• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Птица

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
 Игорь Ерофеев


 Птица


 Ночь. Дорога. Встречные фонари.
 Я в автобусе сижу у двери.
 Кто-то уже спит.
 Сосед слева пьёт пиво «Пит».
 В салоне нет света.
 Душно. Лето…


 Женщина вошла на остановке,
 села рядом неловко.
 Молчала, пока автобус не поехал.
 - А вам нравится Эдита Пьеха?
 - Нет, - отвечаю.
 - Мне тоже, - вздыхает.
 Голос у неё чистый, в тишине тает.
 - Я вам не мешаю?
 - Ничуть.
 Всё равно не могу уснуть…
 - Считайте пирамиды -
 поможет: в их тяжести - снов флюиды…
 В кресле откинулась. Вздохнула.
 Серьга в темноте блеснула.
 Затихла. Показалось - уснула.
 Смотрю на неё украдкой:
 красива, профиль благородный,
 волос густых укладка,
 в свете луны белая кисть пальцев ломких,
 свежий запах духов тонких…
 - Как думаете, сколько мне лет? –
 спросила, не открывая глаз.
 - Женщины так спрашивали меня не раз.
 - И всё же?
 Я как бы женщина тоже…
 - Время вас щадит
 и за судьбою следит...
 - Дипломатично, -
 впрочем, для мужчин лгать типично…
 - Почему же так строго?
 - Извините, я посплю немного…
 Моя же дремота куда-то
 разом пропала. Стало легко.
 Жалею, что ехать недалеко.
 Волнение странное
 принял, как данное.
 - Люблю ночь и дорогу:
 во сне мы все ближе к Богу… -
 заговорила она вновь. –
 Наверное, ещё ближе - любовь?..
 Возражаю:
 - Дорога - это всегда опасно.
 - Не опаснее чем дома, когда чувство угасло…
 - Всё когда-то угасает…
 - Но не всех бросают… -
 сказала резко. Отвернулась,
 в окно чёрное уткнулась.
 Чувствую - плачет.
 Неловкая обстановка…
 Как раз остановка.
 Покурить вышел.
 Водитель мне что-то сказал –
 не слышал.
 На улице свежо, прохладно.
 «Чего волнуюсь? Кто она мне?
 Никто - и ладно…»
 Вернулся. Ждёт, вижу.
 Подвинулась ближе.
 - Простите. Наболело…
 Я вам, похоже, надоела?
 - Совсем нет…
 - А я вот уехала без денег на обратный билет…
 Улыбнулась невесело.
 Опять задремала - голова свесилась.
 Почему-то смотреть на неё хочется,
 в сердце желание точится.
 А автобус дальше везёт в ночь, мотором урчит,
 где-то в салоне сзади женщина ворчит…
 Чувства странные.
 В голову полезли мысли пространные:
 о доме, что не построил,
 о сыне, которого против себя настроил
 из-за мелочей, -
 теперь вот живу один, ничей.
 На смертном одре вдруг себя представил -
 страшно стало: что в мир этот оставил?..
 К матери вот еду за последние три года первый раз -
 не мог в письме черкнуть пару фраз,
 как бы занятой,
 а сам то с этой поживу, то с той…
 Дотянул, пока не позвонили,
 что чуть маму не схоронили…
 За окном что-то похожее на рассвет.
 Сосед слева взялся за второй чипсов пакет.
 Скоро выходить -
 решил попутчицу не будить.
 Она вновь заговорила сама
 (голос её сводит с ума):
 - На всякий случай -
 меня Александрой зовут, реже Шурой…
 Не посчитайте дурой.
 Просто я устала:
 тоска к сердцу пристала –
 не оторвать,
 с прошлым никак не могу порвать,
 а новое ещё не настроилось,
 сомнение в душе пристроилось, -
 такие вот удила…
 Повернулась вдруг ко мне, за руку взяла:
 - А вы способны начать жизнь с чистого листа?
 Например, сойти сейчас со мной в темноту,
 в эти незнакомые места?
 Не важно, что мы не знаем друг друга, -
 я бываю порой хорошая подруга…
 Опешил, не знаю, что сказать.
 - Вообще-то, места мне знакомы –
 здесь живёт моя мать…
 - Ну и что?! Проедем дальше…
 от этой фальши… -
 сказала она горячо,
 развернув меня за плечо.
 - Прекратите спать!
 Во сне душа перестаёт дышать!
 Надо жить там, где страсти пылают огнём,
 где звёзды видны не только ночью - и днём,
 там, где лазурное море и вечное лето, -
 в ста шагах от начала света…
 Молчу, как-то стало не по себе.
 - Не смотрите на меня так!
 Вы мужчина или тюфяк?
 Не верите, что есть мир,
 где ангелов больше, чем аистов,
 где счастье и равенство?
 Можете не отвечать -
 таким, как вы, лучше молчать!
 А я вот всё равно буду летать!
 Я – птица!
 Пусть кругом эти постные лица -
 хочу быть там, где запах полыни
 и небо, придуманное Феллини…
 Идёмте со мной! Нам надо быть с ними!..
 Она наклонилась надо мной, перешла на шёпот:
 - А вы не знаете – ездила Пьеха в Сопот?
 - Не знаю, - бормочу.
 Сумасшедшая, думаю, -
 а сам волосы трогать её хочу…
 Отстранилась, осталась стоять в проходе,
 потеряв ко мне интерес.
 Чувствую себя глупо – уставился на её юбки разрез…
 Туман такой, что дорога как будто закрыта сукном.
 Проявились какие-то дома за окном.
 Автобус медленно ползёт. Сижу, себя жалею:
 всю жизнь не везёт, - не дай Бог, к матери не успею…
 Транспорт наш вдруг тормозит резко,
 гремит железка,
 сосед слева уронил бутылку пива,
 по проходу рассыпались яблоки и сливы…
 В салон вбежал мужчина худой,
 в очках, с аккуратной бородкой, седой.
 - Саша, слава Богу, ты здесь!
 Я извёлся весь!
 На такси тебя догнал,
 как только узнал…
 Что опять произошло?
 Что на тебя нашло?
 Ты мне очень нужна,
 без тебя дом - пустая чаша.
 Я люблю тебя, пойдём домой, Саша!
 Безучастная, она пошла за ним покорно,
 наступая на сливы,
 а автобус тронулся дальше,
 пропуская «БМВ» и «Нивы»…
 Настроения нет.
 Обвиняю в своих грехах весь белый свет.
 Прошу остановить автобус. Выхожу.
 Остаюсь один на шоссе. На восход солнца гляжу.
 От холода утреннего дрожу.
 Впереди дорога натруженная лежит.
 Места знакомые… Надо жить!


Cвидетельство о публикации 284232 © Ерофеев И. В. 17.02.10 22:57

Комментарии к произведению 2 (2)

Спасибо, Игорь. Осталось очень приятное впечатление, как после просмотра хорошего короткометражного фильма.И вместе с тем, очень поэтично. С уважением, Ольга.

Спасибо Вам за понимание...

понравилось,очень понравилось поизведение.захватило,пошло перед глазами картиной,оставило в задумчивости,будет вспоминаться долго.я безумно себя люблю,по этому такой комментарий для меня ценен.(справка: со мной ничего даже приблизительно похожего,как с Вашим героем,в жизни не случалось.)

Благодарю Степан Ильич, за хорошие слова. Творческих Вам удач и благополучия. С уважением. Игорь