• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма: Рассказ
Знаете, что такое отчаянье? Это когда хочешь лишь одного – любой ценой избавиться от внутренней боли, но понимаешь, что способ лишь один – убить или погибнуть.

Ужас кончился

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста




- Мы пехоту прикрывали.… Тогда с патронами проблемы были – их подвозить не успевали. Я был наводчиком минометного расчёта.
… Они напали днём.
Знаете, что такое отчаянье? Это когда хочешь лишь одного – любой ценой избавиться от внутренней боли, но понимаешь, что способ единственный – убить или погибнуть.
… Мы метров за двести стояли, в леске.
У пехоты почти не было патронов. Но они бежали. Бежали под пулемётный огонь. И умирали. Они отчаялись. Убить или погибнуть.
… А мы стреляли по вражеским окопам.
Я в тот день много страшного видел в бинокль – я же наводчиком был – но мне одно запомнилось.
Я за два дня до того боя с пареньком одним познакомился, имя у него ещё странное такое было, Афоний, кажется…. Да, Афоний. Молодой ещё совсем был, весёлый такой, всё невестой нам своей хвастался, фотографию её показывал, шутил постоянно…
А за один день я его снова видел. Он не плакал. Он просто молчал. Его невеста погибла при бомбёжке…
Я это всё к чему говорю? Я в бинокль тогда ДЗОТ их нашёл. Уже поправки выдал. Скомандовал открыть огонь. И вдруг Афония увидел…. Он навалился грудью на этот самый пулемёт. Я его лицо видел…. Он умер с улыбкой. Для него ужас войны прекратился навсегда.
А через секунду на него упала наша мина. До сих пор я чувствую на себе вину. Он ещё мог быть жив.
Потом я плохо помню. Помню, как отдавал приказ стрелять, диктуя поправки со слезами на глазах. А ещё помню, как кто-то встал в полный рост и прокричал «Отступайте! Танки идут! Отступа…». Закончить он не успел.
… И танки пришли. Рота, в которой был Афоний, исчезла за несколько минут. У них почти не было патронов.
Я умирать не хотел. Мы стреляли как можно чаще. Когда мы мазали, мины разрывали трупы наших же друзей. Мы подбили два танка.
… Стрелок Иван Васильевич погиб на месте. Меня подобрали еле живого. С тяжёлой контузией меня отправили в госпиталь, где я провёл остаток войны. Потом был и послевоенный голод, и восстановление…. Но всё это было потом.
- Спасибо Вам, Владимир Иванович, за рассказ, вы мне очень помогли.
- Да не за что.
Воспоминания Владимира Ивановича Шора нужны были для школьной стенгазеты ко Дню Победы. Газета получилась большая и интересная, там были описания ещё пяти или шести боёв. Написали мы её три года назад.
А два месяца назад я узнал о смерти Шора. Он умер от простуды, перешедшей в воспаление лёгких. Позже я выяснил, что он умер, улыбаясь.
Для него кончился ужас войны. Он больше не чувствовал вины.
Человек, которого обошли и пули, и снаряды, пощадил голод, умер от обычной простуды. От простуды, которой не заметили бы ни Афоний, ни его невеста, ни стрелок Иван Васильевич, ни миллионы других, погибших тогда…




автор Бокун Владислав, 14 лет, февраль 2010 года.
Cвидетельство о публикации 289034 © Надя Деглин 18.03.10 14:26

Комментарии к произведению 4 (7)

Надя, Пээм прав, повестование идет от имени корректировщика. Он сидит обычно в стороне от позиций на возвышении каком-нибудь, часто на дереве, и передает по телефону или теперь - рации поправки: вправо-влево, дальше-ближе. Видно, что написано ученической рукой. Многе детали выдают неопытность автора. Есть над чем работать и куда расти. Но то, что мальчик талантлив - это факт. Пусть развивает талант. Больше читает и пишет, на самые разные темы.

Спасибо. Вопрос - надо ли сейчас ЭТО править? Корректировщик огня - и градус восприятия текста снижается, как мне кажется. Как-то это так деликатно подправить, чтобы не портить основной строй... есть идеи? Будем с ним оба признательны.

Можно поправить место, где он говорит, что передавал координаты. Минометчики тоже смотрят в бинокль, проверяяя, куда попадает, если им видна цель.

" Я в тот день много страшного видел в бинокль – я же наводчиком был – но мне одно запомнилось. " наводчика заменить на миномётчика?

Нет, не здесь а там, где он говорит про корректировку огня.

"Уже поправки выдал." - убрать и достаточно.

"Для него кончился ужас войны. Он больше не чувствовал вины."

это 14-летний мальчишка так чувствует, вот ведь... я глазам не поверила, когда прочла.

Спасибо, тем кто защищал нашу Родину и выстоял, и низкий поклон тем, кого уже нет. А Ваш сын молодец, в 14 лет такой рассказ написать. С уважением, Асия.

Спасибо!

Надя, потрясающе! Я сам бывший артиллерист. За 20 лет служил и на "катюшах", и на САУ, и на минометах. Даже в Китае в 79-м успел повоевать.

Не подумайте, что "кресло" виной, но нужно исправить, что Ваш герой не наводчик, а корректировщик огня. Наводчик не имеет бинокля, а только с прицельными возится. А вообще так просто, коротко и одновременно много суметь довести!..

Спасибо!

Спасибо огромное!

Тем ценнее мне, как матери, Ваше мнение. Ведь это написал (просто придумал, нет никакого Шора...)мой сын. Вот я и хочу понять, моя ли это слепая материнская любовь, или вещь действительно стоящая.