• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Продолжение первой книги дилогии - о встрече молодой москвички и Посланника инопланетной расы, о зарождении чувств и отношений между молодыми людьми, о невозможной, запретной любви и надежде, преодолевающей время и пространство, побеждающей саму смерть - на фоне борьбы за судьбоносную реликвию, хранителем которой является Посланник.

Когда улыбаются небеса... гл. 20 - 22 (из 68)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Глава 20. Новый день.

   Не прошло и десяти минут, по крайней мере, так Нике показалось, как городской телефон вновь зашелся звонкой трелью. Долгое время она слышала его сквозь сон, затем мысли стали проясняться. Она открыла глаза - было утро, в окно заглядывали робкие лучи осеннего солнца, где-то внизу на улице прогрохотал трамвай.
   Начинался новый день. Вместе с ним к Нике стало возвращаться вчерашнее ощущение новой жизни и грядущих перемен. Она вновь почувствовала легкое возбуждение и жажду деятельности. Ника больше не могла оставаться в постели, нужно было многое сделать.
   Приняв душ, она облачилась в мягкий махровый халат и отправилась на кухню. Там в стеклянной колбе автоматической кофеварки уже ждал ее горячий ароматный кофе - программа электроприбора никогда не подводила, включаясь строго по расписанию. Нике всегда нравилась вся эта «умная» бытовая техника, которой была напичкана ее квартира.
   Она налила кофе в тонкую изящную чашку с изображениями танцующих японок и села слева от окна за обеденный стол. В окно ярко светило солнце. Осень выдалась сухой и теплой. Она чувствовала необычайный подъем. Хотелось жить и радоваться жизни. Она почти физически ощущала свою удачу где-то рядом.
   Телефон все разрывался. Она принесла из спальни сотовый и положила его перед собой на стол, рядом с чашкой. Кому надо будет, позвонит и на мобильник, рассуждала она, а на мобильнике всегда можно определить номер. Правда, номер может быть и скрыт, но в таком случае - это Алик, а значит, трубку брать не надо.
   Было еще слишком рано, чтобы выезжать на работу. Наконец, Ника могла спокойно, без спешки посидеть, попить кофе и все обдумать. На какое-то мгновение вспомнился вчерашний инцидент с Аликом, но она тут же вычеркнула его из головы, дав себе слово забыть об этом, как и об Алике, навсегда.
   Ника чувствовала себя выспавшейся и полной сил. Оставался открытым вопрос о геллайцах. По-прежнему хотелось узнать о них больше, вооружиться сведениями и начать поиски Агмара. Видимо, придется еще раз в ближайшее время навестить Комарского, который явно знал гораздо больше, чем рассказал. И, конечно, не мешает потрясти еще Кристиана, решила она. Он, вроде, не слишком скрытный, да и производит впечатление честного человека. Ника улыбнулась, повернув голову к окну, подставляя лицо лучам солнца. Ну, хорошо, не совсем человека, но все равно честного.
   Она достала из ящика кухонного стола тетрадку и карандаш и приготовилась набросать план действий и вопросов, чтобы ничего не забыть. Потом села и задумалась, собираясь с мыслями.
   В этот момент в дверь неожиданно позвонили.
   «Неужели опять Алик?» - мелькнуло у Ники в голове, но даже это не смогло бы ее сейчас расстроить, так хорошо было у нее на душе.
   Она решила не открывать, но посмотреть в глазок все же не мешало. Хоть и было восемь утра, но случиться могло все, что угодно.
   Она осторожно подошла к двери и заглянула в глазок. К ее глубокому удивлению на пороге стоял Кристиан.
   - Ника, открой, пожалуйста, дверь, - негромко произнес он.
   Она на несколько секунд задумалась - вчера уже один такой тоже просил открыть дверь.
   Щелкнул замок, дверь отворилась, впуская раннего гостя.
   - Привет, - сказал он с порога и широко улыбнулся, словно извиняясь.
   - Привет, - в тон ему ответила Ника, - что-то случилось?
   - Я пока не знаю наверняка, но меня что-то тревожит. И это связано с тобой. Мне можно пройти?
   - Ну, проходи. На кухню. Я как раз кофе пью. Ты будешь?
   - Если можно, чай.
   Сняв в прихожей пальто, Кристиан прошел за Никой на кухню и расположился за столом, напротив нее, там, где вчера восседал Алик.
   Повернувшись к нему спиной, Ника занялась приготовлением чая, ощущая на себе внимательный взгляд Кристиана. Он молчал.
   - Так что же тебя привело ко мне в столь ранний час, Кристиан? Кстати, я что-то не припомню, чтобы называла тебе номер квартиры.
   Ей интересно было услышать ответ.
   Кристиан коротко вздохнул и побарабанил тонкими пальцами по столу.
   - Мне не составило труда почувствовать тебя за этой дверью. Знаешь, я плохо спал этой ночью. Я все думал. Мне кажется, тебе угрожает опасность. Я почувствовал это вчера.
   Тем временем она поставила перед ним чашку, такую же, как у нее, налила чай и оставила чайник на столе. Села напротив него и поинтересовалась:
   - Какая опасность? Мне кажется, ты слишком много всего… чувствуешь.
   В ее тоне прозвучала ирония, но Кристиан уже к этому привык, так что, не обратил внимания.
   - Я думаю, тебе надо опасаться пришельца. Он хорошо знает тебя, ну, или достаточно хорошо.
   - С чего это ему меня хорошо знать? - перебила его Ника.
   - Поверь мне, это так. Ему достаточно мельком взглянуть человеку в глаза, чтобы узнать о последнем месяце его жизни. Так что он придет. Придет понять, что и кому ты о нем рассказывала.
   - Да никому я ничего не рассказывала, - поспешила убедить его, а заодно и себя, Ника. - Кстати, ты знаешь, зачем он здесь?
   - Нет.
   «Не может быть. Не верю», - быстро подумала Ника.
   Тем временем гость внимательно исследовал глазами кухню - желтые, расшитые цветочками занавески, такие же желтые цветастые обои и желтый глянцевый кухонный гарнитур со встроенной техникой. Похоже, кому-то в этой квартире не хватало солнца и тепла. Он перевел взгляд на обеденный стол. Тут он заметил в вазочке небольшие коричневые лепешки неправильной формы.
   - Можно? - Он протянул к вазочке руку.
   Ника быстро кивнула головой, увлеченная мыслями об Агмаре.
   - О, вкусно, а что это? - поинтересовался Кристиан, с трудом надкусывая твердый комочек, больше напоминавший по консистенции камешек.
   Это отвлекло Нику от судорожных попыток припомнить все, что она успела наговорить Комарскому.
   - Печенье, - пояснила она и тут же придумала на ходу: - Вчера только готовила. Ешь на здоровье.
   - Спасибо, - кивнул молодой человек, предпринимая еще одну попытку отгрызть кусочек зачерствевшей печенюшки, потом смущенно улыбнулся и добавил: - На любителя, но мне нравится, я люблю сладкое, особенно по утрам.
   Ника подалась вперед и придвинула ему вазочку с печеньем и сахарницу.
   - Ешь, сколько хочешь.
   Видимо при этом свет как-то по-новому упал ей на лицо, потому что Кристиан неожиданно побледнел и тоже подался вперед, ей навстречу. Он быстро взял ее за руку и притянул через стол ближе к себе.
   - Что случилось? Кто это сделал?
   Его глаза вдруг стали еще темнее, чем обычно. Улыбка сползла с лица, принявшее теперь сосредоточенное выражение.
   Ника почему-то заволновалась под его взглядом.
   - Да что сделал-то? Я не понимаю, ты о чем?
   Она инстинктивно потянулась свободной рукой к левой щеке, туда, куда вчера пришлась пощечина Алика, и куда сейчас было направлено внимание Кристиана.
   - Об этом, - тихо сказал он, коснувшись ее кожи тыльной стороной руки. Взгляд его смягчился, и голос тоже.
   Ника резко выдернула руку, быстро встала из-за стола и пошла в ванную, к зеркалу.
   Да, внизу на левой щеке был синяк, совсем небольшой и еле заметный, но для геллайца этого было достаточно.
   «Вот глазастый какой! Разглядел. Я не заметила, а он заметил, - раздосадовано подумала Ника. - Как-то нехорошо получается. Что он теперь подумает? Все рассказать - глупо. А не рассказать - можно подумать, что угодно. Может, сказать, что в темноте на дверь наткнулась? Или телефонной трубой натерла?»
   Ника вернулась на кухню.
   - Пустяки, - пояснила она, отвечая на все еще недоуменный взгляд гостя, - ничего страшного.
   - Это дикость какая-то - бить женщину, - тихо, возмущенно произнес он.
   - В любом случае, тебя это не касается, - спокойно парировала она. - Это был не Агмар, так что успокойся.
   Кристиан вгляделся в девушку.
   - Это был тот мужчина, который звонил тебе вчера по дороге, не так ли? Кто он?
   - Мой муж. Бывший. Не стоит обращать внимания. Я уже все забыла. И не хочу продолжать этот разговор. Все. Тебя это не касается. Давай на этом остановимся. Мне на работу пора, - твердо заключила она и ушла одеваться в спальню.
   Кристиан остался дожидаться на кухне. Доедать печенюшки желание пропало.
   Через полчаса они уже выходили из подъезда.
   - Прости меня, - он на секунду придержал Нику за локоть, открывая ей дверцу машины, - это было не деликатно, - он замялся, - ну, все эти вопросы…. Если ты считаешь, что это меня не касается… Просто, я не переношу, когда сильный бьет слабого.
   - Все нормально, - Ника дружелюбно похлопала его по плечу. - В моем случае все как раз наоборот было - он сделал это от бессилия. Но, в основном, в жизни все так и есть - сильный бьет слабого, потому что, какой же интерес бить того, кто сильнее? Можно ведь и огрести.

   У ближайшей станции метро Ника притормозила:
   - Все, Кристиан, больше метро по дороге не будет, так что…, спасибо тебе за предупреждение, за заботу. Но, мне кажется, ты несколько опоздал с предостережением, и я свое уже получила. А впредь постараюсь быть осторожней, - с улыбкой заверила она его.
   Кристиан из машины выходить, как будто не собирался.
   Он развернулся к Нике, внимательно посмотрел на нее:
   - Я не могу, - он развел руками, - не могу уйти, потому что я уверен, что тебе угрожает опасность. Я удивлен, как ты сама этого не чувствуешь! Пойми, ты не просто должна быть осторожна, ты должна немедленно уехать из квартиры, взять на работе отпуск или больничный и укрыться где-нибудь в надежном месте.
   - И надолго? Я же не могу прятаться всю жизнь!
   - Дней на десять, максимум на две недели, пока не решится вопрос с Агмаром. Наши люди уже занимаются им. Это лишь дело времени. Поверь, две недели, - он выставил вперед ладони, последние два слова выговаривая почти по слогам, надеясь, что так скорее до девушки дойдет смысл его просьбы.
   Ника молча слушала геллайца, наблюдая за его стараниями. Потом покачала головой:
   - Это исключено. У меня много планов. Чем отсиживаться где-то и прятаться, лучше самой попытаться найти непрошеного гостя. Этим я и собираюсь заняться. Кто знает, может, мне как раз повезет найти его и разобраться во всем. Я хочу знать, зачем он сюда, на Землю, явился… Что ему тут надо? Ты ведь не знаешь этого, не так ли?
   Она испытующе посмотрела на Кристиана, явно провоцируя его и показывая всем своим видом, что не верит, будто геллайец может не знать целей своего земляка - все он знает, просто скрытничает и интригует.
   Тем не менее, Кристиан вновь отрицательно качнул головой, твердо стоя на своем:
   - Нет. Я не имею к этому отношения. Позволь мне, хотя бы, поехать сегодня с тобой на работу. Потом я провожу тебя домой. А ты обещай, что все же подумаешь и к вечеру примешь решение. В противном случае мне придется вот так каждый день ходить за тобой, - он улыбнулся, придя в восторг от того, что придумал такой оригинальный план.
   - Да зачем тебе это, в конце концов? - удивилась она.
   - Мне кажется, я чувствую за тебя ответственность. Не хочу потом мучиться, что мог спасти тебя, но отступил.
   - Когда это «потом»? - удивленно подняла вверх брови Ника. - Боже мой, не знаю, что и делать с тобой. Ну, поехали пока, а там разберемся.
   Решающую роль в этом заключении сыграло то, что ей, во-первых, на самом деле казалось надежнее быть с Кристианом, чем без него, а, во-вторых, ей попросту не хотелось с ним расставаться, хоть и признавать этот факт она не собиралась.

   Глава 21. Назначение.

   Появившись вместе с Никой, Кристиан произвел среди женской части коллектива некоторый фурор. Девушки не могли не заметить высокого утонченного молодого человека с яркой необычной внешностью.
   Первой его атаковала секретарша Ленуся, которая припрыгала на своих высоких платформах к столу Ники и сказала:
   - Сергей Сергеич просил передать тебе вот это, - она демонстративно положила перед Никой папку и добавила, глядя на Кристиана: - Здрасте.
   Кристиан сдержанно кивнул ей в ответ и она, как ни странно, поняла, что беседы не получится.
   Следом за ней одна за другой подтянулись еще несколько журналисток. Все они здоровались с незнакомцем, некоторые беззастенчиво рассматривали его, другие просто улыбались.
   Кристиан со всеми вежливо здоровался, не проявляя интереса.
   Ника безучастно наблюдала за происходящим, отвечая на все вопросы о своем спутнике неизменной короткой фразой:
   - Брат. Приехал из глубинки. Женат, трое детей, мал мала меньше.
   Уже через полчаса любопытство сотрудниц было удовлетворено. Дамы разочарованно разошлись по своим местам и сновали туда-сюда в обычном режиме.
   Пока Кристиан спокойно сидел в сторонке и листал журналы, Ника открыла папку, переданную ей Ленусей. Там лежала ее статья. Она с удивлением обнаружила, что Скрябин над ней поработал не сильно, что называется без пристрастия, практически не тронув ее. Это обрадовало Нику. Теперь надо было срочно все поправить согласно редакторским пометкам, что она и сделала за несколько минут. После чего отправилась к шефу.
   - Здравствуйте, Сергей Сергеич, я все поправила, вот, - она положила на редакторский стол зеркальный компьютерный диск.
   - Ну, молодец, быстро. Есть планы на сегодня? - пробормотал Скрябин, не отрываясь от какого-то документа, в его руках плясал карандаш.
   - Все зависит от того, что вы решите. Я, вообще-то, хотела поговорить насчет вчерашнего вашего предложения.
   - А-а, все же надумала идти в отпуск?
   - Нет, насчет перехода в отдел криминальной хроники.
   - Да? - Скрябин, наконец, оторвался от бумаги и с удивлением поднял на нее глаза.
   - В общем, я бы хотела им воспользоваться, - твердо сказала Ника.
   - Что, почувствовала вкус настоящего дела? Поняла, что выросла из коротких штанишек светских вечеринок? - он хитро прищурился и подмигнул ей.
   - Наверное, - призналась она. - Так что вы решаете?
   - Да я еще вчера тебе предложил. Считай, что ты сегодня согласилась.
   - Спасибо, - воскликнула она, снова ощущая чувство возбуждения, так часто охватывающее ее в последние дни. - Тогда у меня, в связи с этим, есть кое-какие соображения.
   - Уже? - усмехнулся Скрябин. - Ну-ну, интересно… Выкладывай.
   Ника немного замялась.
   - Все это еще только наброски и предположения. Но, если мне повезет, - а я уверена, что мне повезет, иначе и быть не может, - и вы дадите мне немного времени для самостоятельного расследования, можете не сомневаться - это будет бомба, - энергично и уверенно подытожила она.
   - Бомба, говоришь? - Скрябин как-то странно посмотрел на сотрудницу. - Ну, считай, что ты меня заинтриговала. Иди, дерзай, Вальберг.

   Теперь настало время подумать и о своих планах, которые Ника тайно вынашивала с самого утра, тем более что официальное назначение уже было получено.
   Первым делом она запросила у Ленуси сводку происшествий за последние два дня. Разложив бумаги на столе, она стала жадно читать. Ничего похожего на следы интересующего ее объекта не было. Она решила привлечь к делу геллайца, зевающего от скуки на диване - хватит уже расслабляться да с девками заигрывать.
   Еле заметным движением головы она позвала его. Он тут же улыбнулся в ответ.
   - Не хочешь посмотреть? - спросила Ника, пододвигая к подошедшему Кристиану распечатанные листы и стул.
   Он тут же сел, не сказав ни слова, и стал просматривать принесенные Ленусей листы, особо не задерживаясь ни на одном.
   Тем временем Ника набрала Комарского, но у него было занято. В следующий раз он просто не ответил. Она звонила ему еще трижды, но каждый раз безуспешно.
   Неожиданно Кристиан ткнул пальцем в одну из строк сводки:
   - Вот то, что нам нужно.
   - Где? - удивилась Ника.
   Как она могла пропустить?
   Ника взглянула туда, куда указывал его палец. «В НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского, скончался от кровоизлияния в мозг Рачков Петр Сергеевич, 1967 года рождения, доставленный туда с травмой головы и многочисленными ранениями, полученными при взрыве …» и так далее.
   - Это же, кажется,… - начала нерешительно она.
   - Конвоир из СИЗО, - договорил за нее Кристиан.
   - Но, ты уверен, что его убил Агмар? Он мог и сам умереть. Кровоизлияние могло случиться от полученной травмы.
   - Я не верю в такие совпадения. Это он.
   - Надо съездить туда, все узнать на месте, может, его кто-то видел из персонала, тогда мы будем знать наверняка, - постановила Ника и достала сумочку из ящика стола. - Ты - со мной?
   Молодой человек не ответил. Просто встал и последовал за ней.
   По дороге она еще раз набрала Комарского, и опять впустую. Ладно, значит, придется обойтись без него, решила Ника, пробиваясь на Сухаревскую. Пока ехали, несколько раз звонил Алик - номер, хоть и был скрыт, как всегда, но в том, что это он сомнений не было. Ника не ответила.
   Потратив на дорогу около часа, они добрались до больничного комплекса НИИ скорой помощи. Ника хорошо помнила это место. На днях она уже побывала здесь по заданию редакции на открытии бывшей больницы для бедных, построенной еще графом Шереметьевым в память о любимой жене Прасковье Жемчуговой. Церемония проходила в пышной обстановке праздника, тем более, что сам мэр города почтил торжество своим присутствием. Ныне в отреставрированном особняке будут располагаться дирекция, книгохранилище, научные и диагностические отделения института Склифосовского.
   Старинное дугообразное здание первого, лабораторного, корпуса находилось прямо на Садовом кольце. Но Ника знала, что им нужно заезжать с Проспекта Мира, чтобы попасть на проходную.
   Потолкавшись немного у разворота на Садовом кольце и ловко протиснувшись под стрелкой светофора направо, она припарковала машину у дома номер четырнадцать. Далее, размахивая журналистским удостоверением и ссылаясь на незаконченную статью по случаю недавнего события, она без труда проникла в нейрохирургическое отделение. Кристиан по-прежнему следовал за ней молча и проявил интерес только тогда, когда она уговорила одну из сестер провести их в палату, где еще вчера лежал несчастный конвоир. После тщательных расспросов всех, кто мог что-то видеть, стало ясно, что Агмар все же был здесь, на этаже, правда, никто не видел его в самой палате. Несколько медсестер вспомнили красивого молодого мужчину в черном классическом костюме с букетом цветов, который ошибся отделением, разыскивая свою мать, попавшую в автокатастрофу. По описанию, он был похож на Агмара.
   - Ну, что ты думаешь об этом? - поинтересовалась Ника у своего спутника, садясь в машину.
   - Это Агмар, - уверенно подтвердил он.
   - Не обязательно. По описанию, похож, но мог быть и не он. - Она чувствовала, что глупо настаивать на своем, тем более что причастие Агмара было столь очевидным, и все же хотела услышать доводы и объяснения геллайца. - Думаю, и Рачков мог умереть от ран.
   - Мог, - согласился с ней молодой человек, - если бы его не убил Агмар. Я заглянул в глаза этих женщин и увидел там его. Так что у меня сомнений нет. Он убирает тех, кто может о нем рассказать.
   Вот это уже было понятно. И убедительно. Больше Ника не стала спорить.
   Рабочий день подходил к финалу, так и не дав ни одной видимой ниточки. Можно было, конечно, предположить, что Агмар захочет убрать и еще одного, оставшегося в живых свидетеля - Громилу, но это казалось маловероятным. Громила был под присмотром надзирателей и медперсонала в тюремной больничке. Туда точно никого не пускали. Кроме того, Ника не одну себя считала такой умной и догадливой. Так что, скорее всего, Комарский уже сообразил укрепить позиции в тюрьме. Отсюда следовало, что Агмар, если не дурак, - а она уверена была, что так и есть, - не сунется к Громиле.
   Оставалось только ждать и надеяться, что следующий шаг незваный гость сделает довольно быстро. Но какой это будет шаг?
   Все свои умозаключения по дороге в редакцию Ника изложила Кристиану. Он слушал молча, не высказывая своих предположений, из чего она сделала вывод, что он абсолютно с ней согласен.
   В редакции они снова просмотрели сводку происшествий за последнее время - на этот раз, действительно, ничего интересного не было. Решено было ехать по домам - отдыхать.
   - Я доеду с тобой до твоего дома, провожу тебя, если ты не против, - предложил Кристиан, подходя с Никой к машине.
   - Хорошо, - сразу согласилась она. - Только ехать на этот раз придется долго - конец рабочего дня, пробки.
   - Я не спешу, - улыбнулся он.

   Глава 22. Ссора.

   Ехали, как и предсказывала Ника, часа два. Чтобы немного расслабиться, она включила радио. Сначала тихонько, потом громче, еще громче. И не заметила, как стала подпевать. Кристиан, глядя на нее, всю дорогу широко улыбался своей непосредственной улыбкой, но вторым голосом подтянуть так и не решился.
   К дому подъехали уже затемно.
   - Ну, все? Удачи, - Ника сама протянула ему руку. - Завтра, может, пересечемся где-нибудь. Я посмотрю сводки, позвоню кое-кому. Если что, я свяжусь с тобой.
   - Хорошо, - кивнул головой Кристиан и, спохватившись, добавил: - Что ты решила насчет нашего утреннего разговора?
   - Ничего. Я пока не готова. Видишь, как все закручивается?
   Он укоризненно покачал головой.
   - Все же подумай еще. А пока я провожу тебя до квартиры. Мне так спокойней будет.
   Ника лишь пожала плечами в ответ и набрала код домофона.
   Подойдя к двери квартиры, она поднесла ключ к замку и не поверила своим глазам - ключ провалился в пустое отверстие, зиявшее сейчас на месте замочной скважины. Она взглянула на Кристиана и сразу поняла, что объяснять ему ничего не придется. В ее глазах геллайец прочел все, что ее встревожило и напугало. Недолго думая он отстранил девушку и легонько толкнул дверь, которая оказалась не запертой.
   В коридоре было темно, но из кухни шел свет. Он уверенно двинулся вперед, Ника - за ним.
   Каково же было ее удивление, когда она увидела на кухне Алика и еще одного мужчину, вольготно рассевшихся за обеденным столом.
   - А вот и Никуля, - нагло ухмыльнулся Алик. - Привет, дорогая, мы ждем тебя. Трубку ты не берешь. Я решил дождаться тебя здесь.
   Возмущению Ники не было предела. Кровь прилила к ее лицу. «Какая наглость! - мелькнуло в ее голове. - Кем он себя возомнил!»
   - Я вызываю милицию.
   Решительно шагнув из-за спины Кристиана, она направилась к телефону, висевшему справа на стене.
   Кристиан остановил ее, преградив рукой путь, и вопросительно посмотрел на гостей:
   - Что здесь происходит?
   - Не твоего ума дело, - презрительно бросил ему Алик и уставился на бывшую жену. - Кавалер что ли? В отчаянии на малолеток перешла, в крайности бросаешься? - насмешливо фыркнул он. - Гоша, узнай, что за кекс, - обратился он к своему приятелю, рослому мужчине средних лет с коротко стриженными русыми волосами и загорелым узким лицом, который до сих пор участия в действии не принимал, - а нам тут с Никулей потолковать надо.
   После этих слов Алик, потеряв всякий интерес к молодому человеку, вновь переключился на Веронику, которую понемногу начинало трясти.
   - Ты не отчиталась мне о проделанной работе, Никуля. Прошел день. Ты что-нибудь сделала? Или с тобой иначе надо разговаривать?
   - Замучаешься, - тихо, но твердо ответила она.
   В этот момент тот, кого Алик назвал Гошей, не спеша и многозначительно начал подниматься со стула.
   Кристиан, все это время стоявший чуть впереди Ники и в недоумении наблюдавший за немолодым, щеголеватым мужчиной, державшимся уверенно и надменно, быстро повернул голову к встававшему:
   - Сидеть, - велел он, словно пронзив его взглядом, при этом тона он не повысил, и реплика прозвучала, скорее, как убедительная просьба.
   Какая-то невидимая сила отбросила Гошу на стул. Он выпучил глаза, но снова встать не смог.
   - Сидеть! - на этот раз уже резко Кристиан обратился к Алику, маленькие глазки которого забегали, ища достойный выход из ситуации. - Сидеть и слушать, - чуть спокойнее отчеканил молодой человек.
   Ника забеспокоилась.
   После того, что Агмар сделал в изоляторе, она знала, на что способны геллайцы, и теперь вдруг осознала, насколько может быть опасен и Кристиан. Возможно, в нем нет той дикой, необузданной силы, что читалась в глазах Агмара, но все же он - геллайец, и его «мирных научных» способностей с лихвой хватит и на Алика, и на Гошу, да и, возможно, еще на дюжину таких же Аликов и Гош.
   Ника как-то интуитивно почувствовала, что лучше его не злить, и поймала себя на мысли, что на самом деле совершенно не знает и не может даже догадываться о том, как построена логика молодого геллайца, какие механизмы - уж точно не земные - управляют его действиями и что творится в его душе. И тот факт, что он выглядит и говорит, как обычный человек, вовсе не означает, что так оно и есть в действительности.
   По сути, Кристиан оставался совсем иным, не земным созданием и трудно было представить, что он сделает в следующую минуту.
   Раньше Ника никогда не видела его в таком собранном состоянии и даже не подозревала, что он может быть настолько решительным. Теперь она не на шутку испугалась.
   - Кристиан, пожалуйста, не надо, - неожиданно схватив его двумя руками выше локтя, она потрясла его, заглядывая в глаза, - пожалуйста, пожалуйста, прошу тебя, не делай им ничего.
   Геллайец, отпустив Алика, взглянул ей в глаза, и Ника удивилась его ясному и спокойному взгляду. Возможно, он был бледен более обычного, но признаков возбуждения не проявлял.
   - Ника, я вовсе не собираюсь…, - начал он.
   У Ники почти отлегло от сердца, но в это время оправившийся от неожиданности Алик подал голос. На этот раз - грубо и, в основном, матом. Смысл его тирады состоял в том, что ему, Алику, не совсем понятно, кто такой этот молокосос и выскочка, и что он делает в его квартире. Да ему, собственно, это и не интересно. Парню, вообще, лучше притвориться невидимкой и не высовываться. Но Ника, его бывшая подлая и вероломная жена, эта змея подколодная, которую он так великодушно пригрел на своей царственной груди, эта ленивая и неблагодарная стерва, которая способна лишь получать и ничего не давать взамен, эта гадина должна знать свое место и сделать то, что он ей велел. В противном случае на спокойную жизнь она может не рассчитывать.
   Уместив весь этот текст в несколько коротких емких фраз, Алик процедил сквозь зубы:
   - Я не люблю, когда меня принимают за идиота.
   С этими словами он пренебрежительно сплюнул прямо на пол и резко поднялся со стула.
   Кристиан осторожно отодвинул Нику в сторону.
   - А что любишь? Бить беззащитных женщин?
   Он сделал шаг навстречу Алику и вдруг, не размахиваясь, дал ему пощечину, достаточно крепкую, чтобы тот, не удержавшись на ногах, влетел снова в стул.
   Стул покачнулся, но устоял.
   Алик Галиев открыл, было, рот, но взгляд геллайца лишил его дара речи, да и вообще каких бы то ни было сил и желаний. Кроме одного. И было это желание жить.
   Тем временем, Кристиан, не повышая тона, произнес:
   - Пошли вон отсюда, оба. И никогда не вздумайте возвращаться.
   Ушли незваные гости на удивление быстро. А Ника бессильно опустилась на стул и закрыла руками лицо. Наконец, можно было расслабиться.
   - Все, с меня хватит, - простонала она.
   - Не надо бояться. Они больше не вернутся. Я починю замок и уйду, - успокоил ее Кристиан.
   Ника промолчала. Она, казалось, не слышала его.
   На восстановление замка ушло минут десять, так что Ника успела только переодеться и сидела в растерянности за столом.
   Подошел Кристиан и сел напротив.
   - Все готово.
   - Спасибо, - пробормотала она.
   - Что ему от тебя было нужно?
   - Квартиру.
   - Это его квартира?
   - Нет, моя. При разводе, три года тому назад, все осталось ему, ко мне перешла только эта вот квартира. А теперь он и ее хочет у меня забрать.
   - Думаю, больше не захочет, - заверил ее молодой человек.
   - Какая разница? Но хотел! Я бы все равно ему не уступила. И не надо было тебе вмешиваться. Я же говорила, что это тебя не касается. Зачем ты все это устроил? Ты же мог его убить!
   - Нет, не мог.
   - Не нужно было этого делать, - вздохнула Ника.
   Кристиан посмотрел ей в глаза.
   - Ты боишься, что он действительно больше не вернется? Ты его все еще любишь, - в его взгляде было неподдельное удивление.
   - А тебе это чувство не знакомо, да? Ну, конечно. Что ты можешь знать о нашей, земной, любви? - Нику как будто прорвало, сама не зная за что, она вымещала досаду на геллайце. - Ты же не человек, ты же…, - она подбирала нужное слово, - ты же... робот какой-то запрограммированный. Одно слово - Посланник. Ни страха, ни боли. Хорошо, хоть жалость какая-то есть.
   - Ника, послушай, тебе просто надо успокоиться, - терпеливо произнес он. - Я не обижаюсь, возможно, ты права. Но тебе все равно нужен отдых. Возвращаясь к нашему утреннему разговору, я по-прежнему считаю, что тебе нужно уехать на время в надежное место, можно заграницу, к морю. А у меня действительно есть дела, но пока ты здесь, ты связываешь мне руки. И жалость тут не причем.
   Ника прищурилась.
   - Кстати, о жалости. Не нужна мне твоя опека. Делай свои дела, а я буду делать свои. И не приставай ко мне. Я же не прошу тебя ни о чем! Мне никто не нужен. Уходи. Справлюсь сама. Как и раньше справлялась.
   Кристиан задумался. Его удручал тот факт, что сам не желая того, он все же напугал девушку. Казалось, их отношения уже перешли в стадию доверительных. И вот он сам все испортил, вернул чуть ли не в каменный век. Теперь снова придется начинать с самого начала.
   Он поднялся, направился к двери, и уже на пороге задержавшись, сказал:
   - Это было раньше. Теперь все изменилось.

Cвидетельство о публикации 291261 © Аврора Ли 01.04.10 00:06