• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор
Форма: Рассказ
*** Дню космонавтики посвящается. Байки Байконура. *** А в это время, внушительный тюк с китайскими колготками, мирно бороздил околоземное космическое пространство и упрямо не отвечал на настойчивые команды посылаемые с земли. Они им надо, эти команды? Это же колготки, к тому же китайские.

Китайские колготки.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Китайские колготки.
   
    Бахитов И.У.


   В бескрайней казахской степи, где-то между Байконуром и Джамбулом, в кочевье родного клана, в теплой, уютной юрте, на ковре, скрестив по азиатски ноги и опираясь на
   подушки, сидели Серик и Костя, попивая свежий, неразбавленный кумыс.
   Серик, громко возмущался:
   - Вот бардак.
   Не успеешь отойти на минутку.
   Прибегают.
   Хватают, что под руку попадется, и отправляют в этот их, долбанный, космос.
   Ты же приди.
   Спроси, по-человечески.
   Меня или Костю, какой брать?
   Мы тебе все покажем и расскажем.
   И погрузить поможем.
   Так нет.
   Никакой дисциплины.
   Придурки.
   Костя изрядно принявший кумыс, заплетающимся языком, промямлил:
   - Раздельгайство.
   Серик:
   - Вот именно.
   Блин, куда начальство смотрит.
   Набрали, козлов.
   Я бы давно половину этих дармоедов разогнал.
   Китайских колготок на пять штук баксов.
   Шесть с процентами.
   Как их теперь оттуда достать?
   Костя:
   - Не, никак.
   Не достать.
   Серик, продолжал:
   - Вот, вот.
   А бабки отдавать надо, счетчик-то тикает.
   Тут за сто баксов, уши отрезают, а за пять штук, вообще башку оторвут.
   Нет у меня таких бабок, и никто не даст.
   Ну и что мне теперь делать?
   Вот скажи, что делать?
   Костя, посмотрев куда-то вверх:
   - Уходить.
   Серик:
   - Куда?
   Выйду за стойбище и все.
   Кердык мне.
   Костя:
   - В партизаны.
   Серик, удивленно подняв брови:
   - В какие, такие партизаны?
   Костя, еле выговорил:
   - Кавзахвские.
   Серик, задумался что-то просчитывая и прикидывая:
   - И какой мне с этого навар?
   Бабок и тут нет, и там нет.
   Костя:
   - Запад нам…
   Вам…
   Им поможет.
   Серик, снова задумался, а потом его лицо просияло:
   - Точно.
   Молодец Костя.
   Золотая голова.
   Что это вообще за дела?
   Где обещанная демократия?
   Где свобода слова?
   Где самосознание казахов?
   Костя, строго:
   - А русских?
   Серик, вспомнив об интернационализме:
   - Да, и русских.
   Где я спрашиваю?
   Костя, с блаженным выражением лица, разведя руки:
   - Нету.
   Серик, продолжал:
   - Кругом произвол.
   Коррупция.
   Костя:
   - И эта…
   Ну как ее…
   Мафия.
   Вот.
   Серик:
   - Правильно.
   Точно.
   Мафия.
   Этот Тимур, мафиозник.
   Жлоб, а еще родственник.
   Представляешь.
   Дал мне пять штук баксов на месяц, под двадцать процентов.
   Нет ты представляешь?
   Костя:
   - Да.
   Не представляю.
   Серик:
   - Вот пусть запад нам помогает.
   Очистить наше общество.
   От коррупции и мафии.
   На шесть тысяч баксов.
   Костя:
   - На десять.
   Серик:
   - Точно на десять.
   А этот Марат…
   Спэйс ему, а не баксы.
   Не дождется.
   Кровосос.
   Костя, удивленно:
   - Что такое спэйс.
   Почему не знаю?
   Серик:
   - Это значит, ни хрена.
   По-американски.
   Костя, промямлил:
   - Надо запомнить.
   Кумыс окончательно притомил Костю и он завалился на подушки, и тут же захрапел.
   Максим Петрович сидел за своим письменным столом на Байконуре, и слушал по громкоговорителю отсчет запуска ракеты. Напротив, за своим письменным столом, сидел Илья, старший сотрудник его лаборатории номер пять, подготовки спутников, и что-то записывал. Отсчет уже начался и Максим Петрович, удовлетворенно поглядывал в окно,
   выходящее в цех лаборатории, где стояли готовые контейнеры для упаковки спутников,
   в коих, осуществлялась их доставка в космос.
   Ничто не предвещало беды, хотя до этого несколько раз меняли дату и время запуска, то откладывая на сутки и более, то наоборот, спешно готовили оборудование.
   Беду принес Эдик Камышанский. Он как-то тихо вошел в комнату, подсел за стол
   Максима Петровича и сказал:
   - Петрович, по-моему, мы что-то не то запускаем.
   Максим Петрович, встрепенулся:
   - Не понял?
   Эдик пояснил:
   - Понимаешь Петрович.
   Грузить должны были контейнер номер два.
   А загрузили шестой.
   Смотри, второй-то на месте.
   По громкоговорителю произнесли:
   - Начинаем отсчет.
   Девять.
   Максим Петрович, медленно повернулся к окну в цех, и так же медленно развернулся обратно. Потом схватил трубку и набрал номер склада:
   - Валюша.
   Посмотри пожалуйста изделие номер 6754-СВ.
   Когда его получали.
   Да.
   Серик или Костя.
   Что?
   На месте?
   Никто не забирал?
   Нет, нет.
   Ничего.
   Громкоговоритель возгласил:
   - Два.
   Максим Петрович, снова схватил трубку и начал нервно тыкать кнопки набора.
   Но в это время по громкоговорителю прозвучало:
   - Ноль.
   Пуск.
   Максим Петрович, медленно опустил трубку на телефон, и рявкнул на Эдика:
   - Где эти козлы?
   Звони, чтоб сейчас же ко мне.
   В момент.
   На что Эдик испуганно произнес:
   - Уже звонил.
   Максим Петрович медленно входя в ступор от ужасных предчувствий:
   - И что?
   Эдик тихим, вкрадчивым голосом начал рассказывать:
   - Понимаете Максим Петрович.
   Серик и Костя, решили сделать гешефт.
   Где-то купили по дешевке партию китайских колготок.
   Притащили сюда и закрыли пока в контейнер.
   Вот, и чтоб никто не стянул их, Костя опломбировал этот контейнер.
   А тут спешка, беготня, давай грузи все быстрее, уже пуск.
   Ну и видимо, прихватили опломбированный контейнер, пока Серика и
   Кости не было.
   Такое вот дело.
   Максим Петрович, уже осознавший весь ужас происшедшего, на автомате спросил:
   - Ты мне скажи, где эти мерзавцы.
   Я не знаю, что я с ними сделаю.
   Порву на куски, гадов.
   Эдик, в той же тональности произнес:
   - Где-то под Джамбулом.
   Максима Петровича, понявшего, что сейчас ему до Серика и Кости не дотянуться, потянуло к табаку:
   - Дай закурить.
   Тут вмешался Илья:
   - Максим Петрович вы же бросили!
   На что Максим Петрович рявкнул:
   - Сигарету.
   Эдик, испуганно протянул ему сигарету, а громкоговоритель принес новую весть:
   - Минута.
   Полет нормальный.
   Максим Петрович, взял сигарету начал ее крутить в руках, продумывая варианты выхода
   из этой ситуации, но вариантов не было.
   Хитроумный Эдик решил облегчить ему этот процесс:
   - Петрович, да не переживай ты так.
   Ну никто же не полетит проверять, что там с ним.
   Может он взял, да и сломался.
   Сломался, ну и хай с ним, что первый раз что ли.
   Сколько раз было, запускаем, а он молчок.
   Ни а, ни б.
   Помучаются, помучаются и спишут.
   Главное, чтобы никто не проболтался.
   Максим Петрович, даже немного просветлел лицом, но потом стукнул по столу ладонью:
   - Он же на складе, у Вали.
   А через неделю инвентаризация.
   Илья опять встрял:
   - Может с Валей поговорить?
   Эдик посмотрел на него, как на блаженного и авторитетно сказал:
   - С Валей?
   Запомни, что знает Валя, то знает весь Байконур.
   Скажешь то же.
   Петрович не дрейфь, прорвемся.
   Авось проскочим.
   В это время в комнату вошла Фарида, прикомандированный корреспондент от какой-то газеты. Вчера они, прикомандированные, что-то опять праздновали, то ли день рождения президента, то ли день банкира. Они всегда, что-нибудь праздновали. На ее лице отражалось, как ей мучительно трудно двигаться, а тем более думать, после вчерашнего.
   В одной руке она держала блокнот, а другой массировала висок.
   Она собралась с силами и бодро спросила:
   - Привет.
   Ну что мы сегодня запустили?
   И от такого усилия чуть пошатнулась.
   Все застыли как статуи.
   Раньше всех опомнился Илья, и стал бодро рапортовать:
   - Спутник типа КК, военно-технического назначения.
   Вес…
   Но тут Фарида, безуспешно пытавшаяся что-то записать в блокноте, перебила его:
   - Илюша, миленький.
   Не в службу, а дружбу.
   Напиши мне это на листочке, а я после обеда заберу.
   А?
   А то голова болит, спасу нет, наверное погода меняется.
   Илья с радостью согласился, лишь бы скорее ее выпроводить.
   Она ушла, а Максим Петрович подозрительно спросил у Ильи:
   - Что это за тип КК?
   На что Илья, по своей наивности, честно ответил:
   - Китайские колготки.
   Максим Петрович аж подпрыгнул:
   - Умничаешь?
   Хазанов недоделанный.
   Не известно, что было бы дальше, но громкоговоритель торжественно возвестил:
   - Полет прошел нормально.
   Спутник выведен на заданную орбиту.
   Всем спасибо.
   Максим Петрович, швырнул сигарету на пол, со всех сил пнул стул на котором сидел, и послав весь Байконур в место не имеющее географических координат, вышел из комнаты.
   На следующий день, хорошенько подумав за ночь и обнаружив, что Байконур не собирается идти туда, куда он его послал, решил, что лучше это сделать ему.
   Он подал заявление на отпуск по болезни, и срочно улетел во Владивосток к теще, как он сам выразился: от греха подальше. Откуда он, ежедневно, систематически звонил Илье и
   задавал стандартный вопрос:
   - Ну как там?
   На что Илья, прикрывая рукой трубку и озираясь по сторонам, так же стандартно, тихо
   отвечал:
   - Пока тишина.
   Технари управляющие спутником, безрезультатно пытались достучаться до него,
   посылая различные команды, но спутник упорно молчал. Когда это им изрядно надоело,
   они написали маленькую программку, случайным образом выбирающей команды, и возложили эту работу на компьютер, а сами пили кофе и читали газеты.
   Один из них, недавний студент, тут же придумал тему для своей будущей диссертации:
   Стохастическое управление космическими аппаратами.
   Всем понравилось. Название звучало очень научно и перспективно. И только Самуил Львович, проработавший на Байконуре больше двадцати лет, разбиравшийся в научных терминах, выразил свое сомнение, сказав:
   - Идеальное средство против тараканов.
    Такое они точно не выдержат.
    Аббревиатуре соответствует.
   Промучив себя и компьютер, несколько дней, технари махнули на спутник рукой и списали его. В отчете было написано что, спутник вышел из строя из-за сильного, когерентного, излучения солнца. Слово когерентный, предложил тот же недавний студент. Всем оно понравилось, потому что, звучало убедительно, очень научно и перспективно. Особенно в смысле будущих запусков спутников.
   Через неделю провели инвентаризацию на четвертом складе у Вали. Как всегда нашли недостачу на пару десятков печатных листов наименований, и примерно столько же излишков. Недостачу быстро списали, а излишки переписали на первых, попавшихся под руку. Изделие за номером 6754-СВ, тот самый спутник, записали на буфетчицу Клару, кстати подружку заведующей четвертым складом Вали.
   Клара забежала по этому поводу к Вале и пожаловалась:
   - Ну вот, нашли дурочку.
   Вечно какие-то железки мне всовывают.
   Два года прошу электродуховку, и ни хрена.
   А всякий хлам, пожалуйста.
   Умники.
   Все в очках, да в погонах, а чайник починить некому.
   На что Валя отвечала:
   - Ну чего разошлась.
   Пусть постоит у тебя где-нибудь, а потом спишем.
   Клара не унималась:
   - Спишем.
   Ну конечно.
   Вилку, списать не дают, а ты спишем.
   И куда я это барахло поставлю, в буфете и так места нет.
   Но Валя была привыкшая, знала ответ:
   - Возле плиты поставь.
   Если что, скажешь микроволновка, последней модели.
   А в это время, внушительный тюк с китайскими колготками, мирно бороздил околоземное космическое пространство и упрямо не отвечал на настойчивые команды посылаемые с земли.
   Они им надо, эти команды? Это же колготки, к тому же китайские.



   03 февраля 2010 года Бахито Искандер.



Cвидетельство о публикации 281810 © Бахито И. У. 03.02.10 23:35

Комментарии к произведению 1 (0)