• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

тайга

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
"Возьми мою старушку с собой на отдых, - попросил Джек. - Я денег дам".
        И в самом деле, денег он дал, но не так много, чтобы можно было оторваться на полную катушку. В то время я был студентом и мог позволить себе отдохнуть за чужой счет. Джек был старше меня, имел жену и сына. Девица, которую он мне всучил, вероятно, встала ему поперек горла, и он хотел от неё отделаться?
        -Хорошо, я присмотрю за твоей телкой, - согласился я, не все ли равно, с какой девицей отрываться, за эту, хоть, платить не надо.
        Старушка оказалась легкомысленной и злющей девицей моего возраста. Не понятно, как в ней уживались злость и легкомыслие? Но разве можно объяснить женщину логикой?
        -Жить будем в одной комнате, - заявила она. – В целях экономии.
        -Ты...это, - я хотел сказать, что не собираюсь быть пуританином.
        -Трахаться будешь на природе.
        -А ты в комнате?
        -Я женщина Джека, - сообщила так, будто я об этом не знал. – Запомни это.
        На том и порешили.
        В поезде она все время спала.
        -Сурок, - удивлялся я. - Жизнь проспишь.
        -Отстань!  -отвечала  сердито. - И не кури, табачищем несет, как от мусорки.
        -Тоже мне начальница.
        Я рассматривал женщину Джека со всех сторон, и не понимал, что он в ней нашел. Худющая, вечно чем-то недовольная  колючка.
        В Симферополе бросила мне сумки и побежала покупать билеты в Морское.
        -Купи  чебуреков! - крикнула на ходу.
        -Нашла себе носильщика, -  я поплелся покупать чебуреки.
        В автобусе она уснула, голова ее склонилась к моему плечу, волосы пахли травами. Я испытал волнение от такой близости, но когда попытался коснуться ее груди, получил удар локтем в бок.
        -Не смей ко мне прикасаться!
        -Сама взвалилась на меня, а теперь, не смей прикасаться?
        -Запомни, я женщина Джека.
        -Запомнил, даже если сама попросишь, не прикоснусь.
        Дальше ехали , молча. Девушка уставилась в окно, всем своим видом показывая, как я ей безразличен.
        -Ну и имечко у тебя - Тайга, - обиделся я. - Так обычно собак называют. А тебя кто так назвал?
        -Отец.
        -А мать куда смотрела?
        -Мать умерла во время родов.
        -А где твой отец?
        Она не ответила, уткнулась в книгу.
        В пансионате нам отвели просторную комнату, но вид из окна был удручающий - взгляд упирался в высоченный забор, окрашенный белой известью. Такие заборы на юге называют дувалами. Выглянув в окно, Тайга запричитала:
        -Я не буду жить на кладбище.
        -Где ты видишь кладбище?
        -Не знаю. За забором. Не хочу здесь жить.
        -Давай пойдем на пляж, а потом подумаем, что будем делать дальше, - я надеялся, что она увидит море и перестанет капризничать.
        Но Тайга потащила меня за забор, а там и в самом деле оказалось кладбище.
        -Ну, что я тебе говорила? А ты не верил! - и помчалась в главный корпус к директрисе.
        -Окопались тут, гады! - кричала , подбоченясь. - Обещали нам вид на горы, а поселили на кладбище? В комнате, где людей ограбили!
        -Вы отдаете отчет своим словам? – занервничала директриса.
        -А вы?
        "Ну и заливает, - подумал я, - даже ограбление придумала".
        -Это единичный случай. Пансионат не несет ответственности за воровство. Сдайте деньги и ценности на хранение в сейф.
        -Угу, - ответила Тайга. – А вам и сейф не поможет.
        -Что вы себе позволяете? - возмутилась директриса.
        -Ваша родственница воровка! А вы её админом специально назначили!
        -Кто сказал?  
        -Никто. На фейсе написано.
        -Где написано?
        -На лбу!
        Директриса молча полезла в сейф, дрожащими руками отсчитала деньги и швырнула на стол.
       -Заберите ваши деньги за путевки и ...уходите отсюда!
    Тайга пересчитала деньги и вышла из кабинета, хлопнув дверью так, что штукатурка посыпалась.
    -Извините нас, - промямлил я. Но в меня уже летел степлер:  "Вон!" Пошел вон!"
    Так мы оказались на улице.
        -Послушай, - возмущался я. - Ты ведешь себя по-хамски.
        -А пусть не ворует. Обокрала людей. Думаешь им приятно было?
        -С чего ты взяла, что она ворует? Кто тебе сказал?
        -Никто.
        Я загрустил. С этой девушкой не соскучишься, или вляпаешься в историю. Мне абсолютно не хотелось получить по почкам за ее глупость.
        -Хочу туда, -  капризно указала рукой куда-то далеко  на голубые крыши. – Думаю, там тоже пансионат, и есть места.
        Ее самоуверенный тон меня раздражал, но больше всего раздражало хамское отношение к людям.
        Мы потащились через рынок к голубым крышам. Увидев лоток с винами, Тайга спросила  у продавщицы:
        -Сколько стоит ваше вино? Порошковое?
        Тетка в ситцевом переднике принялась расхваливать товар:
         -Вино самое чистое, виноградное. Напиток богов! -  и протянула ей стаканчик. -Попробуйте! Попробуйте!
        -Не буду я пробовать, у вас стаканы грязные!
        -Я мою их в ведре, - женщина показала, как старательно моет одноразовые стаканчики в ведре и вытерла их передником.
        -А стаканы на помойке берете?
        -Послушай, - разозлился я. – Не приставай к человеку! Не хочешь покупать, не покупай!
        -А зачем она врет, что вино натуральное?
        -А ты его пробовала?
        -И не собираюсь.
        -Хамка! - заорала на весь рынок продавщица. – Люди добрые, эта девка меня оскорбляет! Вино, говорит, у нас порошковое!
        Вокруг нас стала собираться толпа. Я дернул Тайгу за руку, пытаясь увести от скандала. Тетка норовила вцепиться Тайге в волосы и кричала так, будто ее режут.
        -Заткнись, - приказала  Тайга. - Лучше о душе подумай. Тебе и так мало осталось! - и та почему-то притихла, а я стал извиняться и проклял тот день, когда согласился поехать на отдых с этой придурковатой девицей.
        Голубые крыши и в самом деле оказались пансионатом, и места свободные там были. Нам даже предложили самим выбрать домик, Тайга пошла бродить по закоулкам пансионата, пока не  выбрала домик где-то на отшибе, но тихое и в тени.
        -Красивое здесь место, - сокрушался директор пансионата. - Но из-за кризиса - отдыхающих все меньше.
        -Сервис у вас бомжацкий, - ляпнула Тайга. - Вот люди и едут заграницу.
        -А у вас денег на заграницу нет! - в тон ей ответил директор.
        -А мы тут на халяву! -  подмигнула мне так ехидно, что я  чуть не послал её к черту, но, поскольку она была права,  поспешил увести от директора, чтобы нас не выперли и отсюда.
        -Мне стыдно за тебя, - я сорвался на крик. – Разве можно так с людьми разговаривать?
        -А как я разговариваю? – не понимала она. - Нормально разговариваю.
        -Чем тебе этот директор не угодил?
        -Он вовсе и не директор.
        -А кто?
        -Фишка. Подставное лицо.
        Я перевел разговор на другую тему, чтобы окончательно не разругаться.
        Мы занесли вещи в домик, но вместо того, чтобы пойти на пляж, она принялась наводить в комнате уют, постоянно командуя: подай то, принеси это, прибей здесь, поставь туда... Я послушно выполнял ее приказы и потихоньку ворчал, обиженный "халявой".
        -Не бурчи. Здесь и без тебя плохая энергетика. Лучше поправь мне волосы, у меня руки грязные.
        Я поправил ей челку, и вдруг увидел ее глаза. Совсем близко. Такие озорные, смеющиеся глаза, на таком серьезном лице. Не удержался, обнял ее и сразу получил по рукам.
        -Отстань. Бестолочь.
        На пляже она позволила намазать себя кремом для загара, и я все мазал и мазал ее, пока не обмазал каждый миллиметр до самых пяток. Потом упал в море и чуть не утонул - такой дурман у меня был в голове от этого ее крема.
        -Больше я сюда не поеду, - снова заныла Тайга. - Здесь дышать нечем. Пылища, и море какое-то не такое.
        -Ни фига себе, пыльно ей у моря.
        Вдоль берега тянулась трасса, машины вздымали клубы песка и пыли, оседавшие на головы отдыхающих. Но меня это не очень беспокоило. И никто из отдыхающих об этом не задумывался: дети резвились в воде, взрослые отдыхали в шезлонгах и на скамеечках, ели фрукты и пили вино. И только мы с Тайгой постоянно ссорились.
        -Видишь рыбака со спиннингом? - ныла на одной ноте. - Так вот он говорит, что кошка в его доме не ест рыбу, которую он ловит.
        -Обожралась, наверное. А зачем тогда ловит?
        -Страсть у него такая - ловить рыбу. Чем инвалиду еще заниматься?
        "Да, - подумал я. - Несчастный тот мужик, кто женится на этой мымре".
        -А с чего ты взяла, что он инвалид? -  но она уже рассматривала камушки на берегу.
        Отдыхать эта девушка  не умела. Я не мог уговорить ее пойти куда-нибудь на дискотеку, в бар, или, хотя бы, в кино. Она могла часами смотреть на море, или уплывала к «берегам Турции». Мое присутствие ее не раздражало, она вообще не замечала меня. А я изнывал от скуки и от такого ее безразличия ко мне.
        -Сереж, -она впервые назвала меня по имени. -Я боюсь пауков, сделай что-нибудь, они постоянно лезут к нам в комнату. - И я побежал на рынок, купил сетку от москитов, приколотил на окна и дверь. Ждал похвалы, но не дождался.
        Перед сном, мы вместе заглядывали под кровать, нет ли там пауков. Потом ложились спать. Наши кровати разделяла только тумбочка, и такая близость мешала уснуть. Я ворочался, вскакивал, ходил из угла в угол и снова ложился. Но сна не было, считал до тысячи,  и измученный , засыпал только под утро.
        В первую же ночь она устроила мне концерт. Я лежал и думал о том, что хочу эту мымру, но не знал, как к ней подступиться. Едва сдерживал эмоции, как вдруг услышал:
        -Мне страшно.
        -Иди ко мне, вдвоем уютнее.
        -Не в этом дело. Мне постоянно кажется, что здесь кто-то умер.
        -Характер у тебя такой, - отвечал я. – Тебе везде будет плохо.
        -Здесь пахнет гарью.
        -Ничем здесь не пахнет, - успокаивал я. - Даже курить из-за тебя бросил.
        Она заплакала.
        -Ну что с тобой?
        -Давай переселимся в другой пансионат.
        -Прекрати, а то вынужден буду тебя приласкать.
        -Принеси можжевеловых веточек, я положу их под кровать, мне так легче будет.
        Пришлось встать, прогуляться по пансионату, наломать можжевеловых веток.
    Она успокоилась и уснула. А я до утра маялся без сна.
        В пять утра проснулась и сразу спросила:
        -Почему не спишь?
        -Я всю ночь хотел тебя, - буркнул недовольно.
        -И кто тебе мешал? – рассмеялась и убежала к морю.
        "Вот зараза! - разозлился я. - Кто мне мешал? Сама запретила прикасаться. А теперь, кто тебе мешал? Мымра..."
        День казался бесконечно долгим, и я с нетерпением ждал ночи. А ночью снова просился к ней в постель.
        -Тайга, пусти меня к себе, - просил я. – Тайга, я умираю.
        Меня трясло, как в лихорадке.  Уверен, в ту ночь я мог умереть.
        -Сжалься!
        -Ладно, - согласилась она. - Только не мучай меня долго.
        Я прыгнул к ней в постель, но у меня ничего не получилось.
        -Блин, не знаю, что со мной, - уткнулся лицом в подушку.
        -Все нормально, - успокаивала она. Это даже хорошо, что мы с тобой не согрешили. Я ведь женщина твоего друга, а ты обещал за мной присматривать.
        -Да он не знает, как от тебя избавиться! - взорвался я. - Думаешь, ты ему нужна? Он там трахает всё, что движется, а ты ему тут верность хранишь!
        -Ты не понимаешь ничего, -  плакала она.
        -Ну что ты все время плачешь? - мне стало жаль ее. - Джек не говорил, что хочет от тебя избавиться.
     Но мне это и без объяснений было понятно.
        -Я не потому плачу.
        -А почему?
        -Мне плохо в этой комнате. Здесь пахнет гарью.
        -Да не пахнет здесь ничем, кроме можжевельника! - комната была завалена можжевеловыми ветками. – Угомонись.
         -Давай, уедем отсюда.
        -Все! – заорал я. - Хватит! - мне было обидно, что она постоянно думает о Джеке. –Переселяйся, куда хочешь! А мне надоело! Я остаюсь здесь!
        -Не ори на меня, ты мне не муж.
        -А ты не жена, чтобы постоянно ныть.
        Она успокоилась, или сделала вид, что успокоилась, а я опять не спал до утра.
        Утром не пошел на завтрак, не  было сил подняться, а Тайга помчалась в столовую. Встретив там директора пансионата, попросила переселить ее в другую комнату.
        – Можете думать обо мне, что хотите, но мне постоянно кажется, что здесь кого-то убили. Я приехала сюда отдыхать, а не мучиться кошмарами. Понимаете, мне это снится!
       -Убили, или сами умерли? - полюбопытствовал директор.
       -Убили!
    Он посмотрел на нее с сочувствием:
       - Я подумаю, как вам помочь. Пригласите ко мне вашего друга.
        Мне пришлось идти извиняться за Тайгу. Я не знал, что она ему наговорила.
        -Ваша подруга хочет переселиться. Но мест нет, - сказал директор. - Я верну вам деньги за полный пансион. Уходите отсюда.
        -Мы не уйдем. Тайга капризна. Но я поставлю ее на место.
        -Поставить можно только кобылу в стойло. А эту вряд ли удастся, - усмехнулся он.
        Я решил проучить Тайгу. Уселся на скамью и стал обдумывать план мести. В этот момент ко мне подошла сотрудница пансионата:
        -Простите за беспокойство, но я слышала разговор вашей жены с директором.
        Я хотел крикнуть: "Она мне не жена! Не жена!" - так был зол на Тайгу, но промолчал.
        -Видели фундамент за вашим домиком?- спросила женщина.
        -Строите что-то?
         -Нет, это всё, что осталось от сгоревшего корпуса... Там , в глубине двора , установлен Крест в память о погибших.
    "Значит, Тайга  все знала? И потому ей "пахло гарью". Какой надо быть циничной, чтобы так лгать?"
         -Сотрудникам приказано молчать! - пояснила женщина.  - Зачем пансионату плохая репутация?
        - Не говорите моей жене об этом, - попросил я. - Ей нельзя нервничать. А у нас нет денег, чтобы переселяться куда-то еще.
    Женщина пообещала молчать, и мы расстались.
        Я решил устроить Тайге допрос с пристрастием и заставить покаяться .
    Весь день я шлялся по поселку, до полуночи сидел в баре, и поднабравшись изрядно пива, вернулся в пансионат.
        Девушка лежала в постели. Свет не включала. Наверное, опять боялась пауков. Тонкая простынка прикрывала ее тело, я увидел обнаженные плечи и сразу забыл о допросе...я любил эту девушку и ненавидел, и вообще не понимал, чего от нее хочу, но хотел я ее конкретно.
        -Тайга, - позвал я. – Ты спишь?
        -Нет, не сплю.
        -Я хочу тебя. У меня уже крыша от этого едет.
        Она укуталась в одеяло и забилась в угол кровати.
        -Мне страшно.
        -Я только чуть-чуть прикоснусь к тебе.
        -Не трогай меня, пожалуйста, -  пыталась сопротивляться, но я стал ласкать ее, и она затихла, лежала неподвижно, будто мертвая, и тогда я заплакал.
        -Ну что ты, как маленький? Ну, не плачь,  -  поцеловала меня в губы. И я стал пить ее тело,  целовать всю - от кончиков пальчиков на ногах до макушки...Никогда и никого я так не любил, как любил эту девушку...Постепенно и она отозвалась на мои ласки, и я приревновал ее к Джеку - неужели и с ним она была такой же нежной? Я не мог насытиться, снова и снова ласкал ее...вскоре она уснула на моем плече, а я боялся потревожить ее сон.
        Проснулся от  крика.
        -Мне страшно, - задыхалась она. - Я не могу дышать.
        -Родная моя, - снова стал ласкать ее.
        Она немного успокоилась, но  уснуть не могла. И тогда я решил расспросить, что она чувствует, находясь в этой комнате.
        -Виноваты те, кому сейчас принадлежит пансионат, - сказала печально. - А того мужчину заставили это сделать, у него украли ребенка.... и люди сгорели...А мне снится, как будто я там ... с ними...в огне.
        -Кто тебе это рассказал?
        - Никто. Просто знаю.
        "Пора заканчивать это безумие! - подумал я. -Вставай! Погуляем."
        Повёл её к месту трагедии. От сгоревшего корпуса остался только фундамент. Я осветил его фонариком.
        Тайга забеспокоилась.
        -Зачем ты меня сюда привел? Мне здесь не нравится. Идем отсюда.
        -Да, что ты говоришь? -  спросил ехидно. Взобрался на фундамент и подал ей руку.
        -Нет! - запричитала испуганно. – Я не хочу туда.
        -А что ты здесь чувствуешь? - продолжал я свое расследование.
        -Ничего не чувствую. Просто не хочу здесь быть и все.
        -Ты видела этот Крест?
        -Какой крест? –  оглянулась, словно точно знала, что крест находится за ее спиной, а потому не подошла и не посмотрела, что там написано.
        -Вот я тебя и поймал на лжи! – закричал я. – Ты все знала!Знала! Сознавайся!
        -Не понимаю, о чем ты?
        -Даже здесь ты продолжаешь лгать?
        Мне было противно смотреть на нее. Ей нравилось манипулировать чужим горем, она хотела выглядеть загадочной, роковой женщиной...И Джеку изменила со мной не потому, что хотела меня, а потому, что боялась спать в этом домике...Сука.
        Она побежала к морю, сбросила платье и поплыла во тьму. А я остался на берегу, не было желания присоединиться к ней.
        -Не боишься утонуть? - спросил, когда вернулась.
        -Я боюсь пауков. Они ядовитые.
        -Типун тебе на язык, Тайга.
        Больше я к ней не прикасался. Мне казалось омерзительной близость с такой бездушной женщиной.
        В ту ночь я спал как убитый, забыв пожелать ей спокойной ночи.
        На следующий день мы уже не ссорились - просто перестали разговаривать. Я нашел себе новых друзей и проводил с ними остаток отпуска. Чем она занималась, меня не интересовало.  Но вот однажды ночью она спросила:
        -Ты любишь меня?
        -Нет! - ответил зло. - Не люблю циничных баб.  Зачем ты врёшь все время?
    Она  улыбнулась.
        - От скуки. Скучно мне с тобой! - схватила фонарик и ушла.  Где-то бродила всю ночь. Вернулась под утро и сразу уснула. Спала спокойно, наверное, надоело лгать, или задурила кому-то голову, так же как и мне?
       На следующую ночь опять куда-то собралась,  даже  платье нарядное нацепила.  А я сел на пороге и ждал ее. Когда вернулась, спросил:
        -Где  шлялась?
    Сказала спокойно:
        -Спонсора искала. В Штаты уеду.
        -Понравился спонсор?
        -Получше тебя.
    Я ударил её по щеке. Она расхохоталась мне в лицо.
"Да! Понравился! Очень понравился!" - и все продолжала хохотать. А я, чтобы не убить ее, побежал к морю. Кинулся в воду и плавал часа три. После лежал на песке под дождем и думал, что умер.  
       Утром мы собрали вещи и вызвали такси, так как отдых наш закончился. Разговаривать нам было не о чем, и мы молча сидели на лавке. К нам подошла сотрудница пансионата - та самая, которая обещала мне молчать.
        -Это правда, что вы "ведунья"? – спросила у Тайги.
    Тайга удивилась:
        -Нет, конечно.
        -А как вы тогда узнали, что здесь сгорели люди?
        Я уставился на Тайгу: "Скажет правду, или опять солжёт?"
    Тайга побледнела. А женщина принялась рассказывать о пожаре.
        - Говорят, корпус загорелся из-за неисправной проводки.
        Я заглянул Тайге в глаза.  Ее взгляд встретился с моим, но она меня не видела, а смотрела куда-то сквозь и в мыслях своих находилась где-то очень далеко.
        - Проводка не при чем, - сказала тихо.
        - А кто виноват?
        - Спросите директора, он всё знает,  - она презрительно глянула на меня. - А может, ты раскроешь это преступление?
        Я отвел взгляд. Мне было стыдно за неё, за себя, за всю эту нелепую историю.
        А еще я думал о том, как бездарно провел время.
       В поезде Тайга попросила проводницу перевести её в другой вагон, и больше я её не видел.
    На вокзале встретил меня Джек.
        -А где Тайга?
        - Хр знает! Зачем ты мне её подсунул? – набросился на него с упреками.
        -Зачем-зачем?  Ни зачем! - разозлился Джек. - Мечтала увидеть море.  Спал с ней?
         -Все они ****и!
         -А мне сказала, с женатыми не сплю - как отрезала!
         -Да , пошёл ты!
         Джек невесело улыбнулся, и я понял, он ревнует.
         -Адрес у неё спросил?
         -Зачем мне её адрес?! - заорал я так, будто сошёл с ума.
        Тайга исчезла из моей жизни, и я о ней не вспоминал, а если и вспоминал, то с каким-то остервенением.
        "Вот же дура, сволочь, сука! - ругался я. – Ненавижу!"
        Ненавидел за ложь. За дикие игры. За хамское отношение к людям. Ненавидел и любил эту врушку.
        Через полгода мы случайно встретились у Метро.
        -Зачем ты мне лгала? – спросил сходу. – Не прощу тебе этого!
        -Я не лгала! - сказала спокойно.
        -Сознайся, и я прощу тебя!
        -П-фу! - сморщила нос. -  Поздно пить боржоми. Я уезжаю в Штаты.
        - А как же Джек?
        -Джек, как Джек. А что? - вдруг увидел, какие у нее печальные глаза, но не обнял, не попросил остаться.
        -Пока-пока! - бросила мне на прощание воздушный поцелуй и ушла навсегда.
        -Пока-пока...
        Я хотел бежать за ней, валяться в ногах, умолять остаться, но не сделал этого. Это сейчас я понимаю, что виноват во всем. И в том, что она укатила в Штаты, и в том, что позволил ей бежать от самой себя, от меня, от Джека, от всех своих страхов, от неудавшейся любви...Бросил ей вслед безликое "пока-пока" и пошел прочь, насвистывая какую-то тупую песенку, обманывая самого себя, будто мне все равно.
         Где она сейчас? Что с ней?  Её слова: «Может, ты раскроешь это преступление?» - не выходят у меня из головы.  Я ведь не говорил ей, что учусь на следователя. Сама догадалась, или Джек рассказал? Откуда она всё и про всех знала?
    Но теперь уже поздно задавать себе вопросы. Искать эту девушку, что иголку в стогу сена. Я ничего о ней не знаю, кроме странного имени Тайга, да и то не уверен, что это её настоящее имя...
Cвидетельство о публикации 269977 © Эр Светлана 21.11.09 00:32

Комментарии к произведению 2 (0)

Но разве можно объяснить женщину логикой?

Особенно если это - талант!

(Браво!)

P.S."Ночью, она снова плакала, а я не подошел к ней, смотрел в потолок, не обращая внимания на ее стенания - лакала она не потому что боялась".

Добавь буковку "п".

Тим.

Света, как тебе удалось написать от "мужского имени"? Озвучить мысли мужчины женщине, да еще так правдоподобно, класс!

С теплотой, Белла.