• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Иллюстрации к произведению:

Герой и Змей

Зимняя Сказка

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Зимняя Сказка


(Пьеса в двух действиях)


Действующие лица:


Колдунья
Вирес
Кошка
Принцесса
Старый Змей (чудовище на пенсии)
Молодой Змей (чудовище, вынужденно действующее)
Мэр Города
Толпа (зрители, торговец, болельщики)
Мальчик-посыльный


Пролог


Озеро, закованное в серебристые оковы льда. Бревенчатый домик, из трубы которого вальяжно вытекает фиолетового оттенка дым. На крыльце сидит колдунья в черных одеждах. Она отрешенно созерцает вальс искрящихся в неверном зимнем свете снежинок. На коленях колдуньи калачиком свернулась кошка. Волшебный мир Ледяных Историй растянул снежное полотно и застыл в ожидании.



 Колдунья. Вот уже несколько тысяч лет я проживаю разные жизни и всегда возвращаюсь сюда. Мне уютно в этом чудесном краю, где есть знание, магия, безупречность природы и нежная мелодия тишины. Здесь можно мирно жить в уединении, общаясь лишь со своей кошкой и проводя время за чтением книг в моей библиотеке. Здесь заканчивается суета и взаимодействие с кем-то. Кроме себя. И я люблю этот мир за то, что он дарит величайшее из чудес — шанс остаться собой и познать сущность и уловить пульс Вечности.


 Кошка. Тогда почему ты грустишь?


 Колдунья. Потому что и от себя устаешь.


 Кошка. А по мне, так нет ничего лучше, чем свернуться у тебя на коленях и мурлыкать, когда твои пальцы скользят по моей спине. Согласись, в эти безмятежные минуты нам не нужен никто.


 Колдунья. Но даже это состояние порой надоедает, и мы начинаем что-то делать.


 Кошка. Что, опять?


 Колдунья. Мне снова стало скучно. К тому же ты знаешь, что нет в мирах ничего, что растаяло бы как снег по весне, и нет ничего, что оставалось на месте. Даже горы двигаются в своем уникальном ритме. Пора уже и мне вновь начать творить.


 Кошка. Настало время новой сказки?


 Колдунья. Настало. Ведь кто-то уже мчится сюда на вороном коне, хотя пока для меня загадка, кто это и зачем он едет сюда.


 Кошка (потягиваясь) Значит, ты уже сместила свою юдоль...


 Колдунья. Отчасти.


Избушка превращается в мрачный особняк на перекрестке дорог. Вдали виднеется город, а вернее — его защитные стены. Стук копыт уже слышится отчетливо. Колдунья кутается в черную кружевную шаль и, усмехаясь, уходит в дом, унося на руках Кошку.
Сказка начинается там, где заканчивается уединение.


Действие I


Сцена 1


Распахивается дверь особняка Колдуньи, и в прихожую вносит себя мужчина в дорожном плаще. Он ошарашено оглядывается по сторонам, пытаясь понять, куда его занесло. Но по прихожей понять что-то сложно, ибо кроме вешалки в виде причудливого дерева, зеркала во всю стену и лавки в ней ничего и нет. Пробурчав пару ругательств под нос, мужчина снимает плащ и, оставшись в кожаных доспехах идет по коридору, продолжая ворчать.


 Мужчина. Ну и вечерок мне выдался. Я получил заказ от одного напыщенного индюка освободить Город от чудовища, имени которого не знаю, спасти королевскую дочь, поддержать свою репутацию Величайшего Героя, а заодно заработать деньжат для собственного замка. Но теперь уже ничего понять не могу. На карте не было никакого особняка, городские ворота наверняка закрыты, а переночевать где-нибудь надо.


Сцена 2


Мужчина толкает первую дверь и входит в комнату, оказавшуюся гостиной. В углу мерцает размеренным пламенем камин, возле него в кресле сидит молодая женщина, погруженная в чтение книги. На подлокотнике кресла дремлет кошка. Женщина оборачивается на шум и с усмешкой смотрит на вошедшего. Зрители уже понимают, что перед ними Колдунья.



 Мужчина. Там дверь была не заперта, и я счел возможным войти.


 Колдунья. Я никогда не запираю двери. В этом нет смысла. Ты кто?


 Мужчина (озадаченно). Я лорд Вирес, владелец Замка и предводитель Ордена Героев.


 Колдунья. И что понесло тебя в путь?


 Вирес. Так это, надо ж, чтобы кто-то совершал подвиги.


 Колдунья. Понятно. Тебя понесло на подвиги. Здесь ты чего ищешь?


 Вирес (в явном смятении) Ночлег, если честно. И ужин какой-нибудь.


Колдунья откладывает книгу и что-то шепчет. В гостиной появляется стол, на котором расставлены столовые приборы. Подойдя к столу, Колдунья проводит рукой над тарелками, и на них появляется еда. Делая вид, что не замечает изумления Виреса, она возвращается к камину и вновь садится в кресло.


 Колдунья. Здесь есть свободные комнаты, можешь занять любую из них.


 Вирес (преодолев себя). Слушай, а ты кто?


 Колдунья. Я Колдунья.


 Вирес (с подозрением в голосе). Злая?


 Колдунья. Безразличная.


Видимо, на время удовлетворившись ответом, Вирес приступает к трапезе. Кошка спрыгивает с подлокотника кресла и устремляется к герою. Забравшись к нему на колени, она начинает мурлыкать.


 Вирес. Тебе чего?


 Кошка. Давно людей не видела.


 Вирес (изумленно) Ты еще и разговариваешь?!


 Кошка. В этом мире право на слово есть у всех. И кошки — не исключения. Тем более что ты все равно хотел общения. Так какая разница, с кем тебе говорить.


 Вирес. Ну не с Кошкой же.


 Колдунья. Когда нужен собеседник, Кошки зачастую более удачны в этом отношении, нежели иные люди.


 Вирес. Вот это ты о чем?


 Колдунья (равнодушно). Просто пытаюсь поддержать беседу, коя мне, в сущности, безразлична. Ибо зачем ты тут — понятно. И куда дальше отправишься — тоже.


 Вирес (с негодованием). Ты мои мысли читала, что ли?!


 Колдунья. В этом не было необходимости. Ты сам упоминал подвиги. А в понимание большинства подвиг — это кого-нибудь убить. Причем кого-то непонятного лично тебе и толпе. Кого убивать собираешься?


 Вирес (приосанившись) Злобное чудовище, затаившееся в подземных катакомбах Города. Оно требует дань с города в виде юных красавиц, погрязло в мерзости и вообще контролирует весь Город, проникая в сердца и мысли простых людей, опутывая их своими чарами. И Король дал мне наказ уничтожить чудовище.


 Колдунья. И кого же на этот раз назначили чудовищем?


 Вирес. Это мерзкое чудовище народ прозвал Змеем.


 Колдунья. И что в этом Змее плохого? Он же в подземных катакомбах сидит и на свет не вылазит. Даже полезным бывает: яд для целебных мазей поставляет, врагов, которые от страсти к завоеванием всего и вся на Город ломятся, в скульптуры превращает...


 Вирес. Он мерзок!


 Колдунья. Он просто отличается от стандарта. Да не закипай ты. Мне уже давно известно, что скроенному по шаблону любой инакомыслящий и непохожий поперек горла стоит даже тогда, когда инакомыслящий вообще ничего плохого ему лично не сделал.


 Вирес. Я спасу Город и получу награду.


 Кошка. Да мы уже поняли, что тебе заняться больше нечем.


 Колдунья (печально). Когда мысли вытесняет рефлексия — такое и происходит.


 Вирес. Ты мне лучше скажи, где этот Змей. А дальше я сам разберусь.


 Колдунья. Он появится к утру. Придет ради этой битвы. Потому что ему тоже скучно.


 Вирес. А принцесса?


 Колдунья. Какая принцесса?


 Вирес. Змей держит в плену прекрасную деву королевских кровей. Она у него находится в черном услужении. И я освобожу ее!


 Кошка (шепотом к Колдунье). Это в твоей Сказке есть?


 Колдунья (шепотом Кошке). Ну раз пожелал — будет. (Виресу с усмешкой) Убьешь Змея, пойдешь принцессу... хммм... осчастливливать.


Вирес вскакивает из-за стола и, чеканя каждый шаг, подходит к Колдунье. Слегка призадумавшись, он оглядывает гостиную, замечает еще одно кресло и придвигает его к камину поближе, садясь рядом с Колдуньей. Раскурив трубку, он с негодованием смотрит на задремавшую Кошку, потом на Колдунью, вновь погрузившуюся в чтение и, явно рассерженный этим театром равнодушия, решает разнообразить сцену своим недовольством.


 Вирес. Я не понимаю, на что ты намекаешь.


 Колдунья. Да лишь на то, что любой подвиг — не более чем рефлексия. И последствия подвига — они отнюдь не так радужны и милы, как почему-то считается.


 Вирес. Я сделаю благое дело! Даже несколько. Убью чудовище, освободив катакомбы, спасу деву от чудовища и получу награду от напыщенного индюка Короля за спасение девы.


 Колдунья. Так все дело в деньгах?


 Вирес (разводя руками). Ну жить-то на что-то надо.


 Колдунья. Тогда к чему тут высокопарные речи о благих намерениях и героизме? Это ведь просто работа.


 Вирес. Так она полезна всем.


 Кошка. И давно ты стал всем и всеми?


 Колдунья (обращаясь к Кошке). Спокойно, а то он сейчас общими репликами Орденом сформированное мировоззрение, состоящие из оправдания жестокости и рефлексий нам долго и занудно цитировать будет. Роль он себе такую выбрал, а смысл ее считает, что и остальные разделять должны. А то, что знать и разделять — это, вообще-то, не одно и тоже, он не учитывает. (обращаясь к Виресу) Тогда тебе стоит выспаться перед поединком. Чем оправдать свои действия — тут уж твой Орден за тебя подумал.


Колдунья поднимается с кресла и уходит из гостиной. Вирес вскакивает и бежит вслед за ней. Кошка провожает их флегматичным взором и мирно засыпает. В камине багрянцем мерцают угли. И тишину гостиной слегка лишь нарушает ветер, стучащийся в окно.



Сцена 3


Коридор освещается неверным светом свечей в изящный канделябрах. Каждый из них — статуэтка какого-нибудь животного. Вот медведь держит в лапах свечу. Вот дракон, внутри которого плавится восковое сердце. Вирес догоняет Колдунью и хватает ее за руку.



 Вирес. Значит, то, что я делаю, по-твоему, лишь мой эгоизм?!


 Колдунья. Любое твое действие — это проявление эгоизма просто потому, что действие это твое. И нужно оно прежде всего тебе. Просто это слишком естественно, чтобы не возникло искушение сию истину переврать.


 Вирес. То есть, ты не считаешь, что убив Змея и спася тем самым принцессу, я внесу благо в сердца людей?


 Колдунья. Ты получишь плату за это от напыщенного индюка и, укутавшись в лавры, засядешь либо в Замке, либо в таверне. И будешь там ораторствовать, пока деньги не кончатся. А как кончатся, найдется следующий индюк. И так до бесконечности. Просто пекарь печет свой хлеб — это его работа. Ты убиваешь тех, кто заказчику неугоден, не обременяя себя ответственностью за дальнейшее, что, в общем-то, мудро, ибо не твое это дело — последствия упорядочивать.


 Вирес. Но ведь кто-то должен убить чудовище!


 Колдунья. Да поняла я, дурень, что твоя работа — убивать тех, кого заказчик считает чудовищем.


 Вирес (сжимая ее запястье крепче). Но ведь это же подвиг.


 Колдунья (поморщившись). Отпусти мою руку, а то герой с подбитым глазом — не слишком-то в духе добрых сказок. Ты Орден свой конфузишь своим пылом.


 Вирес. Так ты защищаешь чудовище?!


Колдунья вырывает свою руку из ладони Виреса и идет дальше по коридору, в конце которого в тени проступают очертания лестницы. Вирес бьет кулаком по стене так, что с потолка осыпается побелка и в недобрый час вышедшие на разведку сверчки, и упрямо вновь догоняет Колдунью возле лестницы.



 Вирес (хватая Колдунью за плечи и вцепляясь в нее мертвой хваткой) Ты защищаешь чудовище?!


 Колдунья (с проступившим раздражением) Я просто наблюдаю все эту историю. Чего еще надо-то?


 Вирес. Я убью Змея! Это — подвиг! О моем славном деянии сложат песни и саги...


 Колдунья (с насмешкой) Вечно голодные менестрели, чтобы было чем на прокорм заработать.


 Вирес. Тогда почему ты так неправильно к этому относишься?!


 Колдунья (пытаясь высвободится) Я вообще к этому не отношусь. Не я ж Змея убивать собираюсь.


 Вирес. Но тебе не нравится, что я это сделаю. Видно ты злая колдунья, раз тебя нервирует то, что зла в этом мире меньше станет.


 Колдунья (устало) Ты сам еще от своей проповеди не устал? Добрая, злая... Знающая я. И достаточно взрослая, чтобы понимать, что нежелание восторгаться чужой придурью воспринимается злом.


 Вирес. Тогда почему ты дергаешься?!


 Колдунья. Ты вцепился в мои плечи так, что у меня уже половина тела онемела, и удивляешься, с чего я дергаюсь?


 Вирес (не разжимая рук) Так иначе ты меня и слушать не желаешь.


 Колдунья. Тебе вроде бы был нужен ужин и ночлег. Ужин уже был, койку найдешь в любой комнате. А про то, чего ты сделать собрался, ты уже сто раз повторил.


 Вирес. Но ты не хочешь этого понять!


 Колдунья (сквозь смех) То, что я не собираюсь восторгаться твоими грядущими деяниями, вовсе не значит, что я не понимаю, что ты собираешься делать.


 Вирес. Значит, не понимаешь.


 Колдунья (вновь пытаясь высвободится) Ты вообще вменяем?


 Вирес. Вменяем и благороден.


 Колдунья. И благо свое решил втрясти во всех подряд.


 Вирес. Я, вообще-то, герой, чего ты игнорируешь.


 Колдунья (с недоумением) Ну и что с того, что ты герой. Сколько вас дороги топчут. Что мне теперь, каждым сагами облепленным воякой восторгаться?


 Вирес. Но ведь это неправильно.


 Колдунья. Что у тебя опять неправильно?


 Вирес. Я тут подвиги совершаю, а тебе, видите ли, книжки, кошки и куда тебя вот сейчас понесло — интересней моей персоны.


 Колдунья. Ну, совершай, я-то тебе чем мешаю?


 Вирес. Ты меня не слушаешь.


Хлопнула дверь, и послышался торопливый топот ног. К Виресу и Колдунье подбежала юная дева в плаще из змеиной кожи и умоляюще посмотрела на Колдунью.



 Дева. Умоляю, помогите мне.


 Колдунья (пытаясь отцепить от себя Виреса) Что-то случилось, Принцесса?


 Вирес (еще крепче сжимая плечи Колдуньи) Ты та самая плененная Змеем Принцесса?


 Дева (пропустив мимо ушей реплику Виреса, к Колдунье) У Змея воспалилось десна, и он теперь свернулся в катакомбах грустный и от еды отказывается. Аптекарь говорит, что нужен волшебный эликсир, которым надо будет ему десну протереть. Но у меня эликсира-то и нет.



Колдунья щелкает пальцами, и перед Принцессой появляется флакон с сияющей жидкость. Принцесса хватает флакон и убегает.



 Вирес (озадаченно) Так это кто был?


 Колдунья (устало) Принцесса, которую ты собрался спасать.


 Вирес. Так она ж вроде в плену у Змея.


 Колдунья. Не озадачивайся, в сагах потом найдут, как концы связать.


 Вирес. А почему она за Змея так переживает?


 Колдунья. Так она ж с ним уже три года, как в катакомбах живет. Вот и привыкли они друг другу. А когда привыкаешь к тому, кто рядом, очень не хочешь, чтобы ему было больно и плохо. Это называется заботой о ближнем.


 Вирес. Но она должна томиться в ожидании освободителя, то есть меня! А не бегать к злой Колдунье за снадобьем от чудовищных хворей.


 Колдунья. Не должна, разумеется. Но, как видишь, бегает. Освободитель-то Змея убьет и сбежит на все четыре стороны, а со Змеем они давно вместе хозяйство ведут. И убери от меня уже руки. Ты на бой рвался? Рвался. Так иди высыпаться перед подвигом, а то ее папаша, по твоим же уверениям — индюк, твой гонорар на что-нибудь другое спустит.


 Вирес. С индюком я потом рассчитаюсь.


 Колдунья. Может, тогда наконец отправишься спать перед своим героическим мордобоем? Я и так знаю, что тебе нужен зачарованный меч, являющийся по сути мастерски выкованной железякой с гравировкой в виде рун на неизвестном большинству языке и карта катакомб. К утру — появится. И (в голосе Колдуньи проявляются язвительные интонации) ты вообще-то должен был влюбиться в Принцессу. А не трясти меня, как грушевое дерево, невесть чего домогаясь.


 Вирес. Я ее вообще-то должен спасти по законам сказки, убив Змея. И убью, и спасу. А влюбляться мне в нее некогда. Верну папаше, заберу деньги и пойду праздновать свой подвиг. Хотя может и влюблюсь на ночь другую, пока папаше ее не верну. Еще не решил.


 Колдунья. Может, тогда отпустишь мои плечи? А то больно, знаешь ли.


 Вирес (ехидно) Если отпущу, ты уйдешь, куда шла, так и не оценив мой героизм, и мне придется прозаично ложиться спать в одиночестве.


 Колдунья (ошарашенно) А чего ты хотел-то перед подвигом?


 Вирес. Вообще-то, по многим сагам герой перед подвигом занимается любовью с восторженной его отвагой девой.


 Колдунья. Тогда тебе стоило остановиться на ночлег в борделе.


 Вирес (злобно) Ты портишь сюжет.


 Колдунья (уныло) У меня в этой Сказке роль где-то между созерцателем и реквизитором.


 Вирес. Вообще-то — это вроде бы жизнью зовется.


 Колдунья. Так жизнь и есть череда сказок с перерывами на антракты и смену декораций.


 Вирес. Так вот, в этой сказке я вообще-то Герой.


 Колдунья. А я вообще-то созерцатель и поставщик магического хлама.


 Вирес. А где твой восторг от моего героизма?


 Колдунья. Не случился.


 Вирес. А должен случиться.


 Колдунья (заикаясь) С какой стати?


 Вирес. Я герой, и мне лучше знать.


 Колдунья. Вот и иди на свои подвиги, меч утром получишь.


 Вирес. А койка?


 Колдунья. За любой из дверей найдешь.


 Вирес (с яростью) Я в ней один, что ль, спать должен?!


 Колдунья (совсем озадаченно) Тебе плюшевого мишку, что ль, создать?


 Вирес. Только не говори, что ты не понимаешь, к чему я речь веду.



Колдунья шепчет какие-то слова, и с потолка пикирует горгулья. Вирес вынужденно расцепляет руки и вступает с горгульей в битву. Тем временем Колдунья торопливо убегает. Вирес, одолев горгулью, озадаченно оглядывается по сторонам.





Сцена 4
 
 Вирес. Вот я не понял, что за издевательство. Мне теперь до утра и правда что ль спать идти? Вообще-то так нечестно. Ну ничего, я еще поквитаюсь с такой несправедливостью.


Вирес открывает ближайшую дверь и скрывается за ней.




Действие II


Сцена 1


Гостиная. Из окна ее освещает заря. В кресле сидит Вирес, прихлебывая из кувшина отнюдь не кофе, и уныло взирающий на часы. Кошка дремлет на подоконнике. Сказка замерла в ожидании событий.



 Вирес. Так, вот я проснулся, а ни меча, ни карты мне так не предоставили. И вообще, где эту чертову Колдунью носит?!


 Кошка (открывая один глаз) Она выясняет обстоятельства твоего подвига и ждет ответа от Змея.


 Вирес. А кто тут Змея спрашивает?!


 Кошка. Ну так он должен же знать, куда ему на бой выползать. Кстати, горожане уже думают, где в случае твоей победы им взять нового змея. А то герои приходят и уходят, а для лечения артрита змеиный яд в мази должен быть всегда.


 Вирес. А ничего, что мои действия воспевают все, кому не лень?


 Кошка. Но не стоит забывать, что кому-то по этому поводу горланить может быть и лень.


 Вирес. Вы обе какие-то неправильные. Не поймешь вас. Вроде помогаете, а зачем — не ясно.


 Кошка. Мы можем поучаствовать в событиях, но роль мы выбираем сами.


 Вирес. И в чем же ваша цель?


 Кошка. Нам скучно, а беготня героя за чудовищем всегда забавна.


 Вирес. Я вам шут, что ль?!


 Кошка (зевая) Шут ты или Герой, все зависит от восприятия зрителя. Сегодня ты — Герой, завтра — Чудовище, послезавтра — Наемник, а неделю спустя, кто знает, куда тебя занесет.


 Вирес. Вообще-то, меня ждет Змей.


 Кошка. Так бери меч и иди его руби.


 Вирес. Меч я еще не получил. Карту катакомб — тоже. И вообще, за мной следом туда никто не полезет — а это неправильно.


 Кошка. Тебе деньги нужны или шоу устроить?


 Вирес. Желаю совместить.


В гостиную заходит Колдунья, держа в руках двуручный меч. Услышав последнюю фразу Виреса, она останавливается, что-то прикидывает в уме, кладет меч на стол и куда-то уходит.



 Вирес. Ну вот и как это понимать?


 Кошка (вальяжно) Чего тебе опять не так? Это (лапой показывает на двуручник) тот самый волшебный меч, тебе предназначенный. Имя его — Благородство. Им ты сокрушишь Змея. Это (показывает лапой на тряпицу, в которую завернут меч) волшебный мешок. В нем ты голову Змея индюку отнесешь. Принцесса за тобой пойдет, потому как после смерти Змея ей деваться некуда. Ну и папе перья повыдергивает. Но это уже — в антракте.


 Вирес. Значит, мне пора на бой. Змей готов к битве?


 Кошка. Сейчас как раз ждем ответа от Змея.


Входит Колдунья, сжимая в руках Свиток, являющимся письмом от Змея и протягивает его Виресу. Вирес раскрывает, углубляется в чтение. Сперва он хмурится, потом разражается площадной бранью. Бросив свиток на стол, он начинает метаться по гостиной, кроя междометиями жизнь в целом и эту сказку в частности.



 Кошка. А чего он там такое вычитал-то?


 Колдунья (пожав плечами) Всего лишь уточнения сюжета.


 Текст Свитка:


Приветствую тебя, Герой.
Мне стало известно, что ты счел меня чудовищем и вызываешь на бой. Так вот, уведомляю тебя, уважаемый, что чудовищем я был в молодости, а сейчас уже на пенсии и спокойно занимаюсь мирными делами (произвожу яд для целебных мазей). Принцесса уже давно не принцесса, а моя помощница. Мы живем вместе в катакомбах и очень не хотим, чтобы наш покой нарушали.
Однако, мы с пониманием отнеслись к твоему нелегкому делу. Поэтому на главной площади города тебя будет ждать Юный Змей, который в свою очередь ненавидит героев и готов вступить с тобой в битву. Принцесса некоторое время посидит в углу площади, запертая в клетке, дабы создать нужный эффект. Билеты на битву уже проданы, средства из казны на торжественный пир — выделены, столы уже накрывают. Поэты так же готовы приступить к воспеванию твоего героизма, только еще не знают, им победу твою возносить, или гибель оплакивать. Мнения разделились, в общем.
Так что завтракай, бери меч и езжай на площадь, дабы свершилась Великая Битва. Желаю удачи.
Подпись: Змей
 P. S. Ключ от клетки прилагается.



 Вирес. Ну и как это называется?! На пенсию он, видите ли, ушел!


 Колдунья. Ну, он же не мог все время быть чудовищем. И вообще, какая тебе разница, кому конкретно в поединке голову отрубить?


 Вирес. Да нелепо это.


 Кошка. Тебе деньги за отрубленную голову чудовища, пленившего принцессу, по контракту обещаны?


 Вирес. Ну да.


 Кошка. Так вон чудовище принцессу пленило и ждет тебя на площади. Что опять не так?


 Вирес. Все не так.


 Колдунья. А ты не анализируй. Бери меч и — вперед на бой. Чудовище есть, принцесса в клетке — есть, зрители собрались.


 Вирес. И всем глубоко фиолетово, на кой это все делается.


 Колдунья. Так шоу для того и требуется, чтобы отвлечься от рутины.



Вирес ставит кувшин на стол, берет меч, придирчиво его оглядывает, удовлетворенно хмыкает и идет к двери. На пороге он оборачивается.



 Вирес. А вы чего, не идете, что ль?


 Кошка. Я точно нет, мне у камина хорошо.


 Колдунья. Да мне вроде незачем. Реквизит выдала, а дальше уже сам. Это же твой подвиг.


 Вирес (возмущенно) А восхищение?


 Колдунья. Ты едешь на бой. Ура! Виват и все такое. Доволен?


 Вирес. Нет.


 Кошка. Ты на бой, твою геройскую за шкирку, идешь или чего торгуешься?!


 Вирес. Один не пойду!


 Колдунья (обессиленно) Сказочно...


 Кошка. Тебя вообще-то зрители ждут.


 Вирес. Ну и подождут.


 Кошка. Так все уже накрыто.


 Вирес. Неважно.


 Кошка. А чего не так-то?


 Вирес (кивая на Колдунью) А чего она идти не хочет?


 Кошка (Колдунье) Может, прогуляешься с ним, а то он вообще никуда не уйдет.


 Колдунья (Виресу) Не уйдешь?


 Вирес. Не уйду.


 Колдунья. А подвиг?


 Вирес. А кому он нужен?


 Кошка. Так тебя ж наняли чудовище убить. Тебе деньги не нужны, что ль?


 Вирес. Нужны.


 Кошка. Так реквизит выдали. Иди в бой.


На лице Виреса проступила чрезмерно прохиндейская улыбка. Неожиданно он направился к Колдунье, закинул ее на плечо и вышел за дверь.



 Кошка. Что ж, теперь я могу подремать в тишине, мирно гадая, чем же дело кончится. (засыпает)



Сцена 2


Городская площадь. Народ почтительно расступается перед едущим на вороном коне Виресом, который зол, как разбуженный в шесть утра в выходной соседским ремонтом обыватель. Перед ним в седле сидит связанная Колдунья, бросающая яростные взгляды на героя. Молодой Змей свернулся кольцами и ждет поединка в центре площади. В углу площади из клетки Принцесса раздает интервью пиитам и глашатаям. Вирес подъезжает к клетке, открывает ее и запихивает внутрь Колдунью. Затем запирает клетку и, вновь оседлав коня, едет к месту боя.



 Молодой Змей (презрительно щурясь сквозь воображаемый лорнет) Это ты, что ль, герой?


 Вирес (с должным событию пафосом) Я пришел сюда, дабы свергнуть проклятое чудовище и освободить принцессу из лап его!


 Молодой Змей. А где ты у меня лапы увидел?


 Вирес. Это метафора. Не перебивай меня, гнусная рептилия.


 Колдунья (из клетки) Между прочим, эта гнусная, как ты выражаешься, рептилия у китайцев — олицетворение мудрости.


 Вирес (Колдунье) Все равно он — гнусная рептилия.


 Молодой Змей. Шшш.


 Вирес. Так вот, я вызываю тебя, Чудовище, на честный бой. И пусть восторжествует справедливость!


 Молодой Змей. Я, могущественное чудовище, принимаю твой вызов!



Вирес пришпорил коня и, выхватив меч, ринулся на Молодого Змея. Народ восторженно ахнул и начал скандировать.



 Голос из толпы. Бей Рептилию!


 Второй голос. Кусай его, Чудовище!


 Голос торговца. Граждане, налетай-покупай: пиво холодное, огурчики малосольные, свежие раки.


 Голос Мэра. Ставки сделаны!


Зрители чавкали и неистовствовали. Вирес отважно бился с Молодым Змеем не на жизнь, а насмерть. Тем временем Принцесса помогла Колдунье избавиться от веревки и они, достав колоду карт, мирно начали играть в переводного "Дурака". Старый Змей, укутанный в плед, подполз к клетке в сопровождении мальчишки-посыльного, несущего поднос с двумя чашками крепкого кофе. Колдунья и Принцесса взяли чашки и, не отрываясь от игры, завели со Старым Змеем беседу.



 Колдунья. Как твои дела с поставкой яда?


 Старый Змей. Да ничего вроде. Десна зажила, готов к сотрудничеству.


 Принцесса. Ты обед свой нашел?


 Старый Змей. Разумеется. Все в порядке.


 Колдунья. Ну вот и сказочно. (косясь на поединок героя и чудовища) Интересно, они еще долго там плясать будут?


 Старый Змей. Ну, еще минут пять покружат, а потом — известное дело — либо герой чудовище обезглавит, либо чудовище героя ядом отравит.


 Принцесса. А ничья там возможна?


 Колдунья. Тогда придется отзывать ставки. А это — невыгодно.


 Принцесса. Кому невыгодно?


 Старый Змей. Экономике Города. Кто-то из двух бойцов должен умереть. Это — закон.



Тем временем Вирес совершил обманный выпад и обезглавил Молодого Змея. Голова рептилии со стуком покатилась к клетке, а тело забилось в конвульсиях под восторженный рев толпы. Вирес приосанился в седле и с удовлетворенным видом внимал восторгам толпы. Старый Змей предусмотрительно уполз от клетки и скрылся в катакомбах. Вирес подъехал к клетке и спешился. Принцесса изобразила на лице своем наивный восторг. Вирес открыл клетку, и Принцесса выбежала из нее.



 Принцесса. О Великий Герой! Ты освободил меня из мрачного плена! Я восхищена твоей отвагой. (шепотом к Колдунье) А дальше чего говорить-то?


 Колдунья (выходя из клетки, шепотом Принцессе) Ну про то, что сердце твое навеки принадлежит ему и все такое.


 Принцесса (обращаясь к Виресу) Мое сердце принадлежит тебе навсегда, о герой всех Сказок мира.



Тем временем Колдунья пытается скрыться в толпе, но герой нагло хватает ее за плечо.



 Вирес (обращаясь к Колдунье) Далеко собралась?


 Колдунья. В свой особняк, а что?


 Вирес. Обнаглела?


 Колдунья. А здесь-то я что забыла?


 Вирес. Если ты не заметила, я только что обезглавил мерзкую рептилию.


 Колдунья. Заметила. Ура! Мои поздравления.



И, не дожидаясь ответной реплики, скрывается в толпе.



 Принцесса. Столы накрыты, народ чествует тебя.



К Виресу и Принцессе подходит Мэр Города с кубком.



 Мэр. Мои поздравления, лорд Вирес. Город будет помнить вас!


 Толпа. Слава герою! Ура!


 Голос торговца. Пиво, огурчики малосольные, сырные палочки. Налетай-покупай.


Вирес хмуро запихивает голову чудовища в мешок, сажает Принцессу в седло и под радостные вопли толпы едет к праздничному столу. Впрочем, выражение лица его несколько не вписывается в события. Так случается, когда в сюжете появляются проплешины, именуемые жизнью.



Сцена 3



Праздничный пир. А вернее — его финал. Почетные гости уже лежат под столами. Вирес берет мешок с головой Молодого Змея, жестом приказывает принцессе следовать за ним и покидает вместе с ней Город. Дорога запорошена снегом. Луна освещает путь. Принцесса тихо грустит.



 Вирес. Так в чем дело-то?


 Принцесса. Я за Старого Змея беспокоюсь. Вдруг у него запасы еды раньше закончатся, чем я назад вернусь.


 Вирес. Вот послушаешь вас, женщин, и вообще понимать перестанешь, на кой и кому подвиги сдались.


 Принцесса (смиренно) Да я против доли своей не восстаю.


 Вирес. Вот почему мне сейчас кажется, что меня явно где-то надули?..


 Принцесса. О том мне неведомо. Сейчас ты вернешь меня отцу, заодно и вручишь ему голову Чудовища, получишь плату и уедешь. Так было суждено.


 Вирес. Но чего-то лучше от этого никому не стало.


 Принцесса. Почему же? Тебе — стало. Имя твое в истории сохранится, слава героя — предел мечтаний для большинства, деньги за убитое чудовище получишь. Чем ты недоволен?


 Вирес. Да тем, что не всем мой подвиг кажется чудесным.


 Принцесса. Ну, так герой всем нравиться и не может.



Вдали различается Замок, где живет Отец Принцессы, прозванный надутым индюком. Оставшийся путь к нему Вирес и Принцесса проделывают в безмолвии.




Эпилог


Озеро, скованное льдом. Избушка, над которой витает сизый дым. На крыльце вновь сидит Колдунья и пером что-то пишет в книгу. Рядом сидит Кошка и мурлычет.



 Колдунья. Итак, Вирес одолел злое чудовище, спас Принцессу и вернул ее отцу. Получил награду да отправился в свой Замок разбираться с делами до следующего подвига. А мы разнообразили свое уединение событиями.


 Кошка. Странная Сказка получилась, не находишь?


 Колдунья. Сказка всегда странная, когда из нее вычерпана благоглупость и прогорклое масло пафоса.


 Кошка. И вот мы вновь в своей волшебной Юдоли зимы мирно взираем на чудесное озеро. Мурлык. Хорошо-то как.


Раздается стук копыт. Колдунья вздрагивает и роняет книгу. Кошка вздыбливает шерсть и шипит. На поляне появляется уже знакомый вороной конь. Верхом на нем не менее знакомый Вирес с каким-то уж чрезмерно естественным выражением лица. Он приближается к крыльцу, спрыгивает с коня и решительно направляется к Колдунье.



 Колдунья. Так, и что тебе в моей юдоли надо?


 Вирес. А я на новый подвиг иду.


 Колдунья. Вот как? Поздравляю.


 Вирес. И тебе неинтересно — какой?


 Колдунья. Опять, что ль, чудище безвинное обезглавливать собрался?


 Вирес. Не угадала. Я другую легенду исполнить решил.


 Колдунья (нервно) Что еще за легенда?


 Вирес (ехидно) А вот послушай. В Царстве Зимы жила прекрасная волшебница, сердце которой было покрыто льдом. Иногда она покидала свою обитель, чтобы развеять скуку и бродила среди людей, иногда помогая им. Но она всегда возвращалась в свою Юдоль и погружалась в созерцание своего волшебного края, где было лишь знание и мертвое совершенство природы.


 Кошка. А что, это нынче преступление?


 Вирес (Кошке) А ты вообще не разговаривай, животное!


 Кошка. Фхш.


 Колдунья (пятясь к двери) А от меня чего надо? Карту Царства Зимы?


 Вирес (нагло надвигаясь на нее) Так я уже тебя нашел, между прочим.


 Кошка (Колдунье) Вот поэтому героев обычно отправляют куда подальше после подвига, а не пускают все на самотек.


 Колдунья (Кошке) Так он вроде к себе в Замок отправился чего-то там наживать.


 Кошка (Колдунье) По ходу, это он в антракте как-то слишком самостоятельно подумал.


 Вирес. И собираюсь исполнить свой подвиг.


 Колдунья (изумленно) Ты меня на бой, что ль, вызываешь? За чудовище принял? Так это, я уже в отставке.


 Кошка. Подтверждаю. Мы это, второстепенные персонажи.


 Вирес (злодейски) А вот с этим уже как-нибудь потом разберемся, кто там какой персонаж.


 Колдунья. Ну, ты разбирайся, а я пока книжку почитаю.


 Вирес. А вот и нет! Я должен растопить твое сердце!


 Кошка. Ну вот, пожалуйста — еще один гибрид грелки с развратником.


 Колдунья. А почему сразу мое-то?


 Вирес. Но ведь ты страдаешь от одиночества.


 Колдунья. Вообще-то — нет.


 Вирес. По легенде — страдаешь.


 Колдунья. Эта легенда — вранье.


 Кошка. Еще раз повторяю, мы — второстепенные персонажи.


 Вирес (безапелляционно) А вот в моем Замке я решать буду, кто там кем кому приходится.



Вирес сгребает замешкавшуюся в попытках разобраться, что за Сказка внезапно стартовала без ее желания, Колдунью в охапку, седлает коня и уезжает.



 Кошка. Беда с этими героями и подвигами. Один отметить не успевают, как на следующие тянет.


Кошка устремляется следом за всадником и, незаметно запрыгивает в его дорожную сумку.
В вальсе кружат декоративной красоты снежинки.



Конец


Cвидетельство о публикации 275834 © Necromanser' Joke 27.12.09 06:41

Комментарии к произведению 12 (8)

Классная пьеса!мне очень понравилась!

Великолепно !!! Потрясающе !!! Читал сейчас в слух супруге , нам всё очень понравилось !!! Вы молдчина счастья Вам и вдохновенья !!!

Не знаю, но по-моему, в данном произведение главное - даже не сюжет, а сама атмосфера. Атмосфера темной сказки. Не знаю, как у автора это получилось, ведь пьеса по определению относится к тому типу произведений, где в центре всего стоит именно действие, поступки героев.

Впрочем, может, именно форма пьесы оставляет простор для фантазии, позволяет что-то додумать самому.

С уважением,

продолжающий потихоньку знакомиться с литературным наследием Dark Mirror

Седов N))

Бонджорно! С удовольствием прочла Зимнюю Сказочку, еще с большим комменты, просто отдельное произведение:)

Совершенно случайно попалась призанятная штучка, где-то перекликающаяся с Вашей сказкой. Не знаю будет ли полезно , а если улыбнет - будет приятно.

Надеюсь, продолжение таки будет:)))

Лунный витязь Крэлл

( Бар-Яалом Эли)

У девицы Лады мозги кверх тормашками, она верит, что прискачет лунный витязь Крэлл и утащит её от всяких обстоятельств куда-то в счастье. Вот такая Ассоль местного значения. Меж тем общепринято, что никаких лунных витязей Крэллов не бывает, а если и есть кто, то это блазни, обманки, кикиморы, нечисть разная. Вон один такой на Ладушку и позарился, задумал увести малую в самое пекло; и имя ему, злодею, Балака Балакиревич.

Блазни, они ж мастаки перекидываться: и одёжу поменяют, и саму скорлупку с носом да ногтями, которую глазом видно, и потайные скорлупки, что просто так не разглядишь. Первым делом сменил Балака свою хламиду на доспехи, в руке сообразил железяку; в таком виде к Ладе заявившись, провыл своим голосищем: я-а лунный витязь Крэ-элл! Пришёл забрать твою ду... то-есть тебя, ду-ушенька, забрать пришёл. Ну она ему дура дурой, а говорит: никакой ты не лунный и не Крэлл, катись, мол, не то головой по табуретке загремишь.

Видит Балака, поработать надобно; но блазни – народ ленивый. Сменил наш гороховый скорлупку на что-то благопристойное, как в голливудах показывают. А она ему – шиш с маслом, головой по табуретке, и всё тут. Нет бы присесть Балакиревичу да и поработать как следует, так ведь что блазень, то и дурень – только и сделал, что вторую скорлупку сменил – правда, людям обычным даже она не видна, если они мозгом не ушибленные и тайному бормотанию не обученные. Стал и на глаз пригож, и на обращение учтив, хоть сейчас самым главным метрдотелем назначай. А она ему опять – бабушка-бабушка, никакой ты не Крэлл, а серый волк, пятое-десятое, головой по табуретке.

Что ему делать? Тщательнее и тщательнее работает, третью скорлупку сменил, четвёртую – это сердечную, значит – тоже: чтобы всё было, как у такого Крэлла, который у неё в мечте сидит. А дальше третьей скорлупки и нечистая сила не всегда видит, куда там девчонке. Да и мечта – такое дело, сам обмануться рад будешь, коли похоже. Но ведь есть, есть чуй потайной у некоторых, под свою мечту подделку распознавать! Послала его Лада аккурат в пекло, откуда он заявился. Тут бы ему и понять, что не по молоту подковка, тут бы и отступиться, но блазень-то упрямый попался. Пятую сменил, шестую сменил, а их всего семь, скорлупок, значит. Думает: дай-ка дело до конца доведу, чем недоделанным Ладе показываться. Это он раньше так не соображал, а шестая скорлупка – она мозговая: как он её под Крэлла подделал, так в нём мыслительный процесс случился. Попотел блазень, потужился и седьмую скорлупку изменил; в таком виде к Ладе заявился. А Лада ему объятий полны рученьки распростёрла, алы губки подставляет: ах, лунный витязь Крэлл, суженый мой, заждалась я тебя, а покамест ходят тут всякие, не унёс бы ты меня в счастие подале.

Ну, он её на плечи и, натурально, унёс. Только не в пекло: в пекле ему теперь делать нечего, потому как уже он вовсе не блазень никакой и не Балака. И то дело – какие скорлупки в нём были, все уже Крэлловские: значит, и сам он теперь ни кто иной, как лунный витязь Крэлл! Пришлось девицу в счастье тащить и в этом счастье с нею вовеки благоденствовать.

Девица-то всё с самого начала смекнула. Хитра девица, а ты говоришь – Ассоль. Да и кто она, эта твоя Ассоль, не слыхал про такую, расскажи, а то чего это только я разговариваю всё время?

Я бы рассказал вот тут: http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=83157 Да только автор сей живёт в Израиле и похоже на Литсовет даже не заходит... Плюшку забрал, бо наводит на мысли, в плане прикладного мифотворчества полезные %)))

"Ну вот, пожалуйста — еще один гибрид грелки с развратником"

Искренне посмеялась)

"Вирес. Я вам клоун, что ль?!

Кошка (зевая) Клоун ты или Герой, все зависит от восприятия зрителя"

Ой! Я тебя умоляю! Замени "клоун" на "шут"! Пожаааалуйста! Будет ну очень в тему))) Во всяком случае, у меня с Виресом ассоциации именно такие))

З. Ы. Почитала комментарии. Убедилась, что ассоциации правильные))

Эх, грустно всё... очень и очень грустно. А Колдунье хуже всех...

Ты любишь разрушать шаблоны. А всегда ли это надо, ммм?

Тогда уж сразу не "шут" а "Менестрель" (о как полыхнуло!)

Только не надо в ответ про Старого Змея контору палить, а?

Не, "шут" больше по контексту подходит)

Согласен. И не только по контексту. По переводу тоже. Только тут не все буржуйский знают ;)

Волк, не занудствуй. Обстебательству буржуйский не помеха ;

Читал уже тред. Ска-зоч-но!

Отличная сказка о том, как рушится ложное чувство защищенности.

Колдунью по человечески очень жаль.

Дарк>Маг у меня как-то сходу проассоциировался с Воландом. Очень своеобразная личность.

А вот это я уже могу воспринять как приглашение третьим в создателей пьесы. Хоть я тут и не маг ;))) Но тоже в чём-то декоратор ;)

з.ы. М-да. Общий воз заехал в болото с примерными координатами и там застрял. Видимо и мне придётся вспомнить, _для чего_ существует Вороний Перекрёсток. Да, давненько я не писал пьес...

День добрый!

Насчёт экспериментальной пьесы. Люблю эксперименты и сам эксперементирую с удовольствием.

В вашей героической пьесе всё не так, как обычно случается в сказках о героях и чудовищах. Это и интересно.

Одно мне показалось не очень: битва вооружённого волшебным мечом героя по имени Вирес с Молодым Змеем,- у которого ни рук, ни ног, и ни какого оружия кроме разве что зубов. Но о зубах в сказке не сказано.

"Вирес. Так вот, я вызываю тебя, Чудовище, на честный бой. И пусть восторжествует справедливость!

Молодой Змей. Я, могущественное чудовище, принимаю твой вызов!"

В этом эпизоде нет честного боя. Настоящим же бесстрашным героем показывает себя молодой Змей, а не Вирес. У молодого Змея вместо оружия есть ненависть к таким "героям", как Вирес. Ненависть хоть как-то объясняет смысл его действий. Юный Змей дерётся не потому, что так требует закон сказочного сюжета. У него есть свои личные убеждения и это подкупает. У Виреса никаких убеждений нет и это его сближает не с виду глупенькой, но предприимчивой Принцессой, а с такой же беспринципной скучающей Колдуньей. И честное слово,- мне жаль что совершенно безоружный, но очень отважный молодой Змей погибает от рук графа-повесы. Кем молодой Змей приходится старому Змею? Что ещё, кроме денег и сказочных условий, связывает Принцессу со старым Змеем? Разве в её молодом теле не играют гормонты страсти?

В сексуальном плане старый Змей навряд ли подходит молоденькой Принцессе. Может Принцесса встречалась с молодым Змеем? - Но, об этом в пьесе нет ни слова.

Почему старый Змей равнодушно отнёссе к этому неравному во всех отношениях поединку и к смерти молодого Змея?

За что так участлива к старому Змею принцесса? Одна привычка мало что объясняет.

Понятно - колдунья скучает. Ей всё безразлично. Из-за скуки она и позволяет сотворённому ею Виресу грубить с собой, запихивать в клетку, кидать на круп коня...

Имя Вирес созвучно слову "вирус".

В компьтере "вирус" может привести к сбою, а то и к уничтожению программы. Не допустила ли такой "вирус" колдунья в своём, поднадоевшем самой, колдовстве? Потянуло старую на сомнительные эксперименты. Вот и появился вирус "Вирес".

Самой колдунье несколько тысяч лет? - наверное она намного старше старого Змея, промышляющего изготовлением лекарств из собственного яда. Принцесса от этого бизнеса тоже что-то имеет и всему Королевству перепадает. Поэтому и живёт много лет скорее всего в уютной по царски обставленной пещере. Значит старый Змей нужен - его нельзя обезглавливать. Пусть лучше погибнет молодой Змей. Но как же тогда быть со сменой поколений и омоложением кадров? Как быть с передачей приемственности, семейных навыков и всего семейного бизнеса? И потом: положив на колдунью глаз, и бросив у отца Короля его дочь -принцессу, Вирес поступает не то чтобы совсем непонятным образом. Он поступает как вирус. Минуту назад он был Герой, теперь Клоун, а через час Чудовище. Слова Кошки мудры.(Психологический эксперимент?) И тем не менее: "сказка ложь, да в ней намёк".

Красавицу-принцессу тянет к старому Змею, живущему не только на скудную пенсию глубоко в пещере, а молодого рыцаря почему-то к древней колдунье. Почему? Может и он и она извращенцы?

И всёже, в пьесе, наряду с малопонятными, скорее несимпатичными героями есть и полностью положительный герой, точнее героиня. Это говорящая и очень мудрая кошка. Этот сказочный персонаж заслуживает высокой оценки.

Из Юдоли выйдешь

И в Юдоль войдёшь...

Новую Юдоль в Юдоли найдёшь.

В сказке Чудовище - пенсионер.

С дедулей сражаться сплошной беспредел!

Но есть у дедули сынок удалой.

ни мечика к шкуре, ни финки простой.

Наверно папаше он хуже врага,

Раз старому гаду не жалко сынка.

Принцесса спасённая, где ты,- куку?!

Герой тебя бросил на полном скаку.

Колдунья и котик абреку сдались.

Сказке конец. Все довольны, кажись?!

)))

C наступившим Новым годом!

Для начала (не без пафоса): С наступившим! Всех благ! И успехов творческих!

Теперь по пьесе: одно из тех произведений больше 10 килобайт, которые прочитал до конца, не делая попытки закрыть вкладку раньше, чем увижу слово конец.

НО… мои пожелания сводятся к тому, чтобы просмотреть язык пьесы, есть некоторые неоправданные вычурности с использованием славянизмов, окромя того, аль показалось аль действительно так, но, кажется, попутано значение слов «рефлексия» и «рефлекс».

А в целом прикольно. Есть что-то и от незабвенного Шварца, но это скорее не недостаток, а повод для сравнения.

Удачи!

Интересно, сколько сказок называются `Зимняя сказка` ? :))))

> Кошка. В этом мире право на слово есть у всех.

!!!!!

Лучшая пьеса года!!!!!!!!

Счастья тебе, Оксана!!!!

Потом внимательнее прочитаю. Это твой новый стиль?Мне не так уж было страшно.

А почему твои друзья: Батаев, Менестрель- не всегда корректны?

А почему из всех персонажей только у героя есть имя? ;)

Нормальный такой герой, правильный. ;)

>> Вирес. Вообще-то, по многим сагам герой перед подвигом занимается любовью с восторженной его отвагой девой.

>>Колдунья. Тогда тебе стоило остановиться на ночлег в борделе.

А вот это, как говорится, уже не мысль - это уже идея. ;)

А вот такого хэппи-энда не ожидал...

  • J.K.R
  • 14.03.2010 в 18:37

1. DarkMirror, 27.12.2009 17:22

Это не хэппи-энд, вообще-то, а открытый финал, где зрители могут сами гадать, чем там дело кончится :-Р

2. J.K.R, 27.12.2009 17:37

А чего там гадать-то, герой уже всё решил, а Колдунья согласилась (раз на месте его не испепелила и не приморозила). ;)

3. DarkMirror, 27.12.2009 17:53

Герой вообще приперся не по сценарию и вообще не ясно, чего он доматывается к Сказочнику непосредственно с какими-то весьма сомнительными телегами. И то, что от него тихо прифигели - это вообще-то не согласие, а впадание в ступор. Ничего. Кошка поможет, да и вызвать Службу Спасения можно в случае особого не желание верить, что эта легенда - вранье. :-Р

4. J.K.R, 27.12.2009 18:13

Всё, всё, отговариваться поздно. Подсознательные желания Колдуньи уже ясны. ;)

5. DarkMirror, 27.12.2009 18:14

Вообще-то эта трактовка некорректна по сути.

6. J.K.R, 27.12.2009 18:19

Чего это в ней некорректного-то?

7. DarkMirror, 27.12.2009 18:22

Потому как там "ариалом" по odt-шнику сказано:

Колдунья (изумленно) Ты меня на бой, что ль, вызываешь? За чудовище принял? Так это, я уже в отставке.

Кошка. Подтверждаю. Мы это, второстепенные персонажи.

8. J.K.R, 27.12.2009 18:32

И отвечено на это там же:

Вирес (безапелляционно) А вот в моем Замке я решать буду, кто там кем кому приходится.

;)

9. DarkMirror, 27.12.2009 19:03

Это он Принцессе может такие загогулины внушать - с Колдуньей этот трюк не катит :-Р

10. J.K.R, 27.12.2009 19:50

Так Колдунья с этим согласилась - ибо молчание - знак согласия. ;)

11. DarkMirror, 27.12.2009 20:00

Молчание - знак шокового состояния. И начало читать внимательно надо было:

Колдунья. Вот уже несколько тысяч лет я проживаю разные жизни и всегда возвращаюсь сюда. Мне уютно в этом чудесном краю, где есть знание, магия, безупречность природы и нежная мелодия тишины. Здесь можно мирно жить в уединении, общаясь лишь со своей кошкой и проводя время за чтением книг в моей библиотеке. Здесь заканчивается суета и взаимодействие с кем-то. Кроме себя. И я люблю этот мир за то, что он дарит величайшее из чудес — шанс остаться собой и познать сущность и уловить пульс Вечности.

И на тему непонятно, где этот Герой вычитал легенды, там же сказано, что это - вранье. Просто кое-кто настырно интерпретирует все в свою пользу(сомнительную весьма), игнорируя все факты :-Р

12. J.K.R, 27.12.2009 20:03

>>Просто кое-кто настырно интерпретирует все в свою пользу(сомнительную весьма), игнорируя все факты

Поэтому остаётся только два варианта действий - согласиться с ним сразу или поспорить и убедившись, что это бесполезно, всё равно согласиться. ;)

13. DarkMirror, 27.12.2009 20:12

Не, я лучше в Юдоли посижу. Ибо есть и третий путь *на крейсерской скорости уматывает путанным маршрутом*