• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Мы не знаем, почему она не обращала на него внимания раньше и почему теперь ее сердце сжалось, пронзенное сладкой болью. Для любого другого он был, пожалуй, просто одним из стандартных предметов, призванных эффективно заполнить типовой офис. Но мы не имеем права осуждать Катерину, равно как и смеяться над ней, ведь любовь непредсказуема.

Бухгалтер и Катерина

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
8


БУХГАЛТЕР И КАТЕРИНА


Когда Катерина поняла, что влюбилась?
Готовилась ли она к этому важному событию заранее?
Просчитывала ли существующие варианты?
Предчувствовала ли такую возможность еще вчера?
Не знаю, что вам ответить, господа философы, социологи, психоаналитики и другие любители покопаться в чужой голове. Если бы Катерина предполагала, что вы существуете, она бы наверняка вас пожалела, как жалела птенцов, выпавших из гнезда, как жалела мокрых слепых котят, ибо, выглядывая ранним майским утром в окно, она уже была влюблена.
Теплые, чуть пыльные лучи солнца так и стремились растворить в себе Катерину, ощущая под ее кожей пульсирующий источник – светящийся островок их далекой родины. Катерина потянулась и на миг закрыла глаза – этого хватило, чтобы свет снаружи встретился со светом внутри, и неразгаданная физиками и лириками главная реакция жизни началась.
Мир стал ярче, глубже, загадочнее, и теперь трех измерений для его описания не хватало. Оказалось, что и бег ветра по молодым листьям, и нестройное щебетание птиц – все несет в себе определенный смысл. Катерина стояла неподвижно, наблюдая за миром сквозь сомкнутые ресницы, она знала: резкое движение может спугнуть очарование. Давно знакомое, но почти забытое чувство, щекоча и поглаживая Катерину, разгорелось, разлилось по ее телу и настойчиво просилось наружу. Его стало много больше, чем может выдержать в себе человек. Катерина испытала потребность срочно поделиться им с кем-нибудь.
Инстинкт самосохранения?
Инстинкт продолжения рода?
Страх перед небытием?
Ни то, ни другое, ни третье.
Инстинкт сохранения мира – вот что это было такое.
Катерина попыталась пробудить спящего мужа, но тот, не выпадая из грез, неуклюже дернул ногой и спрятал красный ноздрястый нос между подушек. Тогда она направилась в соседнюю комнату хотя бы погладить по голове сына. Но дверь на его половину была заперта. Катерине каждый раз приходилось вспоминать, что сын уже несколько месяцев живет самостоятельной взрослой жизнью с подругой, репетируя зачатие внука.
Тогда Катерина занялась поиском полезных домашних вещей, нуждающихся в ее ласковых прикосновениях, но таковых найти не смогла: вся посуда была тщательно вымыта, а белье выглажено еще с вечера. Пространство квартиры не содержало предметов, готовых принять или разделить новое чувство Катерины.
До выхода на работу оставалось еще достаточно времени, поэтому она уселась перед зеркалом, открыла ларчик с косметикой и стала рисовать себя, чтобы с помощью теней, туши, помады и крема вывести внутреннее состояние наружу. Это было не сложно, ведь Катерина знала, чего хотела, и лишние вещи не мешали ей. Она не подкладывала вставки в бюстгальтер, не носила брюшной массажер, да и жир никогда не откачивала. Как и все, она подвергалась эрозии времени, но в отличие от многих мало ела и много двигалась, и, что самое главное, не было места алчности в ее душе.
Женщины, которые думают так же, как Катерина, пока еще есть, только их стало почти незаметно. Впрочем, не будем усложнять. Скажем только, что в тот день выглядела она замечательно.


***
Бухгалтер, напротив, с самого раннего утра был атакован внезапным приступом иррационального беспокойства. Временами ему казалось, что кто-то или что-то пытается завладеть частью его существа. В поисках причин и следствий он дважды обошел приватизированную жилплощадь, но все вещи были на своих местах, все электроприборы были отключены, газ и вода перекрыты. Тогда он решил, что источник неудобств таится в его внешнем виде: нередко человек, впопыхах причесавшись или побрившись, или же забыв заправить кальсоны в носки, или сев на жевательную резинку, может растерять на глазах у коллег годами заработанный имидж. Он тщательно проверил состояние рубашки, галстука, носков и пиджака, а также носа и ногтей и оценил их состояние от "хорошо" до "удовлетворительно". Однако беспокойство не покинуло его. Тогда бухгалтер решил срочно ехать в банк.


Время от времени некоторые животные проделывают огромный и часто опасный путь в поисках солевых месторождений. Соль земли необходима для поддержания жизнеспособного баланса их организма. Своя "соль земли" как в буквальном, так и в метафизическом смысле есть и у человека. "Соленое" бухгалтера таилось в банке. Там, как нигде, проявлялось очевидное превосходство его профессии над любыми другими. Когда общество перерастает эпоху натурального хозяйства, когда мышление переходит из области предметов к предметообразам, тогда и землепашец, и солдат, и водитель, и водопроводчик, и даже предприниматель становятся вторичными персонами, целиком и полностью зависящими от действий бухгалтера. Подтверждая баланс, платежку или проводку иероглифом подписи и круглой печатью, бухгалтер запускает движение токов или потоков финансов, которые, в свою очередь, запускают все остальное.


Зайдя в банк, бухгалтер, как обычно, поздоровался с управляющим, подшил в папку сведения о состоянии счетов, посидел в мягком кресле в центре светлого прохладного зала. Он хотел почувствовать ни с чем не сравнимый запах проносящихся над головой безналичных миллионов и миллиардов. Но сегодня деньги не пахли, а нестройно шуршали, как старые газеты, кувыркающиеся по асфальту. Тогда бухгалтер запаниковал окончательно, убежденный, что допустил ошибку при работе с бумагами.
Формы и принципы финансового учета остаются незыблемыми с конца шестнадцатого века, игнорируя и технический прогресс, и социальную модель мироустройства. Они не прощают летописцу морок и помарок, ибо несут в себе генетический код отношений между людьми. Разбирающиеся в предмете люди и тем более не разбирающиеся знают, что в документообороте случайных ошибок не бывает. Посему настоящий бухгалтер не доверит ни одной даже самой умной машине бесконтрольные манипуляции с цифрами, он обязательно перепроверит все и запишет ровным мелким почерком в пыльные толстые папки и книги.
Наш бухгалтер умел перемножать в голове шестизначные суммы и помнил содержание всех своих папок и книг наизусть. Перелистывая их страницы в своем воображении, он, обычно неспешный и чинный, вдруг как ужаленный вскочил с кресла, выбежал на улицу, сел в автомобиль и помчал на работу.


***
Катерина прошла пешком две троллейбусных остановки, минут десять посидела на скамейке в садике, вдыхая свежий майский воздух, потом спустилась в метро. Подземный поезд повез ее под Невой, мимо старого кладбища, вдоль Невского проспекта и затем снова под той же рекой. Катерина вышла из поезда, и эскалатор поднял ее в самый центр Васильевского острова.
Катерина была слега раздосадована поездкой, казалось, ни один из сотен встреченных ею людей не хотел замечать прелестей ясного утра, признаков пробуждающейся весны и общей удивительности жизни. Человеческие лица были будничные, выражающие расслабленное безразличие или напряженно перекошенные, словно от зубной боли или контузии. Суть утренних переживаний обитателей мегаполиса успешно описывалась национальной идеей, главным ее лозунгом: "Жизнь – это борьба говеного с дерьмовым". Если кто-то из этих увлеченных идеей "внутренней борьбы" интровертов и бросал беглый взгляд на Катерину, то в смущении отворачивался. Если он смотрел на нее снова, то уже с некоторой досадой или даже злобой. Интровертов неосознанно тянуло к этой красивой женщине. И дело было не в китайских вещах – маленькие желтые люди, трудолюбивые, как тутовый шелкопряд, оплели паутиной своих одноразовых цветастых товаров весь мир – дело было в самой Катерине, которой сегодня хотелось излучать и дарить. Интроверты же ничего никогда добровольно отдавать не готовы, и другое поведение обычно пугает их. Странные люди, и только.
Петербург – большой город, и, скорее всего, Катерина никогда не увидит этих людей снова, посему и мы навсегда забудем о них.


Катерина же меж тем прошагала еще немного и вошла внутрь ничем не примечательного сталинского дома, миновала неподвижную фигуру охранника в черной псевдоэсэсовской форме, затем плотную кучку торговцев фьючерсами, похожих на братьев Кличко, открыла ничем не приметную казенную дверь и оказалась на работе. Доставая из шкафа уборочный инвентарь – желтые резиновые рукавицы, лохматую швабру и блестящее никелированное ведро – она внимательно оглядела офис, по-хозяйски оценивая степень загаженности помещения, и увидела Его.
Мы не знаем, почему она не обращала на него внимания раньше и почему теперь ее сердце сжалось, пронзенное сладкой болью. Для любого другого он был, пожалуй, просто одним из стандартных предметов, призванных эффективно заполнить типовой офис. Но мы не имеем права осуждать Катерину, равно как и смеяться над ней, ведь любовь непредсказуема. Он – мы назвали его бухгалтером в начале рассказа – сидел в углу комнаты за небольшим персональным столом и был такой пухлый и румяный, такой чистый и аккуратный, такой положительно-серьезный, что Катерина чуть было не приняла его за ангела.
Ей хотелось смотреть на него бесконечно долго, но обязанности заставили ее покинуть офис – надо было опустошить корзину для мусора и набрать в ведро свежей воды. Вода полилась через край, часть мусора просыпалась мимо – Катерина заторопилась, ей не хотелось оставлять Его одного. Вернувшись, она принялась за уборку и больше не сводила с бухгалтера глаз. Сегодня у нее не получалось контролировать швабру, скорее, лохматая швабра управляла Екатериной: несложные траектории влажных полос на сером линолеуме почему-то сводились к Нему. Такое возможно. Спросите у любой ведьмы, если не верите.
Одно было плохо: бухгалтер не реагировал на ее па.


***
Он и в самом деле не замечал присутствия посторонней, сосредоточившись на папках с документами. В преисполненных достоинства движениях читались деловитая уверенность и спокойствие всезнающего человека, особенно в те моменты, когда бухгалтер перекладывал бумаги с места на место. Бухгалтер с детства привык хранить свои чувства внутри, особенно сомнения и страхи – то, что считается проявлением бессилия. Бухгалтер полагал, и не безосновательно: откройся он вдруг кому-то – его осмеют, унизят, оштрафуют, уволят и прочее, прочее, прочее.
Единственное, что он мог себе позволить, так это стравливать по чуть-чуть избыточное кровяное давление, вызываемое внутренним смятением, через сосуды лица. Подавляющее большинство сослуживцев и знакомцев принимали его вечно розовые щеки и уши за признаки стыдливости, скромности, а также физического здоровья. Диагноз устраивал бухгалтера: всегда лучше, если люди принимают тебя за кого-то другого. В этом случае окружающие обманываются дважды: в первый раз, когда неверно истолковывают набор внешних признаков, якобы характеризующих личность, во-вторых, когда принимаются общаться с данным субъектом, основываясь на этом ложном представлении. То есть они общаются не с тобой, а стало быть, и не к тебе лезут в душу.
Что касается Катерины, которая обычно мысли не думала, а полагалась на чувства, то она приняла красные пятна бухгалтерских щек за выражение симпатии и возбужденности.
Наш бухгалтер, испытывая огромное потрясение, стал и вовсе пунцовым: проверка и перепроверка учетно-финансовой деятельности показывала отсутствие каких-либо, даже незначительных ошибок и нарушений. Он не понимал, что с ним происходит, как ни силился.
А происходило с ним вот что: паника, о природе которой так много спорят и пишут в последнее время, выталкивала его сознание из джунглей счетов, проводок и ведомостей на поверхность человеческих отношений, туда, где иногда возникает любовь.
Любовь… она же случается неожиданно, хотя и предупреждает о своем появлении некими предощущениями. Любовь заставила бухгалтера поежиться, потереть влажную от напряжения переносицу, поднять глаза и, наконец, разглядеть Катерину, нагибающуюся к ведру. Бухгалтеру вдруг захотелось преодолеть тесное неудобство одежды, схватить эту незнакомую женщину и соединиться с ней навеки. Но когда он сообразил, что уже сорвал с себя галстук и расстегивает ворот рубашки, тогда испугался по-настоящему. Перед его глазами пронеслось все, что с такой точностью описывают сухие колонки цифр: он увидел коконы новорожденных в больничных палатах и услышал их крики. Он видел, как они произносят свои первые слова, как учатся ходить, и как кто-то из них, пораженный неизвестным недугом, заболевает. Он видел, как они взрослеют и, еще не став мужчинами, гибнут неизвестными во время запланированных локальных конфликтов. А уцелевшие не находят себе места в жизни, не находят в себе сил справиться с этим и не находят поддержки со стороны. Бухгалтер видел, как они, состарившиеся, нищие и беспомощные, беззвучно лежат в той же больнице, завернутые в тугие мокрые простыни.
Было непонятно, почему несчастий так много, почему их разнообразие, кажется, не имеет предела. Было неизвестно, кто и почему отмечает ими одних и оберегает других. Было страшно от осознания того, что формулы статистики в своей точности непоколебимы, но ничего не могут предотвратить и никого не могут спасти.
Бухгалтер знал слишком много, например формулы, по которым рассчитывают расход газа и нефти, а значит, знал день, когда они кончатся. И еще он знал много чего, что запрещало ему думать о возможности продолжения жизни.
Его личный испуг перешел в общественный страх. А страх превратился в космический ужас.
Неизвестно, что бы случилось с ним в следующий миг, не подойди к нему Катерина.
Она села на стул рядом, она чувствовала, что происходит у него внутри, там, где между легкими, печенью и селезенкой начинается бесконечность. Она поняла и то, что сейчас ей нужен именно этот человек, и то, зачем он нужен ей.
Стало быть, пришло время действовать. Катерина вздохнула глубже, чтобы унять волнение, и сказала тихо:
– Не нужно бояться, просто угости меня сегодня мороженым.
Cвидетельство о публикации 286458 © БрБ 02.03.10 15:03

Комментарии к произведению 20 (21)

Новая стилизация "Слежебного романа"?! Ух, как интересно наблюдать за перепетиями с участием " современной уборщицы" :))) Спасибо!

С уважением, Галина

Спасибо за высокую оценку!

С уважением,

Виталий

Виталий, мне очень нравится в Ваших работах изящная легкость повествования, такая же, которой я "упивался", читая произведения О"Генри... но в этом случае возникло некоторое разочарование в конце рассказа - до самого последнего абзаца я ожидал какого-то "взрыва", что что-то произойдёт. А про мороженое получается не очень убедительно и диссонирует с образом Екатерины, который сложился по ходу повествования. Но, понятное дело, это моё личное восприятие, не более того:-) Удачи!

Спасибо, Михаил!

Любой искренний комментарий идет мне на пользу.

Всех благ и до скорой встречи,

С уважением,

Виталий

:-) Удачи!

  • --
  • 15.04.2010 в 19:33

Испуг - в страх, страх - в ужас, ужас - в фобию, фобия - в смерть. Так от неожиданной симпатии и помереть не долго)))) У Пушкина в "Каменном госте" Дон Жуан увидел краешек туфли, представил пятку, а дальше - фантазия закипела!А ведь именно страх картины детского инкубатора может послужить началу импотенции.И снова Мать-Родина, или просто Женщина-Катерина спасла и душу, и разум, и , думаю, в последствие само тело бухгалтера.

Написанное как всегда впечатлило, порадовало и развеселило отчасти. Ей Богу, начну страдать от излишка мужественности в организьме)))) Спасибо за тепло и окологениальную простоту)))

Спасибо!

Вы очень интересный собеседник

С уважением,

БрБ

Верните, Виталий, рейтинг...

Игра есть игра!!!

Да ведь я не играл.

Я общался с интересными людьми

и продолжаю общаться.

В этом смысле, никакой разницы рейтинг есть или его нет

С уважением,

Виталий

С весною тебя. Всерьез и надолго. Саша.

Спасибо, Саша!

Я очень рад.

Весна, правда, у нас пока не пришла.

Но обязательно будет...

Тебе тоже всего самого наилучшего,

С уважением,

Виталий

Хорошо, понравилось. Работа обеспечивает сюжета рассказов, это хорошо)

Спасибо большое.

Сюжет можно гнать из всего

как и самогон...

С уважением,

БрБ

Читаю и наслаждаюсь.)Без пафоса.

Спасибо!

И Вам тоже спасибо

за бытие вообще

С уважением,

Виталий

Однако бедный муж...

Мужчины! В преддверии 8 Марта

Проверьте срочно половину,

Чем занята она под утро,

А главное - по вечерам.

Быть может, чистая посуда

И выглаженные рубашки

Лишь изощренный способ мести

И средство пыль в глаза пускать.

Пока вы безмятежно спите

Или читаете сонеты,

Она, коварная, пломбиром,

Возможно даже крем-брюле,

Преподнесенным счетоводом,

Запачкала страницы жизни,

Написанные вместе с вами.

Такой вот, братцы, адюльтер.

"Мир стал ярче, глубже, загадочнее, и теперь трех измерений для его описания не хватало."

И мне не хватает.

Ну здесь постоянный выбор

Одиночество может переваривать, а может и гладить

И компания даже самая теплая вдруг достанет до самых кишок...

С уважением,

Виталий

Ну вот, я тоже Катя, тоже женщина, позвольте от себя ...

Восхищена, таким проникновением в глубь ЖЕНСКОй сути:

и предощущение прихода веснны, не как времени года, а состояния, когда удав может почувствовать себя бабочкой).,

и общение с солнцем , по детски, свозь ресницы, и оно разноцветно и музыкально мерцает, как стеклышки в каллейдоскопе...- я тоже так делаю:))))

И это желание разделить предвосхищение с кем то близким, поделиться, подарить...

И макияж, не как боевая раскраска "Бабет едет на войну", о приведение внутреннего и внешнего в гармоничное соответствие...

Как то мой малой спросил меня, - зачем ты смотришься в зеркало - у тебя все хорошо же.

А я ответила: "Зеркало - это центр управления полетом:)", сказала в шутку, а прочла Ваше, так и есть:)...Полетом, полетом души.

И все эта женская магия... магия природности и открытости пробуждению чувст.

"Не надо бояться - просто угости меня сегодня мороженным"... гениальная женщина, гениальная фраза , гениальный финал.

Все сказано, но какая почва для полета фантазии...

Другие рассказы заканчиваются точкой , а тут -вибрирующая радугой бесконечность, в которую хочется окунуться...

Спасибо , что так выстветили предчуствие чуда любви,того ни с чем не сравнимого, что дарит нам весна.

Спасибо и Вам за замечательный умный тонкий и чувственный комментарий

С уважением,

Виталий

Прямо дышащий весной рассказ. Виталий, ты передал то, что м все сейчас чувствуем.Талатливо передал. Катя замечательно вырисована.

А вот это:"Инстинкт сохранения мира – вот что это было такое." Точно такая мысль и меня посещала.

Как-то моя мне сделала замечание, что я уж очень пристально рассматривал одну. Помню, ответил ей:"Если мужчины перестанут предметно рассматривать женщин, наступит конец света."

Спасибо. Весной дышим все.

Добрый день, Аркадий!

Как всегда рад Вам.

Весной дышим!

Спасибо!

С уважением,

Виталий

Виталий, понравилось - не то слово. особенно, мягким и очень читательски желаемым окончанием. штрихи замечательны - вроде настолько чёрточками, а как живописны персонажи. немного жаль ноздреватого персонажа - вот чуть, во сне, на атопилоте, по руке погладил бы - и всё не стало бы по-другому. этими моментами размышления тоже автору обязан - сумел предложить такие вот сопоставления.

И главное, атмосфера, интонация рассказа - настолько нетипичная, настолько нечасто, к сожалению, встречающаяся сейчас в прозе, - добра и уверенности, что всё закончится хорошо. для всех, даже для ноздреватого - каким-нибудь замечательным образом устроится ))

вот за атмосферу - особое спасибо, автор.

по мелочам посмотрите, всё-таки. там есть моменты, над которыми посидеть чуть бы.

"Его стало много больше, чем может выдержать в себе человек" - может, лучше "сдержать" ? если "выдержать" тогда, может, без "в себе"?

"только их стало почти незаметно" - здесь, всё-таки "от автора" настолько доброжелательное к своим персонажам, что эта ирония несколько инородна, на мой взгляд. хотя, очень субъективно, безусловно.

"может растерять на глазах у коллег годами заработанный имидж." - мне кажется, несколько тяжеловесно фраза построена. как ступенька. "в глазах коллег"? да и вообще, стоит ли уточнять в чьих глазах или у кого на глазах? и так совершенно ясно, а фраза гораздо легче и вернее стилистически.

и вот здесь тоже, очень субъективно, но скажу. Виталь, его умение умножать шестизначные цифры в уме, моментально кидают мостик на человека дождя )) и ломают сложившийся к этому моменту образ. не факт, что у всех, поэтому и ссылаюсь на субъективность.

и ещё раз спасибо, автор, очень хорошие эмоции от вещи.

Спасибо, Вам Шанти!

Ваш комментарий теплый и обстоятельный.

Как диалектик я полностью согласен с Вашими поправками,

и в то же время считаю уместным построение предложений.

Может я широко замахиваюсь, а может так формируется мой собственный стиль.

С уважением,

еще раз большое спасибо.

Виталий

любые размышления по тексту субъективны, Виталий. но это не поправки, размышления - не более того, к которым расположить может только хорошее произведение.

ещё раз спасибо.

Действительно, "поправки" - казенное слово, я выразился не точно.

Умные рассуждения всегда к месту. И я рад нашему общению.

С уважением,

Виталий

Всё-таки выдал шедевр. Давно копил? Очень много. Живой, настоящий мир, существующий не просто так...

Спасибо огромное!

Обычно копится незаметно и долго, а потом проступает внезапно.

Здесь наверняка я неоригинален.

Успехов,

БрБ

Хорошие типажи, выпуклые, как бы даже непридуманные, а будто с натуры. Это такое пение вслух, подчиненное строгой ритмике,которая не позволяет расползаться ткани на нитки. Сердечная песенка. Так что спасибо, Виталя, за доставленное удовольствие))

Кот:-))

Спасибо, Кот!

Наздоровье!

Всяческих благ,

БрБ

Классно, Виталий!

Вы никогда не разочаровываете!

Спасибо, Леонид!

Думаю Вам книжку пора выпускать!

Было приятно и интересно читать!))) Получил удовольствие и от языка. Спасибо!

Арсений.

Спасибо, Арсений!

Все мы тут с языком и это по-анстоящему радует.

  • .
  • 02.03.2010 в 15:50

)))))

великолепная Катерина и "как бы чего не вышло" бухгалтер.

теплый рассказ, Виталий. мне понравился. может и есть длинноты ради словца, но не настолько чтобы.

и места типа: "только их стало почти незаметно", "Любовь заставила бухгалтера поежиться", "Человеческие лица были будничные" и еще некоторые аукнулись Андреем Платоновым. хотя, не факт. +10.

Спасибо Вам Сергей за умный внимательный комментарий!

Хорошего дня!

Здорово! Язык красочный. Что ни фраза -- афоризм. Особенно порадовало - про бесконечность между легкими и селезенкой.

Спасибо, Евгений!

Продолжают путешествие по Вашим вселенным

С уважением,

Виталий

Семь футов под килем! :-)