• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор
Форма: Рассказ

Писатель

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Начальник окружной тюрьмы инспектор Брикс по прозвищу "Кирпич",сидел в своем кабинете, озадаченный и немного растерянный.
   На полированном столе перед ним лежала тонкая книга в красивом красно - желтом оформлении. По правде говоря, на столе Брикса перебывало немало вещей, но книга на нем оказалась едва ли не впервые. Пальцы инспектора, без его на то позволения водили по яркой обложке, задумчиво поглаживая ее.
   Напротив Брикса стоял заключенный номер 35662, Джеймс Эллиот - автор книги, вышедшей в свет неделю назад. Он переминался с ноги на ногу, тоскливо поглядывая в окно. Лицо его выражало тревогу и ожидание.
   - Хм-м, - Брикс прокашлялся, заключенный вздрогнул, перестал переминаться и уставился на него серыми, чуть выпуклыми глазами.
   -Вот что, Джеймс, я конечно, несколько удивлен и ...даже...как бы... польщен... - неловко начал Брикс. - Эта ваша книга, она про меня... про нас.. про нашу тюрьму... .
   - Так точно, сэр, - настороженно согласился Эллиот.
   Свекольного цвета физиономия Брикса отразила на себе гамму эмоций. Он привстал. Задумался. Наконец, решившись, обошел стол и приблизился к заключенному. Книгу он неловко прижимал к груди..
   - С другой стороны, это не совсем в наших правилах...рамках условностей...так сказать... .
   - Я хотел бы подарить этот экземпляр лично вам, сэр, - быстро проговорил Эллиот, преданно глядя Бриксу в лицо.- Разрешите мне м-м-м...подписать? Так сказать, на память? Сэр?
   - О...это очень любезно с вашей стороны, Эллиот, я право...
   " Самому лучшему, М. Дж.Бриксу, от благодарного номера 35662," - торопливо начертал Эллиот и сунул книгу инспектору.
   М. Дж. Брикс почувствовал, что краснеет.
   - "Самому лучшему, - тихо прошептал он. - Мне право, неловко, Джеймс..."
   - Вы заслужили это, сэр - искренне похвалил инспектора номер 35662.
   Что бы скрыть смущение, Брикс отвернулся и уставился в окно.
   За покрытым тонкой решеткой стеклом расцветала весна. Густая, свежая зелень деревьев оттеняла серую неряшливость стен, грубые железные ворота, мокрый, покрытый трещинками асфальт.
   В душе инспектора, стиснутой темно - синим кителем, что- то шевельнулось.
   - Завтра вы выходите на свободу, Эллиот, - произнес Брикс чуть дрогнувшим голосом. - И я счастлив, что ваше пребывание у нас не прошло даром.
   Заключенный номер 35662 опустил очи долу и затряс головой с выражением глубокого смирения на лице.
   - Вы встали на верный путь, Джеймс, и знайте - здесь, у нас, вы всегда будете желанным гостем.
   На физиономии Эллиота отобразилось смятение.
   Не обращая внимания на двусмысленноесть сказанной им фразы, Брикс стиснул его пальцы в крепком рукопожатии, а затем взял под руку: "Пойдемте, я провожу вас, старина..."
   Они вместе начали спускаться вниз по лестнице.
   - Вы же не собираетесь останавливаться на этом, Джеймс ? - с воодушевлением спрашивал его Брикс. - С вашим талантом ! С вашим мастерством!
   - Э-э...да...не знаю, наверное.. - мямлил Эллиот, пытаясь ненавязчиво освободиться от любовного захвата инспектора.
   - О ! Напишите что - нибудь про моряков !- заливался Брикс, оживленно размахивая руками.
   - Моряков??
   - Ну да ! - Вы любите море, Эллиот?...
   - Э-э..да..конечно, сэр..


   Внизу под лестницей, ведущей в холл, они радушно распрощались. Брикс направился по своим делам, а заключенный Эллиот, избавившись от инспектора , подошел к скучающему возле боксов охраннику.
   - Ты не мог бы позвонить сегодня Марте, Энди? - спросил он, угощая его сигаретой. - По тому же номеру. Скажи ей, чтобы встречала меня завтра в два. Да, оставь себе всю пачку.


   Расставшись с Эллиотом, Брикс вернулся к себе в кабинет. Было жарко, он утомился и ощущал необходимость передохнуть. Сняв фуражку и расстегнув пиджак, инспектор почувствовал себя лучше.
   "Кирпич" Брикс был, в общем -то, незлым человеком. Возможно, к этому его подвигла служба.
   Окружная тюрьма " Virginity Bleu" была, несомненно, самым спокойным и безопасным местом в штате. Здесь не было хулиганов, рецедивистов и уголовников. Здесь не случалось драк, волнений и побегов.
   "Virginity" была тюрьмой для "белых воротничков". Погоревшие политики, проворовавшиеся банкиры, взяточники, мошенники, аферисты.
   Спокойные, интеллигентные люди приезжали сюда на семейных автомобилях, окруженные женами и детьми. Они проводили в тюрьме несколько месяцев или лет и покидали ее, оставаясь в прекрасных отношениях с персоналом вообще и с Бриксом в частности.
   Многие из них и за решеткой продолжали играть на биржах, руководить бизнесом, писать статьи.
   Одним из таких был и Д. Эллиот. Тихий, ничем не примечательный человек, большой любитель кофе, не отходивший от своего компьютера.
   Как ни старался Брикс, он не мог вспомнить, или он вообще слышал о нем до того дня, когда узнал, что заключенный Джеимс А. Эллиот, номер 35662 написал книгу о тюрьме. Бестселлер, разошедшийся огромным тиражом по всей стране.
   О, эта книга! Его личный помошник Джонсон принес ее Бриксу три дня назад.
   - Вы знаете, что это, сэр?? - звенящим голосом воскликнул Джонсон.- Это книга! О вашей тюрьме ! И Вы ,- тонкий палец помошника, устремленный вверх возмущенно вздрагивал, - Вы в ней тоже есть !
   Инспектор, никогда не читавший ничего толще газеты, взял книгу с испугом.
   И дома одолел ее запоем за один вечер.
   - Это фантастика, Джонсон, - говорил он хохоча и размазывая слезы по толстым щекам. - Такой юмор, такой эпатаж ! Такая, не побоюсь этого слова, экспрессия !!! - Ну что вы на меня вытаращились, истукан ?? Идите, попейте воды !!.. А- ха-ха... .


   На следующий день, ровно в час дня огромные железные ворота тюрьмы широко распахнулись. Два тяжелых грузовика с провизией заехали внутрь, весело и непрерывно гудя. Солнце отражалось от блестящих никелевых бамперов.
   Навстречу им, прижимаясь к стене и отворачивая голову от пыли, выбрался на свободу Джеймс А. Эллиот.
   Ворота за его спиной со скрежетом затворились, потом в них открылась маленькая боковая дверца и наружу вышел охранник Энди. Он сощурился от яркого солнца и протянул Эллиоту его скромный чемоданчик.
   Эллиот небрежно поставил чемоданчик на землю и достал сигареты.
   - Вас никто не встречает, мистер Эллиот, - удивился Энди.
   - Они будут через пол-часа. Ты принес ?
   - Да. Вот. - Энди вытащил из кармана горсть мелочи и протянул ее Эллиоту.
   - Спасибо. -Эллиот протянул Энди двадцатидолларовую купюру, пожал ему руку и, подхватив чемоданчик, не оглядываясь зашагал по улице.
   Энди еще постоял, докуривая. Возвращаться внутрь ему не хотелось.


   Проводив Эллиота на свободу и разобравшись с делами, Брикс поднялся в свой кабинет. Толпа заключенных у ворот давно разошлась. Эллиот, ставший знаменитостью, собрал на свои проводы пол-тюрьмы.
   Вечерело, и инспектор, как всегда в такие дни, чувствовал себя превосходно. Система, которой он преданно служил, работала исправно: карала ( не строго), журила (любя) и воспитывала. Результаты этого воспитания Бриксу приходилось иногда наблюдать и это делало его счастливым. Как сегодня.
   " Ну надо же ! Написать книгу ! Полтора года своей жизни, человек потратил на такое важное и нужное дело, заместо того, чтобы предаваться пьянству, воровству или другому пороку. Что бы там не говорили, а тюрьмы полезны человечеству ," - думал Брикс, лениво щелкая клавишами компьютера и просматривая мировые новости.
   На одном из сайтов, между возмущенной статьей о ценах на нефть и сообщением об урагане на Гаваях, он вдруг увидел портрет Д. Эллиота собственной персоной.
   " Очередной шедевр знаменитого писателя ," - кричал броский заголовок .- " Из стен тюрьмы - на вершины рейтинга," - вопил другой.
   "Очередной шедевр ???- изумился "Кирпич" Брикс...- Знаменитого писателя???...- Это как еще понимать??... .
   Отодвинувшись от компьютера, он бросил взгляд на железные ворота, не очень давно закрывшиеся за номером 35662.
   Потом повернулся к плоскому экрану и стал читать. Судя по написанному выходило, что Джеймс Эллиот - известный писатель, мастер короткого рассказа, издавший до этого момента уже несколько книг.
   " Полтора года назад,- говорилось в статье,- Эллиот попал в тюрьму по обвинению в сокрытии налогов. Отсидев две трети срока, за неделю до выхода на свободу, он издал свою очередную книгу " Кирпич в стене" с присущим писателю юмором и иронией рассказывающая о жизни обитателей известной окружной тюрьмы " Virginity Bleu" ..." .
   "Вот это да !! - Брикс почувствовал настоятельную необходимость выпить и закурить. - Так вот ты каков, заключенный Джеймс Эллиот !!"
   Проглотив рюмку коньяка, затем другую, инспектор закурил и снова уселся в свое кресло. Пепел с его сигареты падал прямо на клавиатуру.
   Брикс решил узнать, что же еще сочинил его недавний подопечный. Без труда, он нашел в сети необходимую информацию : статьи, рецензии, интервью...биография... .
   ".. Джеймс А. Эллиот родился....учился...женился...так, так, - бегло просматривал Брикс, пригнувшись к монитору и шевеля губами...ага, вот : "Первую свою книгу "Качка на судне", сразу же получившую признание критиков, Эллиот издал в возрасте 23 лет, когда работал санитаром в доме престарелых, ..."
   Брикс задумчиво почесал подбородок.
   "..Потом - будучи работником миссии ООН в Косово, написал книгу " Косой абзац"...- серебрянная ветвь на каком - то там фестивале".
   Интересно.
   Дальше инспектор пробегал глазами веху за вехой жизненного пути Эллиота и физиономия его вытягивалась все больше и больше. Неподвластный абстракции, привыкший к простым, четким линиям мозг Брикса выхватывал из обилия слов важные, необходимые моменты и складывал их в цепочку.
   ... водитель такси в Бронксе...- " Кайф под колесом".
   ... работник на ферме в Техасе ...- " Подложить свинью ".
   ... осветитель в театре ...- " Под кумполом купола".
   ... учитель в школе... - " Французский интеграл " .
   Затем наступил творческий кризис, когда Эллиот уволился ото всюду и занялся только литературой. Несколько его следующих книг были провальными, не вызвав интереса читателей. Затем - тюрьма и вот, новый бестселлер и...успех !!!
   " Потрясающе", - пробормотал Брикс.
   Он продолжал читать и по мере углубления, выражение удивления на его лице медленно, но верно сменялось на отрешенную и загадочную улыбку.
   Через каких то пол-часа инспектор понял, что теперь знает о жизни если не все, то гораздо больше, чем до знакомства с Дж. А. Эллиотом.
   Он встал, прошелся по кабинету и приблизился к окну.
   Тюрьма, отделенная от него стеклом и решеткой, жила своей обычной, неторопливой жизнью. Заключенные разбрелись по камерам, их ждал ужин, поверка и свободное время. Надзиратели, углядев в окне силуэт босса, подтягивались и демонстрировали рвение. Снизу, из холла, доносился перестук теннисного мячика.
   " Мне никто не поверит.." - сказал Брикс своему отражению в зеркале.
   Мысль, вдруг отчетливо понятая им, не укладывалась в голове .
   И еще, у Брикса появилось внезапное и смутное желание не делить догадку ни с кем.
   Но искушение пересилило.
   Он потянулся к телефону, снял трубку, но затем, помедлив, положил ее на место.
   Третья рюмка коньяка вернула все на свои места.
   Кирпич Брикс вдруг хохотнул, потряс головой, хлопнул себя по животу и, махнув рукой, с кряхтением опустился в кресло.
   " Мне никто не поверит, -снова подумал он вслух. - Мне просто никто не поверит... "


   Отойдя от ворот тюрьмы, Эллиот завернул за угол и почти сразу же увидел одинокую телефонную будку. Он зашел внутрь, покопавшись в кармане достал мятый листок.
   Первый набранный им номер долго не отвечал, потом вдруг щелкнул и отозвался приятным женским голосом:
   - Приемная окружного прокурора слушает.
   - Вики,- сказал Эллиот, - Мардж у себя?
   - О-о! Джей...мистер Эллиот !! Какая радость!!- Голос запнулся и из служебно - радостного стал вдруг трепетно - мягким..- Мы..я..так рада вас слышать!! А ваша новая книга -такой шедевр, мы тут ...
   -Вики, я звоню из тюрьмы, - соврал Эллиот.
   - О-о ! Да, конечно! Мардж жутко занята, но вам она, разумеется, ответит. Ой, какая радость ! Все -все, соединяю !!
   Трубка опять щелкнула и через мнгновение в ней раздался голос окружного прокурора:
   - Джеймс !! Бог мой, ты уже на свободе ? Я не ждала твоего звонка в такую рань.
   Эллиот чуть прикрыл глаза, представляя себе Мардж в ее кабинете: Строгий деловой костюм, макияж, идеальная прическа. В свои пятьдесят Мардж едва выглядела на сорок. - Но ты конечно же торопишься домой, Джеймс, или ...- тут окружной прокурор неприлично хихикнула.
   -Мардж, - сказал Эллиот. -Случилось непредвиденное.
   - Что такое? - голос Мардж вздрогнул, сразу же оледенев.
   - Эта тюрьма, - сказал Эллиот,- она сделала меня другим.
   - В смысле? Не пугай меня, Джеймс..
   - Я...После полутора лет...Ты должна понять меня, Мардж. В общем, мне больше не нужны женщины.
   Наступила тишина. Эллиот чуть приоткрыл дверь и замахал рукой, выгоняя из будки клубы сигаретного дыма.
   -Значит ли это...?
   - Да, Мардж.
   - Эллиот!!!
   - Что?
   - Ты решил стать пидором, Эллиот???
   - Мардж...как ты можешь... так грубо... .
   - И это окончательно ? Это можно изменить? Ты же знаешь, бывает... .
   - Нет, Мардж. Я пробовал и теперь я знаю точно. Я теперь в другом лагере, Мардж.
   Эллиот почувствовал, что она едва сдерживается.
   - Когда полтора года назад ты упросил меня засадить тебя в эту тюрьму, якобы для вдохновения и я, как последняя дура, согласилась, я и представить себе не могла... .
   - Оставь, Мардж, - сказал Эллиот. - Это сильнее нас. Никто не мог предполагать.
   Не дослушав, Мардж бросла трубку на рычаг и обхватила голову руками.
   - Проклятый гомик! - ярoстно прошипела она.
   Президент за ее спиной понимающе улыбался.


   Эллиот с облегчением выдохнул и закурил вторую сигарету, приоткрыв дверь ногой. Дышать в кабинке стало значительно легче..
   Он набрал еще один номер, и на этот раз, ему ответили быстро.
   - Роберт Крамер слушает,- раздалось в трубке .
   - Здравствуй, Боби.- сказал Эллиот.
   - Черт меня побери,- отозвалась трубка неожиданно тихо и ласково. - Кого я слышу !! Наш малыш Джи-Эй вернулся..
   - Боби, - сказал Эллиот. - Случилось непредвиденное.
   - Не понял ? - голос сразу изменился, сделавшись удивленно - вопрошающим. - Что произошло?
   - Это тюрьма. Она сделала меня другим.
   - В смысле? Не пугай меня, Джеймс.
   - Я...После полутора лет..Я окончательно убедился...Мне нравяться женщины, Боби.
   Наступила тишина.
   Эллиот ждал. Аппарат методично проглатывал монетки.
   - Значит ли это..?
   - Да, Боби.
   Трубка вздохнула. - Так ты решил остаться натуралом, Эллиот? - И это окончательно? Это можно изменить? Ты же знаешь, бывает..
   - Нет, Боби. -Эллиот постарался придать своему голосу трепетную печаль. -Пойми, это были лишь неясные сомнения.. - Помнишь, когда полтора года назад, я упросил тебя помочь мне попасть в эту тюрьму, что бы разобраться в себе? А лучше чем тюрьма для этого не найти, так вот, я думал..
   - Оставь, Джеймс, - грустно перебил его голос на той стороне трубки. Это сильнее нас. Никто не мог предполагать.
   Эллиот отнял трубку от уха и посмотрел на нее с некоторым удивлением.
   Затем аккутарно повесил аппарат на место и вышел из кабинки.
   Почти сразу же он увидел поворачивающий в его сторону серебристый автомобиль.
   Эллиот взмахнул рукой и машина остановилась.
   Он подхватил чемоданчик и бодро зашагал через дорогу, предварительно захлопнув дверь кабинки ногой.
   У него не осталось больше долгов.


   Джеймс Эллиот сидел за столиком в симпатичной кафешке в центре города и наслаждался жизнью. Его бледное, чуть вытянутое лицо медленно и равномерно поворачивалось из стороны в сторону, подставляя щеки мягкому весеннему солнцу. Тело Эллиота, расслабленное двумя чашками кофе, как губка поглощало в себя полузабытые звуки и запахи большого города: трамвайные звонки и гудение шин, ровный фон голосов и рев мотоциклов, аромат кофе и пары бензина - визитная карточка любого мегаполиса. Глаза его были закрыты, губы улыбались. Немногочисленные посетители кафе посматривали на него с состраданием.
   Тут же, рядом с ним, сидели его жена Марта и литературный агент Тони.
   Марта, с нежностью глядя на мужа, держала в своих ладонях его руку.
   Тони, будучи агентом, о сeнтиментах не знал ничего и держался за толстую серую папку.
   Эллиот, не открывая глаз, потянулся за третьей чашкой кофе.
   - Ты стал пить слишком много кофе, Джеймс, - с тревогой сказала Марта.
   - Он тяжело работал, - отозвался вместо него Тони. - К тому же в тюрьме кофе бесплатный.
   Эллиот поднес сигарету к губам и со вкусом затянулся. Половина сигареты тут же стала пеплом. Марту передернуло.
   - Ты куришь это ужасное тюремное курево, - с дрожью в голосе произнесла она.
   - Он втянулся, - пояснил Тони,- к тому же в тюрьме нельзя выделяться, надо быть, как все.
   Сам Тони отсидел как -то десять суток за хулиганство и мнил себя спецом.
   Марта взглянула на него с ненавистью.
   Неожиданно Эллиот замер, затем чуть приподнялся, с шумом втягивая в себя воздух. Он вдруг уловил другой, едва донесшийся до него, знакомый любому приморскому городу, запах.
   Смешанный с выхлопными парами, пронизанный криками чаек и ревом пароходных труб - запах моря.
   - Я знаю, о чем будет моя следующая книга,- произнес Д. Эллиот вставая.
   Тони поперхнулся кофе.
   Марта прижала пальцы к вискам.
   - Джеймс ! Ты только что вышел на свободу! Ты не можешь так издеваться над собой! - воскликнула она .
   - Давай !- возликовал Тони,- Я знал, что тюрьма сделает тебя мужиком !
   Джеимс А. Эллиот окинул пространство вокруг новым, изучающим взглядом.
   Его глаза впитывали в себя мельчайшие осколки бытия: мелькание лиц, обрывки фраз, отсвет неоновых огней. Хаос муравейника переваривался у него в мозгу в стройный, продуманный сюжет - начало новой жизни.
   Он запахнул плащ и, не глядя ни на кого, вышел на улицу, задевая стулья.
   - Я горжусь тобой, Джи ! - крикнул ему вслед Тони.- Я позвоню тебе завтра в обед обсудить детали !
   Он восторженно повернулся к Марте :" Этот парень еще сделает нас богатыми!"
   Марта выхватила у него из рук серую папку и стала бить ею Тони по голове.


   Если бы кто - нибудь решил вдруг написать портрет настоящего морского волка, он не нашел бы кандидатуры лучшей, чем Кэп Макинтош.
   Носитель древней фамилии был двухметровый, крепко сбитый старикан сурового вида. Лицо его, изъеденное морской водой, задубленное соленым ветром и обоженное солнцем, обрамляла окладистая белоснежная борода. Ершик таких же белых волос торчал из под фирменной капитанской фуражки.
   Глаза его, глубоко посаженные, спрятанные за кустистыми бровями смотрели проницательно и строго .
   Любой, заглянувший в них, мог бы увидеть там память о вздымающих пятиметровые волны неистовых штормах и ледяных северных ветрах, с визгом срывающих снасти с мачт. Могучие пальцы его помнили сталь гарпуна , мокрые, рвущие кожу с рук канаты, бешенно ходящий ходуном штурвал. Кожа его, огрубевшая от...
   - Эй, парень, ты, часом, не заснул? - спросил Кэп Макинтош стоящего перед ним человека.
   - Простите сэр, задумался, - вздрогнул тот, вперив в Кэпа серые, навыкате глаза.
   - Задумался.. - буркнул Макинтош, выбивая о край деревянного стола огромную трубку вишневого цвета. Эта трубка, вся в трещинах - под стать самому Кэпу, пришла в этот кабинет из мира сильных, упрямых мужчин, способных смеятся в лицо девятому валу.
   Кэп Макинтош еще раз неодобрительно посмотрел на пришедшего.
   Длинный, бледный, худой. Узкие плечи. Рукава плаща не скрывали тонких запястий.
   - Ты уверен, что хочешь заниматься этим, парень? - спросил Кэп.
   - Я так решил, сэр. Мне нужна эта работа.
   Макинтош хмыкнул, крякнул и встал из за стола, выпрямившись во весь свой огромный рост. Казалось, кряжистый, столетний дуб распрямил свой затекший ствол. Рядом с ним пришедший казался несуразным тонким прутиком.
   - Работа на траулере - тяжелый труд, - пояснил Кэп. - Вахты по двенадцать часов, холод, ветер. Никаких условий. Экипаж - большинство далеко не сливки общества, сам понимаешь. Поход - три месяца, без дома и семьи.
   - Я справлюсь, сэр, - с неожиданной уверенностью отозвался посетитель.
   Макинтош пожал плечами, как бы говоря, - "ну что ж, ты сам этого хотел", - и стал набирать номер на телефоне.
   - Мэни, - сказал он в аппарат,- новенького я направил к О`Нелли. На той неделе он плакался, что у него нет людей.- Примите его, как полагается. Он выходит на " Old Tub " через четыре дня.
   Положив трубку, Кэп Макинтош затянулся. Серые глаза новичка поймали пронизывающий густое облако дыма, цепкий и насмешливый взгляд.
   - Добро пожаловать на борт, сынок - сказал Кэп и усмехнулся. - Море и приключения ждут тебя.


   Эллиот вышел из проходной порта и, оглядевшись, направился к одной из забегаловок неподалеку. Как и все подобные заведения, та строго пыталась выдерживать стиль портовой таверны : грубые деревянные столы, пивные бочки над стойкой бара. Cтены, покрытые картами и фотографиями парусников.
   Эллиот уселся у раскрытого окна, в дальнем углу.
   Он залпом заглотил крепкий кофе из стеклянного стакана и жестом показал официанту принести второй.
   Мятая, потрепанная тетрадь извлеклась им из кармана плаща. Он закурил, достал огрызок карандаша. На мнгновение поднял голову, задумавшись.
   Пытаясь вспомнить, задержать первые впечатления, первые эмоции.
   Затем открыл тетрадь и разбросанным почерком стал выводить ровные строчки:
   "...Если бы кто- нибудь решил написать портрет настоящего морского волка, он не нашел бы кандидатуры лучшей, чем Кэп Макинтош... ."
Cвидетельство о публикации 272670 © Крош 08.12.09 17:10

Комментарии к произведению 7 (0)

Спасибо! Очень понравилось.

Если позволите, один совет: о книге лучше сказать, что она вышла таким-то тиражом (или вышла в свет, или опубликована, или ещё как-нибудь), а вот "вышла в тираж" обычно в значении "выйти из употребления, устареть; разг.". (См. Толковый словарь Ожегова или Ожегова и Шведовой).

Но это мелочь, на качестве рассказа не отражается.

Ещё раз спасибо. Успехов! С уважением, Е.М.Г.

Прочитаю на досуге, но сейчас бросилось в глаза про таверну "строго пыталась придерживаться", а почему бы просто " придерживалась стиля". Успехов в творчестве.

Замечательно! И, хотя линия сюжета почему-то сразу стала ясной, (ну, пара интересных закоулочков всё же осталась) читалось с удовольствием до самого завершения. Тяжелый корректорский глаз всё-же обнаружил одну недостачу -- в имени главного героя сбежала... эта, как её... бескозырка буквы "й", превращающая её в совсем другую букву )

В четвертой "части":

"Навстречу им, прижимаясь к стене и отворачивая голову от пыли, выбрался на свободу Джеимс А. Эллиот".

Напоминает сразу двух реальных людей: Артура Хейли, и Владимира Высоцкого, хотя второй умудрялся писать так, что никому и в голову не приходило, что человек никогда не владел данной профессией. Приписываю это навыкам актерского мастерства, перенесенному в стихи )

фраза дня:

"Тут же, рядом с ним, сидели его жена Марта и литературный агент Тони.

Марта, с нежностью глядя на мужа, держала в своих ладонях его руку.

Тони, будучи агентом, о сeнтиментах не знал ничего и держался за толстую серую папку".

Да и вообще, начальная сцена в тюрьме, и сцена в кафе -- самые кайфовые )

Хотя такая тень Шоушенка витает... ) Как ни странно...

Благодарю,

Хорошо написано, Крошка:). Рассказ держит в напряжении, хочется знать, что же дальше. Очень понравилось и повеселило:" Многие из них и за решеткой продолжали играть на биржах, руководить бизнесом, писать статьи. " (с) :))

Кстати, О Генри именно так и стал писателем, поменял много профессий и отсидел в тюрьме. Только не нарочно:) А как же иначе?:))

И правда, здорово! Очень понравилась мысль, что писателю нужно через все пройти самому, чтобы создать настоящий шедевр. И еще посмеялся над "Тюрьма сделала меня другим. Мне больше не нужны женщины/мужчины".:)Хороший способ избавляться от надоевших любовников.:)

Спасибо !

Тронут. Заходите в гости.

КЦ

Здорово и умно.

С уважением,

А.Ш.