• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Как я был женщиной

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста


   Однажды я был женщиной. Шикарной такой женщиной. Вот стою перед зеркалом, смотрю на себя, радуюсь. "Вау! Изюмительная блондинка: ноги от шеи, глаза в пол-лица, грудь тоже… там, где ей положено быть. Боже ж ты мой, какая шикарная грудь! Не очень большая, но и не сказать, чтобы маленькая – любимый мой размерчик, самый ходовой. Ну, да ладно, вот прицепилась-то я к груди, не моя забота - мужичья. Много чего хорошего у меня есть, что там говорить. Ну, разве что лицо какое-то не очень, чтобы яркое, но ведь это спросонья и без этих – как их там? – ну, этих – в тюбиках, баночках и коробочках с зеркальцами. Зато каждый пальчик – целое состояние. Ноготок к ноготку, с камешками и узорами – явно весь аванс на них угрохала, а то и всю зарплату… Так, а что у нас сзади-то?" - Повернулась бочком, из-за плеча гляжу. "Нормуль, в шмотках в облипочку просто конфетка будет, а не попа. Дженифер Лопес такая задница и не снилась. Короче – красотка, за себя не стыдно. Есть, что показать, чем блеснуть".
   "Ага", - вспоминаю, - "сегодня же у нас сабантуйчик намечается. В квартирке у одного художника. Кстати, там и краля моя бывшая будет. Ну-ну, погоди у меня, голубушка. Я тебе устрою веселье". Смотрю на часы. Кошмар! Двенадцать дня, а у меня конь не валялся – посиделки на четыре назначены. Всё, бегом, бегом – собираться. Час на душ, час на тряпки, два на марафет. В общем, на скорую руку оделась, можно сказать, в домашнее. При этом всё на бегу, да ещё кофе и пару бутербродов успела в себя закинуть. Ох, молодчина - времени полпятого, а я уже во всеоружии. Нет, конечно, опаздываю немного, но теперь-то можно – девушки могут и должны опаздывать, где-то я такое слышала. Всё, последний штрих – кисточкой по ресничкам и побежала. А побежала, как могла, на сломанном, вот блин, супинаторе. Слава богу, видимо, в нём только трещина. Иначе бы пришлось переодеваться. "Интересно, откуда я это слово знаю: супинатор? Потом разберусь".
   Выскочила на проспект, стала ловить тачку. Правильно ловить, как положено. То есть так: балансируя на поребрике, немного наклонившись боком вперед и помахивая рукой так, как будто собаку к ноге подзываешь. Естественно, тормознула какая-то, страшно несимпатичная, копейка с лихим горцем на борту. "Фи, мне – на этом? Как можно! Стольник устроит? Эх, поехали. Поскорее, если можно. Как ехать? Знаю, покажу. Направо, направо, теперь налево, теперь прямо. Господи, он право и лево путает. Телефончик? Ну да, можно". Сдуру дала ему свой номер, зато соврала, что Светой зовут. "Вот, вот, во-о-от за той штуковиной остановите", – показываю руками в воздухе что-то вроде сферы или дерева. "Ну, как же это называется? За светофором, – вспомнила слово, - на перекрестке. Ой, можно я прямо тут выскочу? Ничего страшного, я выйду. Спасибо вам. Эх, зачем же он меня так далеко высадил, да ещё посередине дороги? Дикий какой-то".
   Ничего, доковыляла кое-как до квартиры. Звоню в дверь.
   - Кто?
   - Свои.
   Открыл хозяин – всегда небритый художник Вася. Подумать только! – художник, а зовут просто Васей. Слышала, говорили, что он голубой, а по виду – обычный слесарь-сантехник.
   - Принимай гостей.
   Вася не очень удивился, он и не такое видал, сразу меня узнал.
   - Прекрасно, - говорит, - выглядишь… Эээээ.
   - Таня, - подсказала сама.
   - Ужель та самая Татьяна? - обрадовался Василий и уколол меня в щеку своей небритостью. "Б-р-р-р… как с ним только девушки целуются? Хотя, возможно, и не девушки. Хо-хо".
   В коридоре взбила волосы и поплыла в гостиную белым лебедем.
   - А вот и Танечка, - объявил Вася.
   - Шикарно выглядишь… сколько лет сколько зим… штрафную… с тебя причитается, - забубнили, запричитали, зачавкали гости.
   - Таня, мы сегодня так, по-простому: шведский стол. Хочешь - садись за стол, хочешь - картины разглядывай.
   Вася протянул мне бокал с шампанским и обвел руками комнату, сплошь увешанную картинами с разноцветными и бесформенными существами, отдаленно напоминающими женщин. "Ясное дело, Вася душу рисует, а не телеса – гений. И, наверное, всё-таки голубой".
   - Кстати, я думаю, теперь ты просто обязана мне позировать, – добавил он.
   - Посмотрим, Васечка, посмотрим, - отмахнулась я.
   "Как же! Чтобы ты шар из меня лиловый намалевал? Не дождешься".
   Незаметно огляделась, нашла свою "бывшую". Ага, с бой-френдом припёрлась. Отхлебнула из бокала, оценила её нового. Понятно всё: мачо мАчой – подтянутый, ухоженный, одет ничего так. Наверняка зануда редкостный – интересный, в общем, мальчик. Мальчик заметил мой взгляд, я заулыбалась простодушной улыбкой. "Ну, вы у меня дождетесь, герои-любовнички". Помахала ручкой своей "бывшей". Залпом выпила вино и как-то так сразу – вдруг – стала пьяной. "Ого, вот он какой организм-то дамский! Спокойно, красавица, держи себя в руках. Так, для начала картины поразглядывай", – пошла, поразглядывала. "Пожалуй, ещё вина. С гостями пошути", – пошутила. "Шампанского? Не откажусь. Главное быть такой пушистой-препушистой, самой-пресамой, и чтобы эти двое видели. Танцевать? Я не танцую, но почему бы и нет, давайте потанцуем".
   - Меня Виктор зовут, - представился партнер.
   "Виктор? Какой ещё Виктор? Ах, Виктор – это же новый пассий моей старой! Пригласил меня на медленный танец. Славненько всё так складывается, славненько".
   - А меня Фёкла, - ответила я и неожиданно икнула.
   - Ты шутница, Таня.
   "А ты мудило, - хочу ответить я, - Мало того, что чужих баб уводишь, так ещё и волочишься за каждой юбкой. Дать бы тебе в рожу от всей души", - хочется сказать мне, но я молчу, злорадно поглядывая на обиженную "бывшую". Закидываю руки Виктору за шею, почти повисаю на нем:
   - А ты хорошо ведешь. Учился танцевать? - говорю ему. И ведь на самом деле хорошо ведет, плавно. Надежно поддерживает. Мне даже нравится.
   - Это врожденное, видимо - талант.
   Экий ты самоуверенный, прынц хренов.
   - Виктор значит победитель, - вырывается из меня банальная ахинея. Всё, перекись водорода в голову ударила.
   Он многозначительно улыбается, кивает головой. Не, ну, бабник, натуральный бабник. Балованный женским вниманием.
   - Пойдем, покурим, - говорю я, и мы уходим на балкон. Вижу, как обиженная моя-его "бывшая" уходит одеваться. Скатертью дорожка. Как аукнется, так и откликнется. Каждому по делам его. Аз воздам и, кажется, не возжелай жены… Нет, стоп, это уже не к ней.
   И вот стоим на балконе - курим. "Наверное, красивая пара на фоне горящих окон",- представляю я. Внизу цокают уходящие в никуда туфли. Скатертью дорожка, дорогая. Виктор держит меня за талию и заливается соловьём о моём творчестве. Оказывается, он всё, всё про меня знает и так хорошо, так глубоко понимает, что я не сопротивляюсь, когда он всё ближе и ближе притягивает меня к себе. Какой восхитительный вечер.
   -… но больше всего меня восхищают краски. Как ты играешь с цветом, как неожиданно выбираешь палитру. Какие точные штрихи в образах.
   - Здорово, меня так никто ещё не хвалил.
   - Просто тебя недооценивают. Тема, актуальность! А освещение? Какое у тебя освещение в полотнах!
   - Каких полотнах? Я по малым формам. У меня всё больше миниатюрки, – удивляюсь я.
   - Не скромничай, я видел твои последние картины. Они великолепны, - говорит Виктор и тянется своим ртом к моему.
   - Стоп, красавчик, - я отстраняюсь и резко коленом бью ему между ног. Наклоняюсь над ним – побелевшим и скрюченным, жадно ловящим ртом воздух, зажимающим своё хозяйство двумя руками – и говорю:
   - Витенька, милый, я не пишу картин, у меня другой диагноз – гра-фо-ма-ния. И впредь, кстати, поосторожнее будь с чужими бабами. Неровен час, вообще без перца останешься.
   Я гордо удаляюсь в комнату, натыкаюсь по пути на Васю:
   - Васёк, приберись там за мной. Кстати, этот вьюнош про живопись очень красиво распинался, рекомендую тебе. Тем более что к женщинам он интерес надолго потерял – это я гарантирую.
   Я хотела добавить что-то ещё, не менее саркастическое, но в это время зазвонил телефон:
   - Свэту, Свэту дай. А? - Пробубнил голос в телефоне. И это в два часа ночи! Вот гад!
   - Слушай, д-а-а-а-рагой, иди в задницу. На часы посмотри – третий час.
   - Э, мне Свэта телефон дал. Позови её.
   - Тут такие не живут. Набирай правильный номер.
   Я выключаю телефон и кидаю трубку на стол. Прислушиваюсь. За моей спиной в темноте на диване тихо посапывает любимая – не проснулась. Я кладу руки на клавиатуру, секунду думаю и ставлю точку в рассказе. Завтра выложу в сеть.

Постоянный адрес публикации
Cвидетельство о публикации 292041 © Денис ♒ Володин 05.04.10 01:42

Комментарии к произведению 10 (22)

Извини Денис-но после всех пререканий еще узнал что ты написал*Однажды Денис был женщиной*Я польщен твоими успехами.Молодец.Так держать.Я горжусь тобой.Читать потом буду...Думаю ориентация не нарушена?Потом расскажу анекдот дружище.Удачи тебе на невидимом фронте)))))))))

Возбуждает, солнышко? ))

По-моему, всё получилось, мне было интересно читать и я улыбалась, читая, - имхо, главный показатель того, что рассказ удался:)

Спасибо на добром слове. ))

  • Тинка
  • 08.07.2011 в 23:15
  • | кому: Денис ♒ Володин

Ага:)

:-)) Да мало ли их в Бразилии - донов педров... :-)) 11+

Немало.

Смотрю я, как женщины красиво комментируют...

Спасибо!

Это вы кому сейчас "спасибнули"? ))

Женщинам, которые оставили комментарии Вашему рассказу. Это значит, что он им понравится. Значит, Вы сумели передать то, что им близко. От меня Вам за рассказ я выставил 10! Короче: Вам-оценка, а комментирующим Ваш рассказ - СПАСИБО!

Удивительно, что при средней оценке в ноль баллов, одна из десяток ваша. Тем более удивительно слышать такое при отключенных оценках. ))

Ну, спасибо за спасибо. ))

Дэн, не переодеваться ей (ему) надо было бы, а переобуваться)))

Одно к другому, как я полагаю. По-дилетантски. ))

Истину глаголешь, Денис Борисыч: ежели из-за сломанного супинатора переобуться, то и переодеться придётся, потому как к каждой одёжке - своя обувка. :))))) Всё прааааальна написал. :))

))) От.

Вот как выкручивается))) А все почему? лень букву поменять)))

Уважаю. Лень - это наше все)))

Да нет же, Зинаида, всё правильно у Дениса написано. Он именно женскую логику озвучил: если придётся переобуться, то и переодеться - тоже. :) У него написано про то, что хорошо, что в супинаторе только трещина, а то пришлось бы переодеваться. И это именно так. Разве можно, сменив, допустим, зелёные туфли на фиолетовые, остаться при этом в зелёном платье? :))) Я бы не осталась. :) Пришлось бы и переодеваться, а это снова выбирать подходящий наряд из гардероба, и макияж менять. :))) Это ещё часа 3 сборов. :)))

Именно это я и имел в виду.

А что? Занятный сюжет и не затасканный ход! Понравилось: свежо, неожиданно.

Спасибо.

Мел Гибсон отдыхает! Так вот что хотят мужчины, даже в образе женщины! Просто насолить своей милой,

а я то думала - уложить всех соперников в кровать :)

Соперников в кровать? )))

Забавно :). Правда, получилось что-то "среднее" между мужчиной и женщиной... Но, видимо, такая задумка. Понравилась концовка.

В чём "среднесть"? Подскажите, я всё равно ещё буду переписывать. Спасибо.

В чем "среднесть"? Например, когда в жизни женщина крутиться перед зеркалом, то она редко рада своему отражению, чаще отыскивает недостатки (даже супер-модели) :)А если в женском облике смотрится в зеркало мужчина, то вряд ли он заметит, что "лицо какое-то не очень" - всё внимание шикарная грудь привлечет :).

А если серьезно - не очень понятно, в душе герой остался мужчиной или становится женщиной. Когда читаешь, создается двойственное ощущение.

С уважением.

Ну, да, тут всё правильно - у меня ж мужик и смотрит и даже одергивает себя. Значит тут получилось. )))