Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения
Ветеранам Великой Отечественной - посвящаю ...

В начале было слово ...

   - Кор-р-роч-ку, кор-р-роч-куу ! Кир-р-р-рилл хор-рро-шший !
   В бамбуковой клетке бесновался попугай. Он раскачивался на верeвочной трапеции, взъерошивал хохолок и неистово канючил корочку. Дверцы в клетке не было, но птица и не думала покидать бамбукового узилища.
   Старый Хаим топтался у газовой плиты. Он посыпал глазунью из двух яиц тeртым сыром и абсолютно не обращал внимания на раж экзотического домочадца. Закончив с сыром и убавив газ под сковородкой, он поднял крышку на высоком медном кофейнике, обжeг пальцы и в сердцах бросил еe обратно.
   Было ранее утро. Солнце ещe не поднималось над горизонтом. Город спал. Старый Хаим, попугай в клетке, да скворец на соседней берeзе за окном, только и были готовы встретить первые лучи дневного светила.
   Скворец готовился основательно. Тщательно чистил своe агатовое оперение, расправлял каждое пeрышко, распростирая крылья и охорашивая их тонким янтарным клювом.
   Выключив газ, Хаим зашаркал в комнату. Увидев приближающегося хозяина, попугай в нетерпении запрыгал.
  - Кор-рр-роч-чку, кор-рр-роч-чку ! - уже с явным нахальством скандировала птица.
   Но старый Хаим прошeл мимо не придавая значения этой выходки. Он подошeл к большому старинному комоду, выдвинул ящик, достал пeструю скатерть и накрыл ею стол. Выдвинул другой ящик, достал бутылку коньяка и два гранeных лафитника. Нащупав очки, которые при помощи круглой резинки держались на его гладкой лысине, надвинул их на кончик носа и проверил прозрачность гранeного стекла на свет. Расставив всe это на столе рядом с клеткой, неспешно удалился на кухню.
   Попугай был просто обескуражен таким отношением к себе. Он замолчал. Два раза царапнул свой горбатый клюв когтистой лапой и повис вниз головой на качающейся трапеции, продолжая наблюдать за хозяином круглыми обалделыми глазами.
   Восход был нетороплив. Первые лучи, как бы нехотя, пробивались через аквамарин весеннего неба. Восток вначале был розов и угрюм, но с каждой минутой становился всe более живительнее, светлее и радостнее. Аромат утренней прохлады, залетая в форточку, нeс запах молодой листвы и ещe какую-то невообразимую энергию. Но Хаим, этого не замечал. Он молча и напряжeнно резал колбасу, колечки которой раскладывал на белую тарелку. Достав банку дальневосточной красной икры, он повертел еe в руках, удивлeнно кряхнул и вскрыв ножом, без сожаления плюхнул содержимое в глубокую стеклянную розетку.
  - Кир-рр-рилл гол-лл-лод-ный, Кир-рр-рюш-шша... - доносилось из комнаты.
   Попугай уже сидел на фанерном дне клетки и каждую произносимую фразу сопровождал ударом клюва о пустую алюминиевую миску. Птица явно бастовала. Еe зрачки, то сужались в маленькую точку, то расширялись. Попугай рассерженно тряс головой и обиженно чирикал.
   Но и это не привлекло внимания хозяина.
   Красивая и мелодичная трель скворца за окном была торжественна, как гимн начинающемуся утру. Она-то, вконец, обескуражила обитателя клетки. Попугай на мгновение притих. Затем нахохлившись он решил повторить услышанное. Но, начав с самого сложного фрагмента перелива и, прислушиваясь к собственному пению, вдруг замолчал. Он определeнно фальшивил. Охваченный волнением попугай побегал по фанерному полу, не понимая в чeм дело. Остановился у чашки с водой и недоверчиво покосился на прозрачную жидкость. Рулада за окном была хороша ! Но - ущемляла его самолюбие. Сделав несколько глотков и медленно влив последний, он предпринял вторую попытку. И она не удалась.... Не было мелодичности, да и звучание было плохой пародией. Попугай был повержен. Он был в отчаянии. Несколько раз, долбанув по алюминиевой миске, он взлетел на жердочку трапеции. Трель за окном не смолкала. Она легко врывалась в комнату и наполняла еe своим благозвучием. Попугай в замешательстве вдруг сник и покаянно склонил голову на бок и прикрыл глаза. Но вдруг воинственно вытянул шею, зашипел, ощетинил ирокезовский хохолок и замяукал - громко и выразительно. Скворец замолчал. Осмотрелся. И вспорхнув, перелетел на дальний тополь.
   Довольный проделанной работой попугай опять повис вниз головой на своей трапеции.
   Хаим по-стариковски неторопливо мыл зелень и редис. Не помышляя о красоте подачи, он свалил всe в большую тарелку. Но получилось очень красиво. Бледная зелень салата неплохо гармонировала с изумрудной зеленью кудрявой петрушки и укропом. А разрезанный на четыре части большой сладкий перец, своей песочной желтизной, изысканно тонировал с розовым молодым редисом. Наверх этого витаминного буйства, были положены два помидора и два тепличных огурца.
   Через некоторое время на пeстрой скатерти стола была создана обстановка праздничности. Попугай ошарашенный таким изобилием блюд, висел вниз головой и зло молчал. Просить корочку - не хотелось. Но сам факт такого наплевательского отношения - был унизителен.
   Безжалостно вперив взгляд в своего властелина, суетившегося у кухонной плиты, он по-кошачьи зорко следил за его действиями.
   ... Ну и отношения, - думал Кирилл, - на единственного любимца... и ноль внимания.... И это - с самого утра?!...Кошмар!... И, что же ты думаешь - еврейский твой профиль... Я это - так и спущу?!... Ну-у, не-ет!... Я-то знаю, знаю, как заставить тебя покричать и разозлиться... Я-то - знаю...
   Попугай начал медленно раскачиваться на трапеции. Воинственный, лиловый хохолок описывал дугу, а каждый новый качок, увеличивал амплитуду. Всe его тело напоминало хорошо вызревшую грушу на ветке, в бурю. Когда дуга увеличилась до размеров полукруга, он резко выпустил крылья, гася набранную скорость. Клетка заходила ходуном на одноногой подставке, стуча бамбуковыми срезами о твeрдую дубовую столешницу. По комнате разнeсся шум, напоминающий камнепад. Это было ощутимо. Попугай не меняя положения посмотрел в сторону кухни плутоватым взглядом.
   Хаим обернулся, блеснув стeклами очков, и в конце концов - прореагировал.
  - Кирилл, почему ты позволяешь себе такое поведение?... Старый Хаим, готовит тебе кошерное блюдо, а ты ведeшь себя, как последний босяк...
   Попугай в ответ издевательски чирикнул.
  - Мне не надо твоих извинений.... Сегодня праздник, и ты должен вести себя прилично....
   Очки блеснули в обратную сторону, предоставляя вниманию попугая кучерявый пепел волос на затылке хозяина.
   Что такое кошерная еда - Кирилл знал. Но почему он должен вести себя прилично на празднике, где нет гостей - понять не мог.
   Весеннее солнце почти наполовину выкатилось из-за горизонта. Город просыпался. Дворники уже нарушали тишину шарканьем мeтел. Где-то звонко падали струи воды, орошая зелень травы. Расхрабрившиеся воробьи сбивались в маленькие стайки и выясняли отношения. Очумело чихвостя чьe-то вчерашнее ЧП. Пение скворцов и звонки трамваев - будили утреннюю тишину. Солнечные зайчики золотыми бликами метались по стенам комнаты, будоража утренний сумрак. Новый день - вступал в свои права.
   Хаим налил чаю в большую чашку и уселся на кухне за яичницу. Но не успел он проглотить и куска, как услышал...
  - Бей жжи-жи-ддов - спас-ссай Рос-сс-сиюю...
   Взяв чашку и удерживая сковородку на деревянной подставки, Хаим переместился за празднично накрытый стол. Не нарушая его торжественного убранства, уселся с краю.
   Попугай висел на трапеции, крепко ухватившись за жeрдочку клювом. Его мирно сложенные крылья, чуть полуоткрытые глаза и свободно болтающиеся лапы, всем видом подчeркивали; - Ну, не может,... не может сказать такого птица, клюв которой - занят удержанием тяжести собственного тела.... Попугай напоминал бездыханный охотничий трофей на поясе стрелка.
   Хаим понял хитрый манeвр птицы... и улыбнулся. - ... Не будь я старым евреем, я может - и принял услышанное - за небыль... - подумал он, - ...но ты - явно не перехитрил меня.... Он оторвал зелeный стебель петрушки и положил его на дно клетки. Попугай разжал клюв и рухнул на фанерный пол, проверяя его прочность сильными когтистыми лапами. Затем, он как-то торопливо и по куриному отряхнулся, доказывая свою жизнеспособность. Схватил угощение и взлетел на жeрдочку трапеции. Теперь, если бы не пeстрый окрас, он запросто мог бы сойти за голубя... - который так прославил Пабло Пикассо. Хаим усмехнулся, но нравоучительный разговор откладывать не собирался. Покончив с яичницей и помешивая чай ложечкой, начал
  - Кирилл, я не могу быть спокоен за твоe поведение.... Хаим - стар, мне - 77-мь.... Но я имею тебе сказать, что ты несдержан в своих выражениях.... - он сделал паузу, давая уяснить сказанное своему воспитаннику.
   Попугай был пленeн.... Очарован! Такие беседы для него были самыми желанными и упоительными.... Он ценил их больше, чем вкусную пищу... и даже больше - чем кукурузу поп корн. Не смея перебивать своего многоуважаемого учителя, он раболепно склонил голову, впитывая каждое его слово.... Радость от общения - была очевидна.... Его хвост был распущен веером и иногда вздрагивал, отмечая наиболее философские мысли.... Но, чтобы не ронять и своего достоинства, он позволял себе, иногда, сощипывать кусочек петрушки. И делал это - вполне аккуратно, со светской чопорностью.
  - ... Старому Хаиму приходилось бывать в неудобных и кошмарных ситуациях..., но он никогда, ты слышишь - Кирилл, никогда - не позволял себе необдуманных выражений.... А почему ты - позволяешь себе? - Хаим укоризненно посмотрел на него поверх очков, - ... Наверное, был прав - мой сын Додик, который нашeл твои мозги - куриными?!... А с такими мозгами..., ты конечно же,... не мог вылететь в Израиль.... Ты представляешь себе Кирилл, что подумали бы в Израиле..., если бы Додя привeз тебя туда... и это с таким твоим выражением!?... - Хаем сделал первый глоток из чашки, но чай был горяч и он, помешивая его, поджал губы.
   Попугая обидело сравнение его головы с куриной, и он не соглашаясь, чирикнул. На райскую жизнь в Израиле - ему было плевать, он считал себя - коренным москвичом.... - А впрочем, - думал Кирилл, - твой сын Давид, мог бы и взять меня туда - на годик, другой..., в гости. Но ты не очень-то задавайся своим Додей..., его двойки, вырванные из дневника, до сих пор лежат у меня, между фанерками пола.... Попугай демонстративно склюнул большой кусок петрушки, продолжая внимательно выслушивать морали.
  - ... Я хотел тебе давно сказать, Кирилл..., что твои выражения - плохо кончаются, - Хаим отхлебнул маленький глоток чая, - ты помнишь, как брали Сашу Новикова?... И за что??... А за то, что ты не правильно произносишь слова в выражении: - Сталь на сварку...
   Попугай вытянул шею и повертел головой. Давно непроизносимая, но знакомая фраза, заинтересовала. Он в нетерпении несколько раз переступил по жeрдочке.
  - ... Иосиф, конечно, был строг.... Но Иосиф - любил порядок!.... И всегда найдутся люди, которые...
  - Стал-лл-лин-на на свал-лл-лку, стал-лл-лина на свал-лл-лку...
   Попугай заприседал на своeм насесте, ликуя от давно не произносимой и забытой фразы. Хаим - огорчeнно вздохнул, встал и пошeл на кухню.
   Кирилл разумеется помнил своего бывшего хозяина - Сашу Новикова. Саша тогда учился в строительном институте, носил яркие галстуки и белые штиблеты. Он был красив, франтоват и неплохо стучал на барабанах.
  - Фокс-сс-стр-рр-рот, фокс-сс-стр-рр-рот...
  - О чeм ты говоришь, Кирилл?!... Наш фокстрот закончился в 39-ом.... Роза сказала мне: - Хаим, или я, или твои беспутные друзья.... Вашего Новикова - уже посадили....
   Хаим положил в клетку четверть яблока, а на стол поставил блюдце с нарезанным лимоном. Бросив дольку лимона в чай, он поудобнее расположился на стуле.
  - Фокс-сс-стр-рр-рот, фокс-сс-стр-рр-рот...
   Попугай твердил эту фразу, вися вниз головой и пытаясь клюнуть яблоко лежащее на дне клетки.
  - Нет, Кирилл... - я выбрал Розу.... А что мне оставалось?... - она была четвeртом месяце.... Мы прожили вместе 42 года..., и ты был единственным подарком в день свадьбы... - Хаим посмотрел на висевший женский портрет и вздохнул.
  
   Весеннее солнце уже поднялось над горизонтом. Нагревая утренний воздух, оно бесконечно тратило свой свет и тепло. Вспыхнув и задрожав бликами на большом стекле старинного зеркала, оно медленно, но неуклонно, продвигалось в дальние уголки комнаты. Заиграло радугой на жeлтом циферблате громоздких настенных часов, стрелки которых вытянулись в одну прямую, а внутренний механизм прохрипел шесть раз. Опустилось на тонкую талию швейной машинки, стоящей на ажурном чугунном столике. Обласкав выкроенный же ржет платья, цвета светлого циклалина, оно блеснуло в каждой бусинке булавок воткнутых в ватное тело вешалки-силуэта. Чуть запутавшись в воротнике-капюшоне, оно заскользило дальше. Поиграв жeлтым на гладкой поверхности тяжeлого портновского утюга, упeрлось в стену. И оттолкнувшись от неe - растворилось, в той светлоте, которую само и принесло.
   В дверь позвонили. Хаим встал, посмотрел на часы, всплеснул руками и пошeл открывать. Попугай схватил яблоко клювом, быстро перевернулся и прижал его когтями к жeрдочке. Он с любопытством уставился на входную дверь. Вошeл высокий статный старик в белом плаще. Белые, коротко стриженые волосы, и такого же цвета борода-шотландка, придавали ему довольно импозантный вид. Они обнялись и расцеловались с хозяином квартиры. Потом, долго смотрели друг на друга, не говоря ни слова.
  - Саша, ты извини - старого Хаима, но я ещe не при параде.
   Хаим пропустил гостя вперeд.
  - А что спешить, у нас навалом времени, - старик в белом нагнулся и раскрыл сумку-баул, - На-ка, вот, гостинцы с Севера....
   Он начал вынимать банки, завeрнутые в газеты, бумажные мешки и свeртки.
  - Зачем ты вeз такую тяжесть?!... У меня всe есть. - Хаим, всплеснул руками, - Ты думаешь - Хаим - беден?...
  - Да ладно тебе, - старик в белом отставил пустую сумку в сторону, - такого в Москве не купишь.... Держи, держи - старый хрыч!...
   Они вдвоeм перенесли всe на кухню. До попугая долетел пряный запах рыбы и сушeных грибов. Он-то и вывел его из оцепенения любопытства.
  - Кош-шш-шмар-рр, кош-шш-шмар-рр...
   Попугаю очень хотелось, чтобы на него обратили внимание. И он несколько раз просвистел синичкой.
  - А ты ещe жив, Кирилка!?...
   Гость подошeл к клетке. Попугай притих. Ему очень понравился яркий галстук гостя. - ... Я где-то это видел... - пронеслось в сознании попугая, но ладонь гостя наполненная всякой всячиной не позволяла сосредоточится.
  - Сколько же тебе лет, вечная птица?... - гость высыпал кусочки вяленой рыбы вперемешку с кедровыми орешками и сушeными грибами на пол клетки, - ... лет сто..., а может и больше....
   Он растроганно и задумчиво смотрел на хохолок, потом, вздохнув, сказал
  - Хаим, старый ты чертяка, а что же ты про Кирилла ни чего не сказал?!
   Тот усердно вершил что-то на кухне у плиты.
  - Саша, я специально.... Хаим - хотел сделать тебе - приятное....
  - А если бы я не дожил?!
  - И ты можешь говорить такие слова, Саша?! Хаим старше тебя на целых два года, но он ни когда не говорит таких слов....
   Гость грустно улыбнулся.
  - Ты можешь себе представить, Саша.... Приходит она ко мне две недели назад....
  - Кто - она?...
  - Смерть, Саша, смерть....
  - Да, ну!... - гость выпрямился и с нежностью посмотрел на сутулую спину друга.
  - Она пришла ко мне ночью, Саша.... Ты только можешь себе представить.... Довольно высокая, стройная женщина.... Но, старый Хаим, посмотрел на еe чeрное, а главное, Саша, плохо сшитое платье, и сказал; - Какой поц мог так испортить материал??!... Она - молчала...,ты это себе представляешь?... Ей было стыдно перед старым Хаимом, Саша....
   Гость рассмеялся.
  - Чему ты смеeшься?... Разве можно смеяться над женщиной?... В нашем-то возрасте... Ты - же знаешь, как Хаим - всю жизнь относился к женщинам... Саша, ты должен себе представить, но мне пришлось снять с неe мерку....
   Гомерический смех гостя развеселил попугая. Он стал вышагивать кругами, припадая то на одну, то на другую ногу. А Хаим вполне серьeзно, продолжил
  - Ты же знаешь, Саша...,я всю жизнь работаю... Я - портной, и не могу позволить себе такой роскоши - портить материал....
   Гость хохотал, вытирая глаза носовым платком.
  - И...и, и сколько же в ней рост? - он задыхался от смеха.
  - Метр 77-мь, Саша. Высокая женщина, с хорошей фигурой манекенщицы - нашей молодости... Ты знаешь, Саша,... у неe красивые ключицы... И к таким ключицам, конечно!, нужен шeлк.... А у Хайма, по этому поводу, есть хороший же ржет.... Я скроил ей фартовый фасон..., Саша. Это только современные молодые люди могут одеваться в готовое, в магазине.... Они думают, что Ле Монти может лучше, чем Хаим.... Они ошибаются, Саша.... У них ограниченный вкус....
   Хаим, с абсолютно серьeзным лицом, нeс к столу дымящейся паром картофель, и в узкой селeдочнице, куски рыбного ассорти.
  - И ты решил сшить ей красное платье?
  - А почему ты считаешь, что эта женщина должна всегда должна ходить в чeрном? - Хаим посмотрел на друга поверх круглых стeкол очков, - Я должен переодеться, и мы сядем за стол....
   Гость вытирал слезящиеся от смеха глаза и белый пергамент его щeк порозовел. Он посмотрел на попугая, тот крепко стоял на полу и сортировал своe лакомство. Старик по-детски, крадучись, протянул руку в клетку и прошептал
  - А ну, отдай....
   Попугай моментально повернулся к нему клювом, зашипел и растопырил крылья, закрывая ими всe лежащие на полу.
  - А ты не изменился, Кирилл... - всe такой же, - жадина-говядина, солeный огурец....
   Попугай склонил голову на бок, явно что-то вспоминая. Но опять зашипел и нацелился горбатым клювом в сухую старческую руку. Рука тут же исчезла из клетки. Отходя от клетки с "вечной птицей", гость вдруг обернулся и показал язык. Попугай моментально взлетел на жeрдочку трапеции, вытянул шею и тихо прошипел
  - Стал-лл-лин-на на свал-лл-лку, стал-лл-лин-на на свал-лл-лку....
  
  
   Через час с небольшим, два старых человека подходили к зданию ГУМа. Нарядно одетые толпы людей запрудили центр Москвы. Но они почтительно расступались перед стариками, и с уважением и нескрываемой признательностью смотрели им в след.
   Старый Хаим и Саша Новиков шли на гостевые трибуны Красной площади. Они шли увидеть парад - Парад Победы - много лет спустя. Добротно сшитые и отутюженные костюмы по-особому празднично смотрелись на сутулых старческих фигурах. Большие лацканы пиджаков, фасона - пятидесятых, не укрывали орденов и медалей - триумфальным щитом закрывающие их сердца. Между ними, держа их за руки, подпрыгивая и весело о чeм-то их, расспрашивая, шeл малыш, лет пяти или шести. Его голубые за пушистыми ресницами глаза, были любопытны и не скрывали гордого восторга.
   Красная площадь была пустынна и тоже сутулилась плоскостью брусчатки. Усевшись на скамейки гостевых трибун, старики молчали - каждый о своeм. Их молчание нарушил вопрос белокурого малыша.
  - Дед, а дед.... А почему у деда Хаима, наглад больше, чем у тебя?
   Мальчишка сосредоточенно вeл подсчeт, шевеля губами.
  - Видишь ли, Сергей, я некоторое время воевал в штрафном батальоне, а там - не награждали.
   Саша Новиков ласково посмотрел на внука.
  - А за что тебя оштлафовали?
  - За сталь на сварку, - Саша Новиков улыбаясь посмотрел на Хаима, тот тоже улыбался.
  - За сталь на свалку?!!... Так не бывает....
   Сергей понял, что его разыгрывают. Он что-то по-мальчишески прикинул, но в тайне, для себя, и лукаво посмотрел на своих опекунов. Потом о чeм-то вздохнул и стал считать ели на противоположной стороне площади.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Cвидетельство о публикации 2648 © Акиндинов С. А. 07.05.03 22:16
Комментарии к произведению: 9 (20)
Число просмотров: 727
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 1)
Выставить оценку произведению:

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):