• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
В будущем создадут множество новых гаджетов. И каждый будет необходимо протестировать на функциональность. (Написан для конкурса "Рваная Грелка - Тема от Геймана")

Тест на функциональность

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Грабителей было трое – один, коренастый, с неприятно перекошенным лицом, стоял перед Тасей; второй, сутулый и тощий, крутил головой чуть дальше в сторонке; третий, которого она не успела рассмотреть, сипло дышал сзади.
– Сову, – протянул руку коренастый. Его лицо скривилось еще сильнее, будто сказанное причинило ему боль.
"Совами", от английского "save", в просторечии назывались ставшие сверхпопулярными в последние годы "хранилки". В принципе их работы Тася не разбиралась, там было что-то связано с нелинейными свойствами пространства, его многомерностью и прочей научной белибердой, но в сугубо практическом смысле "совы" ей очень нравились: в них можно было хранить практически все и в неограниченном количестве, от чего "хранилка" не становилась тяжелее ни на грамм. Отличались друг от друга "совы" лишь размерами, от огромных ангаров, куда поместился бы весь транспортный парк Земли, до крошечных, с пудреницу, как раз и предназначавшихся для мелочевки вроде тех самых пудрениц. Поскольку приемо-выдающий портал устройства, так называемый "клюв", при активации становился раз в десять шире самой "совы", в такую "хранилку" реально было запихнуть все, что только могло пригодиться современному человеку вне дома: от книжки до пулемета, а точнее – от всемирной библиотеки до целого армейского арсенала – кому что нужно. За одним исключением – в "сове" нельзя было хранить ничего живого, поскольку оно неизбежно становилось мертвым, даже будучи извлеченным назад через мгновение.
– Сову, быстро! – сделав шаг к Тасе, повторил грабитель. Шумное дыхание сзади тоже приблизилось.
"Пудреница"-пустышка, как раз для таких случаев, лежала у Таси в правом кармане жакета. Трясущейся рукой она достала "хранилку" и, стараясь не переиграть, всхлипнула:
– Мальчики, может не надо? У меня там ни карточек, ни драгоценностей, одна бабская ерунда…
– Бабская ерунда у тебя в другом месте, – гнусаво гыгыкнули сзади. – Она нам тоже пригодится. Точняк, Воп?
Тот, кого назвали Вопом, на это ничего не ответил, вырвал из Тасиных пальцев "хранилку" и сунул ей же вверх кодовым сенсором:
– Тыкай!
Тася протянула к сенсору мизинец. Палец дрожал, и уже не понарошку. Все-таки грабили ее не каждый день.
Отпечаток мизинца заставил "сову" раскрыться. Вокруг нее заколыхалось рябью прозрачное марево. Криволицый начал "листать" голограммы содержимого. Тася специально накидала в "пустышку" побольше всякой всячины, чтобы в случае, подобном этому, можно было выиграть время. Расчет удался, "хранилка" отвлекла внимание коренастого. Его подельник вышел из-за Тасиной спины и с жадным любопытством уставился под руку товарища. Мужичок оказался неказистым и щуплым, словно дешевая килька. "На стреме" оставался третий грабитель, но он продолжал озираться по сторонам, не глядя на Тасю. Она воспользовалась моментом и сунула руку в левый карман.


– Вам нужна помощь? Я к вашим услугам.
Рядом с Тасей стоял кареглазый, высокий, в черных джинсах и джемпере, красивый до одури парень. Он был настолько хорош, что казался ненастоящим. Тасе даже захотелось оглянуться: нет ли где "киномеханика" с голопроектором?
Единственное, что выбивалось из его гармоничного облика, была шляпа. Обычная, черная, совершенно немодная, с узкими полями и высокой тульей. Из-под нее выступала ровная темная линия коротко стриженных волос.
Грабители разом подняли головы. Взгляд коренастого из удивленного быстро стал грозным. Щуплый же продолжал изумленно моргать.
– Че надо? – бросил криволицый и сморщился. Похоже, говорить ему и впрямь было больно. А может, это была какая-то нервная реакция, нечто вроде тика. Но уже в следующее мгновение ему стало больно наверняка.
Гибкость, сила и быстрота парня оказались фантастическими. Тася не успела заметить, как он очутился перед грабителями. Будто черные крылья, взмахнули руки; словно бильярдные шары, звучно треснули друг о друга головы бандитов; и пока их тела оседали на асфальт, парень успел подхватить вылетевшую из ладони коренастого "хранилку" и протянуть ее Тасе.
На шум уже мчался третий грабитель. Тасин защитник встретил его совершенно невозмутимо, его тело даже не покачнулось, а на лице оставалась та же милая улыбка, с которой он только что смотрел на Тасю. Короткий, едва уловимый взмах руки, хлесткий щелчок удара, глухой вскрик – и еще одно недвижимое тело распласталось у Тасиных ног.
– Позвольте, я провожу вас, – протянул парень Тасе ладонь.
Она приняла его руку. От прикосновения к сухой, горячей коже по телу пробежала дрожь и защекотало внутри живота. Тася отдернула пальцы и взяла парня под локоть.
Весь путь они проделали молча. Возле Тасиного подъезда ее спаситель аккуратно высвободил руку и коротко кивнул:
– Всего доброго.
– Вы не зайдете? – подняла глаза Тася.
– Это лишнее. Вы должны понимать.
Увы, Тася это хорошо понимала.


…Алевтина с Матвеем пришли раньше почти на час, когда ничего еще не было готово. Тася включила им визор и присела рядышком, изредка поглядывая в кухонный проем, откуда доносилось приглушенное позвякивание посуды. Вскоре с неподдельным интересом туда стала смотреть и Алевтина.
– Чем это так вкусно пахнет? – повела она носом.
– Павел никогда не говорит заранее, что будет готовить, – улыбнулась Тася. – Придется набраться терпения.
– Ты хочешь сказать, твой Павел сам готовит?.. – округлила глаза Алевтина. – Вот это да! – Она ткнула в бок локтем уставившегося в визор Матвея: – Ты слышал, Таськин мужик сам умеет готовить! Не то что некоторые.
– А зачем? – не отрываясь от экрана, пожал плечами мужчина. – У вас что, инсташка накрылась? Так быстрей новую выписать, чем разводить эту канитель с готовкой. Да и вкусней через инсташку.
– Вот уж не скажи, – засмеялась Тася. – Инстант-доставка, конечно, накормит гораздо быстрей, но вот насчет вкусности… Да ты сам скоро попробуешь, – подмигнула она Матвею.
К тому времени, когда был готов ужин, подтянулась и вторая пара – Нина с Игорем. И тех, и других Тася знала чуть более суток, да и то лишь заочно; они познакомились вчера на семейном форуме, где Тася хвасталась своей "второй половинкой". Ей не верили, что в наше время еще встречаются такие уникумы – заботливые, любящие, веселые, умные. Тася предложила придти к ней в гости и убедиться. Эти две пары согласились. И с нескрываемым удивлением признали вскоре Тасину правоту: ее Павел был идеальным семьянином! Он приготовил такой потрясающий ужин, что Матвей больше не заикался ни о какой инсташке, а стал даже выспрашивать у Павла рецепты и записывать их на диктофон – возможно еще и затем, чтобы похвастаться оригинальной безделицей, сделанной в виде ручки с золотым пером.
Но кулинарные способности оказались не единственным достоинством Павла. Когда гости насытились, он взял в руки гитару и стал исполнять концерт по заявкам, спев все до единой заказанные песни. Да еще как спев!.. У женщин, когда он, не отрывая влюбленного взора от Таси, выводил бархатным тенором романсы и серенады, ручьем лились слезы умиления и зависти, а на унылых лицах мужчин отчетливо проступала печать комплекса собственной неполноценности. Правда, когда, отложив гитару, Павел принялся рассказывать истории "из жизни" и просто анекдоты, о всяческих комплексах было сразу забыто, и слезы орошали щеки всех без исключения гостей – теперь уже от смеха.
Когда мужчины вышли покурить, а Павел – сам он, конечно же, не имел сей пагубной привычки – составил им компанию, Нина с Алевтиной стали изливать Тасе свои восторги.
– А какой он у тебя красивый!.. – закатила к потолку глаза Нина. – Голубоглазый, белокурый, такой милашка!
– Только почему он все время в шляпе? – вздернула бровь Алевтина. – Он что, лысый?
– Да что ты, – от души рассмеялась Тася, – просто у него имидж такой. Ну, причуда.
– И ему это так идет! – вздохнула Нина. Было похоже, что Павел всерьез разбил женщине сердце.
Посиделки закончились далеко заполночь. Когда восхищенные гости ушли, Павел убрал со стола и вымыл посуду. А потом разобрал Тасе постель и помог ей раздеться.
– Иди ко мне, – легла и позвала она Павла.
– Это лишнее. Ты должна понимать.
Увы, Тася это вполне понимала.


…Она сидела за белым круглым столиком в увитой виноградом беседке. Вокруг, залитые солнцем, благоухали розы. Жужжали шмели. Из сочной зелени окружавших садик кустов разливалось пение птиц. Откуда-то издалека доносились волнующие звуки музыки.
Стол украшали ваза с фруктами, бутылка вина и два наполненных густым багрянцем фужера.
Напротив Таси сидел Он – усатый мачо с пылающими страстью черными глазами. Багровая, под цвет вина майка рельефно обтягивала мощную, в завитках черной поросли грудь. Шоколадный загар покрывал мускулистые плечи, могучую шею, прекрасное в звериной дикости лицо.
Вот только шляпа на его шикарных темных кудрях смотрелась столь же уместно, как бантик в гриве льва.
Тася задрожала под раздевающим ее взглядом. Трясущейся рукой она подняла фужер и глотком вина попыталась притушить вспыхнувший внутри пожар. Глупая! От вина тот лишь разгорелся сильнее.
Почувствовав Тасино состояние, мачо резко поднялся и, едва не опрокинув стол, бросился к ней. Их губы слились. Их тела желали того же.
Мачо на пару мгновений отпрянул от Таси, одним мощным рывком порвал и отшвырнул майку, другим сдернул шорты, и, превратившись теперь уже в настоящего, полностью обнаженного зверя, снова ринулся к Тасе.
Эх, если бы не шляпа!.. Когда мачо был одет, она, хоть и казалась нелепой, не вызывала смеха. Теперь же, голый, загорелый, бугрящийся комьями мышц, заросший густым черным волосом, он казался в этой дурацкой шляпе сумасшедшим клоуном.
Тасю затрясло от безудержного хохота. Мачо, ничего не соображающий в порыве страсти, не придал этому значения, двумя кусками сорвал с Таси платье и зашарил ей по спине в поисках застежки.
Продолжая хохотать, Тася резко толкнула мачо и отпрянула от него.
– Ты чего?.. – наконец пришел в себя тот. – Я не понимаю.
– Ты и не должен понимать. Это лишнее. – Перестав смеяться, она протянула руки к полям его шляпы, ухватилась за них и дернула.


…В просторном кабинете кроме длинного стола и расставленных вдоль него стульев, ничего не было. Во главе стола сидел рыжеволосый мужчина и пилочкой подравнивал ногти. Бросался в глаза его галстук – вызывающе алый, с широченным узлом, украшенный золотой, с красным камнем, заколкой.
На Тасю мужчина не смотрел. Сесть он ей тоже не предложил.
Тася достала из левого кармана жакета, который, по сути, был не карманом, а "хранилкой", черную, с узкими полями и высокой тульей шляпу.
– Я готова высказаться.
Хозяин кабинета отложил пилочку и, по-прежнему не глядя на Тасю, негромко позвал:
– Изя, зайди. Она пришла.
Почти сразу, словно он дожидался за дверью, в кабинет вошел невысокий, совершенно неприметный мужчина. На нем были серые мягкие брюки и темно-зеленая рубаха с закатанными по локоть рукавами. Мужчина молча встал рядом с Тасей.
– Говори, – наконец-то посмотрел на Тасю рыжеволосый.
– Устройство работает нормально, – приподняв в руках шляпу, начала она. – Мэн-образы активируются и ведут себя адекватно текущей ситуации.
– Замечания есть?
– Есть, – кивнула Тася. – Первое – сама шляпа. В большинстве случаев она неуместна, а при некоторых ситуациях нежелательна вовсе. В частности, по этой причине был сорван сексуальный контакт, поскольку шляпа на обнаженном человеке вызывает смех.
Рыжеволосый, дернув бровями, выразительно посмотрел на мужчину. Тот молча развел руками.
– Еще одно неудобство, – продолжила Тася, – вызывает узкая специализация каждого конкретного мэн-образа. При новой ситуации их приходится перемонтировать. Было бы гораздо удобней, если бы всякий раз активировался единый, многофункциональный образ.
– Изя, – покачал головой хозяин кабинета, – а я ведь тебе об этом тоже говорил.
– Но энергия! – снова развел руками стоявший возле Таси мужчина. – Подключив сразу все модули, устройство станет потреблять прорву энергии!..
– Работай над этим. Думай, как снизить потребление. Ты ведь у нас изобретатель.
– Я работаю. Думаю. Решение пока не найдено. Но если это первоочередная задача, то…
– Довольно, – отмахнулся рыжеволосый. – Это пока не особо критично. А вот шляпа в качестве активатора – замечание крайне серьезное. Придумай что-то другое. Идеальным выходом, на мой взгляд, было бы кольцо.
– Объем слишком мал, – излюбленным жестом развел руки изобретатель. – Существующие технологии не позволяют… Но я работаю над этим, – поспешно предупредил он реакцию хозяина. – Сейчас же, в качестве альтернативы, я могу предложить, например, плавки.
– Да? – прищурился хозяин кабинета. – Ты разве не слышал, при какой ситуации активатор дал сбой? Как, по-твоему, образ выполнит данную функцию в плавках?
Изобретатель потупил взор.
– Ну тогда, разве что…
Рыжеволосый выбросил поднятые ладони:
– Не продолжай! Я тебя понял. По-твоему, все пользователи будут согласны прилюдно доставать из своих "хранителей" это?..
Изобретатель смутился еще больше.
– Ладно, – встал из-за стола хозяин кабинета. – Поговорим об этом позже. Зато, могу похвалить, ты прекрасно справился с тестером. Практически безукоризненная работа.
Рыжеволосый быстро подошел к Тасе, расстегнул и снял с нее жакет, то же проделал с блузкой, а потом, отшвырнув прочь одежду, повернул к себе Тасю спиной и щелкнул застежкой лифчика.
Тася растаяла в воздухе. Упала и покатилась по полу шляпа. Изобретатель проводил ее грустным взглядом.
– На, – протянул ажурную деталь женского туалета хозяин. – Сними и хорошенько проанализируй результаты теста. А само изделие доводи до ума – и его можно пускать в серию. Кстати, оно ведь получилось у тебя многофункциональным, почему нельзя сделать того же с мэн-образом?
– Оно не многофункциональное! – замахал лифчиком изобретатель. – Оно лишь тестер, не более. В любой из рассмотренных ситуаций это изделие – полный профан. Оно не умеет ни драться, ни готовить, ни петь песен, ни…
– Понятно, понятно, – скривился рыжеволосый. – Надеюсь, Изя, ты тоже хорошо понял свои недочеты и готов активно поработать над их устранением? Смотри мне! Не то…
– Я готов, я все понял! – воскликнул изобретатель, стремительно закрывая ладонями пряжку брючного ремня.
Cвидетельство о публикации 294744 © Буторин А. 20.04.10 12:55