• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Детектив
Форма: Рассказ

Смерть и килька

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Марина уже почти задремала, когда к бюро, за которым она сидела, подошел мужчина. Он был крайне взволнован, растрепан. Красные бессонные глаза.
- Прошу прощения, - мужчина прокашлялся, - Мне сказали, Вы можете мне помочь.
- С удовольствием, - мягко улыбнулась Марина, - Я - Марина Сергеевна.
- Павел. Павел Анатольевич.
- Рассказывайте, Павел Анатольевич.
Мужчина полез в портфель, достал конверт и вытащил оттуда фотографию.
–Вот, – он положил фотографию перед Мариной.
Это был портрет женщины, лет тридцати, миловидной блондинки с пухлыми губами и ясным взглядом.
Марина поднесла снимок поближе к глазам.
- Это моя жена.- мужчина смотрел мимо Марины. - Она умерла внезапно. Вечером накануне мы гуляли. Она смеялась. Потом ели черешню. А потом… - он поперхнулся словами, – А потом мы разговаривали о будущем, о нашем будущем. Ночью она очень быстро заснула. А утром…
Мужчина провел рукой по глазам, будто хотел стереть их с лица, – и замолчал. Марина разглядывала фото и терпеливо ждала – когда он снова заговорит.
- Врачи сказали, она умерла….- он внимательно посмотрел Марине в глаза, - … от старости. Я тогда все пытался узнать – как это – ведь ей было всего двадцать девять. Мне сказали, что это не объяснить.
- Накануне Вы, может быть, заметили, что-то странное? - медленно произнесла Марина.
- Черешню, - мужчина в упор смотрел на Марину, - Светланка накануне ела черешню, хотя не любила ее. Больше чем чеснок. А чеснок она просто ненавидела, - он прикрыл рот рукой, - В тот вечер она черешню ела, прямо, знаете, страстно. Как если бы занималась.., - замялся, - ну, вы понимаете…
Марина удивленно повела бровями.


- …и, короче, перед смертью она ела черешенки… Блин… Дэн, ты можешь хоть раз мозг включить, когда я тебе реально серьезные вещи говорю!? И перестань жрать кильку! – Марина скривилась, - Фу! Ненавижу.
Ден доел последнюю копченую рыбину и свернул гору костей в газету.
- Бросай ты этого «глухаря», Марих, - парень обтер ладонью рот, - а мужику посоветуй хорошего психиатра. У меня, кстати, один знакомый есть – монстр! У него там метода новая…
- Мы два месяца без заказов, Ден! Я этого дядю упускать не собираюсь, - Марина зажала пальцами нос, - меня сейчас стошнит от этого запаха.
Дэн открыл форточку:
- Ладно. Где ягоды куплены были?
Марина пожала плечами.
- Ну так чего тормозишь? Звони дяде.- Дэн закурил. - Узнавай, а там будем пробивать.
- Ок.


Марина и Дэн шли меж прилавков шумного рынка. Дэн выгреб горсть черешни из кулька, который Марина сжимала в руке, и закинул ягоды в рот:
- Ягоды на экспертизу, - прочавкал он, -Если я к утру умру от старости, дело закрыто!
- Ненормальный. – скривилась Марина.
- Знаешь, подруга, по-хорошему, я бы предоставил это расследование генетикам.
- Я разговаривала с врачами. Единственная болезнь, на которую можно было бы грешить в нашем случае, - это прогерия, но она - исключена. – Марина поймала непонимающий взгляд Дэна. – Ну, есть такая болезнь. Когда дети стареют. Но у нас другое - во-первых, при этом генетическом дефекте стареют не только внутренности, но и кожа. А у нашей девушки кожа была в порядке. И потом, длится болезнь несколько лет, а никак не
одну ночь.
- Слушай, ну, странно, чё, - почесал в затылке Дэн.


Среди ночи у Марины зазвонил телефон.
- Алё! - послышалось на том конце провода.
- Дэн? - зевнула Марина в трубку.
- Маринка, я, кажется, стремительно старею! К утру мое тело будет дряхлым, молчаливым и, самое главное, мертвым! Я чувствую, как морщинятся мои почки…
- Дэн! - резко проснулась Марина. - Ты бухой?!
- … и печень, - проскрипел голос в телефонной трубке.
- Не, ты серьезно?
- Совершенно, бля…
Марина скинула одеяло. Мгновенно впрыгнула в джинсы:
- Я выезжаю… Сейчас…
- Марих…
- Только не умирай, Дэн.
- Маринк! - пытался докричаться до девушки напарник.
- Будь на связи. Через двадцать минут я у тебя.
Марина схватила куртку и выскочила из дома.


Марина курсировала по пустому коридору, когда из палаты вышел хмурый доктор.
- Ваш друг наркоман?
- Что? - опешила та.
Доктор откашлялся и пригладил седую бороду:
- Молодой человек употребляет наркотики?
- Да нет. Что вы?!
- Не знаю, не знаю… У него на лицо все признаки мощнейшего воздействия на эндорфинную систему. Организм изношен, как у бывалого наркомана. Хотя, в крови содержания наркотиков не обнаружено. Следов от уколов тоже нет.
- Не понимаю…
- Да, странный случай.
- Доктор, к нему можно?
- Не надолго.


Палата освещалась тусклой лампочкой. Дэн сидел на кровати и улыбался:
- Ну, зачем ты, Мариха, шухер навела? Я же чисто по-дружески пошутить решил.
Марина молчала.
- Да, в порядке я. Ну, честно, это шутка такая была.
- Ты идиот.
- Не понял…
- Я говорила, не ешь эту проклятую черешню!
- Так, стоп! Какая, к чертовой матери, черешня?! Шутка юмора это была, понимаешь?
- Доктор сказал, что ты наркоман…
- Че?
- Сказал, что у тебя организм изношен… Но ты же не колешься? Не нюхаешь? Не глотаешь?
После паузы Дэн ответил:
- Не колюсь, не нюхаю. Не глотаю. – он откинулся на подушку. - Я – слушаю.
- В смысле?
- Есть такая штука – «Аудионаркотики».
- Что это?
- Хрень одна. Доктор прописал. Нарколог. Когда я кодировался, помнишь? Ультразвук… или что-то в этом роде...
Марина мрачно молчала.
- Мариш… Ну, ты же знаешь, если зависимость есть, её не может не быть. Она способна только видоизменяться.
- Замечательно. Из алкоголика ты видоизменился в наркомана.
- Ты не поняла. Ультразвук этот воздействует на центры наслаждения… Это не настоящая хмурь. Это типа фалоимитатора. – он хмыкнул.
- Ага, только от фалоимитатора дети не рождаются и триппер не случается, а от твоего хмуреимитатора разлагаются внутренние органы …
- Да, что ж ты бредишь?! Какие органы нафиг? Я себя чувствую в норме, вообще! А то, что ночью тебе звонил, так это прости… Ну шутка же…
- У твоего нарколога лицензия есть?
- Да, хрен знает. Мне его приятель посоветовал…
- Ладно. Лечись от своих шуток, а я пошла. - Марина достала из сумки блокнот и карандаш, - номерок нарколога сбрось-ка.


В прохладном кабинете сидели Марина и Павел Анатольевич.
- Скажите, пожалуйста, Павел Анатольевич, у Светланы были какие-либо вредные привычки?
Мужчина занервничал.
- Ну… колготки она свои… вечно разбрасывала - он начал тяжело дышать, - А вообще, у нас приличная семья… была.
- Если Вы не станете со мной откровенны, я никогда не смогу помочь Вам.
Некоторое время Павел Анатольевич молчал.
- Вначале это было невыносимо, - начал он, не поднимая глаз, - я почти не справлялся с ее темпераментом. Светочка страда сексоманией.
Марина начала делать пометки в блокноте.
- Но перед смертью она уже была совершенно здорова. Мы справились.
- Вы обращались к каким-либо специалистам? – спросила Марина.
- К психологу. Рудольфу Самсоновичу Свердлинскому. Удивительный специалист. Он открыл новый способ лечения сексомании. Звукотерапия. - он полез в портфель и достал два CD-диска, - Вот. А, вот, он и мне дал. «Аудиоспокойствие». У меня, понимаете, нервы… смерть жены.
Марина буквально вырвала диски из рук клиента:
- Изымаю для дальнейшего расследования.


Марина и Дэн прогуливались по аллее больничного парка.
-Знакомо? – Марина достала из сумочки CD-диск.
- Оба-на! – Ден вертел в руках диск, - А девочка наша никак сексоголиком была?
Марина округлила глаза. Приостановилась:
- А ты откуда, собственно, знаешь?
- Код 001002003. «Аудиооргазм» - он указал пальцем на цифры, отпечатанные на диске, - у меня героин был записан.
- Я в молчаливом шоке.


Марина пришла домой. Села к компьютеру. Достала диск. Положила перед собой. Руки сами собой запустили его в дисковод. Она выдохнула, надела наушники и включила «play». Сначала ничего не было. Потом послышались легкие вибрирующие звучания, еле уловимые ухом.


Марина усилила громкость. Это почти ничего не изменило. Она прикрыла глаза и стала прислушиваться к ощущениям. Звуки нарастали, постепенно мозг стал тихонько вибрировать – ощущения приятные, но если только слегка…
Минут через пять волны стали спускаться по телу вниз, Марина почувствовала легкое сексуальное возбуждение, расстегнула блузку. Мысли ушли куда-то, весь организм был сконцентрирован на процессе. Возбуждение росло. Было приятно. Марина расплылась на стуле и вдыхала покалывания сладострастия…
Тут откуда-то из сложившейся какофонии ультразвуков стали доноситься неясные, тихие слова. Марина, разморенная эйфории, не могла сосредоточиться. Но голос усиливался. И вот стали различимы слова.
Мягкий, вкрадчивый мужской голос говорил:
- Ты не можешь справиться со своей проблемой? Я помогу тебе… Тихо, без боли. Расслабься. Сейчас ты уже начинаешь умирать. Когда ты прослушаешь этот диск, тебя уже практически не будет. Но окружающие этого не заметят – только ты. Твои внутренние органы меняются. Твой вкус меняется. То, что ты не любил, становится твоей страстью. То, что страстно любил, начинает вызывать отвращение …
Марина нечеловеческим усилием воли сорвала наушники, вырвала питание компьютера из розетки.
Она набрала телефон напарника:
- Дэн. Я все поняла. Собирай оленей из ментуры – и на арест Рудольфа Самсоныча.
- А че?
- Ничего. Он сам расскажет. Клиента нашего вызови на завтра в контору. И, еще, слушай, кильки по дороге захвати,.. - Марина в бессилии опустила руку. Из трубки доносился голос Дэна.


Марина доплелась до дивана, упала на него и разрыдалась.
Дело закрыто.
Но что будет с ней дальше?
Она же терпеть не могла кильку...
Cвидетельство о публикации 296033 © Лиса Васильевна 28.04.10 16:57

Комментарии к произведению 1 (2)

Комментарий неавторизованного посетителя

Лазарчука? "Жестяной бор"? Серьезно? Обязательно прочту. Стало интересно. Спасибо за наводку.

действительно интересно))))))))))))))