• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Был ли Корней Чуковский сталинским палачом?

Капитан ГБ Сперанский. Часть вторая. Шолохов-6

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
32


Куземко Владимир Валерьянович.
КАПИТАН ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СПЕРАНСКИЙ.


Опыт исторического реконструирования.



Часть вторая. ШОЛОХОВ.




6
Голодомор убил 7 миллионов крестьянских жизней - втрое больше, чем Первая мировая - российских солдат… Траура по жертвам не было, сам факт голодомора всячески отрицался… Но все - знали…


Из дневника академика Владимира Вернадского:


"1932 год. — На Украине голод. Он произведен распоряжениями центральной власти — не сознательно, но бездарностью властей. Доходило до людоедства. . В конце концов местная украинская власть оказалась бессильной. …украинское правительство исполняло веления Москвы. …много детей вымерло".


Если уж ведал старенький академик, то знали и прочие… Но - продолжали служить, исполняя приказы, принимая из окровавленных рук Власти звания, премии, награды... Кстати, сам Вернадский в 1943-м году "за многолетние выдающиеся работы в области науки и техники и в связи с 80-летием" удостоен Сталинской премии 1-й степени. Отказаться даже в голову не пришло… Добровольно отказывающиеся от подачек кончились в 1917-м… Совесть выживших после революционных бурь и войн съёжилась до незаметности.




Шолоховский голос в защиту крестьянства перед Сталиным был поразительно одинок!.. В документах эпохи лишь раз среди донесений сексотов обнаружил нечто подобное: "На днях возвратился из Крыма МАНДЕЛЬШТАМ. Настроение его резко окрасилось в антисоветские тона. Он взвинчен, резок в характеристиках и оценках, явно нетерпим к чужим взглядам. Его очень угнетают картины голода, виденные в Крыму, а также собственные литературные неудачи: из его книги ГИХЛ собирается изъять даже старые стихи, о его последних работах молчат".


Но даже для оппозиционно настроенного поэта гибель миллионов крестьян в общей череде злодеяний режима равнозначно стояла рядом с преступным не - печатаньем в сборнике некоторых из его старых стихов… А напечатай ГИХЛ Мандельштама без купюр - вряд ли пришло бы в голову сожалеть, что какие-то там крымские крестьяне голодают… Главное, чтобы цензура на твою нетленку не покушалась!..


Бабель, активно участвовавший в коллективизации, позже признался друзьям: "Стал совсем равнодушно смотреть, как расстреливают…". Его метаморфозу оценили власти, предложив занять роскошную дачу впавшего в опалу Каменева. Ну а чего маститому литератору стесняться?!. С радостью согласился!.. Духовная элита давно уж не смущалась ролью мародёров…


Полнились враньем личные дневники. Не у всех, но - у многих!.. И если для В. Вернадского (запись в дневнике 1941-го года) колхозы - это "форма второго крепостного права с партийцами во главе", то, скажем, Корней Чуковский записал 1 июня 1930-го года:


олхоз – это единственное спасение России, единственное разрешение крестьянского вопроса в стране! Через десять лет вся тысячелетняя крестьянская Русь будет совершенно иной, переродится магически – и у неё настанет …счастливая жизнь, …благодаря колхозам".


Однако что мог знать о колхозах безвылазно живший в городе литератор?.. Тоже мне - знаток деревни!.. (Выходцев из крестьянства в тогдашнем высшем руководстве страны не оказалось вовсе, потому и резали по живому, не чуя боли… Вот крестьянство и забурлило в результате коллективизации, по всей стране массово пошли бунты и расстрелы). На всякий случай Чуковский, видя творящиеся в селе ужасы, 5 июня 1930-го года в дневнике подкрепил свою оценку мнением другого "великого знатока":


"Вечером был у Тынянова. Говорил ему свои мысли о колхозах. Он говорит: думаю то же. Восхищаюсь Сталиным как историк. В историческом аспекте Сталин как автор колхозов, величайший из гениев, перестраивавших мир. Если бы он кроме колхозов ничего не сделал, он и тогда был бы достоин назваться гениальнейшим человеком эпохи. Но пожалуйста не говорите об этом никому. - Почему? - Да, знаете, сколько прохвостов хвалят его теперь для самозащиты, что если мы слишком громко теперь начнем восхвалять его, то и нас причислят к той же бессовестной группе. Вообще он очень предан Сов[етской] власти - но из какого-то чувства уважения к ней не хочет афишировать свою преданность. # Я говорил ему, провожая его, как я люблю произведения Ленина. # - Тише, - говорит он. - Неравно кто услышит! # И смеется".


А это уж - достоевщина… Типа: мы будем лизать ягодицы режиму украдкой, чтоб не спутали, упаси Боже, с мерзавцами, тоже отлизывающими властный зад, но за деньги… Впрочем, от властей друзья конспирировались неумело, и уж довольно скоро, в 1934-м году, Чуковский мимоходом отмечает в дневнике: "Дом Тынянова стал как полная чаша…" Это - после ужасов голодомора. Вот куда ушёл отнятый у умиравших крестьян хлеб – на достойный прокорм интеллектуальных прихлебателей власти, всевозможных чуковско- тыняновых…


Самого Корнея Чуковского, ждала обычная трагедия прикормленного сталинизмом гения. Тут всё: муки, предательство, 30 сребреников, кара…


В начале 1930-х годов неуловимо меняются оценки Чуковского коллег-литераторов. Если в начале 20-х годов в стихотворении Зинаиды Гиппиус он упоминается как "мальчик седой с душою нежной", а отзывы многих других рисовали его увлеченным, веселым, беспощадным, злым, зубастым, то теперь он, согласно заглазным характеристикам, льстив и лжив (отзыв литературного функционера Полонского:: "отвратителен лестью и ложью"). А Паустовский в 1937-м году писал другу: "Тошнит от газетных фотографий сладчайшего и хитрейшего Чуковского, обнимающего прелестных деточек"…


Впрочем, а сами коллеги - лучше?.. К началу 30-х писательские пайки стали настолько обильны, что их невозможно сожрать сразу.


Из дневника Чуковского за 1931-й год:


"Похоже, что в Москве всех писателей повысили в чине. Все завели себе стильные квартиры, обзавелись шубами, любовницами, полюбили сытую стильную жизнь", “Был я у Пильняка. Первое впечатление: Страшно богато, и стильно, и сытно, и независимо”


Борис Пильняк, в то время - модный писатель, любимец Фортуны. Из литературной энциклопедии: "В пореволюционном творчестве П. разорванность сюжета, подчеркнутая вводом многочисленных отступлений, исторических справок, документов, достоверных фактов, возведена в принцип. В этой разорванности сюжета отразились хаотические искания писателя". Искания закончились конфликтом с режимом, арестом и расстрелом 21 апреля 1938-го года, но пока он - влиятельная литфигура, вполне уверен в своём благополучии, и даже просит власти разрешить ему построить дачу в подмосковном посёлке Переделкино. (Место известно уникальным микроклиматом окружающих сосновых лесов. До революции здесь был туберкулёзный диспансер, по наследству перешедший Советской власти, но используется неумело, постепенно разрушаясь),


По совету М. Горького власти решили иначе: здесь будет построен целый городок из писательских дач для "самых-самых" корифеев… Пусть в спокойной обстановке творят здесь свою нетленку - во славу партии и социализма…


В 1934-м году правительство выделило здесь участки под постройку городка писателей на правах безвозмездного и бессрочного пользования. За несколько лет по немецким проектам построили 50 двухэтажных деревянных дач. Первыми обитателями переделкинских дач, помимо Б.Пильняка, стали А. Серафимович, Л. Леонов, И. Бабель, И. Эренбург, В. Иванов, Л.Кассиль…






Многие литераторы засуетились, протискиваясь поближе в очереди к кормушке…
Не зевал и друг Корнея Чуковского, гениальный советский поэт Борис Пастернак. Ещё в ноябре 1932-го года, при известии о кончине Надежды Аллилуевой, "Литературная газета" опубликовано соболезнование большой группы писателей "дорогому т. Сталину". Хитрован-Пастернак сделал к этому письму единоличную приписку после всех подписей: "Присоединяюсь к чувству товарищей. Накануне глубоко и упорно думал о Сталине; как художник - впервые. Утром прочел известие. Потрясен так, точно был рядом, жил, видел. Борис Пастернак".


Смерть миллионов крестьян слабо потрясла поэта (да он её вообще не заметил!), - а вот кончина жены Вождя потрясла Пиита до селезёнок, до самого фундамента, заставив думать только о нём… о Великом Лидере!.. Между прочим, тема эта сулила обильные гонорары – ну никакого сравнения с голодомором!..


После ряда промежуточных прикидок 1-го января 1936-го года появились эпохальные стихи в газете "Известия":


А в те же дни на расстояньи
За древней каменной стеной
живет не человек, — деянье:
Поступок, ростом с шар земной.
Судьба дала ему уделом
Предшествующего пробел.
Он — то, что снилось самым смелым,
Но до него никто не смел.
За этим баснословным делом
Уклад вещей остался цел.
Он не взвился небесным телом,
Не исказился, не истлел.
В собраньи сказок и реликвий,
Кремлем плывущих над Москвой,
Столетья так к нему привыкли,
Как к бою башни часовой.
Но он остался человеком
И если, зайцу вперерез
Пальнет зимой по лесосекам,
Ему, как всем, ответит лес.


* * *


И этим гением поступка
Так поглощен другой, поэт,
Что тяжелеет, словно губка,
Любою из его примет.
Как в этой двухголосной фуге
Он сам ни бесконечно мал,
Он верит в знанье друг о друге
Предельно крайних двух начал



Куда там А.. С. Пушкину!.. Да и всевозможнло-комсомольским алтаузен-беезыменским - разве ж ТАК написать?!.


Вот почему комсомолятам-литераторам в Переделкино так ничего и не засветило, тогда как Пастернак уж в начале 1936-го года, одним из первых, получил здесь дачу – кстати, тогда же одарен дачкой в Переделкино К. Чуковский, причём – по соседству с пастернаковской. Так и зажили здесь рядом, как духовные братья.


А ведь Корнею Ивановичу было труднее многих не утонуть в бурном потоке Эпохи… Старые большевики отзывались о нём "…хорошо помнят фельетониста К. Чуковского, который до революции был литературным роботом кадетствующих Рябушинских, с которыми большевики вели тогда ожесточенную борьбу"
Это мнение мощно подкрепляла цитата из написанной ещё в 1911-м году статьи самого Ленина: "Чуковские и прочие либералы, а также тьма демократов-трудовиков "лягали" марксизм всегда, с 1906 года сугубо..." , "Потресовы, Базаровы и проч. - для нас чужие люди, не менее чужие, чем Чуковские".


Немало травили Корнея Ивановича в 20-е годы за его детские стихи, к чему приложили руку РАПП и руководство Наркомпроса при личном участии вдовы Ленина Надежды Крупской. (По поводу её безграмотных нападок защищавший Чуковского Маршак даже сказал: "Если уж расстреливаете нас, то хотя бы умейте стрелять из винтовки!")


Казалось бы, в эти строгие времена, когда даже самых преданных и верных по малейшему подозрению ставили к стенке пачками, "чужого" и "лягающегося" не спасёт даже чудо!.. Но сталинская эпоха имела свою причудливую логику… Так получилось, что среди намеченных Сталиным к уничтожению в процессе политической борьбы партийных функционеров оказались и многие гонители Чуковского… Неудивительно, что доживший до бесславного конца своих недругов литератор ответно воспылал к Вождю пылкой любовью!..


Вот что написал он в Дневнике 22 апреля 1936-го года, описывая свои впечатления с Х-го съезда ВЛКСМ:
"Вчера на съезде сидел в 6-м или 7-м ряду. Оглянулся: Борис Пастернак. Я пришел к нему, взял его в передние ряды (рядом со мной было свободное место). Вдруг появляются Каганович, Ворошилов, Андреев, Жданов и Сталин. Что сделалось с залом! А ОН стоял, немного утомленный, задумчивый и величавый. Чувствовалась огромная привычка к власти, сила и в то же время что-то женственное, мягкое. Я оглянулся: у всех были влюбленные, нежные, одухотворенные и смеющиеся лица. Видеть его - просто видеть - для всех было счастьем. К нему все время обращалась с какими-то разговорами Демченко. И мы все ревновали, завидовали, - счастливая! Каждый его жест воспринимали с благоговением. Никогда я даже не считал себя способным на такие чувства. Когда ему аплодировали, он вынул часы (серебряные) и показал аудитории с прелестной улыбкой - все мы так и зашептали: "Часы, часы, он показал часы", - и, потом расходясь, уже возле вешалок вновь вспоминали об этих часах. Пастернак шептал мне все время о нем восторженные слова, а я ему, и оба мы в один голос сказали: "Ах, эта Демченко заслоняет его (на минуту)". Домой мы шли вместе с Пастернаком, и оба упивались нашей радостью".


Так и видятся этакие два литературных проститута, - костлявые, с подмаженными губми и подкрашенными глазами, кидающими из зала в президиум комсомольского съезда на Сталина плотоядные взоры. Все обхаживают Вождя… Зазывно показывает вдовцу свои колхозные прелести стахановка Мария Демченко, одухотворённо лыбятся Лидеру вожаки ВЛКСМ, а из зала Виссарионовичу умильно строят влюблённые глазки два потасканныз старпера… Тьфу!..


Маша Демченко в итоге так и осталась с носом, кончив жизнь рядовым агрономом, все так нежно лыбящиеся товарищу Сталину руководители ВЛКСМ этим же товарищем Сталиным вскоре были разоблачены как враги народа и расстреляны (всего репрессировано 96 из 128 членов и кандидатов в члены ЦК ВЛКСМ, избранных на X съезде комсомола), между тем как оба вовремя состроивших Вождю глазки схолуйствующих интеллектуала продолжали зримо процветать.


Поклонниками Чуковского ныне утверждается: "Записи в дневнике - не его подлинные мысли, а отмазки на случай ареста, чтобы засвидетельствовать благонадежность… Подобное в дневниках тогда писали многие!"


Но если и многие, то – не все. Уже цитировался В.Вернадский… А вот что, скажем, записывал в дневник писатель Михаил Пришвин (цитируются записи января-марта 1930-го года):


"По всей стране идет теперь уничтожение культурных ценностей, памятников и живых организованных личностей. …Могут показаться смешными наши слезы о гибели памятников культуры. Мало ли памятников на свете! Хватит! И правда, завтра миллионы людей, быть может, останутся без куска хлеба, стоит ли серьезно горевать о гибели памятников?"


КОММЕНТАРИЙ. Насколько же глубоко по мысли!.. Наряду с истреблением памяти о прежней цивилизации в России убиваются и мало-мальски значимые её носители - "живые организованные личности". Нужно совсем другое – народ из десятков миллионов "совков", рабов коммунизма, который можно без всяких препятствий использовать в целях строительства и защиты нового строя, о собственном благе которого можно и не беспокоиться, которым в случае надобности можно и пожертвовать… Зомбированные пропагандой (мёртвые душою!), разобщённые и потому легко управляемые винтики общественного механизма - вот кто станет послушными исполнителями всех сталинских планов!..
"Иной совестливый человек ныне содрогается от мысли, которая навязывается ему теперь повседневно: что самое невероятное преступление, ложь, обманы самые наглые, систематическое насилие над личностью человека — все это может не только оставаться безнаказанным, но даже быть неплохим рычагом истории, будущего.


Нечто страшное постепенно доходит до нашего обывательского сознания, это — что зло может оставаться совсем безнаказанным и новая ликующая жизнь может вырастать на трупах замученных людей и созданной ими культуры без памяти о них".


КОММЕНТАРИЙ. Здесь – ответ из 1930-го года современным нео-сталинистам, рукоплещущим строительству коммунистического строя на муках и костях миллионов, на боли и крови людской. Но как же – совесть? Фактически она перечеркивалась. Чтобы творить новую жизнь этой людоедской ценой - нужно стать абсолютно бесчеловечным… Позднее, когда новый строй укрепится, исполнителей-людоедов можно уничтожить, а загубленные ими миллионы жертв - замолчать либо оболгать, и тогда о революционной юности и молодости нового строя можно будет сложить удобоваримые сказки…


"Кулаки. Долго не понимал значения ожесточенной травли "кулаков" и ненависти к ним в то время, когда государственная власть, можно сказать, испепелила все их достояние. Теперь только ясно понял причину злости: все они даровитые люди и единственные организаторы прежнего производства, которыми до сих пор, через 12 лет, мы живем в значительной степени. Все эти люди, достигая своего, не знали счета рабочим часам своего дня. И так работают все организаторы производства в стране. Ныне работают все по часам, а без часов, не помня живота своего, не за страх, а за совесть, только очень немногие".


КОММЕНТАРИЙ. А и в самом деле, чисто экономически истребление так называемых "кулаков" коллективизацией совершенно бессмысленно – ведь на их плечах до этого держалось всё сельское хозяйство, и в дальнейшем именно они сумели бы досыта накормить страну!.. Но нищее и зависимое от властей крестьянство целям тоталитаризма отвечало куда больше, чем сытое и экономически независимое… "Кулаки" работали бы себя, тем самым работая и на народ. "Колхозники-совхозники" работали на государство, практически почти бесплатно – укрепляя тем самым это государство, и делая народ в целом ещё более закабалённым. Политика здесь была подставлена над экономикой, Идея - над здравым смыслом, в жизнь этот чудовищный план проводился как силой (инструменты – армия и всевозможные "органы"), так и ложью (формирование мировоззрения "совка" партийной пропагандой и советской культурой).
.


"Каждый день нарастает народный стон. Самых хороших людей недосчитываешься…И какая мразь идет на смену. Так создается новое время, и новые хорошие люди не будут как мы вверять себя: они будут знать, что вокруг них мразь, а свое упование будут охранять в недоступных тайниках личности...Так сформируются сложные (европейские) люди, а наша Россия была очень проста"
КОММЕНТАРИЙ. Противоречие эпохи: умные и талантливые массово убивались, но в то же время некоторая часть их требовалась для функционирования нового строя, взамен чего им предоставлялось место у кормушки. Человек с совестью, прямодушный и откровенный, по-своему одномерный и предсказуемый, не будет служить царю-Ироду, - людей с совестью в первую очередь и казнили. Выживали лишь те, кто готов был думать – одно, говорить – другое, делать – третье… В понятиях Пришвина это и значит быть "по-европейски сложным". При царе в придворных нравах было что-то подобное, пришедшее на Русь от византийства, но российская интеллигенция ранее подобным криводушием не страдало. Чтобы жить достойно и прилично зарабатывать – совсем не обязательно было лизать ягодицы Государю и с утра до вечера расхваливать самодержавие. Если сравнить любое государство с тюрьмою, то режима содержания для интеллигентных талантливых людей был намного более свободным!..


"Слышал, что Семашко живет вовсю, как все, и даже валоводится с актрисами: вот и конец революционного человека и подвига! Все достигнуто, живи, пожинай и благоденствуй. Скоро, наверное, эти фигуры ожиревших большевиков вытравят из жизни все хорошее, даже из воспоминаний о святых революционерах”; “Балерины, актрисы и машинистки разложили революцию. Революционерам-большевикам, как женщинам бальзаковского возраста, вдруг жить захотелось! И все очень понятно и простительно, только смешно, когда сравнишь, чего хотел большевик и чем удовлетворился”.


КОММЕНТАРИЙ. Тут вопрос идёт о самой сути революции. Раньше было так: проклятые "верхи"-эксплуататоры правили "низами"-эксплуатируемыми. Кучка отъевшихся мерзавцев - великим трудовым народом. Отсюда стратегический план революции: "прежние "верхи" свалить, и тогда "низы" будут управлять собою сами, через подлинную социалистическую демократию. Взамен же получилось совсем другое: вместо прежних "верхов" из дорвавшихся до власти представителей "низов" сформировались новые "верхи", и – покатили по той же дорожке, наслаждаясь всеми прелестями жизни за счёт оставшихся внизу и эксплуатируемых новыми хозяевами страны трудящихся. Зачем же тогда было революцию делать?
Сталин и его группа в "верхах" пошли по такому пути: регулярно истребляли всех "заевшихся" в руководстве, освобождая места для ещё не успевших разложиться? Но разве в итоге сталинцы не стали теми же "новыми эксплуататорами", как и истребленные ими? Не оказалась ли эта великая сталинская ротация кадров всего лишь битвой шакалов за право эксплуатировать и мучить свой собственный народ?..


Но в целом - каково?.. Мощно, зримо, пронзительно понимается происходящее вокруг!.. И то, во что превратилась эта "новая" власть, и тех, с кем она борется, и о страшных ранах, которые наносились обществу, и о двуличных людях, которых это время рождало… И почему-то же не боится Пришвин, что арестуют его, прочтут дневник, и за правду - растопчут… Не был он дешевкой – в отличие от некоторых.
(Впрочем, и он ведь не боролся с режимом, преступность которого так явно понимал. Нашел себе нишу в советской литературе, описывая мир Природы, и отсиживался в этой нише, как партизан в тылу врага).


Вернёмся к Корнею Чуковскому. Не слишком ли злобно критикуем сочинитель "Мухи_Цокотухи" и "Айболите"?.. Однако познакомимся со следующим эпизодом повествования - поучительной историей с письмом Чуковского к Сталину за май 1943-го года. Для этого понадобится предисловие.


Хоть Корней Чуковский уж несколько лет и унавоживал образ Сталина восхищёнными эпитетами в своём "Дневнике", а при встречал гранатомётно щвырял в него влюблённые взгляды, но сам Сталин пылко взаимничать не спешил. И в начале 1939-го года, просматривая список намеченных к награждению писателей, соизволил даже пошутить в адрес Чуковского? "А он все ещё кадет?", после чего тому дали лишь Трудовое Красное Знамя, тогда как два других "лучших" детских поэта (Маршак и Михалков) получили орден Ленина. Но всё же – дали орден, не обидели… Однако прошло 2-3 года, и над головой Корнея Ивановича собрались грозовые тучи…


Был у него ещё дореволюционный дружок ещё – знаменитый художник Иван Репин. Постоянно жил тот в усадьбе "Пенаты" (посёлок Куоккала, Финляндия). С обретением в 1917-м году Финляндией независимости - вместе со своей усадьбой оказался за пределами России. В 20-е годы он и Чуковский продолжали откровенно делиться мнениями в переписке. И Чуковский, тогда ещё не будучи сталинским фанатом и устроившимся у кормушки лизоблюдом, неоднократно ронял в своих письмах 20-х годов: "…революция почти меня раздавила", "…кроме прошлого, у меня ничего нет", "…мудро вы сделали, что провели эти годы в Куоккала".


Естественно, что под влиянием многих подобных этому дружеских предупреждений Репин на все приглашения Советского правительства вернуться домой, на Родину, отвечал уклончивое отказом.


В сентябре 1930-го года он умер. А в 1940 году, после Советско-финской войны, Куоккала отошла к СССР, весь репинский архив попал в руках внимательных исследователей из НКВД. Вскорости зашелестел слушок: Чуковский в письмах Репину давал советы не возвращаться в Россию!.. (На самом деле осторожный и много раз битый жизнью Корней Иванович впрямую такого дружбану-эмигранту не советовал. Но чем уже цитированные строки из его писем в принципе отличаются от подобных советов?.. За куда менее неблагонадёжные высказывания тогда ставили к стенке!)


Дальнейшее домыслим: доложили Сталину, его смутное недоверие к "кадету" резко усилилось… Проявил он это позже. В самом начале 1942-го года, в условиях разворачивающейся Великой Отечественной, Чуковским была написана антивоенная сказка: "Одолеем Бармалея" - о победе "наших" зверюшек над "не-нашим" (фактически - фашистким) Бармалеем. Сказка не ахти, натужная, "слабовата!" - даже по признанию самого автора. Вот одно из редких удавшихся мест – ликование победивших зверюшек:
И вороны над полями
Вдруг запели соловьями.
И ручьи из-под земли
Сладким медом потекли.
Куры стали павами,
Лысые – кудрявыми.
Даже мельница и та
Заплясала у моста.
Рады, рады, рады
Светлые березы,
И на них от радости
Расцветают розы.
Рады, рады, рады
Темные осины
И на них от радости
Зреют апельсины.


Не шедевр, это очевидно, но в условиях войны - весьма актуально по теме, что окупало несовершенство. Антивоенно для детей - жанр очень трудный!


"Одолеем Бармалея" опубликовали в "Пионерской правде", приступили к книжным изданим по стране… Смешно говорить, но Чуковский почему-то даже надеялся получить за неё Сталинскую премию, и чуть ли уж не прокалывал лацкан пиджака для будущего лауреатского значка!
И вдруг в начале 1943-го года, оторвавшись даже и от подготовки к Курской битве, Сталин самолично во время просмотра готовящейся к изданию "Антологии советской поэзии" выкинул оттуда эту сказку!.. Как все сами понимали, такое случайно не происходит, и без тяжких последствий не обходится. С этого момента всевозможные издательства, где Чуковский уж десять лет считался классиком, вновь стали с ним так же грубы и неприязненны, как и во времена гонений на его сказки в 20-е годы. Всю весну он пытался пробить свою сказку к книжному читателю – безуспешно. Сталинское "фэ!" – смотрелось слишком серьёзно!..


С другой стороны, каких-либо дополнительных репрессивных мер не последовало. Ни ареста, ни проработки и разгрома в партийных СМИ… Вдруг – пронесло? Выждав месяц-другой, Чуковский начал осторожно возвращать свои позиции в советской детской литературе. Начал проталкивать обсуждение "Бармалея" в Президиуме Союза Советских писателей. План таков: коллеги покритикуют легко устраняемые частности, но в целом одобрят, и запрет к публикациям падёт…


А коллеги и рады бы пойти навстречу милому Корнею, но пугала мысль о Сталине: вдруг заимел против него что-то серьёзное? И то ли сам Чуковский додумался, то ли ему подсказали, но только понял: необходим какой-то серьёзный политический шаг, который докажет Вождю: Чуковский – свой… надежный… СОВЕТСКИЙ!..


Кого-то неизбежно надо было подставить….Написать донос… Чем-то пожертвовать, во имя сохранения собственного места у кормушки… Ну а что мог принести в жертву писатель, пишущий для детей и о детях? Правильно – детей! Не своих, разумеется (собственных детишек Чуковский очень любил, и всю жизнь о них преданно заботился), а - чужих детей… советских!..


Тут как раз появился и повод. В начале 1943-го года Корней Иванович вернулся из ташкентской эвакуации в Москву. Среди неприятно поразившего его здесь - некоторая одичалость детей (ещё бы – отцы на фронте, матери – с утра до позднего вечера на оборонных предприятиях) и рост подростковой преступности. В частности, вредные малолетки разорили оставленную без присмотра дачу в Переделкино, немало там нашкодив, а 5 марта 1943 года произошёл инцидент, после которого в дневнике появилась запись: "На улице столкновение с 11-летним бандитом". Полагаю, Чуковского хотел ограбить чудовищный монстр (заметьте, что 11-летнего мальчика детский писатель считает уже не ребёнком, а бандитом), но не на того напал: как свидетельствуют дальнейшие события, он был обезврежен, скручен (не самим ли Чуковским?) и доставлен в милицию.


Оказавшийся весьма злопамятным классик не пустил дело на самотёк. Он явно полагал, что поднявший руку на святое - чуковский кошелёк! - будет немедленно расстрелян, либо на худой конец сослан на пожизненную каторгу, но недели проходили одна за другой, а в не оставленной без его присмотра ситуации ничего не менялось: милиция так ничего и не делала этому уркагану: слишком-де он юн! Следовало как-то нажать на власть, чтобы в виде исключения сопляку-подонку сделали больно! А заодно - и свою советскость показать, о чём уже говорилось ранее. Так и родилась идея этого ставшего ныне печально знаменитым письма Сталину…
17 мая 1943-го года это послание Чуковского на имя Вождя поступило в Общий сектор ЦК ВКП(б) Вот оно, с моими примечаниями:



"Глубоко уважаемый Иосиф Виссарионович!

После долгих колебаний я наконец-то решил написать Вам это письмо. Его тема - советские дети. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что в огромном своем большинстве они благородны и мужественны. Уже одно движение тимуровцев, подобного которому не существует нигде на земле, является великим триумфом всей нашей воспитательной системы. 1))


Но именно потому, что я всей душой восхищаюсь невиданной в истории сплоченностью и нравственной силой наших детей, я считаю своим долгом советского писателя
сказать Вам, что в условиях военного времени образовалась обширная группа детей, моральное разложение которых внушает мне большую тревогу.

Хуже всего то, что эти разложившиеся дети являются опасной заразой для своих
товарищей по школе. Между тем школьные коллективы далеко не всегда имеют возможность избавиться от этих социально-опасных детей. 2))

Около месяца назад в Машковом переулке у меня на глазах был задержан карманный вор.
Его привели в 66-е отделение милиции и там оказалось, что этот вор-профессионал, прошедший уголовную выучку, до сих пор как ни в чем не бывало учится в 613-й школе!

Он учится в школе, хотя милиции отлично известно, что он не только вор, но и насильник: еще недавно он ударил стулом по голове свою мать за то, что она не купила ему какой-то еды. Фамилия этого школьника Шагай. Я беседовал о нем с директором 613-й школы В.Н.Скрипченко и она сообщила мне, что он уже четвертый год находится во втором классе, попрошайничает, ворует, не хочет учиться, но она бессильна исключить его,
так как РайОНО возражает против его исключения. 3))

Я не осмелился бы писать Вам об этом случае, если бы он был единичным. Но к сожалению, мне известно большое количество школ, где имеются социально-опасные дети, которых необходимо оттуда изъять, чтобы не губить остальных.

Вот, например, 135-я школа Советского района. Школа неплохая. Большинство ее учеников - нравственно здоровые дети.

Но в классе 3 "В" есть четверка - Валя Царицын, Юра Хромов, Миша Шаковцев, Апрелов, - представляющая резкий контраст со всем остальным коллективом. Самый безобидный из них Юра Хромов (с обманчивой наружностью тихони и паиньки) принес недавно в класс украденную им женскую сумочку.

В протоколах 83-го отделения милиции ученики этой школы фигурируют много раз. Сережа Королев, ученик 1-го класса "В", занимался карманными кражами в кинотеатре "Новости дня". Алеша Саликов, ученик 2-го класса "А", украл у кого-то продуктовые карточки. 4)) И т.д. и т.д.


Стоит провести один час в детской комнате любого отделения милиции, чтобы убедиться, как мало эффективны те меры, которые находятся в распоряжении милицейских сержантов, - большей частью комсомолок 17-летнего возраста.

Комсомолки работают очень старательно, с большим педагогическим тактом, но вряд ли хоть один вор перестал воровать оттого, что ему в милиции прочитал наставление благородный и красноречивый сержант.


Особенно смущают меня проявления детской жестокости, которые я наблюдаю все чаще. В Ташкентском зоологическом саду я видел 10-летних мальчишек, которые бросали пригоршни пыли в глаза обезьянкам, чтобы обезьянки ослепли. И одна из них действительно ослепла.


Мне рассказывали достоверные люди о школьниках, которые во время детского сеанса,
воспользовавшись темнотою зрительного зала, стали стрелять из рогаток в актеров, - так что спектакль пришлось отменить.

Но как бы я ни возмущался проступками этих детей, я никогда не забываю, что в основе своей большинство из них - талантливые, смышленые, подлинно-советские дети, которых нельзя не любить. Они временно сбились с пути, но еще не поздно вернуть их к полезной созидательной работе.5))

Для их перевоспитания необходимо раньше всего возможно больше трудколоний с суровым военным режимом типа колонии Антона Макаренко. Режим в этих колониях должен быть гораздо более строг, чем в ремесленных училищах. Основное занятие колоний - земледельческий труд. Во главе каждой колонии нужно поставить военного. Для управления трудколониями должно быть создано особое ведомство,
нечто вроде Наркомата Безнадзорных детей. В качестве педагогов должны быть привлечены лучшие мастера этого дела, в том числе бывшие воспитанники колонии Макаренко. 6))

При наличии этих колоний можно произвести тщательную чистку каждой школы: изъять оттуда всех социально-опасных детей, и тем спасти от заразы основные кадры учащихся. А хулиганов - в колонии, чтобы по прошествии определенного срока сделать из них
добросовестных, дисциплинированных и трудолюбивых советских людей!

Может быть, мой проект непрактичен. Дело не в проекте, а в том, чтобы сигнализировать Вам об опасности морального загнивания, которая грозит нашим детям в тяжелых условиях войны. 7))

Прежде чем я позволил себе обратиться к Вам с этим письмом, я обращался в разные инстанции, но решительно ничего не добился. Зная, как близко к сердцу принимаете Вы судьбы детей и подростков, я не сомневаюсь, что Вы, при всех Ваших титанически-огромных трудах, незамедлительно примете мудрые меры для коренного разрешения этой грозной проблемы.

С глубоким почитанием писатель К.Чуковский
Ул. Горького, 6, кв. 89.
К-5-11-19

Архив президента РФ. Ф.45. Оп.1. Д.885. Л. 85-87.


Примечания:


1)) Тимуровцы в годы войны были серьёзной силой. Только в РСФСР их насчитывалось два миллиона. Они шефствовали над госпиталями, семьями солдат и офицеров, детскими домами и садами, помогали собирать урожай, работали в фонд обороны. Так, в 1942-м году представителям Красной Армии была передана построенная на заработанные пионерами Москвы деньги танковая колонна "Московский пионер" (18 танков).


2)) "Социально опасными" сталинизм обычно называл обречённых… Чуковский внёс в эту практику свою ноту, впервые обозначив таковыми - ДЕТЕЙ.
Необходимо пояснить две вещи.
Первое: в условиях войны надзор за детьми ослаб. Все силы и время взрослых отданы делу Победы, многие – на фронте или уже погибли… И второе: дети постоянно недоедали. С началом введения карточной системы официально они обеспечивались хлебом по норме всего лишь 400 грамм (с ноября 1943-го года - только 300 грамм) в день. Кроме того, в месяц на одного ребенка полагалось в граммах: мяса и рыба – 400, жиры – 300, крупа и макаронные изделия – 800, сахар и кондитерские изделия – 300 грамм. Вдобавок к этому, посещающие школу получали ежедневно, включая праздничные дни и дни каникул, по 50 грамм хлеба к завтраку… Но на деле реально детвора зачастую получала меньше и этих скудных норм… Негусто!..
Вот именно самых обездоленных из этих ребятишек и толкались голодухой на кражи и грабежи. Их-то "добрый дядя Корней" и объявил морально разложившимися, предлагая очистить от них школы. (Даже и так называемые "трудные" дети упорно продолжали ходить на занятия – видимо, ради тех самых лишних 50 грамм хлеба).




3)) Вот и всплыл обидчик, грабанувший нашего героя пару месяцев назад в Машковом переулке… Таким его и представляешь: брит наголо, хмуро-упырист, украшен татуировками: "Тюрьма – дом родной!" и "Копыта устали шагать по этапам!", четыре купола на груди – по числу "ходок" в 1-й класс… А ведь если судить по тексту - всего лишь 11-летний мальчик. И как странно звучит о его матери: "не купила какой-то еды"… Корнею Ивановичу вроде бы невдомёк: малец постоянно голодал!.. Там всёй семье жрать нечего, вот дитя и ворует, чтоб не сдохнуть… Не повезло лишь: неосторожно сунул руку в карман великому гуманисту… О, такой скорее убьёт за свой кошель, чем пожалеет и уж тем более накормит!


4)) Итак, Чуковский чётко определил: 7-8 лет малышу – этого вполне достаточно для определения "социально опасным" и удаления из школы в концлагерь!.. Но неужто вся советская педагогика с её мощнейшими научными наработками, и с обеими действовавшими среди школьников организациясм (комсомольская и пионерская), вкупе с мощным тимуровским движением - неужели вся эта контролируемая государством Система бессильна перед тощим первоклашкой, исправить которого-де ныне способен только детский ГУЛАГ?! Не проще ли с подачи учителей, комсоргов и вожатых группе положительных пацанов постарше взяться опекать сопливого воришку-хулигана?.. Неужели, изъять 7-летнего ребёнка из семьи и сослать его за город в некую спецколонию – лучше?!.


5)) Дивлюсь чуковскому цинизму. Сперва говорит: "талантливые, смышленые, подлинно-советские дети, которых нельзя не любить", и тут же оказывается, что речь идёт о злодеях, на которых клейма ставить негде, и которые якобы способны морально разлагать нашу детвору целыми школами!


6)) Тут что ни слово – то перл!.. Начнём по порядку.
Никогда не было детских "трудколоний с суровым военным режимом" - колония Макаренко имела лишь элемент "частичной военизации". При этом воспитывал он не изъятых у родичей из дома детей 7-11 лет, а взятых с улицы или из взрослой тюрьмы подростки 14-18 лет, в основном – осужденные за совершение уголовных преступлений. Есть разница?..
И почему во главе колонии должен стоять военный (то есть профессионально умеющий только стрелять и маршировать), а не учитель, педагог, детский психолог, на худой конец - специалист по сельскому хозяйству, на занятие которым планируют бросить родившихся в городе малышей … Кстати, сам Макаренко на момент назначения начальником детской колонии имел высшее педагогическое образование и 14-летний учительский стаж работы. Лично преподавал историю, русский и немецкий языки, черчение, рисование, математику и даже музыку. То есть умел многое, и многому мог научить детей. А чему научит первоклашек умеющий лишь стрелять по мишени солдафон?..
Поправлю Чуковского: упоминаемые им дети вовсе не безнадзорны, ибо всё же посещают школу! А вот если начнутся "вычищения школ" – тогда эти дети перестанут ходить на занятия, а то и вовсе не будут ночевать дома (чтобы не выловили для отправки в колонию!), криминальный промысел станет единственным их источником дохода, и воровать они будут в 10 раз больше…


7)) Концовка письма говорит о многом. Чуковский понимает, как дико звучит его план очищения школ от "социально вредных" первоклашек, и мудро перекладывает всю ответственность за последствия на самого Сталина. Типа: "Я лишь высказал свои мысли вслух, а решение принял сам Вождь!.."
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------



Итак, в чём же смысл предложений желавшего выслужиться Корнея Чуковского? А в том, что в условиях и без того жёсткого тотального контроля сталинского государства над обществом он предложил расширить контингент репрессируемых за счёт детишек 7-11 лет.


Карающие органы Советского Союза и до этого не обходили своим вниманием подрастающую смену.


Поводом к ужесточению уголовного законодательства в отношении детей стало письмо Ворошилова от 19 марта 1935 года на имя Сталина, Молотова и Калинина. В связи с нападением девятилетнего подростка с ножом на сына заместителя прокурора Москвы Кобленца он писал:
"Посылаю вырезку из газеты "Рабочая Москва" за № 61 от 15.III.35 г., иллюстрирующую, с одной стороны, те чудовищные формы, в которые у нас в Москве выливается хулиганство подростков, а, с другой - почти благодушное отношение судебных органов к этим фактам (смягчение приговоров наполовину и т.д.)… [вырезка вклеена в письмо. В статье сообщалось, что двое 16-летних подростков совершили два убийства, нанесли три ранения и т.д., за что были осуждены к 10 годам заключения (затем эта мера была снижена наполовину)]
Тов. Вуль [в то время начальник милиции г. Москвы], с которым я разговаривал по телефону по этому поводу, сообщил, что случай этот не только не единичен, но что у него зарегистрировано до 3000 злостных хулиганов-подростков, из которых около 800 бесспорных бандитов, способных на все…
Думаю, что ЦК должен обязать НКВД организовать размещение не только беспризорных, но и беднадзорных детей немедленно и тем обезопасить столицу от все возрастающего "детского" хулиганства. Что касается данного случая, то я не понимаю, почему этих мерзавцев не расстрелять. Неужели нужно ждать пока они вырастут еще в больших разбойников?

К. Ворошилов".


В качестве грустного курьёза: упомянутые в этом письме Кобленц и Вуль были расстреляны в 1938-м году как враги народа. А ведь именно с их подачи был поднят вопрос об ужесточении уголовного преследования СОВЕТСКИХ детей! А Ворошилов, получается, в этом деле был их пособником).


В результате обсуждения проблем беспризорности и детской преступности на Политбюро ЦК родилось Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935-го года - "О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних", согласно которому, в частности:
"Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, -- привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания".
Статья 22 УК РСФСР 1926 года устанавливала запрет применения смертной казни к несовершеннолетним. При всех изменениях уголовного законодательства этот запрет ни разу не был отменен. В то же время эта норма вступала в противоречие с постановлением от 7 апреля 1935 года, согласно которому предусматривалось применение к несовершеннолетним всех видов наказания. Парадокс состоял в том, что в практике руководствовались не статьей УК, а соответствующей формулировкой в упомянутом постановлении. Судебная практика тех времен свидетельствовала, что высшая мера наказания – расстрел – применялась к несовершеннолетним, в отдельных случаях – на основании правоприменительных указов Президиума Верховного Совета СССР о разовом применении к несовершеннолетним высшей меры наказания.


. 10 декабря 1940-го года опубликован указ Президиума Верховного Совета "О привлечении несовершеннолетних с 12 лет за развинчивание рельс и подкладывание на рельсы разных предметов".
Затем последовал указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 декабря 1940 года об ответственности за самовольный уход учеников из ремесленных училищ. -за нарушение трудовой дисциплины.
И, наконец, 31 мая 1941 года был издан указ, завершивший указы "О привлечении несовершеннолетних к судебной ответственности", по которому
несовершеннолетние с 14-летнего возраста привлекаются к ответственности за всепреступления наравне со взрослыми.. В возрасте от 12 лет несовершеннолетние могут быть привлечены к уголовной ответственности лишь за те преступления, (которые предусмотрены постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г., а именно: за кражи, насилия, телесные повреждения, увечья, убийство и попытки к убийству, а также за действия, могущие вызвать крушение поездов (по указу от 10 декабря 1940-го года).


.И вот Корней Чуковский внёс в эту копилку сталинского мракобесия своё важное ноу-хау, предложив снизить возраст подлежащих репрессиям с 12-14-ти до 7 лет… И это – детский писатель, самой природой своего таланта призванный быть не обвинителем, а защитником детей, оберегать их права, охранять от насилия и жестокости взрослых… Фактически он их предал.


Зададим вопрос: а почему в этом зловещем письме конкретно указаны имена и адреса обидчиков Корнея Ивановича? Не затем ли, чтоб они обязательно были репрессированы, причём именно они - в первую очередь? Обозлённый Чуковский хотел обрушить на этих юных воришек всю беспощадную мощь карательной машины! Выскажу свою догадку откровенней: он хотел их смерти…


Обычно при обсуждении этого письма Чуковского Сталину принято утверждать, что никакого реагирования на него не было. Якобы какой-то чиновник провёл с Чуковским беседу, попутно пожаловавшись на нехватку времени для воспитания собственного чада, и этим всё исчерпалось… Неправда!.. История с письмом получила своё развитие.


15 июня 1943-го года Совет народных комиссаров СССР (председатель - Сталин) издал постановление "Об усилении мер борьбы с детской беспризорностью, безнадзорностью и хулиганством". Им, в дополнение к уже существовавшим трудовым колониям для осужденных несовершеннолетних заключённых, были организованы трудовые воспитательные колонии для детей в возрасте от 11 до 16 лет, которые направлялись сюда в случаах:
если они являлись беспризорными, не имели родителей или длительное время жили без них, и не имели определенного местожительства;, если они были задержаны за хулиганство, мелкие кражи и другие незначительные преступления, возбуждение уголовного преследования против которых было признано нецелесообразным;
если они являлись воспитанниками детских домов, систематически нарушавшими внутренний распорядок и дезорганизовавшими учебу и воспитание в детском доме.
Приказом НКВД СССР от 21 июня 1943-го года в его составе был организован Отдел по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью, а также отделы (отделения) по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью в НКВД союзных и автономных республик, УНКВД краев и областей. В ведение отделов (отделений) по борьбе с детской беспризорностью и безнадзорностью из УИТЛК-ОТК ГУЛАГа НКВД СССР были переданы трудовые воспитательные колонии для несовершеннолетних, трудовые колонии для несовершеннолетних заключенных и детские приемники-распределители.
А 13 сентября 1943 г. вышел совместный приказ Комитета по учету и распределению рабочей силы при СНК СССР и НКВД СССР о направлении в ремесленные, железнодорожные училища, школы ФЗО и промышленные предприятия детей старше 14 лет из колоний для несовершеннолетних и детских приемников-распределителей.


Фактически это означало, что дети теперь несут ответственность за свои поступки уже не с 12-14-ти лет, как раньше, а с 11-ти лет. Но не с семи же лет – на это не пошёл даже Сталин! Корнею Чуковскому удалось невозможное - тиран и убийца оказался милосерднее детского классика!..


. Итак, своего Чуковский добился - зафиксировал факт своей преданности волчьей стае сталинцев, и даже переусердствовал немножко…
Посмотрим, что происходило дальше.


В последующие за отправкой письма недели осмелевший и почувствовавший себя увереннее Чуковский уверенно отбил атаку на "Бармалея", подкрепившись перед заседанием Президиума Союза Советских Писателей письмами в поддержку этой сказки от Фадеева и Шолохова (!), В результате на обсуждении эта сказка была одобрена, что заново открыло ей пути к широкой аудитории… Её стали печатать то там, то тут в провинциальных издательствах… Как говорится, всё наладилось!


Но – ненадолго. Корней Иванович сам всё напортачил своим неожиданным и совершенно для него нелогичным анти-сталинским выпадом… Почему-то он вдруг оказался недоволен Вождём… Не потому ли, что поименованные в майском письме Сталину первоклассники так и не были замучены в застенках НКВД? Рискну предположить, что детишек так и не увёз в никуда "чёрный воронок", и узнавший об этом литератор нехорошо матюкнулся…,


Так или иначе, но в начале 1944-го года Корней Чуковский был в гостях у своего соседа по подъезду, художника Павла Васильева , автора знаменитой картины "Ленин и Сталин в Разливе", репродукции которой часто ме5лькали в газетах и журналах той поры. И вот наш Корней неосторожно спросил художника, зачем он рисует рядом с Лениным Сталина, хотя все знают, что в Разливе Ленин в 1917-м году скрывался вместе с Зиновьевым.


Чтобы понять огненную силу этого вопроса - надо вспомнить, что главным учебником по нашему прошлому тогда был "Краткий курс истории ВКП(б)". Согласно этой хитрой книжонке, у Октябрьской революции было два Вождя – Ленин и Сталин, а Зиновьев, Троцкий, Бухарин и прочие упоминались только в качестве врагов и вредителей партийного дела. Напоминать хоть что-либо из той настоящей, не навязываемой партии и народу истории страны - значило ставить под сомнение не просто - отдельные факты, но - всю официальную концепцию прошлого, с великим Сталиным как законным и единственным наследником великого Ленина и бессмертного марксизма-ленинизма. Вот во что походя плюнул осерчавший на товарища Сталина литератор...


Павел Васильев испугался (Чуковский запросто мог оказаться сексотом НКВД, сперва начавшим этот провокационный разговор, а затем зафиксировавшим в органах, что художник про этот разговор никому не сообщил), и для личной безопасности тут же накатал донос в ЦК ВКП(б).


Чуковского вызвали на разборку к секретарю Московского горкома партии А. Щербакову. "Топая ногами, ругал матерно, – вспоминал потрясённый Чуковский много лет спустя. – Это потрясло меня. Я и не знал, что при каком бы то ни было строе всякая малограмотная сволочь имеет право кричать на седого писателя". Напомню: гибель миллионов крестьян от голода в начале 30-х никак не потрясла Чуковского, а тут смотри – такая чувствительность!..


Естественно, одного разноса в сиятельном кабинете маловато - кара требовалась построже. (При этом пусть скажет спасибо – стереть в лагерную пыль НУЖНОГО литератора Советская власть всё же не планировала). Понятно, что указать настоящую причину остереглись - не упоминать же лишний раз политически вредную связку: "Ленин, Разлив, Зиновьев"… Нужен был иной повод для показательной расправы. И тогда вспомнили всё о той же многострадальной поэме…


1 марта 1944 года газета "Правда" поместила большой подвал под вызывающе грубым названием "Пошлая и вредная стряпня К.Чуковского". В этой разносной статье видный партиец П. Юдин (академик, в 1938-1944 годах директор института философии АН СССР) писал по поводу сказки "Одолеем Бармалея" : "Чуковский перенёс в мир зверей социальные явления, наделив зверей политическими идеями "свободы" и "рабства", разделил их на кровопивцев, тунеядцев и мирных тружеников. Понятно, что ничего, кроме пошлости и чепухи, у Чуковского из этой затеи не могло получиться, причем чепуха эта получилась политически вредная". Вылив на голову литератора ещё целый ушат грязи, статья завершила угрожающим выводом: "Сказка К. Чуковского - вредная стряпня, которая способна исказить в представлении детей современную действительность. Она характеризует автора как человека, или не понимающего долг писателя в Отечественной войне, или сознательно опошляющего великие задачи воспитания детей в духе социалистического патриотизма".


"Сознательное опошление" воспитания патриотизма в условиях военного времени тянуло на намёк: уж не продался ли гражданин Чуковский нашим врагам?!.


Услышав привычную команду: "Фас!", эстафету злобных нападок радостно подхватили коллеги. Так, уже. 4 марта 1943-го года в газете "Литература и искусство" писатель С. Бородин (автор вышедшего перед самой войной популярного романа о Дмитрии Донском) доказывал, что создатель "Бармалея" "осквернил и опоганил" великую тему, поскольку "пошлые выверты К. Чуковского возбуждают чувство отвращения, они вызывают недоуменный вопрос: что же такое его „поэма“ – плод чудовищного недомыслия или сознательный пасквиль на великий подвиг нашего народа, карикатура на участников войны, прикрытая формой детской сказки?" – вопрошал он. И пошло, поехало…


"Сознательный пасквиль на великий подвиг советского народа" в разгар войны - это уж тянет на "вышку"!.. Небось, долго ещё после этого икался Чуковскому ленинский двухместный шалаш в Разливе…


Дальнейшую историю злоключений Чуковского опускаю как не имеющую прямого отношения к теме повествования. Скажу только, что практически – обошлось, Несколько лет Чуковский находился в опале, в некотором отдалении от кормушки, но из Переделкино в ГУЛАГ он не перемещался, и даже в знаменитом ждановском докладе 1946-го года в одной обойме с попавшими под раздачу Ахматовой и Зощенко не попал, затаился в своём детском закутке советской литературы… А там и Сталин умер.



Чуковский чутко держал нос по ветру, в своём публичном отношении к Сталину послушно колеблясь вместе с генеральным курсом партии.
1956-й год. Сталин уже раскритикован на ХХ съезде, но всё ещё именуется выдающимся ленинцем "Я, несмотря ни на что, очень любил Сталина, но писал о нем меньше, чем другие" – сообщает К. Чуковский Э. Казакевичу, записав разговор в свой дневник.
Прошло 6 лет. Развязанная Хрущёвым анти-сталинская компания набрала обороты, и 16 июня 1962-го года Дневник украсило совсем другое признание: "Откуда-то появилась у меня на столе ужасная книга: Иванов-Разумник, "Тюрьмы и ссылки" – страшный обвинительный акт против Сталина, Ежова и их подручных: поход против интеллигенции. Вся эта мразь хотела искоренить интеллигенцию, ненавидела всех самостоятельно думающих, не понимая, что интеллигенция сильнее их всех, ибо если из миллиона) ими замученных из их лап ускользнет один, этот один проклянет их навеки веков, и его приговор будет признан всем человечеством".


Мило!.. Не самого ли себя Корней Иванович и мнит тем самым "самостоятельно думающим", который, "ускользнув из лап", теперь гордо выносит приговоры от имени всего человечества? Этакий Апостол Правды и Совести…


Смущает только, что упомянуты лишь те из преступлений Сталина, которые направлены против интеллигенции, то есть против той самой корпоративной прослойки, к которой относится и сам литератор. А про те же миллионы крестьян, убитых голодомором, даже и спустя 30 лет - ни слова!.. Подумаешь, гора мужицких трупов… Это же не "самостоятельно думающие", не элита… Плебс!.. Таких – не жалко!..


Кстати, в апреле того же 1962-го года Корнею Чуковскому присудили Ленинскую премию за книгу: "Мастерство Некрасова". Он сам он не любил, и в "Дневнике" охарактеризовал так: "Я вполне равнодушен к этой книге. Она - худшая из всех моих книг. Не творчество, а рукоделие" .


Но зачем тогда соглашался на выдвижение?.. Сказал бы гордо: "Недостойна самой авторитетной премии нашей страны!.. Отдайте другому, более достойному!" Или даже заявил бы: "Считаю Ленина мерзким тираном, учителем злодея-Сталина! Не хочу пачкать свою кристально чистую репутацию этой бесовской премией!"


Ага, как же… Уже побежал отказываться! Это ж – куча денег, что ты… И каждому из лауреатов по статусу гарантировались высокие тиражи изданий и переизданий!..


В качестве курьёза: несколько старых большевиков во главе с Еленой Стасовой ("бывший Секретарь ЦК КПСС, член КПСС с 1898 г.") написали в ЦК с требованием: не давать Чуковскому Ленинской премии!.. Цитата из письма:
"…современные критики до сих пор не "расшифровали" полностью писательского пути Корнея Чуковского, хамелеона и путаника.
…После Октября он лавировал между революцией и контрреволюцией, нанося вред делу пролетариата. Позднее Чуковский лез всюду, где только возможно, со своими обывательскими сказками…
И вот - подумать только - Корней Чуковский выдвинут на Ленинскую премию! Человек, который многие годы сознательно работал против дела Ленина, сейчас делается кандидатом на то, чтобы носить на груди почетный знак Ленинского лауреата! Не парадокс ли это, очень обидный и издевательский?!

В начале этого обращения мы указали на моральную чистоту, искренность и правдивость в служении делу Ленина, как на одно из условий, дающих право на почетное звание лауреата. Во имя этого принципа мы настаиваем, чтобы Комитет по Ленинским премиям отверг кандидатуру Чуковского, приспособленца, во имя корыстных целей готового пойти на любую сделку с совестью. Именно таким он остается в памяти старшего поколения советских людей".


А ведь это – парадокс!.. Желая выжить и спасти своих близких, Чуковский десятилетиями притворялся своим и изображал своего настолько увлечённо и искренно, что даже сам поверил в свою советскость, коммунистичность, благонадежность… Но суровую большевисткую душу не обманешь!.. Умница и талант Чуковский просто не мог быть с ними! А раз он с ними - значит, притворяется! Корчит из себя… Эх, не расстреляли вовремя контрика!..


Между прочим, в сопроводительной записке к этому письму заведующий Отдела Культуры ЦК Д. Поликарпов фактически поддержал эту вылазку динозавров большевизма, дмпломатично сформулировав:
"Заслуги К. Чуковского в развитии советской литературы общеизвестны: к 70-летию со дня рождения он награжден орденом Ленина, а к 80-летию - орденом Трудового Красного Знамени. Считаем возможным ограничиться этими наградами. Просим разрешения выслать руководству Комитета, а также коммунистам - членам Комитета предложение поддержать линию старых большевиков о нежелательности присуждения К. И. Чуковскому Ленинской премии". Типа: две орденухи уже получил в рыло?.. Хватит с него!..


Преемник Сталина Хрущев книг почти не читал, и вообще был всесторонне невежественен, но у него были любимые внуки, которым он читал вслух сказки, то есть – и Чуковского, в первую очередь!.. Так что Корней Иванович оказался одним из немногих, чьё творчество знал и любил даже Хрущев!..


В результате закулисных маневров члены Комитета по присуждению Ленинской премии решили проигнорировать кляузу ветеранов партии, и по итогам тайного голосования, состоявшегося 11 апреля 1962 года, Ленинская премия за книгу "Мастерство Некрасова" К.И.Чуковского была присуждена 70-тью голосами "за", при 23-х голосах "против". А что – приспособленец, так в конце концов все - приспосабливались!.. Жизнь такая была, вот и всё…


Ещё немного о нашем герое. Общавшийся в 5060-е годы с К.Чуковским доктор наук В. Голяховский делился впечатлениями от него: "Многие из писательской элиты имели в Переделкино бесплатные комфортабельные дачи, построенные для них советским правительством. Это была "подкормка" инженеров человеческих душ, как их назвал Сталин. За подкормку многие из них прославляли Сталина и советскую власть. Но были и такие, кого не смогли заставить кривить душой. Чуковский был один из них. В мои приезды он рассказывал о гонениях на него. Другим писателем, который не заигрывал с советской властью, был близкий друг и сосед Чуковского по Переделкино Борис Пастернак". И когда начались сталинские репрессии, он встал в непрямую конфронтацию с властью. Диссидентов, в современном понимании слова, при Сталине быть не могло - их просто сразу уничтожали. Но редкие люди, как Пастернак, позволяли себе сопротивление неприятием власти".


Как боролся со Сталиным Пастернак – уже рассказывалось, и ещё будет рассказано.
Пока же зафиксируем: Чуковскому мало сказать: "Мы, писатели, конечно виноваты,
но таким было время…" И совершенно недостаточно ему заявить: "Мы ни в чём не
виноваты – жили, как умели…" Нет, ему допустимо, нужно и даже обязательно
объявить: "Все кругом были дерьмом, и лишь мы с Пастернаком – в шоколаде!..


Ха-ха-ха!..


А вот цитата из Чуковского в пересказе В. Голяховского: "Однажды он рассказал мне очень интересное наблюдение о быстротечности жизни: - Выхожу к себе в сад, вижу - маленькая девочка качается на низкой ветви яблони. Я говорю: "Девочка, как тебя зовут?" - "Танечка". - "Ты, Танечка, яблоки любишь?" - "Люблю". - "Знаешь, яблоки дает эта яблонька. Ты качаешься на ветке и можешь ее сломать. Тогда яблонька не станет давать яблоки. Танечка, ты бы лучше слезла с ветки". - "Хорошо, дедушка, я слезу..." Вот проходит немного времени, выхожу опять в сад, вижу - маленькая девочка качается на ветви яблони. Я говорю: "Танечка, ты яблоки любишь?" - "Люблю". - "Танечка, ты бы лучше слезла с ветки, а то сломаешь ее, и яблонька не станет давать яблоки". - "Хорошо, дедушка, я слезу. Только я не Танечка, я Анечка. А Танечка - это моя мама..."


Если вдуматься, то звучит это не как мораль не о быстротечности жизни, а тревога писателя, у которого вороватый народец тырит яблоки из сада. . Ну не люди у нас, а из поколения в поколение сплошное жульё!.. Дескать, мама - воровала яблоки с чужой яблони, дочка - ворует, внучка - тоже будет воровать…Во банда!..





А это место из воспоминаний В. Голяховского звучит по-настоящему трагически:
"Пошли под дождем к Дому писателей, и К. И. сказал вдруг: "А в сущности, я очень одинок". И добавил: "Когда-то, поселившись здесь, я думал: буду жить среди писателей, будем ходить друг к другу в гости, читать друг другу… И ничего из этого не вышло!"


Это звучит как итог жизни целого поколения сталинских гениев. Волей Вождя сохранённые во имя Советской власти от уничтожения этой властью, и поставившие свои умы и таланты на службу ей, - как корёжил их внутренне пресс тоталитарного государства, какие причудливые ростки негодяйства и двуличия вырастали на безжизненной почве страха, лжи, подкупа и равнодушия в их лущах…


Писательские дачи в Переделкино стали символом подлости самых лучших, самых способных, самых великих из тех, кто крепил и множил мощь этого проклятого Богом строя.


…Недавно так покорёжило, когда услышал по телевизору про переделкинские дачп: "Даже Сталин понимал необходимость обеспечить писателей нормальными условиями работы…"


Многие из современных писателей до сих пор так и не поняли: получить дачу в привилегированном посёлке для честного литератора в эпоху казней, ГУЛАГов и голодоморов - ПОЗОРНО. А им – не стыдно. Они получили бы без малейших сомнений. И жалеют только о том, что не придёт новый Сталин, и не даст им блага, подкупая их…


…Корней Иванович Чуковский умер от гепатита 28 октября 1969-го года, в возрасте 87 лет. Заразу скорее всего он подцепил от переделкинских крыс, которые подгрызали фундаменты писательских дач. В глубоко старом литераторе неожиданно обнаружилось ещё много жизненных сил: он умирал долго, и страшно кричал при этом…


…Переделкино в каком-то смысле стало подлинным проклятием для всей советской литературы. Предложение арендовать здесь дачу получали лишь самые авторитетные из советских литераторов. И все соглашались принять эту подачку из рук Сталина. Мне известен лишь один пример, когда сталинский подарок не приняли.


Шолохову тоже предложили поселиться в Переделкино.


Но он – отказался.
















Cвидетельство о публикации 280660 © Куземко В. В. 26.01.10 22:30

Комментарии к произведению 2 (0)

Комментарий неавторизованного посетителя