• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Немного о фильфах

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Дамская сигарета перекочевала из тонких, нервных пальцев в объятья пухлых губ и дымок, поднявшийся от неё, напомнил бы стороннему наблюдателю о клубах пыли, поднимаемой безумными степными стадами.
- Жара-а… - выдохнул курильщик.
- О, да! Жара-а… - отозвался его собеседник, взглядом пожирающий сигаретку.
Собеседниками были томные остроухие создания, возлежавшие на склоне холма. Их беседа текла в одном русле с утра, с того самого момента, как они расположились на травке для созерцания красоты рассвета. Художники по призванию, они должны были насладиться тем, как прекрасны капли утренней росы, осенённой восходящим солнцем.
Без обязательной порции подобного вдохновения у них не начинался ни один день.
Утро давным-давно миновало, и солнце приближалось к зениту, всё живое попряталось в тень и безвылазно сидело там, гадая, удастся ли дотянуть до спасительной вечерней прохлады, а две долговязые фигуры валялись на солнцепёке, как ни в чём не бывало.
- Жара…
Кузнечик выпрыгнул из травы и удобно устроился на руке курящего блондина.
- Посмотри, брат, - воззвал тот к соседу, смежившему глаза и, кажется, готовому стечь вниз по склону, - посмотри, как прекрасны создания Всемогущего.
Оранжевый кузнечик сидел на коже лимонного цвета и нервно потирал лапки.
- Какой странный, нервный кузнечик, - пробормотал длинноволосый, - выглядит испуганным. Что его могло так напугать?..
В это время в траве показалась зелёная голова ящерицы с выпученными глазами. Она судорожно дёрнулась, осматриваясь, и снова исчезла в зарослях.
- Что-то зверушки волнуются, - пробормотал блондин.
- Жара-а… - гнул своё растекающийся по траве брюнет.
Из-за гребня холма выскочило семейство тушканчиков и с громким писком умчалось вдаль. Несколько коршунов, паривших над холмом в ожидании добычи, вдруг легли на крыло и улетели в том же направлении, где скрылось семейство грызунов, не обращая впрочем, на последних, никакого внимания.
- Это подозрительно, - задумчиво протянул блондин и сплюнул сквозь зубы, - куда они все направляются?
- Может, стоит спрашивать не «куда», а «откуда»? – лениво выплюнул лежащий.
- Хм…, ну и откуда? – поинтересовался лимонный, обдумав его слова.
- Отту-уда – зевнул темноволосый, демонстрируя полную пасть безупречно-белых, блестящих клыков.
Его собеседник поморщился и взглянул на солнце. Темноволосого в общине считали философом и болтуном, а значит, бездельником и не слишком прислушивались к его мнению.
- Наверное, там, откуда они бегут, есть какая-то опасность… - томно прошептал брюнет.
- Да-а, - зевнул лимонно-жёлтый, укладываясь рядом с ним, - и огромная!
- Ужасающая…
- Смертельная…
- Неотвратимая…
- Неумолимая…
- Не…, не… - замешкался с ответом брюнет.
- Нестерпимая? – подсказал сочувствующий собеседник.
- Не… - отрицательно помотал головой остроухий.
- Невероятная? – с сомнением осведомился блондин.
-Неизбежная! – торжествующе выкрикнул тёмный, и тут опасность сама дала о себе знать.
Травы пригнулись, как от порыва ветра, земля задрожала, а деревья у подножья холма зашелестели, как в бурю.
- О, боже мой! – воскликнул брюнет, вскакивая на ноги.
- Гномы! – завопил блондин, хватаясь за голову (не успевший спрыгнуть кузнечик с шипением изжарился на тлеющем кончике сигареты).
- Бежим! – крикнул брюнет, но, пытаясь вскочить, запутался в своих ногах и растянулся на траве.
Бежать было поздно – первый шлем показался над гребнем холма. Собственно, он же был и последним, но дела это не меняло: гномы и в одном экземпляре заполняют окружающее пространство без остатка. Оставалось делать вид, что ничего не происходит: бездельники улеглись на траву и стали смотреть в противоположную от приближающегося гнома сторону, надеясь, что он их не заметит и пройдёт мимо.
Не прошёл.
- Эй, остроухие! – радостно заорал гном, после чего послышался приближающийся топот.
- О, боже… - прошептал кто-то из эльфов, после чего по законам вежливости им пришлось принять сидячее положение.
- Здорово, ельфы! – рявкнул гном, усаживаясь рядом с ними и протягивая ладонь.
Трава вокруг совсем поникла.
- И тебе поздорову, почтенный гном, куда путь держишь? – отвечал блондин.
Гном, улыбаясь во всю свою желтозубую пасть, протянул ладонь и по очереди пожал им обоим руки, после чего снова заревел.
Тут надобно оговориться, что гномы вполне милые существа, просто немного грубоватые, по сравнению с утончёнными людьми и эльфами (благородные тёмные эльфы даже считают их животными, сродни кротам). Поэтому гномий рёв, вовсе не означал, что гном был разгневан или опечален чем-то. В данном случае он был голоден, и рад, что встретил, наконец, представителей разумной расы. От радости его голос и приобретал неконтролируемое дрожание, воспринимаемое нежным слухом жителей поверхности, как ужасающий рёв.
Кроме того, хочется сразу пресечь все разговоры о волшебных свойствах гномьих тел. В частности о том, что они обладают неким магическим полем, опасным для всего живого, заставляющим травы и цветы вянуть, а зверей держаться от них подальше. Тут всё дело в тяжёлом запахе, окружающем каждого гнома – (он и прижимает травы к земле), причина же появления запаха в том, что в пещерах и под землёй, где обитают гномы обычно трудновато с водой. Так что в процессе эволюции гномы совершенно избавились от необходимости мыться: они избавляются от грязи, испаряя её – отсюда и специфический запах. А в остальном гномы вполне безобидные существа, особенно если вам удастся в разговоре с ними не задеть каких-либо патриотических чувств собеседника. И ростом они вовсе не пятнадцать дюймов, как утверждают некоторые злопыхатели и завистники, а как раз до пояса эльфу среднего роста (это обстоятельство послужило причиной распространения самых скабрезных шуток в отношении появления и цели существования гномов, как вида).
Так вот, гном снова заревел.
- Меня звать Друк, и иду я в Тендромен. А вы кто такие будете, ельфы?
- Имя моё Логопед, а моего достойного друга Унисекс, но мы не эльфы, уважаемый гном.
- А кто ж вы тогда, мать?! – неддоверчиво высказался бородатый – Уши острые, носы – хоть дырки ими коли, глаза чуть не до затылка растут. На ельфов больно похожи!
- Мы - фильфы! – гордо подняв подбородок, ответствовал брюнет. Однако, забывшись от чувства гордости, вдохнул слишком глубоко и зашёлся в приступе надсадного кашля.
- Кто-о!? – выпучил глаза гном.
- Фильфы! Потомки великих древних эльфов! – торжественно отвечал блондин.
- Это кто ж такие? – заинтересовался гном, - тёмных эльфов знаю, зелёных знаю, серых видел, правда, издалека. Всякие там атари, аванди, аманди, эльдадэ мне знакомы, а вот про фильфов первый раз слышу!
- Фильфы – великий народ! – начал повествование лимонно-жёлтый, - все должны уважать наше самоопределение...
- Какой же он великий, если я о нём впервые слышу? – с сомнением пожал плечами гном.
- Фильфы произошли от великих светлых эльфов древности, - продолжал говорить Логопед, - они отличались высотою роста, светлой кожей, голубыми глазами и мудростью. Все остальные эльфы были у них в услужении. Однако, со временем войны, коррупция и подлость подорвали могущество светлых эльфов и на первый план в истории вышли другие народы. Но память о прошлом жива! – тут голос остроухого окреп и приобрёл уверенность, - потомки светлых эльфов помнят о былом величии и обязательно добьются восстановления исторической справедливости. Светлые фильфы будут стоять над миром! Даёшь революцию! Поганой метлой гнать всех полукровок и недоэльфов!
- Кого и откуда гнать? – озадаченно спросил гном, слушавший речь Логопеда с отпавшей нижней челюстью.
Эльф смотрел на гнома, словно впервые увидел, но на лицо его постепенно возвращалась осмысленность.
- Ну, ты в общем понял, что к чему… - смущённо пробормотал он.
- Да не слишком, - ответил гном, - ты всё кричал про светлых эльфов, а твой друг, (кстати, у него горло больное что ли?) черноволосый. Чушь какая-то получается.
- Потомками светлых эльфов являются те, в ком жива родовая память! – прохрипел Унисекс, но продолжить речь не смог из-за нового приступа кашля.
- Ладно, господь с вашими светлыми и тёмными, мне не до того, - заговорил непочтительный гном и продолжил шёпотом, - я слышал, у вас тут драккар объявился.
- Есть такая беда, - ответил Логопед (его друг, не в силах остановить кашель, утирал красные, слезящиеся глаза).
- И его, стало быть, надо словить?
- Надо. Даже открытый конкурс на отлов объявлен.
- И большое вознаграждение? – деловым тоном осведомился гном.
- Это тебе надо с королём обсудить, – просипел Унисекс, - сумму точно не знаем, но на небольшую пещерку хватит.
- С золотыми обоями! – добавил Логопед.
- Отлично! – захлопал в ладоши гном, - а как попасть к вашему королю?
Эльфы переглянулись.
- Да тут недалече – не заблудишься, – выдавил Унисекс.
- А, может, проводите меня? – с надеждой спросил гном, - больно путано у вас тут всё, в лесостепи. А втроём и идти веселей.
- Да мы тут, вообще, в дозоре… - начал было ленивый брюнет, но Логопед незаметно ткнул его под рёбра.
- Конечно, мы проводим тебя, милейший, - сахарно улыбаясь, ответил он.
Гном на радостях подпрыгнул и пошёл выплясывать по холму «пчелиного рудокопа». Увлечённый танцем, он не заметил, как блондин подмигнул своему товарищу.
**
Сборы не заняли много времени. Собственно, они состояли в том, что эльфы пристегнули пояса с оружием.
- Ну, что, дорогой гость, идём? – хором пропели остроухие.
- Идём! – радостно поддержал гном.
- Только ты, милейший, иди на два шага впереди нас.
- Это зачем ещё? – подозрительно осведомился гном.
- А это такой боевой порядок, - объяснил Унисекс, усвоивший замысел друга, - враг не заметит тебя, потому что ты маленького роста, бросится на нас и тут ты его – топориком!
Гном мучительно думал, почёсывая в затылке.
- А давайте в таком разе я лучше сзади пойду! – нашёлся он, наконец.
- Зачем? – прищурился белобрысый.
- Так тылы прикрою! – убедительно сказал Друк.
- Нет!
- Да!
- Нет, я сказал!
- Да, твою маму! – прорычал гном.
Забывшиеся эльфы вспомнили, что в бою таким, как они, нужно выходить на одного гнома впятером и сразу успокоились.
- Пойдёмте все вместе, - сказал дипломатичный Логопед.
- Хорошо! – кивнул гном.
- Только ты станешь между нами, - быстро произнёс брюнет.
- Это нужно, чтобы оградить тебя от опасностей со всех сторон, - успокаивающе добавил белобрысый.
- А-а, – одобрительно протянул гном, - вона как! Ну, на этом спасибо!
И они дружно зашагали по склону холма.
Трава перед ними укладывалась на землю, с мелких кустарников облетали листья, позади оставался широкий след из поваленных стеблей. Кстати, именно по таким следам гномов чаще всего и обнаруживают. Они являются своеобразным индикатором наличия гномов для пограничников. И чем шире полоса, тем опасней сигнал. Есть поверье, что большие отряды гномов, далеко растягивающиеся на марше, оставляют за собой выжженные полосы.
Троица вступила в лес. Гробовая тишина сопровождала их передвижение. Её нарушали лишь редкие возгласы Друка, недоумевавшего по поводу тишины: гном удивлялся, куда же подевались птицы, звери, в общем, все чьи голоса составляют шум, называемой музыкой леса..
Впрочем, долго удивляться ему не пришлось. Отойдя от опушки шагов на сто, эльфы переглянулись, перемигнулись, и разом вытащили из ножен мечи. Но, действовали они слишком медленно, и гном успел отскочить в сторону, одновременно выхватывая из-за пояса топор.
- А! Остроухие б-ди! – заорал он, размахивая оружием во все стороны, - От вас всегда жди подвоха! Ну, давай, подходи по одному!
Но эльфы не нападали. Их изумлённые взгляды были направлены куда-то гному за спину.
Друк выждал секунду, затем, убедившись, что враги не нападают, осторожно отступил ещё на пару шагов и обернулся.
Позади него, всего в десятке саженей, с интересом рассматривая троицу лиловым глазом, сидел драккар. Вокруг огромной (и хищной) твари собрались, видимо, все звери округи и с опаской рассматривали гнома. Коршуны, вчертвером сидящие на дереве, выглядели особенно нервными. Внезапно ветер дунул в сторону зверинца, и волна запаха гнома навалилась на животных. Медведь-дерьмоед закрыл нос лапой, один из коршунов закатив глаза, рухнул с ветки, остальные с криком поднялись в небо, звери бросились врассыпную.
Драккар поднял голову к небу и испустил леденящий душу вопль:
- Карррррр!
**
Они бежали очень быстро, но драккар был много резвей. Он поджидал эльфов с самого утра, притаившись в лесу у холма, не решаясь показаться на открытом пространстве. Однако сейчас, видя, что добыча ускользает, зверь позабыл об осторожности. Тем более, что в компании появился гном, - самая ароматная для драккара добыча. Главное – не дать жертвам уйти на простор, а уж в лесу, он с ними разберётся!
Тварь настигла троицу на опушке, и, огромным прыжком перескочив через головы беглецов, отрезала им дорогу в степь. Больше всего она напоминала ворону, только ростом в сажень. И вдвое больше в размахе крыльев. Голова её сидела на шее, длиной в полторы сажени и плевалась огнём, а тело вместо перьев было покрыто странной коростой. Чудовище с интересом рассматривало компанию, выбирая жертву.
Воины только собрались бежать назад в лес, чтобы там разделиться (так появлялся крохотный шанс спастись ), как чудовище бросилось на них!
Схватка была динамичной: Логопед отлетел в сторону, отброшенный ударом когтистой лапы, Унисекс едва увернулся от удара клювом, и повис на шее твари, цепляясь за неё руками и ногами. Гном попытался атаковать сбоку, но был сбит мощным ударом хвоста.
- Руби ему башку! – истошно завопил он, обращаясь к брюнету из кустов в которые его швырнул удар.
- У него шея в заколдованной броне! – простонал тот, удерживаясь на беснующемся чудище из последних сил.
- Руби, говорю! – заорал гном, вскочил и снова бросился в атаку.
Унисекс попытался взмахнуть мечом, но стоило ему отпустить руку, как он свалился прямо под ноги беснующейся твари, а драккар с искусством бывалого каратиста, в прыжке заехал гному ногой в лоб, от чего тот отлетел на десяток шагов и замер в пыли на дороге. Драккар завыл и навис над эльфом, собираясь испепелить его, но в этот момент ему на спину прыгнул Логопед и нанёс удар по голове заговорённым эльфийским клинком. У драккара глаза съехались к носу, а меч разлетелся миллионом серебряных искр. В воздухе повисла напряжённая тишина, все замерли.
- Ах ты вонючая дрянь! – завопил благородный эльф, вцепляясь в редкую растительность на голове чудища и начиная трепать её что было сил. Но пришедшая в себя тварь, совершив замысловатый скачок, сбросила с себя эльфа и, хорошенько наподдав ему в воздухе ногой, снова обратила внимание на Унисекса.
Тот как раз накопил на ладонях магический заряд, и ему не хватало самой малости для формирования ледяного шара. Чудовищный клюв навис над ним, из щелей между зубами вырывался дым, зверь готов был поджарить эльфа, но тот всё не мог совладать с заклинанием холода.
- Ну, давай же, твою мать! Весь сюжет обломаешь! – непонятно к кому обращаясь, крикнул валяющийся в стороне Логопед.
Унисекс собрал последние силы, и, сконцентрировав вся свою магическую мощь, бросил в чудовище ледяное облако и промахнулся в упор! Облако пролетело почти в метре от головы драккара.
Тот уселся на задние лапы, по-собачьи склонил голову, и озадаченно уставился на обессилевшего противника. С таким «искусством» ему прежде не приходилось сталкиваться.
- О, боже мой…, - обессилено простонал эльф.
Чудище вздрогнуло раз, другой, ещё… и, наконец, мелко затряслось от хохота.
Все в ужасе смотрели на веселящегося драккара.
Первым в необычной обстановке сориентировался очухавшийся гном.
Пока животное хохоча каталось по земле, поджигая траву дыханием, он запустил руку в свой вещевой мешок, извлёк оттуда нечто круглое, красного цвета, размером с голову младенца, после чего примерился, разбежался, и на ходу, с размаху загнал это нечто драккару под хвост!
Смех стих.
Глаза драккара постепенно становились всё больше.
Больше…
БОЛЬШЕ…
И, наконец, он вскочил, и, издавая дикие вопли, ничего не видя перед собой, помчался прочь.
Продолжая вопить, в три секунды он перевалил через холм и скрылся на противоположном склоне.
Потрёпанные эльфы с благодарностями подбежали к Друку.
- Чем это ты его?! – восхищённо спрашивал Логопед.
- Это красный иллийский перец, - небрежно отвечал гном, - отличная приправа! Хотел вашим поварам подарить, да вот, не привелось.
- Друг! От имени всей общины, приглашаем тебя вступить в ряды фильфов!? – торжественно сказал Унисекс.
- Так я даже не эльф! – вытаращил глаза гном, а вы меня ещё и в высшую расу.
- Да это не важно, - успокоил его Логопед, - главное, что ты топором машешь отлично! Нам сейчас такие до зарезу нужны! Ну, будешь поначалу на низкой должности, а потом выслужишься! Айда! Мы тебе честь и сокровища, а ты нас научишь искусству боя этими иллийскими перцами.
- Вообще, это не искусство боя, а боулинг, но я подумаю… - скромно потупившись, отвечал гном. – В Тендромен-то пойдём?
- Конечно, пойдём! Драккара же мы победили!
Переговариваясь на ходу, они вступили в лес.
- А община фильфов большая?
- Да! Тринадцать воинов!
- О! Солидно! А я буду четырнадцатым?
- Нет, сначала ты будешь мальчиком, ну там, подай-принеси... И только потом, если окажешься достоин…
- Кстати, Логопед, у тебя травки не найдётся?!
- А как же – всегда пожалуйста! Два золотых!
- Сколько!? И это несмотря на то, что я только что спас вам жизнь!?
- Ну… сам понимаешь, дружба дружбой, а табачок врозь…
Заглушаемые кряхтеньем гнома, превозмогающего жадность, звякнули монеты.
- Логопед, а тебя как в детстве дразнили?
- Гм..., ну, как... Логосом...
- Логосом?
- Да...
- А педом не дразнили?
- Нет!
- Нет?
- Нет!
- Гм..., ну, нет так нет...
- А почему ты спросил об этом, Друк?
- Да так... В голову пришло...
Cвидетельство о публикации 255137 © Пестунов М. 22.07.09 00:12

Комментарии к произведению 1 (0)

  • макс
  • (Аноним)
  • 16.12.2009 в 18:32
Комментарий неавторизованного посетителя