• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Иллюстрации к произведению:

Всё относительно

Всё относительно

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Ночь безмолвна и равнодушна. Небесная сфера усыпана алмазной крошкой звёзд, полная луна заливает землю своим призрачным светом, окрашивая всё живое в цвета смерти. По пустынной дороге идёт мужчина. Чёрная одежда и волосы, цвета воронова крыла ещё больше оттеняют алебастровую белизну кожи и кровавые искорки на дне зрачков. Он идёт медленно, не таясь, как бы гуляя, хотя такие как он обычно даже ночью предпочитают красться в тени, оставаясь незамеченными. Он жаждет конца, но в нём жива и надежда. Она еле теплится, но этого хватило, чтобы толкнуть его в путь, пусть даже не таясь и желая гибели. Однако, тёмное безмолвие нарушает лишь шорох его шагов по гравию.
Но вот и цель его путешествия – Железный Лес. Это страшное место, где живут лишь ведьмы и тролли, но надежда и отчаяние заставляют его бесстрашно вступить под мрачные своды, не колеблясь ни мгновенья. Ведь, если нечего терять, то и нечего бояться. Он долго скитался среди древесных исполинов, ища жилище старейшей из здешних ведьм. Лес пытался напугать незваного гостя, посмевшего потревожить немое спокойствие, но ему было нечего терять.
Сколько времени прошло?
Век?
День?
Минута?
Он не знал.
Но ему было всё равно.
Главное, что ночь всё не кончалась.
Наконец, Лес то ли устал пугать незваного гостя, то ли счёл его достойным, то ли просто хотел побыстрее избавиться, и вывел нарушителя спокойствия на залитую призрачным светом опушку. В центре на очень высоких пнях с выглядывающими из-под земли узловатыми корнями стояла небольшая деревянная избушка. Однако, та, что жила в ней, хоть и была очень стара, но в Страну Без Возврата уходить не торопилась.
Окинув, опушку безразличным взглядом тёмно-зелёных глаз, мужчина направился к жилищу ведьмы. Однако едва его пальцы коснулись двери, лёгкий ветерок взъерошил волосы на затылке, заставляя обернуться. Перед ним стояла тощая сгорбленная старуха с морщинистым, будто печёное яблоко, лицом, длинным крючковатым носом, абсолютно седыми волочащимися по земле распущенными волосами и жёлтыми глазами с вертикальным зрачком.
- Давненько у меня не было гостей из вашего племени, - с усмешкой проскрипела ведьма, не моргая глядя на пришельца. – Да ещё таких. Что ты ищешь?
- Ты не в нашем вкусе, - ответил он, обнажив в усмешке иглы клыков. – А ищу я помощи.
- Что, твоя светлая зазноба видеть тебя не желает? – всё с той же усмешкой, спросила старуха, продолжая пронизывать мужчину взглядом. Он вздрогнул, потупившись.
- Она не верит, что я способен чувствовать… Говорит, что мертвецы этого не умеют... боится меня…. – тихо прошептал он, даже не задумавшись, откуда она всё знает.
- Я могу даровать тебе покой…
- Покой? Я мечтаю о нём… Но проклятая надежда…
- Вам не бывать вместе, - жёстко отрезала ведьма. – Тебе никто не поможет.
- Но неужели ты не можешь…
- Тебе нужна кукла, говорящая слова любви под действием моих чар? – перебила старуха.
- Нет! Только не это!
- Тогда я могу лишь даровать тебе покой…
- Как? – тихо спросил он. – У лучших из охотников не хватает сил, чтобы покончить со мной. Солнце тоже бессильно…
Старуха молча вынула из складок одежды длинный кинжал. Серебряное лезвие было испещрено рунами, а на крестовине красовался огромный рубин. Заметив изумлённый взгляд мужчины, ведьма снова усмехнулась.
- Не важно, как он попал ко мне. Важно, что с его помощью ты обретёшь желаемое…
- Ты предлагаешь мне убить её? – гневно спросил он.
Усмешка ведьмы стала шире.
- Не её. Никто не может покончить с тобой, кроме тебя самого... Обычное оружие бессильно, но этот кинжал…
Мужчина молча смотрел на то, что в течении многих столетий убивало таких, как он. Сильных, слабых – не важно. Никто не мог пережить ран, нанесённых этим кинжалом. Но полвека назад кинжал исчез… И вот, нашёлся вновь.
- Так что, ты согласен? – дав гостю время подумать, проскрипела ведьма.
- Согласен.
Старуха протянула кинжал. Как только пальцы мужчины сомкнулись на рукояти, рубин и руны вспыхнули кроваво-красным. Он усмехнулся, провёл по лезвию кончиками пальцев. Кинжал возмущённо загудел…
- Что ж, спасибо за услугу, - печально улыбнулся мужчина, поднимая глаза на ведьму. Беспросветные тоска, боль и отчаяние этого взора заставили ухмылку сбежать с её лица. Она хотела было что-то сказать, но мужчина уже вонзил себе кинжал прямо в сердце.
…Старуха молча смотрела на неподвижное тело у своих ног, на блаженную улыбку, застывшую на тонких обескровленных губах. Она наклонилась и уже навсегда опустила веки потухших зелёных глаз.
- Что же я наделала…
- Уже всё? С отродьем тьмы покончено?
На пороге избушки показалась высокая тонкая девушка с короткими светлыми волосам и ясными голубыми глазами.
- Да… - кивнула ведьма, не отрывая печального взора от тела мужчины.
- Тебе никак жаль его, - насмешливо фыркнула девушка, спрыгивая на землю. – Неужели ты ему поверила?
- Дура! – вдруг рявкнула старуха, зло посмотрев на неё. – Он действительно любил тебя!
- Так чего же ты помогала мне и позволила ему убить себя? – всё с той же насмешкой спросила она. Ведьма потупилась, пряча взгляд. – Вот то-то же. Такие как этот, - изящная ножка в невысоком сапожке пнула безжизненное тело, - умеют только убивать. Да и он сам был трупом. Просто ходячим мертвецом, одолеваемым жаждой крови. Моей крови. Ты помогла мне, спасла от этого… существа. Как мне тебя отблагодарить?
Старуха вновь подняла взгляд, и девушка поразилась застывшей в нём печали и раскаянию.
- Прочь из этого Леса, - тихо прошептала ведьма.
- Тебе ничего не нужно?
- Прочь!!
- Ладно, как скажешь, - удивлённо фыркнула девушка. – Но всё-таки спасибо.
Старуха снова посмотрела на тело у ног. Лёгкое движение костлявых пальцев, и его охватило пламя, за считанные мгновенья превратив в гору пепла. Ещё одно движение - и порыв ветра разметал пепел, оставив лежать на земле лишь серебряный кинжал.
Cвидетельство о публикации 279141 © SleepLess 16.01.10 21:33

Комментарии к произведению 3 (0)

Я к тебе с идеей маньяческой: не возражаешь, если я пропишу по мотивам этой сказки свою (самостоятельную с легкой перекличкой), но с третьим финалом : проломитьв шаблон? Ну и во своими снежными тараканами, естественно ? ;

Ох, вот опять подтверждается моя мысль, что ненависть и любовь - это, в сущности, одно и тоже. Просто любовь - это этически выверенное право растерзать себе подобного.

Не сочти за придирки, но я бы первые два предложения слила в: "Ночь безмолвна и равнодушна".

Просто сама по себе "черная ночь" - доконают все филологи и прочии шалопаи. Вообще считается штампом и теоретически в литературном анализе на таком начале рассказа все дружно и рефлекторно чуют зубы козла на своей лингвистической ягодице и говорят - беее.

Своеобразный рассказ +10