• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

Наследие. глава 2

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
- Мам, пап, ну вставайте уже! Там внизу парад, а принимать некому! Они уже стоять замаялись, - Ирина просунула голову в приоткрытую дверь. Я с трудом поднима веки и вижу её мордочку с непередаваемым выражением.
- Чему радуемся, мы потоп проспали?
- Нет, хуже, утреннее построение! Короче, ребята, вам бы выйти уже, а то народ внизу топчется, скоро мраморный пол потрескается.
- Построение? Никак все окрестные президенты сбежались? – муж откинул одеяло.- Брысь, мы одеваемся уже.
- Ага, почти. Хотя, не удивлюсь и этому, с Рихардом, по-моему, и такое возможно,- дочь убрала голову, но от двери не отошла.
- И оденьтесь поприличнее, джинсы какие-нибудь, что ли, а то вчера аж скулы сводило от вашей официальности
- Зато ты навизжалась за всех нас.
- Нет, не навизжалась, я сегодня продолжила, когда Рихард подарил мне коня.
Наконец выходим из спальни и замираем на краю лестницы: внизу, от первой ступени выстроившись в ряд и замерев как истуканы, стоят люди. Человек десять. Узнаю дворецкого, шофёра и повара, надо полагать, остальные тоже служат в доме. Слава Богу, всё-таки, не президенты.
- Точно! Рихард вчера говорил, что утром они представятся, а я забыл, - муж подаёт мне руку и мы «по-баронски» чопорно спускаемся к началу строя.
-А что, церемонии поднятия флага в этом доме нет? - говорит он, глядя на дворецкого. Хорошо, что по-русски, боюсь, дворецкий распорядился бы установить флагшток, специально, чтобы нас порадовать.
- Что говорит герр Алекс? – по-немецки спросил тот.
- Герр Алекс приветствует вас, герр Бауэр, и просит представить нам этих людей, - встряла Ирина, - герр Алекс не говорит по-немецки, я буду переводить вам.
И тут началось. Конюхи – два, садовники – два, шофёр – один, повар – один, экономка – одна, лимпиадоры-две и сам дворецкий. Точно, десять!
- Отпустите людей, герр Бауэр, завтрак на галерею через двадцать минут и подать двух лошадей к крыльцу через полтора часа, пожалуйста.
- Герр Рихард велел подать для фрау Эммы карету, если она тоже захочет покататься по окрестностям.
Муж смотрит на меня вопросительно, пожимаю плечами. Рихард знает, что я , в отличии от дочери и мужа, не наездница.
- Карету? – опять взвизгивает Ирина. – Можно я упаду в обморок? Мам, ты как принцесса, поедешь в карете!
- А я и есть принцесса. Хорошо, герр Бауэр, прикажите подать и карету, пожалуйста.
- Пап, я сбегаю посмотреть на карету? Рауль! Покажите мне карету, - это она уже одному из конюхов.




-Так, что это за история с подаренным конём? – спрашиваю у дочери за завтраком.
- Рихард, утром, когда мы завтракали, сказал , что хочет подарить мне вороного. Ты, мам, вчера пропустила всё самое интересное, пока мылась. Мы ходили на конюшню, у него там шесть лошадей! и вороной самый красивый. Пап, почему у нас нет лошадей?
- Теперь у тебя есть свой конь, - усмехается муж.
- И жить он будет в твоей комнате, так как у нас нет конюшни, поэтому тренируйся спускаться на нем по лестнице. Дорогая, если у тебя второй завтрак, то отложи эту плюшку, вороной может рухнуть под тобой. – Я, конечно же, сильно преувеличиваю – Ирина очень стройная, и, всё же, лишняя плюшка совсем ни к чему.- Рихард говорил что-нибудь, что нам следовало бы знать?
- Да, он сказал, что вернётся к семи часам. А зачем по лестнице тренироваться?
- А как ты собираешься спускаться на своём коне с восьмого этажа?




После завтрака муж с дочерью разошлись одеваться для конной прогулки, а я решила пройтись вокруг дома, посмотреть на него при свете дня. Дом был огромен. От ворот, находящихся метрах в трёхстах от дома шла подъездная дорожка, которая опоясывала огромный газон с цветочной клумбой и несколькими пальмами. Сделав полный круг, дорожка вливалась в себя же, но влево, к хозяйственным постройкам и гаражам вела широкая кипарисовая аллея. Такая же аллея вела к конюшне, что находилась справа от дома. Крышу галереи, опоясывающей дом, поддерживали стройные мраморные колонны. Парадный вход в центре украшала двустворчатые резные двери столь высокие, что легко можно представить себе, как Рихард въезжает в дом на коне, если ему придёт в голову такая блажь. Впрочем, может быть и приходит. Окна, которых неимоверное количество, такой же высоты как и парадный вход, и это, скорее, стеклянные двери, чем окна. В резные рамы ставней косо вставлены горизонтальные филёнки и в жаркий день, при открытых окнах и закрытых ставнях, в доме должно быть свежо и без кондиционеров. Центральный холл делил дом на две части. В левой большая гостиная, переходящая в столовую, огромная кухня и подсобные помещения при ней. В правой малая гостиная, малая столовая, библиотека с примыкающим кабинетом и спальня Лосберга. Лестница наверх выходила в длинный коридор, с одной стороны которого было четыре гостевые спальни, а с другой такие же, как внизу окна-двери вели на плоскую крышу. Мраморная балюстрада с цветочными вазонами отделяла площадку от края, и облокотившись на перила, я увидела позади дома бассейн.
Тут и нашёл меня герр Бауэр, сообщив, что карета подана. Не выдержав, я расхохоталась в лицо дворецкому. Пришлось извиниться и пообещать, что потом я объясню ему, что же так сильно развеселило меня.
Всё-таки это была не карета, двуколка. Мягкое сиденье для двоих, подножка, откидной верх и два высоких колеса. Кабриолет, как сразу же определила дочь. Править должен один из пассажиров и, к счастью, в карете уже сидел Рауль.
-Мам, - сказала гарцующая рядом дочь, - тебе не кажется, что мы герои фильма о средневековье? Или мексиканского сериала.
- Представляешь, я только подумала об этом, как тут же герр Бауэр распахнул двери и провозгласил – карета подана!
- Ох, представляю! – рассмеялась Ирина, пригнувшись к холке.- Ой, не могу! Принцесса, карета подана! Сегодня не заедет к обеду король? Ну, хоть президентик какой-нибудь? Ах, где мои юбки с кринолинами?! – Она откинулась назад. – Надо это написать девчонкам!
- С коня не свались.




За ужином Рихард заговорил о дневниках деда.
- Эмма, Алекс, Ирина, это касается всех нас. Дневники Отто фон Лосберга интересны сами по себе и вы прочтёте их, если захотите. Сейчас, после ужина, я буду читать и переводить для Алекса на английский последнюю часть, где собственно и идёт речь о завещании и обо всём, что ему сопутствует. Нам предстоит решить вступать в наследство или нет. Сразу хочу сказать, что это будет не просто. И не законы человеческие тому причиной, а нечто странное и трудно поддающееся пониманию. Я бы сказал, нечто иррациональное, мистическое. Дед предупреждает, что связано это с большой опасностью, но преодолимо при должной подготовке, а наградой будет жизнь, свобода и власть.
- Что же за сокровища приготовил дед своим внукам? – муж хмурится.
- Золото нибелунгов и кольцо Андвари! А хранит всё дракон, как положено, - глаза у Ирины разгорелись, носик уже учуял запах новых приключений.
- Рихард, у нас есть жизнь и свобода. Зачем нам власть? Или она нужна вам? Рихард, я думаю, если вы захотите, сможете стать президентом этой страны. Или старик заразил вас идеями третьего рейха? Вспомните, один мой дед воевал против другого. А сколько народу погибло! Рихард, неужели всё повторится? И мы своими руками ввергнем мир в очередное безумие? Ради чего Лосберг? Наши предки были воинственны, но не были безумцами.
- Эмма, дорогая, - брат взял меня за руку и поднёс её к своим губам, - если ты, Алекс, или Ирина скажете: остановись Рихард, дальше не будем читать, клянусь тебе, я тут же закрою тетрадь, и мы никогда больше не вернёмся к этому вопросу. Но, я хочу сказать вам, что дед написал жизнь, свобода и власть заглавными буквами, он хотел сказать, что это не просто жизнь и свобода, это ЖИЗНЬ И СВОБОДА. И ВЛАСТЬ. Не власть над людьми, Эмма, это что-то другое.
Волнение душило меня, слёзы готовы были хлынуть ручьями. Неужели Рихард безумен? Или, что ещё хуже, умный, сильный, красивый и до безобразия обаятельный брат мой столь вульгарно банален и жаждет какой-то невероятной власти? Нет, я не верю, этого просто не может быть.
- Саш, что скажешь? – муж смотрит мне в глаза, затем отрицательно качает головой. – Нет, Эмма, это не то, что ты подумала. Нужно, хотя бы, прочесть.
Он не телепат, просто мы давно срослись душами и часто понимаем друг друга без слов. Наши друзья давно это подметили и уже не садятся с нами играть в преферанс.
- Ирина? – Я могла бы не спрашивать. Обожание дяди написано красными буквами на лбу. Утром конь, сейчас наравне со всеми дано право решать судьбы народов. Не нужно было брать её в эту поездку. Нельзя взваливать на плечи ребёнка такую ответственность.
- Рихард, ты обещаешь остановиться, если я попрошу?
- Обещаю, Эмма. И даже более того, мы сожжем эту часть дневников.
- Хорошо, давайте начнём.
- Пойдёмте в мой кабинет,- Рихард встал и подал руку Ирине.
Я вцепившись в руку мужа и зажмурив глаза, шагнула следом.
Cвидетельство о публикации 280843 © Гелих Ольга 28.01.10 11:00

Комментарии к произведению 1 (0)

Ольга! На самом интересном месте!! Что же дальше?