• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
Рассказ победитель ККР-2009. Текст представлен не полностью. Окончание читайте в 10 номере журнала "Уральский следопыт" (2009).

Точка отсчета

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Оказавшись на месте, я села на пыльные ступени и закурила.
- Эй, расселась тут, а ну дай пройти! - Бабища в необъятном клетчатом пальто с неприязнью разглядывала меня.
Я поднялась. Плотный людской поток ринулся вниз. Мигнули и ярче разгорелись электрические лампочки, скрипнул и заработал эскалатор – всё зашумело и задвигалось.
Снизу дунуло прохладой и креозотом: вот-вот прибудет состав. Толпа суетилась. Люди нервничали, боялись опоздать, неслись вперед, не разбирая дороги, не замечали, что в спешке проходят друг сквозь друга.
Сойдя с движущихся ступеней, я почувствовала лёгкое прикосновение к руке.
- Я потерялась, - девочка смотрела на меня снизу вверх.
Веснушчатая, курносая, маленькая и некрасивая. В пушистой, белой вязаной шапке и синем пальто с огромной брошкой в виде бабочки, ребёнок казался чуждой деталью в этом метрополитеновском паззле.
Она повторила:
- Я потерялась.
Беспомощно мазнув взглядом по сосредоточенно-отрешённым лицам, я присела перед девочкой на корточки.
- Давно ты?... - голос утонул в приближающемся гуле.
Недовольные пассажиры, ругаясь сквозь зубы, спешили к составу.
- …засмотрелась на оленя, а она вошла в вагон. Наверное… отпустила руку, - её слова выныривали из метрополитеновского шума.
- Какого оленя? – вопрос выскочил прежде, чем я успела подумать, что «она» должно быть мать.
- Вон того, - девочка показала куда-то позади меня.
Не вставая, я обернулась. В конце платформы на мраморном постаменте стояла чаша из змеевика.
- Не видишь? – разочарованно протянула девочка. – Вон, - её пальчик указал на серый мрамор. – Там рисунок.
Я прищурилась. Прожилки камня сложились в хорошо обрисованный контур оленя. Ветвистые рога уходили вверх, достигая основания чаши.
- Знаешь что, - я повернула девочку к себе, - постой вон там, - кивнула на чашу, - рядом с оленем и никуда не уходи, идёт?
Девочка отошла на несколько шагов, обернулась, затем быстро побежала. Умница. Надеюсь, она не обратила внимания на моё «если».
Обогнув колонну, я села на скамейку.
Таймер на запястье пикнул. Значит, я здесь уже семь минут.
Часы над тоннелем мигнули – одиннадцать ноль три. Взрыв произойдёт в одиннадцать двадцать. Нужно спешить.
На экран карманного ПК я вывела текст стандартного отчёта: «На месте», нажала «Отправить». Усмехнулась – забавно должно быть получать мейлы из прошлого.
Мир вокруг с каждой секундой становился всё более материальным. Цвета, запахи, звуки обретали яркость и насыщенность.
На всякий случай, я вывела фото объекта «обоями» на крошечную плазму КПК: серые глаза, густая русая чёлка, пухлые губы, чуть ниже левой брови родинка. Найду.
Вытащив из кобуры легкий лазер, я проверила мощность – на пятьдесят восемь килограммов объекта должно хватить с избытком. А там никто не будет разбираться отчего скончалась женщина, оказавшаяся в неудачное время, в неудачном месте. Либо вскрытия делать не будут в связи с отсутствием тела (если окажется в эпицентре), или заметят крошечную точку на горле, чуть сбоку от сонной артерии – подумаешь, комар укусил. И уж тем более не будет большой разницы: погибла она до взрыва, во время или после. Спасать будут выживших. СМИ же будет заботить кто именно из группировок возьмёт на себя ответственность за теракт.
Я поёжилась: рассуждаю, как хладнокровный киллер, а у самой трясутся руки, когда нажимаю на курок. А вся ирония заключается в том, что во время убийства – они давным-давно мертвы. В моей реальности, ушедшей от их мира на время, а может и пространство, вперёд.
Интересно, а смогла бы я…
- Саша? - незнакомый баритон застал меня врасплох.
За четыре года моей работы в ОВ²Р – отделе вневременных решений – я ни разу не слышала об агентах встретивших в прошлом знакомых или родственников. Не то, чтобы это было в принципе невозможным, но практически невероятным. Угроза «срыва» агента возрастает в разы – кто не захочет исправить ошибки прошлого?
Сотрудники ОПВ³ – отдела просчёта всех возможных вероятностей – с точностью до долей секунд и вероятностью в девяносто девять процентов просчитывают все ходы вероятного будущего при изменении вероятного прошлого. Пуанкаре был прав считая, что «небольшие различия в начальных условиях рождают огромные различия в конечном явлении», но он тут же добавлял – «любое предсказание становится невозможным». Мы же продвинулись гораздо дальше и вторая часть его утверждения в моём «сегодня» не актуальна.
Поэтому я несказанно удивилась уже тому факту, что здесь меня кто-то узнал – это могло означать одно: в ОПВ³ ошиблись, а это, в свою очередь, было на грани фантастики.
- Эй, - тёплая ладонь легла на моё плечо. – Ты как-то странно выглядишь…
Я подняла глаза и сразу узнала его: светлые глаза, растрепанные волосы, россыпь веснушек на носу – на парах всегда садился на третью-четвертую парту и, делая вид, что внимательно слушает, просто засыпал, прикрывшись плоским кейсом.
Странно выгляжу?! Ещё бы – старше на семь лет!
Серёжа или Слава, а может Саша? Нет, точно не Саша, я бы запомнила тёзку. Но имя было явно на «с».
- Что ты здесь делаешь? Прогуливаешь? – он весело кинул кейс на скамейку и плюхнулся рядом.
Таймер вновь пикнул, отсчитав очередные семь минут.
- Э-э… Серёжа, привет, - наконец выдавила я из себя.
Он странно посмотрел на меня, вытянул губы трубочкой и протянул характерным голосом из какой-то старой, но ужасно прилипчивой рекламы:
- Серё-ёжа… так меня еще никто не называл.
Стас! Ё-моё!
- Извини, голова просто болит, - я почти не соврала.
Одна часть моего сознания отчётливо понимала, что он мёртв уже много лет, другая же видела его сидящим рядом и оттого пребывала если и не в панике, то в состоянии очень к ней близком.
В толпе мелькнуло лицо с родинкой под бровью. Я вскочила. На объяснения нет времени – объект нужно найти и уничтожить до взрыва. Вернее за тридцать три секунды до него – оптимальное время определено ОПВ³.
- Эй! Ты куда? – Стас бросился за мной.
Вот ведь… Прилипчивый субъект.
Я резко остановилась:
- Слушай, тебе, что делать нечего? Если так - дуй на лекции, а не путайся у меня под ногами.
Кажется, он смутился – веснушки из бледно-золотистых стали морковными.
- Просто подумал…
Вот те на! Я ж ему нравлюсь! - дошло вдруг до меня.
Вернее, нравилась – семь лет назад, - ехидно напомнил внутренний голос.
- … может, в кино сгоняем, раз уж всё равно вместе прогуливаем, - закончил Стас.
- Мы не вместе прогуливаем! – я в конец разозлилась. – Я занята, а ты мешаешь!
Стас схватил меня за локоть:
- Не ори! – и тут же слегка успокоившись, добавил: - Давай я тебе помогу, что ли… Что за дело?
Вот ведь привязался!
Объёкт мелькнул у «оленьей» чаши. Выдернув руку из пальцев Стаса, я нырнула в толпу.
- Просите, извините, - бормотала я, поминутно наступая на чьи-то ноги и запинаясь о чьи-то сумки, кульки, чемоданы.
Толпа текла к вновь прибывшему составу – им было не до моих извинений.
Толпа поредела. Состав закрыл двери.
У постамента с чашей женщина с родинкой под бровью обнимала мою маленькую знакомую.
Я прикусила губу и отвернулась. До боли впилась ногтями в ладонь.
- Эй, - рядом остановился Стас.
Я растерянно моргнула.
Таймер пикнул.
Время! Слишком мало времени! Скорее всего, девочка тоже погибнет… то есть уже погибла. А если нет?...
Я расстегнула кобуру, замерла на полдвижении. Глаза стоящего напротив Стаса расширились, он инстинктивно отшатнулся.
- Не могу! – сквозь зубы выдохнула я и опустила лазер.
ОПВ³ дают вероятность девяносто девять процентов, но один процент это чудовищно, безумно много!
Судьба не более чем пересечение линий снежинки под микроскопом. Начальная точка, от которой расходятся лучи. Многопространственность и многовариантность. Поворотный момент и… иные ответвления. Так может?...
Стас с ужасом смотрел на меня.
- Слушай, сделаем вот что, - я схватила его за плечи. - Отсюда нужно убираться! Быстро! Ясно?
Он кивнул. Вряд ли что-то понял, скорее по инерции.
Я бросилась к девочке и её матери.
В этот момент таймер пискнул и отключился. Я почувствовала колебание воздуха, а потом меня сбило с ног что-то тяжелое.
Боль была такая, что на несколько мгновений я ослепла и оглохла. С трудом разлепила веки. Рядом, лицом вниз лежал Стас. Сердце оборвалось.
Он застонал. Слабо, еле слышно, но… Жив!
Плотно закрытые жалюзи не пропускали дневной свет.
Глава ОПВ³ неотрывно смотрел на парящий всего в нескольких сантиметрах от лица ПК. Казалось, монитор подмигивал тающими цифрами.
- Алексей Семёнович, - ожил динамик. Ученый, не отрывая взгляда от монитора, нажал «отбой».
Он усмехнулся, вспомнил давнишний осенний разговор в полупустом плавучем ресторанчике.
- Нет, ты только представь, - кипятился Колька, промахиваясь мимо стакана, проливая водку на стол. – Ты только представь – вот ты, допустим, отправился в две тысячи пятнадцатый и пристрелил того гада, развязавшего третью мировую. Как там его… Маро! Что будет?
*** Окончание читайте в 10 номере журнала \"Уральский следопыт\" (2009).
Cвидетельство о публикации 270740 © Ashera 26.11.09 12:26

Публикации


Комментарии к произведению 2 (1)

Комментарий неавторизованного посетителя

Спасибо за ваше мнение ;)

Анна, с Новым Годом!

Утекает в Лету шумный старый год.

Календарь последним листиком взмахнёт,

И под звон бокалов в праздничную ночь

Пусть летят печали и тревоги прочь!

Пусть сверкают окна в снежном серебре,

И сияют ёлки в яркой мишуре.

В фейерверке счастья с северных широт

Пусть придёт удача в этот Новый год!

С наилучшими пожеланиями,