• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор
Форма: Роман

Рецензии на произведение:

Автор рецензии: Шустерман Л.

Преферанс по пятницам

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Предвижу всё: вас оскорбит Печальной тайны объясненье.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          А.С. Пушкин.

                                                                                                                                                                 Часть I Первопрестольная
1.Вредное дыхание улицы



        Такого пекла не знали старожилы и не упоминали летописи. Солнце безжалостно жгло город, стиснутый кольцом горящих торфяников. Власти скрылись в прохладном тумане Альбиона. Реки обмелели, пруды высохли, а на дне фонтана «Дружба народов» свили гнездо гадюки.

    Огнепоклонники славили пришествие Перуна, и пили за его здоровье огненную воду. Спалив посадские бани, они танцевали на пепелище топлес и раздавали спички детям.

   Обыватели задыхались в дыму пожарищ. В мещанской слободе женщины показывали трусы за марлевую повязку, а за противогаз отдавались без резинки. Газировка и пожарные услуги каждый день дорожали. Брандмейстеры и водоносы озолотились и скупали дворянские титулы и виллы Лигурии.

     Измождённые жарой горожане молили Илью-пророка о дожде. Зевса и Вишну тревожили реже, а вот Адоная поминали многие. Справив Минху, они прикладывались к крану и опустошали целые акведуки.

   Моша и Гоша тоже пили воду, не внимая счётчику на съёмной хате. Весь день они прохлаждались в атласных халатах, а вечером надевали лохмотья и шли в народ. С собой приятели брали старую газету и пачку дешёвой Моршанской махорки, а душистые папиросы «Империал» оставляли в номере.

    В поисках любителей домино они бродили по московским дворикам и вслушивались в музыку города. Среди цоканья копыт, лязга трамваев и грохота отбойных молотков, крушащих мостовые, мужчины пытались уловить характерный стук костяшек. Минуя хохот гуляющих компаний, матерную брань буянов и пронзительные вопли матерей, скликающих своих непосед восвояси, они упорно шли на крик:
    – Рыба! Мыло! Дуся, Дуся, я дуплюся!

    Выйдя на игру, искатели приключений подсаживались к столу тихой сапой. Втираясь в доверие к нижним слоям общества, они угощали всех доброй жменей махры и клочком «Литературной газеты» под редакцией Дельвига. Закурив козьи ножки, хитрецы беседовали о широте русской души, кознях погоды и иноземцев:
    – Вчера Ляля Чалая с подвала дала стоя на чердаке четверым почти даром. Почав дело в самое пекло, она кончила только после полуночи.
    – Во молодца! А во время урагана в Канзасе дядько Сэмко скрал гроши у Доры Гейл и прогулял их с Элли Волкович за три ночи.
    – Тю! Экий цука драта!

   Услышав такой патриотический суржик, доминошники принимали их за своих и в игру на победителя.
   
    Прирождённые игроки забивали козла на одну руку. Тайно выстукивая ногами друг другу информацию, они делали «Рыбу» только к своей выгоде. Исподволь повышая ставки, партнеры обирали пьяных пролетариев и пенсионеров до «пусто-пусто».

    Со временем мудрый народ начинал понимать, что иудеи всегда в выигрыше. Но, кроме эмпирики, никаких доказательств их шахер-махера не было. Доминошники стали просто разбегаться при появлении семитов.

    Тогда кореша решили перейти на лото, где держали масть девушки преклонного возраста. Моша нафабрил усы помелом и надел парадный китель с наградами, а Гоша – сюртук с бобровым воротником и щегольскую шляпу набекрень. Роскошный фетр украшали фазаньи перья, рубиновый георгин и значки с тоталитарной символикой.

    Надушив от души подмышки тройным одеколоном, сладкая парочка принялась фланировать перед бингоманками эдаким кандибобером. Тронутые увяданием красотки были очарованы и приняли сильный пол с распростёртыми объятиями. Но вскоре чуткие девичьи сердца заметили, что если один новичок достает из мешка бочонки и кричит номера или:
    – «Барабанные палочки», «Бычий глаз», «Собачьи уши», – то другой тотчас закрывает карточки и срывает Джекпот.

   Тертые старухи сговорились и лишили бедных евреев права вынимать и озвучивать бочонки.

    Интеллигенты молча проглотили дискриминацию, но игра перестала клеиться. Они решили уйти по-английски, выразив-таки свои протест антисемиткам. Товарищи негласно экспроприировали батистовый платочек с приторным запахом мускуса, початую пачку длинных сигарет «Фемина», пахнущую вирджинским табаком и старинный японский веер, благоухающий палисандром.

     Сбыв конфискат на Хитровом рынке вместе с запахами, они в чудном настроении прошли на задворки. Дешёвый доходный дом Изи Черкизона, царил там, словно башня в Пизе. В меблированных апартаментах стояли три венских стула от братьев Тонет, колченогий стол и канапе вишнёвого дерева. Его бархатная обивка была засижена двукрылыми и описана двуяйцовыми, но настоящих мужчин это не смущало. Присев тет-а-тет, они курнули кальяну и стали думать и соображать.

    Потерпев фиаско в лото и домино, напарники вспомнили о картишках. Благо, оба умели читать масти и легко строили фишки по старшинству. Моша ещё безусым корнетом резался в «Фараона», а Гоги с младых ногтей катал в «Акульку» купчих третьей гильдии. Но что годилось однополчанам на Кавказе и толстухам на Сорочинской ярмарке в мегаполисе считалось зазорным. Город-герой слезам не верил и подкидных дураков не переваривал.

    Мозговой штурм длился всю ночь, прерываясь на бесконечные перекуры и чайные церемонии. В итоге, кенты решили добыть первоначальный капитал – преферансом. Дело стало за корифеем, который открыл бы им в долг тайны умственной игры. Они долго перебирали знакомых асов, пока не вспомнили за одного щелкопёра абиссинских кровей.
                                                                                                                                             

    Продолжение: http://www.proza.ru/2009/08/27/594

   © Copyright: Лев Верабук, левый берег Москвареки, июль 2009 года.


Cвидетельство о публикации 268056 © Лев Верабук 09.11.09 04:07

Комментарии к произведению 3 (4)

Лёва, но Вы де уже? Скучаем неимоверно же ведь аж ... в связи с недоеданием. ))

Так ведь пост же уже.

Несколько длинновато на мой имхуй, но оторваться невозможно. Ржал наружно и внутренне.Фэнтэзи на грани Фантастики. С приветом,Эд!

Сейчас госпожи пошли с зубами и наращивание имхи поставлено на поток.

Рад, спасибо.

Лёва, с большим приветом.

Рад. Спасибо, Эд. С наступающем.

Скорость вращения означенного Вами поэта в своём уютном гробике конечно же достигла своего гироскопического предела, чем вызвала собой небольшое землетрясение, докатившееся ажно до Невероморска, но в Революцию всё же однако добро пожаловать.

Над аллегорией поржалось от души ибо часть персонажей (с их прототипами) была нахально узнана.

Землю надо встряхивать и сбивать, чтобы была пухом. Мерси за приглашение, буду непременно, хотя мне, как анархисту-синдикалисту, бунты милей.

Рад и Вашей прозорливости тоже.