• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Критика
Форма:
(М.Ф.Иванов. «О ком звонят колокола?», Псков, 2008.)

Другая правда Михаила Иванова

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Другая правда Михаила Иванова
(М.Ф.Иванов. «О ком звонят колокола?», Псков, 2008.)


Наверное, это тоже давно уж стало частью жизни, менталитета - вся история государства Российского незримой нитью вплетённая в судьбу обычного человека прямое тому подтверждение – сперва робкое оглядывание назад, потом более пристальное рассматривание собственных жизней в контексте истории нашей великой и несчастной страны. И никакого здесь самолюбования искать не надо, пустое. Природа любого (оставим в покое национальность и вероисповедание) человека, вскормленного и вынянченного Россией (а, значит, по особенному устройству души - русского), не оставляет выбора и неутолёнными, смутными надеждами стремится отыскать и вывести «в свет» правду о событиях, кажущихся безвозвратно канувшими в бездонную, вечно голодную Лету. И даже если правда эта будет безобразной, постыдной, горькой – пусть она все-таки будет. Память, в отличие от нас, грешных, не имеет слабости отодвигать или вовсе отменять сроки давности, ибо она всегда вне и над Временем. Как уже давно «вне» и «над» миллионы и миллионы судеб, заслонивших нас, сегодняшних, от губительного эха Второй мировой войны.


Документалистика – жанр особый, не терпящий предположений, выдумок, разного рода вуалей и вуалек. С фактами не поспоришь, не позаигрываешь. Но попробуй, собери эти факты! Сколько сил, мужества, времени, нервов надо не пожалеть ради порой почти невыполнимой попытки восстановить справедливость, забытое имя, поруганную честь?.. Сколько выдержки надо иметь, чтобы принять другую правду о другой войне и донести её до нас с вами?.. Несложно предположить, сколько разных мнений и даже упрёков предстоит выслушать автору – ветерану Великой Отечественной войны Михаилу Федоровичу Иванову.


В небольшом обращении к читателю, предваряющем книгу, псковский историк и писатель, человек чести и слова Олег Андреевич Калкин написал: «Портреты самых простых людей, крестьян, сельских жителей, оказавшихся в огне мировой войны и не сломившихся, - самая замечательная сторона повести…», и это действительно так. Но, когда, не дойдя и до середины, начинаешь «спотыкаться», а потом и «падать навзничь» от фраз, выписанных из показаний, протоколов допросов: «Ей зажали рот, подбородок и перерезали горло – даже крика не было», «Мальчика не сразу удалось убить, живучим оказался. Сначала ранили, а потом добили…», - становится страшно, потому что речь идет не о злодействах немецких солдат, а о преступлениях, совершенных русскими нелюдями. И время от времени сквозящий со страниц пафос, и едва сдерживаемое негодование – яркие свидетельства непрекращающейся, ставшей уже неизбывной, боли ветерана, спрашивающего: «откуда взялись палачи из ранее неприметных, простых советских людей, членов «самой гуманной партии?». Потому и повторяются рефреном строчки о набатном хемингуэйевском колоколе – вечном символе неразрывности судьбы Отечества и судьбы человека.
И если автор на страницах книги уже признался: «Трудно поверить, с какой лёгкостью решались человеческие судьбы, вершились столь скорые неправедные суды…», то тебе, читатель, ещё только предстоит эта тяжелая работа мысли и сердца. Потому что не сумеет оно не отозваться, не зайтись от беспомощности в участившемся ритме, когда ты прочтешь следующее: «При чтении показаний невольно удивляешься безропотности жертв перед группой облечённых властью людей (речь идет о так называемых оргтройках – П.В.). Неужели смирение нашего народа перед беззаконием не имеет предела? Неужели чувства раба у нас крови?..». Не о дне ли нынешнем говорит автор, не спутал ли чего? Да нет же, нет, увы, этими вопросами мы задаемся и сегодня, и тут же отвечаем, снова и снова согласно кивая и добавляя ещё о неистребимой в нашем человеке вере в «доброго царя-батюшку». Как же мало изменилось и в стране, и в нас самих, если одни и те же уроки проходит новое поколение на новом витке истории!..


Но не запечалился ли ты, читатель? Не притих ли, раздумывая о том, а стоит ли вообще раскрывать эту новую книгу, если многое в ней перекликается с настоящим и воспалено до той опасной степени, когда душа может лишиться привычного покоя, а в сердце того и гляди поселится новая, незнакомая прежде боль? К чему эти ворошения ушедших в небытие дней, жизней, поступков? «Живое – живым», не так ли? Тогда напоследок сделай ещё одно усилие, вслушайся в эти слова: «Как капля дождя, являясь посланцем Мирового океана, пройдя все этапы круговорота воды в природе, сохраняет свойства её, так и судьба отдельного человека, как частицы народонаселения страны, в которой он жил или живёт, в такой же мере вписывается в мировую историю…». Все мы с момента рождения вписаны в историю своей земли, и её прошлое, каким бы оно не было – наше прошлое. И как знать, быть может, именно так, останавливаясь и оглядываясь, мы сможем лучше разглядеть собственное Будущее, а оно, наконец, благодарно предстанет перед нами хрестоматийно-подлинным - чистым и светлым?..
Вита Пшеничная
Cвидетельство о публикации 275605 © Пшеничная В. В. 25.12.09 17:40