторечий, не лишает произведения поэтичности, но в тоже время снижает его до уровня обычного повествования, делая, тем самым, ещё привлекательней и оригинальней.

   Использование таких просторечий, как, например:
   "И Ваня, брательник, её поддержал",
   "И пиво с району в сельпо привезли...",
   "Жила-поживала бабенка Любава",
   ""Ты, Григорий, шипко грубо",
   "Я эть той кофтёнкой", не только не нарушает поэтический строй произведения, но и придает ему народную певучесть и поэтичность.

   Для создания правдивой и красочной картины жизни деревни, использования одних просторечных выражений мало, и, поэтому автор обращается к диалектному наречию, что придает стихотворениям неповторимое звучание.

   В своих произведениях А. Лазарева передает все фонетические особенности уральского говора, такие, например, как:
   1 Мягкое цоканье: "Не пляшотса и не поётса", "На Троису".
   2 Отвердение шипящих: "...сшиталась бабенкой", "ишшу".
   3 Уподобление согласных: "без оммана", "оммыли убыток сельповским
   винцом".
   Это только некоторые из фонетических особенностей уральского говора, но и по ним можно судить о необыкновенной яркости и выразительности речи носителей этого наречия. Использование диалектных особенностей, придает тексту яркость и оригинальность, подчеркивает его принадлежность к народному творчеству.

   Хотелось бы заметить, что и просторечные выражения и диалектные говоры, вписаны в канву произведений очень органично, на них держится все поэтика произведений. Стихотворения написаны не только о деревенских жителях, но и для них и, наверное, этим можно объяснить такое количество просторечий и диалектов в произведениях А. Лазаревой.

   Но наряду с просторечными выражениями и диалектами, в этих стихотворениях мы встречаем также и жаргонизмы, которые служат для наибольшей выразительности речи. Жаргонная лексика уступает литературной в точности, что и определяет её неполноценность, как средство общения. Но иногда, жаргонизмы просто незаменимы, так, например, в случае передачи определенной жизненной ситуации или чужих слов. Именно для этих целей А. Лазарева и использует данное средство:
   "Мы с тобой эть не придурки",
   "Чепуху я не гоню",
   "На Хмелинина заяву",
   "На фиг мне навоз ваш сдался".
   Употребление жаргонной лексики, как и любого другого средства выразительности речи, в творчестве А. Лазаревой обусловлено использованием разговорной речи, как основного средства создания произведений. Экспрессивность жаргонной лексики способствует тому, что слова из жаргонов переходят в общенародную разговорно-бытовую речь, не связанную строгими литературными нормами. А уже оттуда, благодаря мастерству автора, переносятся в поэзию.

   Как мы уже отмечали, любое средство выразительности, в поэзии А. Лазаревой, обусловлено использованием разговорно-бытовой речи, как основы произведения. Поэтому, сравнения, которые встречаются в стихотворениях, не изысканные и вычурные, а простые и понятные, основанные на доступных и повседневных ассоциациях:
   "И дальше всё было по-русски, как в сказке",
   "И тазиком энтим, как ватой в мешке",
   "И Дуськин Олёша, как зверь, завопил!",
   "Дак ты ж здоровая, как лось!".
   В творчестве поэтессы, также не встречаются развернутые сравнения, потому что они характерны только литературной речи, а в обыденном разговоре мы их не используем. В использовании сравнений характерно то, что все они основаны на реальных явлениях и используются в речи не для красоты, а для более точного создания образа и передачи смысла.

   Так же разговорным стилем, и вообще смыслом стихотворений, обусловлено и такое средство выразительности, как олицетворение. Этот троп, всегда служивший для большей выразительности речи, в данном случае, выполняет немного другую функцию, он нацелен на создание правдоподобной и реальной картины. Так, например:
   "Комбайн завизжал!",
   "И клуб нарядили. Деревню прибрали",
   "Денежки милые, вечные странники!".
   В разговорной речи олицетворение встречается очень редко, поэтому и примеров его в стихотворениях мало, но и на их основе можно сделать вывод о том, что они, как и любой троп, используемый автором, несут особую смысловую нагрузку, которая, в данном случае, заключается в создании реального образа и выражения чувств лирического героя. Синтаксические средства выразительности речи тожепризваны служить для создания народного образа. Так, например, такая синтаксическая фигура, как инверсия наиболее ярко выражает разговорно-бытовой стиль, используемый в данных стихотворениях:
   "В тот памятный день среди жатвы разгара",
   "И глупых решений принять он не мог",
   "Когда к нему совсем остыла я".
   Инверсия используется для выражения экспрессии и нацелена на более яркие речевые и поэтические образы. В данном же случае, эта синтаксическая фигура отображает просто разговорно-бытовую речь, которая, не всегда строится согласно порядку слов в предложении. Использованием инверсии, поэтесса добивается создания образа реального лирического героя.

   Также для большей выразительности и показательности речи, используется такой прием, как эллипсис. Эта синтаксическая фигура, выраженная в пропуске одного из членов предложения, имеет в тексте стихотворений широкое распространение:
   "Он — горяч! И щеки — жар!",
   "Но — профессия — долбежник",
   "Она за поддержкой к подругам свой взгляд",
   "Всю ночь я, Маня, у окошка,//От страху было не до сна".
   На наш взгляд, здесь эллипсис используется для выражения стремительности чувств, мыслей, действий. И, скорей всего, это связанно со спецификой разговорной речи, когда, от избытка чувств и мыслей, слова "наскакивают" друг на друга, или вовсе выпадают из предложений.

   Еще одной синтаксической фигурой, выражающей разговорный стиль речи является использование кратких форм прилагательных:
   "И есь у лошадки особа примета",
   "Был Ваня серьёзен, разумен и строг",
   "Или любовь в вас ко мне не испытана?"
   Обычно, при помощи кратких форм прилагательных, речь приобретает более торжественный и возвышенный характер. В данных стихотворениях, это средство используется для большей выразительности, но носит не торжественный, а обыденный, просторечный характер. В стихотворениях краткие формы прилагательных используются для того, чтобы точнее передать особенности разговорной речи. Это употреблении органично и обусловлено стремлением к кратности и ясности речи.

   Следующей отличительной особенностью поэзии А.Лазаревой, является употребление междометий, которые, в зависимости от ситуации, передают удивление, восхищение, страх или радость. Колорит используемых междометий ярок, бросок и очень выразителен. В стихотворениях используются, буквально, все из возможных междометий, на наш взгляд, это обусловлено природной яркостью и выразительностью разговорной речи. В простом общении, человек редко задумывается над тем, как правильно построить предложение, особенно если находится под воздействием каких-либо эмоций, поэтому для разговорно-бытовой речи употребление междометий очень характерно.

   Характерным для творчества поэтессы является употребление суффиксальных образований. Наиболее сильной экспрессией обладают суффиксы субъективной оценки существительных: в тенечке, сестренка, Танюша, о девчонке, лошадку, девичьих. От существительных, нейтральных в эмоционально-экспрессивном отношении, путем аффиксации можно образовать такие, которые имеют яркое оценочное значение. Подобные существительные получают уменшительно-ласкательное значение, обычно с оттенком положительной оценки. Характерно то, что в стихотворениях А. Лазаревой, обычно рядом с такими существительными, используются оценочные прилагательные: одно слово как бы "заражает" другое.
   Необходимо заметить, что все как синтаксические, так и лексические средства, в поэзии А. Лазаревой соединяются и дополняют друг друга, и очень органично вписываются в канву всех произведений, не только, не стесняя автора в выборе образов, но и помогают, так как создают особую атмосферу народности образов.

   Хотелось бы отметить живость и поэтичность стихотворений поэтессы, в которых отображается обыденная, повседневная жизнь деревенских жителей. Отличительной особенностью поэзии, в данном случае, является тематика произведений — все стихотворения пронизаны одной единой темой — жизнь народа со всеми её радостями, горестями, весельем и проблемами, которые наполняют жизнь простого человека. Удивительно то, что обыденные и каждодневные явления в произведениях автора принимают, необычный поэтический характер, даже самые простые образы становятся яркими и поэтичными, под пером поэтессы. К примеру, даже такое обычное происшествие, как авария на комбайне, у писательницы получает развитие.

   Интересно то, как автор передает нам это событие. В произведении нет ни изысканных эпитетов, ни сложных сравнений, ни замысловатых олицетворений, но, несмотря на это, произведение яркое, поэтичное и запоминающееся. На наш взгляд, применение в стихотворениях просторечных выражений, и вообще свободное использование в произведениях разговорно-бытового стиля, является не только отличительной особенностью творчества А. Лазаревой, но и необычайно красочным и выразительным приемом, которые делает её стихотворения значительными, оригинальными и неповторимыми.

   §4. Особенности поэтики сургутских писателей
   Познакомившись с творчеством некоторых сургутских поэтов, хотелось бы отметить
   то, что в их поэзии очень мало общего, а различия эти наблюдаются во всем, начиная от тематики произведений, до используемых средств выразительности. Если, например, в творчестве С. Сметанина и Г. Ешимова мы и сможем найти общие мотивы и темы произведений, то между ними и А. Лазаревой такое сходство отсутствует совершенно. Характерно то, что поэты очень часто обращаются к прошлому России и самого Сургута, тем самым выражают не только свое отношение к минувшим событиям, но и пытаются установить причинно-следственые связи с событиями настоящими. Тема Родины для них если не главенствующая, то немаловажная. Каждое их произведение, заключает в себе маленький мир, в котором поэтические образы, не только ярко и красочно передают все внутренние переживания лирического героя, но и реально отображают происходящие события. В творчестве же поэтесс, мы тоже встречаемся с темой любви к Родине, но здесь она реализуется по-другому. Эта тема получает свое развитие через любовь к мужу, любимому, родным, близким, соседям, родной деревни, городу, улице. Все эти образы, помогают автору не только раскрыть тему России, но и глубже понять внутренний мир поэтессы. Нельзя сказать, что их совершено не волнует судьба России, просто воспринимается это через призму родных и близких и их судеб.

   На наш взгляд, это различие обусловлено не только принципиально разным мироощущением и мировоззрением, но ещё, и различием в жизненных позициях, смысле творчества, как такового. Если для поэтессы характерно отношение к творчеству, как к самому процессу, то для представителей сильной половины человечества, более характерно отношение к творчеству как средству выражения своей жизненной позиции, своего взгляда на мир и окружающие нас вещи.

   Помимо различий в тематике и значении творчества для писателей, необходимо заметить и различие в стилях создания произведений, ранее об этом мы говорили подробнее, здесь же, нам бы хотелось отметить самые характерные отличия. Так, например, для творчества С. Сметанина характерна размеренность и философичность, наряду с этим, в его произведениях ярко выражена ирония и тонкий юмор. Для Г. Ешимова отличительной чертой является стремительность и динамизм, яркость образов и их реальность. Для творчества А. Лазаревой свойственно употребление разговорной речи и описание реальных картин жизни "людей земли".

   Подводя итоги, хотелось бы обратить внимание на то, что творчество сургутских писателей является новой страницей в развитии Югорской культуры. Каждый из поэтов самобытен, оригинален и неповторим. Их поэтические сборники — это особый мир, наполненный характерными образами и символами.

   

Заключение.

   В теоретической главе, нами были раскрыты основные понятия лексических и синтаксических средств, что облегчило работу с текстом, и стало добротным подспорьем, при непосредственном анализе текста произведений. Для достижения поставленной цели, нам понадобилось охарактеризовать особенности стиля и средств выразительности в творчестве каждого исследуемого писателя. И мы можем сделать вывод о том, что стиль каждого писателя неповторим, оригинален, и отличается не только стилистическими средствами, но и тематикой произведений. Тематика произведения диктует писателю те лексические средства, которые наиболее актуальны для изображения данного предмета или явления.

   Проведя исследование, мы очень подробно познакомились не только с творчеством сургутских писателей, но и со стилистическими, лексическими и интонационными особенностями некоторых сургутских писателей. Для наиболее точного представления о поэтическом стиле писателей, мы выполнили детальный анализ систем стилистических средств, представленных в произведениях, отнеся сюда же работу над интонационной и эмоциональной выразительностью. При исследовании мы пришли к выводу о том, что между тематикой произведения и теми лексическими средствами, которые употреблены в нем, существует неразрывная, логическая и стилистическая связь. Такая связь, на наш взгляд, нацелена на более точную, красочную и образную передачу мироощущения и миропонимания писателя.

   Каждый образ несет на себе определенную смысловую нагрузку. Это и уральские деревенские жители, и нефтяники, газовики, геологи, и члены царской семьи, и обычные жены, ждущие домой своих любимых. Все эти образы неповторимо красочны, поэтичны, живописны и ярки, а картины созданные с их помощью, необыкновенно реальны и правдоподобны.

   Хотелось бы так же отметить и то, что творчество сургутских поэтов имеет огромное значение для дальнейшего культурного развития будущего и нынешнего поколений, потому что в этих произведениях находит отображение история нашего края, города, нашей страны, а человек, как сказал А.С. Пушкин, не знающий истории не имеет будущего.



Купить книгу Сергея Сметанина "Власть любви" можно прямо сейчас.

Сергей Сметанин




Cвидетельство о публикации 299269 © Сергей Сметанин 20.05.10 15:43
Комментарии к произведению: 2 (2)
Число просмотров: 6175
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 2)
Выставить оценку произведению:

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):