• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Антиутопия
Форма: Рассказ
И приснится же такое!

Оно

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Оно
Громкий рокочущий храп, всю ночь заполнявший маленькую уютную комнатку затих. его сменило тихонькое шипение и бульканье – оно просыпалось. Эти звуки были недолгими, вскоре вместо них раздалось громкое, похожее кошачье мурлыканье, урчание. Оно окончательно пробудилось. Существо медленно вылезло из-под одеяла, тяжело спрыгнуло на пол со старинной купеческой кровати, доставшейся от прежних хозяев квартиры, и зашлепало на плоских лягушачьих лапах в ванную.
Оно выглядело довольно странно – небольшого роста, очень полное, почти шаровидное, с короткими толстыми конечностями и относительно небольшой круглой головой, которая сидела прямо на плечах из-за отсутствия шеи. Все тело было покрыто нежной и упругой, молочно-белой кожей, придававшей ему в водной среде отличные плавательные способности. на суше же существо выглядело довольно нелепо, передвигалось тяжело, неуклюже, быстро уставало и страдало одышкой.
Пожалуй, самой примечательной была его голова – абсолютно лысая, без ушей и носа, с широким безгубым ртом и довольно большими миндалевидными глазами, лишенными нижнего века и ресниц. Там, где у людей расположен нос, у существа были два небольших дыхальца, которые могли герметично закрываться при погружении в воду. Такими же свойствами обладали и его слуховые отверстия, расположенные по бокам головы…
Оно пробыло в ванной довольно долго – вволю наплескалось, чтобы пополнить кожу необходимым количеством влаги, затем с трудом вылезло из-под душа и, тяжело ступая, направилось в кухню. При этом существо что-то мурлыкало себе под нос, словно напевая какую-то непонятную песенку. Если перевести его бормотание на человеческий язык, то получилось бы что-то вроде этого:
- А мы на кухоньку пойдем, там еды себе найдем, пополним организм белком…
Обычно оно питалось морскими водорослями, зеленым салатом и фруктами, но сейчас, происходящие в его организме сложные биологические процессы требовали животной пищи.
Все также весело мурлыча, оно достало из холодильника десяток яиц и пакет молока, разложило все припасы на красивой цветастой клеенке кухонного стола и замерло, словно любуясь. Потом существо медленно, с наслаждением начало высасывать сырые яйца одно за другим, при этом оно закрыло глазки, чтобы полнее прочувствовать дивный вкус этой еды. Когда с яйцами было покончено, существо перелило половину молока в ковшик и поставило на газовую плиту, чтобы подогреть, ему гораздо больше нравилось теплое питье. Оно отвернуло ручку газовой конфорки и щелкнуло зажигалкой, но огонек не зажегся. Оно щелкало несколько раз, но плиту так и не удалось включить. Тогда существо испустило вопль отчаяния и поставило ковш с так и неподогретым молоком обратно на стол. Оно решило: «Я сначала оденусь, потом выпью эту чудную, вкусную жидкость, богатую белком и животными жирами. Пока буду одеваться, она станет немного теплее, под действием окружающего воздуха».
Существо прошлепало обратно в спальню и аккуратно застелило кровать красивым шелковым покрывалом, расшитым диковинными драконами. Оно вчера приобрело эту вещицу на рынке и было очень довольно покупкой: с наслаждением щупало гладкую ткань короткими пальчиками, и даже терлось о нее лицом. Оно получало от этого физическое и эстетическое удовольствие. С удовлетворением оглядев свое роскошное ложе, существо тяжело вздохнуло – предстоял трудоемкий и ненавистный процесс одевания. Человеческая одежда доставляла ему немало страданий – белье натирало нежную кожу, обувь жала широкие ступни-ласты. Но иначе было нельзя выйти в город и показаться на люди. Надо было все вытерпеть и вынести, чтобы выжить и продолжить свой род.
Оно аккуратно вытащило из шкафа свою экипировку для похода в город: трикотажные семейные трусы, огромного размера лифчик, пестрое летнее платье и большие дамские туфли на плоской подошве. Оно с тоской оглядело эти предметы и начало медленно одеваться. В пустые чашечки лифчика пришлось напихать куски поролона, чтобы придать фигуре более естественный вид. Сверху оно натянуло платье и посмотрело в большое венецианское зеркало старинного шкафа – отражение его порадовало: ни дать ни взять – маленькая полная земная женщина. Оставалось надеть обувь и сделать макияж, вернее совершить сложный и утомительный процесс нанесения грима.
Туфли, несмотря на огромный размер нестерпимо жали, и существо решило надеть их перед самым выходом. Оно вытащило из комода большую дамскую сумочку, служившую ему косметичкой, и уселось на высокий стул за туалетный столик. Отражение в зеркале его не радовало – совсем не похоже на человека. Существо недовольно затрещало, словно рассерженный сверчок и принялось наводить марафет. Первым делом приклеело нос из пластиплоти, но эта немаловажная деталь никак не хотела становиться на положенное место. Оно промучилось с ним почти полчаса, наконец, результаты его удовлетворили , и существо, облегченно вздохнув, слезло со стула и отправилось на кухню, чтобы допить молоко. Потом оно вернулось за туалетный столик.
Нарисовать ярко-красной помадой губы и подвести глаза – дело нехитрое, и оно быстро с этим справилось, а потом приклеело накладные ресницы и натянуло пышный блондинистый парик. Теперь на него из зеркала смотрела довольно симпатичная человеческая самочка, ни на первый, ни на второй взгляд заметить подлог было невозможно.
- О, мадам, - пробулькало оно само себе, - не желаете ли пройтись по магазинам? А потом мы с вами зайдем кое-куда и купим кое-то очень важное.
Существо говорило само с собой на языке землян, просто так, для тренировки. Голос у него был глухой и низкий, но каких только голосов ни бывает у женщин, и тонкие, и писклявые и басовитые, так что звучал он вполне естественно. Нацепив на коротенькие толстые пальчики красивые кольца с яркими камнями, оно, все-таки, обулось, захватило красивую сумочку и вышло на лестничную площадку. Предстояло неприятное занятие – спуск по лестнице, старый дом не был оборудован лифтом.
Каждая ступенька давалась тяжело, но нельзя показывать, что тебе больно, вдруг кто-то за тобой наблюдает. Люди так часто делают, подглядывают и подслушивают из-за своих дверей, так что надо держаться и терпеть.
Преодолев лестницу, существо оказалось на улице. Старый дом,. где оно проживало, находился в самом центре города, и это давало возможность не пользоваться транспортом, в автобусах и троллейбусах. От большого скопления людей ему становилось плохо и оно могло задохнуться, а так – везде можно дойти пешком. Медленно, тяжело, но надежно и безопасно.
Существо просто обожало большие и красивые магазины одежды, оно было неравнодушно к ярким цветным тканям, особенно украшенным блестками. Иногда оно просто так, без всякой цели заходило в бутики и с наслаждением ощупывало и , даже, примеряло красивые наряды. Сейчас у существа была конкретная цель – подобрать купальник и кое-какие пляжные вещи, ведь оно собиралось на море.
Приветливая продавщица показала несколько моделей самых модных купальных костюмов, оно выбрало самую закрытую, небесно-голубую, со стразами и удалилось в примерочную. После долгого пыхтения и кряхтения, купальник был натянут, отражение в зеркале удовлетворило существо – ничего ниоткуда не вылезало, костюм сидел, как влитой.
- Вы так любезны, я беру эту модель, - пробулькало оно продавщице, та приняла деньги, выбила чек и положила покупку в красивый пакетик. Существо восхитилось красотой фирменной упаковки и еще раз пробурчало:
- Спасибо, вы так любезны…
Затем оно приобрело еще пару ярких летних платьев, солнечные очки, панамку и потопало в отдел, где продавались косынки, шарфы и палантины – это была его слабость. Существо жадно смотрело на воздушные струящиеся ткани, ощупывало и гладило их, и никак не могло выбрать. Пришлось купить сразу три воздушных шарфа – почти прозрачный розовый с серебряными блестками, ярко-фиолетовый с разводами и золотыми кистями и огненно-красный. Последний настолько понравился существу, что оно тут же в магазине обмоталось им и не захотело больше снимать.
- Вам, так идет, мадам, - польстила продавщица столь щедрой покупательнице.
- О, да, я мадам, вы так любезны, – ответило существо, мурлыкая от удовольствия, и вышло из магазина.
На другой стороне улицы было кафе. Существо частенько туда заходило, не ради пищи, оно не считала то, что там подавалось клиентам, пригодным к употреблению, просто, чтобы посидеть и дать отдых усталым нижним конечностям. Кроме того, оно где-то слышало, что дамы любят сидеть в кафе.
Удобно усевшись за стол, оно заказало кофе и мороженое. Существо терпеть не могло мутный коричневый и резко пахнущий напиток, но надо быть как все, не выделяться. И поэтому оно старательно делало вид, что пьет кофе, как и другие посетители кафе. Мороженое – другое дело, когда растает – вполне съедобно, богато жиром и белками, очень полезно. Оно подождало, пока мороженное совсем растает, и жадно выпило его прямо из вазочки, этого, кажется, никто не заметил.
Существо почувствовало себя отдохнувшим, вышло из кафе и медленно направилось в направлении авиакасс. Нужно купить билет до Адлера. Это и было тем самым важным «пойти кое-куда и купить кое-что».
Ему повезло, очереди не было, впереди оказался лишь один пассажир, покупавший билет на Владивосток. Поддельный паспорт на имя Ирины Петровой не вызвал никаких подозрений, так же как и деньги, которыми оно расплачивалось в магазинах и кафе. Да, полиграфическая техника на его родине была безупречной…
Вскоре оно вернулось домой, неся в сумочке заветный билет. Да, уже завтра оно перенесется в примитивной крылатой машине на море, на их море. А там предстоит совершить великую миссию, быть может, самую главную миссию в его жизни.
Оно злобно сорвало с себя парик и одежду. Эти земные штуки мучили его. Наполнило ванну теплой водой и смыло с себя всю косметику.
- Вот теперь, я это я, а не какая-то дурацкая мадам, - подумало существо и пошлепало мокрыми лапами на кухню. Ужин был таким же, как и завтрак – сырые яйца и молоко – эта диета способствовала ускорению процессов происходящих в его организме. После еды оно подобрело и довольно забулькало:
- Все, дела закончены, теперь можно и в кроватку.
Оно прошло в спальню и включило телевизор, настроенный на единственный канал, где всегда показывают синий океан и коралловые острова. Оно долго любовалось прекрасными пляжами, пальмами, с наслаждением вслушивалось в такой знакомый и любимый шум волн, вспоминала далекую и, совсем не похожую на этот чужой и враждебный мир, родину. А потом его веки отяжелели, оно выключило телевизор и уснуло.
Надо было набираться сил. Ведь завтра предстояла великая миссия – заплыть подальше в чужое, незнакомое море и выметать там свои созревшие икринки. Ему для размножения не требовался партнер, в каждой икринке уже был диплоидный набор хромосом, необходимый для продолжения рода.
Если повезет, и условия окажутся подходящими для выживания потомства, то сразу несколько тысяч точных копий существа начнут развиваться и расти в Черном море. А что с ними будет потом, покажет время.
Оно крепко спало, и стены маленькой спальни дрожали от могучего храпа.
Cвидетельство о публикации 258159 © Мишия У. 19.08.09 17:32

Комментарии к произведению 2 (1)

Очень интересное интригующее начало, Мишия)))

Спасибо. С праздником вас:)))!

У нас ПОЭТИЧЕСКИЙ конкурс!!

Елена Черных