• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Миниатюра

Миниатюрочки

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
***
После 8 июня 1880 года невозможно сказать о Пушкине ничего нового.
Тогда, на втором заседании Общества любителей российской словесности по случаю открытия в Москве возле кинотеатра "Россия" памятника Пушкину, всё, что можно сказать о Пушкине, сказал великий русский писатель Фёдор Михайлович Достоевский.
Другой же великий русский писатель – Тургенев, присутствовавший на этом несанкционированном митинге, немедленно вылетел в Баден-Баден и там, уединившись с Полиной Виардо, говорил ей, красиво покачивая седой головою: «Полиночкa, девочка! Ты должна понять, насколько велик Пушкин и насколько гениален Достоевский! Ведь они, Полечка, пожалуй, будут даже гениальнее меня? Как ты думаешь?»
Но умная женщина, привыкшая к общению со знаменитостями, отвечала уклончиво: «Что ты, Ванечка?! Вы с Франчишеком Шопеном у меня самые гениальные мальчики» и гладила Ивана Сергеевича по седым волосам.
Тургенев тут же успокаивался и засыпал.
А солнце уже золотило своими последними лучами развалины старых римских бань, незадолго до этих событий откопанных на окраинах Баден-Бадена.


***
Мне кажется, что Пётр Ильич Чайковский – это Винни-Пух мировой музыкальной культуры: к нему невозможно относиться серьёзно, но его нельзя не любить.




****
Как известно, Леонид Каннегисер, убивший Урицкого – тогдашнего всесильного главу Петроградского ЧК, был молодым блистательным эстетом, писавшим стихи, и восхищавшим дам своим красноречием.
Каннегисер был дружен с акмеистами, Есениным и прочими Гиппиусами, но вошёл в историю тем, что застрелил Урицкого, сел на велосипед и спокойно было уехал, но был пойман и расстрелян ЧК.
Много лет спустя, уже в Париже на квартире каких-то русских эмигрантов состоялся многолюдный приём.
Среди прочих присутствовал Бунин.
Когда вечер был в самом разгаре, женщина средних лет подошла к автору "Жизни Аpсеньева" и, смущаясь, произнесла: «Иван Алексеевич. Я хотела Вам сказать, что очень люблю Ваши книги. Особенно "Тёмные аллеи". Спасибо Вам, Иван Алексеевич, от всего сердца!»
Бунин, увидев женщину и услышав её слова, до чрезвычайности возмутился и с негодованием прокричал: «Сударыня! Меня абсолютно не интересует Ваше мнение о моих книгах!». Засим, побагровев, развернулся и отошёл от несчастной женщины. Женщина же, заплакав, выбежала в коридор, и, забыв шляпку и зонтик и ещё какие-то вещи гардероба, которые носили в те далёкие времена, быстро побежала по ступенькам и исчезла в темноте парижской ночи.
«Кто эта наглая евреечка?!» – раздражённым баском спросил у окружающих великий литератор.
«Это, Иван Алексеевич, была сестра Леонида Каннегисера – человека, убившего Урицкого» – последовал услужливый ответ.
«Как же так – сестра Каннегисера!» – заволновался великий литератор. «Как же мне никто не сказал?! Получается, что я обидел сестру Героя?! А я-то думал, что это просто так – рыбная торговка какая-то»
Он грузно сел за стол, уставленный бутылками, рюмками и закуской
«Ах, как некрасиво получилось!» – покачал он головой. «Пожалуй, не надо было так поступать»
Иван Алексеевич выпил рюмку водки, закусил солёным рыжиком и сокрушенно крякнул. И так он пил и сокрушенно крякал весь вечер, потому, что переживал случившееся и страдал всем сердцем.
Вот каким невероятно чутким, добрым и справедливым человеком остался в воспоминаниях современников Иван Алексеевич Бунин! Ведь не каждый может, совершив ошибку, признать свою вину и с такою искренностью сокрушаться о происшедшем целый вечер.


****
По дороге домой я вёл мысленный разговор с Учителем.
«Учитель!» – спрашивал я, – «Почему пингвины живут в таком холоде и не улетают в тёплые края: потому ли, что им хочется жить так, как они живут, или потому, что у них просто нет крыльев?»
«Лучше подумай о том, почему ты живёшь, так, как ты живёшь: потому ли, что тебе хочется так жить, или потому, что у тебя просто нет крыльев?» – отвечал мне Учитель.
Задумавшись над ответом Учителя, я ехал остаток пути в глубоком мысленном молчании.


****
Я решил написать великую повесть.
У меня и сюжет есть классный.
Дело происходит в комнате средней руки коммивояжера Г. в одной из Европейских столиц.
Короче, просыпается однажды Г. в своей этой комнате, и обнаруживает, что превратился в жука. Большого такого жука: с мохнатыми лапками и чешуйчатой спинкой – то, что немцы называют Ungeziefer, а моя младшая дочь со слезами отвращения называет bug. И вот несчастная семья этого самого несчастного Г. пытается жить с новоявившимся жуком под одной нечастной крышей: кормит его, убирает его насекомые экскременты, с ужасом слушает его сухие стрекотания. Короче, мучаются все необыкновенно. Ну а потом, когда все уже этого жука Г. просто видеть не могут, Г. умирает и уборщица выкидывает его при помощи веника и совка на помойку. Такой, в общих чертах, сюжетец.
Я и название уже придумал, только не знаю, на каком языке его написать. Можно на русском – "Превращение", но это как-то плоско и неинтересно. Можно по латыни – Metamorphosis, но не все знают, что это значит. Лучше всего, конечно, на немецком – Die Verwandlung. Немцы умеют сказать целую мысль одним словом. Русские же, напротив, умудряются ничего не сказать десятком фраз.
Я обязательно эту книжку напишу. Вот только сначала нужно закончить уже начатую повесть про то, как уличная шпана стрясает с несчастного старикашки его новое пальто.


****
Он был известен тем, что свои письма бывшим возлюбленным (а он умудрялся с ними со всеми поддерживать прекрасные отношения) он подписывал одной буквой: твёрдый знак. Получив такое письмо, женщина загадочно улыбалась и ностальгически вздыхала, вспоминая его.
ъ




****
Великий русский писатель Х. проснулся в своём американском доме во вторник в четверть шестого утра, и сразу же вспомнил, что сегодня 22 апреля, т.е. День Земли.
Х., будучи человеком прогрессивным, очень любил Землю и всегда переживал, что своим неуклюжим существованием он нарушает вселенский баланс, производя эмиссию парниковых газов и оставляя за собой углекислые следы.
Х. вышел из дома и долго обнимал шершавые вековые сосны, обвитые змеевидным плющом, целовал вылупившиеся листочки сирени, нюхал лепестки розовых цветков какого-то куста, названия которому Х. не знал.
Он ссыпал на землю корм для птиц и прочих мышей обильными кучками, чтобы животные могли отыскать питательные крошки и вдоволь насытиться. Писатель Х. радовался муравью в траве и пауку в паутине. Все они, хоть и мелкие, а наши земные сожители и потому День Земли – и их праздник.
Земля, как доисторическая богиня требовала жертвы, и Х. решил не включать сегодня свет и воду: не бриться, не чистить зубы, повременить с большой необходимостью, разрешая себе только малую нужду, да и ту не смывая, а придерживая её под закрытой крышкой до завтра.
Как религиозный еврей соблюдает субботу, так и писатель Х. соблюдал этот день, не нарушая его святости.
Енотовидные собаки с полосатыми хвостами, пробегая мимо его дома, улыбались, оскалившись: "Салют, писателю Х!"
Серые американские белки приветливо махали пушистыми частями тела: "Салют, писателю Х!"
Тяжёлые канадские гуси, пролетая над его крышей, курлыкали: "Салют, писателю Х!"
А там, высоко-высоко, в самом небе бесшумно плыла большая Международная Космическая Станция и добрые русские космонавты, обнимаясь с добрыми американскими астронавтами, смотрели на именинницу – голубую планету Земля и радовались каждый на своём языке.


****
Всё, что я сейчас скажу, конечно, спорно, но, на мой взгляд, абсолютно верно.
А скажу я вот, что:
Самая лучшая французская музыка написана немцем Бахом. Это «Французские сюиты». Ничего лучше этого в жанре французской музыки никому ещё пока не удалось написать.
Самая лучшая английская музыка написана опять же немцем – Генделем. Спасибо ему за это от всей души: хоть что-то приличное из музыки XVIII века можно теперь послушать на английском!
Самая лучшая же испанская музыка написана французом Бизе. Это опера «Кармен». Испанец Пабло Мартин Мелитон де Сарасате-и-Наваскес конечно имел длинное и звучное имя, но ничего близкого к «Кармен» в жанре испанской музыки он не написал. Зато ему удалось создать лучшее произведение в жанре цыганской музыки – знаменитую Zigeunerweisen!
Самая лучшая арабская музыка написана Николаем Андреевичем Римским-Корсаковым. Это пленительная «Шехеразада». Римский, кстати, написал и самую лучшую сербскую музыку – т.н. «Сербскую фантазию».
Самое лучшее вино из французского винограда Cabernet Sauvignon производится в Америке в Columbia Valley по рецепту русского винодела Андрея Челищева. Русский же написал и самую знаменитую американскую песню «God Bless America!»
Всё это уверенно опровергает народную мудрость о том, что «где родился – там и пригодился»
Есть масса примеров, когда люди родились хрен знает где, а пригодились совсем в другом месте!


****
Великий французский композитор Гектор Берлиоз в молодости был жутко похож на Пушкина. Он был настолько на него похож, что русский царь даже не позволял Пушкину ездить заграницу. Он боялся, что Пушкин приедет в Париж, а там – Берлиоз. Ну и начнётся неразбериха: кто из них Пушкин, а кто Берлиоз?
А представьте ещё, что решили бы они подшутить над русским царём, и Пушкин бы остался в Париже, а Берлиоз вместо него приехал бы обратно в Петербург? Вот была бы оказия!
Для того чтобы понять, как Пушкин мог бы выглядеть в старости, достаточно посмотреть на портреты старого Берлиоза. Пушкин был бы лохматым стариком, но без бакенбард, а наоборот – был бы аккуратно выбритый, и носил бы чёрный сюртук и часы на цепочке.
Когда Берлиозу было 60 лет, его любовнице было всего 24 года. Естественно предположить, что наш Пушкин не уступил бы какому-то там французскому старику, и тоже завёл бы себе молодую зазнобу. Бедная Наталия Николаевна очень бы переживала, но сора из избы не выносила бы. Всё-таки, как ни крути, муж – солнце русской поэзии.
В 1868 году Пушкину было бы 69 лет. Именно в этом году Берлиоз приехал в Петербург с концертом.
Если бы Пушкина не убили, а только ранили на дуэли, он мог бы встретиться с Берлиозом (хотя, после перестрелки на Чёрной речке он вряд ли любил бы французов)
Они встретились бы, и Берлиоз сказал бы: "Ну, что, брат Пушкин?" А Пушкин бы ответил: "Да так, брат Берлиоз!". И они бы обнялись и стали бы хвастаться друг перед другом, какие у них молодые и красивые любовницы.
А потом бы они пошли в баню и выпили бы там грогу, и тут-то их точно бы перепутали, и пьяный Пушкин поехал бы в Париж, а пьяный Берлиоз остался бы в Петербурге.
И Пушкин бы, наконец, увидел Париж и, как водится, умер; а Берлиоз, узнав о том, с горя запил бы с Мусоргским и, не имея к этому привычки, тоже бы умер.
Видимо, чтобы избежать подобного печального поворота событий, Пушкин и Берлиоз так никогда и не встретились.


***
Все знают историю про Самсона и Далилу.
Самсон, как известно, проговорился своей любовнице Далиле, подосланной к нему врагами, что его сила – в волосах. Далила остригла Самсона во сне, и враги пленили и ослепили героя.
Но мало кто знает небольшую предысторию этого события.
Дело в том, что Далила три раза спрашивала Самсона о том, в чём же секрет его силы. И Самсон давал ей ответ. Сначала он сказал, что его можно связать свежей тетивой снятой с лука. И Далила связала его во сне этой самой тетивой. Самсон проснулся и порвал тетиву. Тогда она опять спросила Самсона про его силу, и он посоветовал Далиле попробовать в следующий раз заплести его волосы в косички: «Попробуй так, дорогая! Может, получится». И Далила заплела сонному Самсону косички. Самсон проснулся и косички расплёл. Казалось бы, двух раз уже достаточно для того, чтобы понять, что женщина замыслила что-то неладное. Ну, явно же что-то происходит! Самсону бы задуматься над этим: «Хм! Странно! Эта женщина хочет выведать, где хранится моя сила и всякий раз, когда я ей что-то говорю, она пытается опробовать, работает ли это. Уж не задумала ли чёртова кукла какой-то против меня трюк?!» Но Самсон, как ребёнок просто, рассказывает Далиле свой самый страшный секрет и преспокойно засыпает.
Первое, что приходит в голову в этой связи, это вполне здоровое любопытство: что же такое делала Далила Самсону, когда задавала ему свои вопросы? Явно, что это было что-то из ряда вон выходящее, или, как сейчас говорят американские подростки "кинки". Былo бы интересно это попробовать, пока у меня ещё есть волосы на голове.
Вторая мысль является выводом из первой: если Далила делала, что-то, что так сильно нравилось Самсону, не говорит ли это о том, что ещё до того, как Далила узнала секрет силы Самсона, она узнала секрет слабости Самсона, и, воспользовавшись этой слабостью, Далила получила доступ к силе Самсона?
Вот какие непростые мысли приходят в голову при внимательном прочтении Книги.


***
Как известно, у знаменитого наркома просвещения Анатолия Васильевича Луначарского был странный дефект речи. Он заикался. Но заикался он не на всех буквах, а только на буквах ять, фита, ижица и твёрдом знаке в конце слова. Говорит, говорит – и всё нормально. А как встретится слово с проклятыми буквами, так он и начинает заикаться. Да так сильно, что даже кашель подступает и вот уже Луначарский заходится в кашле, прям как чахоточный!
Из-за этого дефекта речи, Анатолий Васильевич не мог даже толком вести пропаганду среди рабочих. А когда в молодости приходилось ему полемизировать с Бердяевым, то это уже совсем не лезло ни в какие ворота. Ведь Анатолий Васильевич не мог произнести даже такое простое слово, как "трансцендирование" без того, чтобы не зайтись пятнадцатиминутным кашлем. Он даже в Женеву ездил лечиться, но всё без толку!
И вот тогда Анатолий Васильевич Луначарский решил по-большевистски проклятые буквы отменить. И отменил!
А великий вождь Революции Владимир Ильич Ленин сильно картавил. Даже не картавил, а просто никак не мог произнести букву "р". И вот Ленин видит указ хитрого Луначарского об отмене букв ять, фита, ижица и твёрдого знака в конце слова и так ему эта идея нравится, что он решает отменить букву "р".
Снимает он трубку в Кремле и кричит туда
– Ба\'ышня! Лунача\'ского мне! С\'очно!
– Луначарский слушает
– Анатолий Васильевич! Батенька! П\'очитал я Ваш дек\'етец п\'о буковки, и очень мне пон\'авилась Ваша идея! А\'хи важное дело Вы затеяли, това\'ищ! П\'олета\'иат Вас не забудет! Вот только давайте-ка, д\'агоценнейший Анатолий Васильевич, добавим туда ещё и букву хгре.
– Какую букву, Владимир Ильич?
– Хгхре
– “Г”?
– Да нет же! Гхрге!
– “Э”, Владимир Ильич?
– Нет! Нет! Грхе!!!
Луначарский ничего понять не может, на телефон свой смотрит, даже трясёт им в воздухе.
– Владимир Ильич! Тут, видимо плохая зона – не ловит ничего. Давайте я Вам попозже перезвоню. Тем более что у меня и батарейка уже кончается. Одна полоска осталась.
Очень Владимир Ильич расстроился. Так расстроился, что даже написал знаменитую записку Дзержинскому: "Немедленно расстреляйте того телефониста, который не смог мне обеспечить нормальную телефонную связь!"
А Феликс Эдмундович хоть и слыл человеком железным, но по природе своей был мягким и душевным. Телефониста он расстреливать, конечно, не стал, но сослал его с семьёй на Соловки. Без права переписки, разумеется.




***
Литературоведы – как врачи. Они воспринимают только тело стиха. Некоторые из них даже умеют определить неполадки в этом теле: как бы провести анализ крови, или сделать кардиограмму. Некоторые из них умеют с важным видом водить карандашом по рентгену и вставлять красивые латинские слова в скучную ткань обыденной речи. Они, как и врачи, могут долго обсуждать проблемы тела: инверсии и аллитерации – или сбои ритма и недостаточность дыхания. Но, профессионально, они не занимаются душой стиха, как и врачи, которые не занимаются душой человека. Они не занимаются этим, не потому, что плохие люди, а потому, что это просто не входит в их обязанности. Просто правила игры такие.
Странно, что принять эти правила игры и смириться с ними почему-то болезненно трудно как пациенту, так и поэту.
Cвидетельство о публикации 270930 © Игорь Джерри Курас 27.11.09 19:15

Комментарии к произведению 5 (1)

Спасибо! Получил удовольствие.

И читается как-то радостно.

Анна Каренина:

- Не трамвай - объедет.

Лев Толстой:

- Не трамвай - не объехал!

;-)

А, если серьезно! Истории занимательны и увлекательны своей простотой. (Не путать со словом "простецкий". Превосходно написано.

"Когда вечер был в самом разгаре, женщина средних лет подошла к автору "Жизни Аpсеньева" и, смущаясь, произнесла: «Иван Алексеевич. Я хотела Вам сказать, что очень люблю Ваши книги. Особенно "Тёмные аллеи". Спасибо Вам, Иван Алексеевич, от всего сердца!»

Бунин, увидев женщину и услышав её слова, до чрезвычайности возмутился и с негодованием прокричал: «Сударыня! Меня абсолютно не интересует Ваше мнение о моих книгах!». Засим, побагровев, развернулся и отошёл от несчастной женщины."

Замечательные истории!!!Спасмбо!!!

Но возникает вопрос.Вы согласны,что более грубого,бестактного человека,чем писатель(поэт)-нет?Неважно гений он или графоман.

С интересом,Павел.