• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Мистика
Форма: Миниатюра

Олли

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
     Олли, это точно олли. Никогда я не боялся так сильно. Страх пронизывал, заставлял дрожать не только колени. Содрогалось всё тело в этом всёподавляющем страхе. Руки превратились в колышайщийся студень. Невозможно было зажмуриться и, так же, невозможно было стоять с открытыми глазами.
    Кот, с диким мявом взлетел на печь и издавал оттуда невнятные звуки. Ты первым предал меня?
    Страх. Восточная стена дома задрожала под натиском потустороннего, из ниоткуда возникшего в нашей реальности существа. Какая сила заставила его перейти порог?
    Страх. Стена изогнулась внутрь и, казалось, сейчас разлетится на отдельные фрагменты, а вместе с ней разлетится весь знакомый и такой привычный мир.
Совершенно невозможно совладать с собой, заставить тело подчиняться велениям разума. Челюсти, как кастаньеты, выбивали замысловатую дробь. Возможно, записав на диск этот сумасшедший ритм, я мог бы продать его какому-нибудь психоделическому музыканту и несказанно обогатиться. Пёс заскулил и сорвался с привязи. Мне стало это понятно по удаляющемуся вою. Ты второй.
    Удар. Стена ещё держалась. Тридцать лет прожиты в ожидании этого дня. Из них осознанно только последние три. Три года не-жизни. Три года подготовки к этой встречи с олли. Наконец он пришёл.
Скрип снега снаружи под тяжёлыми, медлительными шагами. Он не торопится. Он знает, что мне никуда не деться. Кажется, что за стеной переваливается с лапы на лапу медведь, весом не меньше тонны. Но, я знаю, что утром не увижу никаких следов.
     От ужаса желудок пытается вывернуться наизнанку. Я ещё помню, что бояться нельзя. Что, если я не совладаю со своим страхом, то олли просто задавит меня.
В жизни всякое было. Приходилось стоять под дулом пистолета. Однажды случилось отрезать палец другу, которого укусила пустынная кобра, и прижигать потом рану раскалённым ножом. Кто думает, что другому отрезать палец легче, чем себе, тот клинический идиот, или патологический садист.
И голод был, и тяжкий путь через дремучую тайгу длинною в месяц, с одним ножом на двоих и фляжкой спирта.
    И держал на руках на умирающего новорожденного сына, которому так и не смог помочь.
     Волосы мои седы. Но, настоящего, животного ужаса, от которого мокнут штаны и рвёт желчью, я ещё не знал. Пока не пришёл олли.
     Удар, ещё удар. Распахивается запертая дверь избы. Снаружи потянуло космической стужей, сразу же замерзли пальцы рук, но ещё больше заледенело сердце и отказалось стучать. Зачем, зачем мне нужно было учиться всему, что привело к этой ночи? Зачем день за днём я готовился к этой встрече? Три года преодолевая собственные слабости, комплексы, подчиняясь строгой дисциплине, воспитывая собственный дух и жестоко тренируя тело, зачем?
    Чтобы сейчас меня скручивало судорогами от ужаса?
- Яаа пришёооол! Ты готооов? – олли смотрел на меня своими невозможными зелёными глазами. В темноте ночи, кроме этих глаз, сверкающих на уровне моего лица, я больше ничего не мог рассмотреть. Да и не пытался. Что это? Откуда оно? Ирреальное существо, иррациональное знание. К чему это приведёт меня? Сейчас это шагнёт в избу и убьёт меня.
     В эту ночь он так и не переступил порог. В какое-то мгновение я понял, что больше ничего не вижу в распахнутой двери избушки.
До самого утра я не мог сдвинуться с места. Так и просидел в углу возле печи в ожидании рассвета. Я ли закрыл дверь избы или милосердный ветер её захлопнул, осталось неведомым.
Едва за окном стало светлеть, я схватился за ведро и тряпку – нужно было вымыть пол в избе, затопить баню, постирать смердящие штаны и отмыть предавшее меня тело. И ты, Брут… Такого пошлого поноса я тебе не прощу, весь день тебя ждут истязания – нужно наколоть дров, а воды сколько предстоит принести, не пересказать! Эту ночь мы с тобой пережили, сохранив и тебя, и разум. Но, олли ещё вернётся. Я лакомый кусок для него, точно так же, как и он для меня.
     Однако же, теперь я знаю свой страх, а значит, владею своим оружием. Я боец и воин. Я пришёл.
- Ты готов, олли?
Cвидетельство о публикации 266129 © Гелих Ольга 28.10.09 06:48

Комментарии к произведению 5 (0)

Слышал, те кто растят из детей воинов учат их переплавлять страх в ненависть и волю к победе.

Возникла несколько туманная ассоциация с интеллигентом который осознал свою ответственность за наказание хулигана в трамвае и даже начал тягать гантели по этому поводу, но стоит хулигану объявиться в поле зрения, как он снова превращается в трясущегося хлюпика.

Не понял, и скажу почему: не увидел причин прихода олли, не увидел собственно ухода олли в ту ночь. Героя и "антагониста" столкнули лицом к лицу, а продолжение отсуствует. Героев затащили на сковородку, а газ включить забыли. Без целостности картины страх остается обыкновенным описанием. У Дарвина даже более живописно вышло это описание.

И... кошаки не боятся нечистой силы, она даже их привлекает, ибо более любопытны. А вот собаки, да, улепетывают с визгом порезаной свиньи, срываясь с цепи.

Я уже готов был, Ольга, написать "браво!", но... Концовка подкачала. Попробую объяснить с помощью цитаты из М. Семеновой ("Волкодав"): "Когда орел уже унес барашка, каждый скажет тебе, что мог его барана подстрелить! Право, очень актуально, особенно после отстирывания портов! А вот "победная волна" - это правильно, это так и бывает, но ее надо проявить. :-)))

Извините, но... Просто попробуйте увидеть! :-)))

Вы практикуете КК?

Да, чтобы побороть страх, надо о нём говорить, а не загонять во внутрь, не держать в себе. Раскрываться. Поэтому мне понравилась Ваша миниатюра!