• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Эссе

Встать, суд идёт!

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
 - А вот Валерий Васильевич утверждает, что их организация выполнила работы в полном объеме. А вы, ответчик, что себе позволяете! У вас же нет никаких доказательств противного! Я считаю, что вы плохо представляете себе суть рассматриваемого дела!
 Терпение молодой девушки-юриста, для которой это дело было первым в арбитражном суде, иссякло. Почему судья так себя ведет? Почему она позволяет себе унижать ее и обращается к истцу по имени-отчеству, подчеркивая, что они знакомы? И она громко заявляет:
 - Прошу занести в протокол - дальнейший ход заседания записывается на диктофон.
 И демонстративно выкладывает его на стол. Соответствующая запись, как водится, заносится в протокол, и меняется даже поза судьи, хотя на диктофоне этого не видно:
 - Итак, ответчик, что Вы можете возразить истцу по существу?




 Конечно, судьи - тоже люди: у них есть свои пристрастия и предпочтения, иногда они могут расслабиться на заседаниях. И, несмотря на то, что судьи должны быть беспристрастны, как этого добиться, не знает никто. Чаще всего их симпатии находятся на стороне истца.
 Главная же беда в том, что судьи завалены делами, судебные заседания идут одно за другим, и обстоятельно вникнуть в суть рассматриваемого дела у них нет никакой возможности. Сейчас слушается дело по строительным работам, а час назад у того же судьи рассматривалось дело по проектированию. Конечно, разбираться во всех отраслях судье необязательно – для этого существуют специалисты – эксперты. Но вот к какому эксперту обратиться – предлагаемому истцом или ответчиком, зависит от судьи. А это уже дело предпочтений. Предполагается, что эксперт – лицо независимое. Но это не так. Как правило, он обслуживает интересы тех, кто ему платит. Несмотря на подписку о недопущении ложных сведений. Кто его проверит? Если и вскроется, ну, ошибся, с кем не бывает… А злой умысел кто докажет? И учитывая, что его мнение практически конечно (очень редко удается оспорить результаты экспертизы), исход дела во многом зависит от того, к эксперту истца или ответчика обратится судья. Конечно, это все неправильно, так не должно быть. Правильно было бы иметь независимый институт экспертов, труд которых оплачивался бы государством. Но в нашей судебной системе много и других «неправильностей», кто на них обращает внимание!
 При этом нельзя утверждать, что судьи «куплены». Это бывает очень редко, и речь идет об очень больших суммах, в то время, как большинство рассматриваемых дел «весят» весьма умеренно. Но, повторяю, судьи – тоже люди. Перед ними калейдоскоп дел и вереница малознакомых людей. Поэтому огромное значение имеет внешний вид, являющихся на заседание юристов, уж не говоря об умении ясно и доказательно высказывать свои мысли и владение материалами дела. Поэтому в Апелляционном суде в Перми, куда стекаются апелляции со всего уральского региона, и люди вынуждены всю ночь добираться, кто на поезде, кто на машине, можно наблюдать перед началом заседаний любопытную картину: заходят в туалет запыленные люди в джинсах, а выходят умытые, причесанные в дорогих костюмах. Опять же, у тех, кто часто участвует в заседаниях, кроме опыта, имеется и другое явное преимущество – они примелькались, знакомы судьям, с ними можно посудачить в кулуарах.




 По существу молодому юристу было, что сказать. Папки с делами по этому предприятию занимали целый стеллаж у них в юридическом отделе. А нужного документа, чтобы предъявить в суде, не было, только копия. Обыскали все, как в воду канул. А истец напирал:
 - И где же ваши доказательства?
 Положение было безвыходным. Оставалось только прибегнуть к помощи эксперта. Во-первых, это оттягивало завершение процесса на несколько недель (авось и нужный документ найдется!), а, во-вторых, может, повезет, и будет назначен хотя бы нейтральный эксперт. Ведь работы не выполнены! Должен же он объяснить это судье!
 Судья выбрал эксперта, предложенного истцом.




 Мошенники существовали всегда, во все времена, при любом строе. Только в смутные 90-е они поощрялись государством, или, вернее, государство вынуждало даже честных становиться мошенниками. Например, тогда в ходу были так называемые федеральные зачеты. Это, когда государство не расплачивалось с предприятиями, выполняющими его заказ, а давало им возможность найти предприятие-должника по федеральным налогам и продать ему долг в зачет уплаты налога. Естественно, предприятие, не имеющее денежных средств, покупало этот зачет с дисконтом. А предприятие-кредитор государства было радо и такой возможности получить денежные средства с безнадежного должника. Но фишка была в том, что по бухгалтерскому отчету налоги нельзя платить с дисконтом. И если частные предприятия еще могли чего-то нахимичить, то государственные были лишены такой возможности – государство их контролировало в расходовании денежных средств! Ну, и приходилось искать обходные пути для решения этой непростой задачи.
 Теперь настали другие времена, и мошенники редко играют с государством, теперь они нападают на частные предприятия, обирая «лохов» доступными им способами.




 Вот на такую компанию профессиональных мошенников-сутяжников и попала молодая девушка-юрист. Называлась она «СУ - **» с уставным капиталом 10 тыс. рублей. И неважно, что там был всего один учредитель, он же директор, всего скорее подставное лицо, и неважно, что не было никакой техники для выполнения работ: срабатывал советский менталитет – раз СУ, значит, серьезно. Договор на выполнение работ подписывал солидный мужчина, начальник СУ, но как следовало из уставных документов, не имеющий никаких прав на его подписание. Профессиональный юрист, он замечательно защищал интересы своей организации в суде, но не имел представления о строительных работах. Да и зачем ему это, если они и не собирались ничего выполнять? Брались только за земляные работы, нанимали технику и чего-то там рыли, а потом закапывали. Поди докажи потом, что работы не выполнены – под землей не видно. А подписи ответственных за приемку лиц покупались. Вот теперь эксперт и должен был оценить степень выполнения работ и трудозатраты.
 Признать договор незаключенным, поскольку подписало его неуполномоченное лицо, нельзя. В судебной практике существует правило – если договор признается сторонами, по нему ведутся работы и происходит оплата, значит, неважно, кто его подписал, он действует. Раньше надо было спрашивать полномочия.
 Сотрудник, ответственный за приемку работ, был уволен; служба безопасности выяснила, кто виновен в пропаже основополагающего документа, так нужного в суде, но это не могло помочь выиграть дело. А события и дальше продолжали развиваться, как в плохом детективе.




 Документы для суда готовятся сторонами в трех экземплярах – собственно для суда, для противной стороны и для себя. При этом жестко не регламентируются сроки передачи документов противной стороне. Можно отправить их по почте. А почта, сами знаете, как у нас работает… Вот и злоупотребляют противники этим фактом, зачастую отправляя документы накануне заседания: ведь в суде достаточно только предъявить квитанцию об отправке и опись вложения. И тогда противная сторона вынуждена знакомиться с возражениями и аргументами только на заседании, отвечая без подготовки.
 Существующая практика требует от участников процесса для ознакомления с материалами дела подавать заявку заранее, а когда уж тут…
 Понятно, что каждый из участников процесса желает иметь материалы дела у себя, чтобы как следует подготовиться. Копировать их не возбраняется, но копировальная техника не предоставляется, она должна быть своей. Раньше для этого использовались портативные ксероксы, которые только условно можно считать портативными. И мучений они доставляли юристам массу: то порошок закончится, то что-нибудь сломается…Теперь же достаточно цифрового фотоаппарата - и все необходимое у тебя на компьютере.






 Вот этот способ – пересылка корреспонденции по почте и использовали коллеги из СУ. Только более изощренно: вместо нужных документов в конверте находились…. газетные вырезки. А в суде предъявлялись, как и положено, квитанция и опись. Трудно ли ее сделать за небольшое вознаграждение неизбалованному сотруднику почты? Экспедитору было строго-настрого указано вскрывать корреспонденцию от СУ в присутствии сотрудника почтамта с составлением акта, но что возьмешь с экспедитора? На этом и строился расчет. Приходилось на почту ездить сотрудникам юротдела.
 Подоспела экспертиза, и было снова назначено заседание суда. Когда девушка-юрист взглянула на выводы эксперта, поразилась даже она, ожидавшая чего-нибудь в этом роде: трудозатраты, а, следовательно, и вознаграждение за выполненную работу превышало заявленное в договоре. Уж очень постарался эксперт!
 - Судя по тому, что грунт у СУ-** был 3-й категории, у нас в апреле стояли 30-градусные морозы. Надо запросить метеостанцию о погоде в это время.
 Но судья только махнула рукой – она помнила, что в апреле не было даже снега.
 Выиграть дело при такой экспертизе и отсутствии подлинника документа было нереально. Судья просто не могла вынести другое решение!






 А потом было дежа вю с городскими теплосетями и тем же самым СУ – и газетные вырезки в конвертах, и пропажа важного документа. Круг юристов-хозяйственников не очень широк даже в большом городе: все они выпускники одной академии и общаются друг с другом по сходным делам, воспринимая опыт коллег.






 Прошло несколько месяцев, и молодая девушка-юрист набралась опыта, выигрывая даже безнадёжные дела - в суде ведь имеет место состязательность сторон. И если юрист противоположной стороны слабоват… нет ничего невозможного. Так, однажды ей удалось выиграть дело, отсудив деньги за невыполненную работу. Абсолютно честными методами. Ну, не владел контрагент аргументацией, не смог разобраться и предъявить в суде нужный документ. Дело прошло все три инстанции – и арбитраж, и апелляцию, и кассацию.


 Если исход дела не устраивает одного из участников процесса, то подается апелляция. Но в апелляционном суде, как правило, рассматривается лишь соблюдение норм правосудия в арбитражном суде, поэтому на каждое заседание отводится лишь пятнадцать минут. Поскольку судьи строго соблюдают законы, изменить судебное решение арбитражного суда редко, когда удается. Правом подать апелляционную жалобу пользуются практически все проигравшие, хотя бы для того, чтобы оттянуть момент исполнения судебного решения.






 Но в этом деле апелляционный суд принял сторону проигравшей стороны и рассмотрел не только соблюдение норм законодательства в суде предыдущей инстанции, а и дело по существу. Заседание продолжалось полтора часа, и поскольку график заседаний был нарушен, обычно немноголюдный зал заседаний, где присутствуют только участники конкретного процесса, был переполнен вышедшими из графика участниками.
 Постепенно проигравшая сторона лишалась симпатий суда и зрителей – это и внешний вид юриста в потертых джинсах, и невнятная речь, и эмоции в споре. Самое же главное, что был подписан акт выполненных работ, а предъявить накладную, где отмечается фактически переданная документация, он не догадался, и никто из коллегии судей тоже ее не запросил.
 Когда все судебные инстанции были пройдены, девушка- юрист с грустью констатировала:
 - И куда же катится наше правосудие, если мы смогли обанкротить предприятие, не заплатившее за невыполненную работу?.














Cвидетельство о публикации 286154 © Калужникова М. 28.02.10 14:05

Комментарии к произведению 3 (2)

Спасибо, Мария!

Очень интересно, доходчиво, грамотно и увлекательно. По-моему напрашивается продолжение этой темы. Я искренне и по хорошему завидую Вам : грамотности, стиле изложения... Удачи Вам.

С уважением, Григорий.

Спасибо, Григорий! Только продолжение навряд ли будет - все-таки я не юрист, только около них нахожусь. Хотя тема неисчерпаема. Наберется материал, посмотрим.

Не берусь судить о литературных достоинствах - не тот профиль произведения, да и задача иная - но методической и дидактической составляющей - просто ошеломлен! Мария, Вы доходчиво и просто объяснили о сложных для обывателя вещах. Сложное не кажется теперь таким сложным, однако из этой кажущейся простоты я сделал лично для себя определённые выводы - даже не соваться в суд без тертого юриста. Вы не пробовали писать научно-популярные брошюры типа э-э-э... ну скажем "Сам себе юрист"? Подумайте над этим. Согласитесь, что не каждый профи умеет доходчиво объяснять непосвященному суть проблемы. Скрывая косноязычие, они все больше щёки надувают...

Спасибо, Юрий! Эссе и написано с целью рассказать простому обывателю о наших судах. Писать брошюры я не собираюсь - я не юрист ( мы с Вами коллеги по основной специальности), а по моему мнению сапоги должен все-таки тачать сапожник, а не пироржник. Хотя в свое время по специальности были и статьи и брошюры.