• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Как потускло золото, изменилось золото наилучшее! камни святилища раскиданы по всем перекресткам. (Библия. Плач Иеремии)

Джаз. Ангелы. Игра в кости.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Том ненавидел душные вагоны субботней полуденной электрички. Приходилось пробираться сквозь потных пассажиров-дачников, по их котомкам необъятных размеров с невообразимым содержимым. Играть в толпе, где тебя постоянно пихают локтями, ногами, вилами, тяпками, сложно.

А Том и не мог играть просто. «Просто» для него - смерть. «Просто» - значило видеть сонные лица, что отрешенно смотрят в загаженные птицами и мухами окна; слышать недовольное бормотание беззубых старух.

Выходом служили импровизации. Джазовые импровизации для дачников. Том что-то находил в этом. Сам для себя музыкант признавал, если бы он играл «просто» в столь тяжелой обстановке, то давно бы уже лег не поперек, а вдоль шпал – головой на рельсы.
Хотя, и эта перспектива казалась Тому заманчивой. Ему надоело цедить пиво с ангелами на земле и парень готов был поплатиться жизнью, за компанию дьявола. Тому думалось, что последний точно угостил бы его бутылкой – другой хорошего бренди. Или виски.

К вечеру стало прохладней. А на последней электричке и людей уже практически не было.

Том вымотанный, безжизненный расползся по сидению и следил за тем, как сморщенный дедок играет во рту вставной челюстью.

На конечной станции вагон опустел совсем. На выходе под крайней скамьей Том заметил большую сумку. Огляделся.

- Че, за хрень?! – сумка оказалась достаточно тяжелой.
Тем не менее, парень снес её вниз и, перекинув через плечо находку, отправился в сторону дома.

Чуть в стороне от железной дороги, за кустами, собравшись вкруг, жгли костёр бомжи.
- Здорова, Ангелы, - Том аккуратно поставил на землю сумку, рядом кинул гитару.
- Здорова, Балалайщик, - прохрипел в спутанную бороду мужчина в шинели с одним полковничьим погоном, - Принес чего?

Том вытащил из глубоких карманов на брюках две бутылки пива и раскрошенные бутерброды с сыром. Всё мигом разобрали непонятно откуда возникшие штук двадцать рук.

- Грохнул кого? – кивнул на сумку бомж в шинели.
- Ага, конкурента, - Том достал из чехла для гитары ещё одну бутылку пива, - баяниста, - присел на сумку.
- Да, ну, на…
- Какой-то хрен в электричке забыл, - парень сделал глоток.
- А там че?
- Вот, прикопался ты ко мне, Полковник!? Не знаю я! Не знать интересней…

Ангел в шинели закинул гость крошек в рот, презрительно взглянув на Тома:
- А если бомба? Вон, на 36-м километре Сивого разорвало. Он по свалке шарил, а кто-то из поезда на ходу сумку выкинул… и все,.. – вздохнул, - пиздец.
- А Вам-то, че… ангелам,.. – сказал Том и задумался, - Все решает судьба… Мне не страшно. На земле с ангелами якшаюсь, а на том свете, хоть, дьяволу руку пожму…

Ангелы отрешенно смотрели на огонь. Каждый думал о своем, а гитарист продолжал:
- Если бы мне, как Вили Брауну, посчастливилось,.. - Том оглядел окружающие его безучастные лица, - ну, помните, блюз-мен? Фильм «Перекресток»? Если бы мне так же посчастливилось встретить реального дьявола, - парень мечтательно задрал голову кверху, - я бы развел его на бренди. Какие там к черту сделки! Все обречено на провал, а вот хороший бренди… ну, или виски…
Несколько голов из круга сделали пару одобрительных кивков. Бомж в шинели что-то говорил, но его заглушал проходящий поезд.

Том ждал хоть малейшего понимания. Он блуждал взглядом по лицам. Все грустно молчали.
- Вот интересно, о чем думают ангелы. У Вас мечта-то, хоть, есть.. че за херня?! – заголосил парень и соскочил с сумки на землю, - мне что-то в жопу воткнулось!
В сумке кто-то чихнул. Ангелы с интересом приблизились на шаг.
- Извините, пожалуйста, - послышалось после чиха, - Вы не могли бы открыть меня.

Том схватил толстую палку:
- Все отошли на безопасное расстояние! – он расстегнул молнию.

Из сумки вылез карлик.
- Здравствуйте, я Иеремия. Можно просто – Коля.
Бомжи его обступили вплотную. Разочарованный Том со злостью откинул в сторону палку. Сел на землю.

- Достало, - парень сплюнул, - надеешься на чудо, а получается как всегда.
- Как интересно, - карлик подбежал к Тому, - так Вам всегда попадаются лилипуты в сумках?
- Лилипуты в сумках,.. коты в мешках… Что-то типа того, - гитарист скривился, - если что и попадается, то обязательно какая-нибудь хрень.

Время шло. Молчание, царившее у костра, периодически нарушал грохот поездов.
Наконец, карлик не выдержал:
- И что, разве Вам совсем не интересно как я оказался в сумке?
Лицо Тома исказила усмешка:
- А ты на них посмотри. Разве им может быть интересно хоть что-то? – тяжело вздохнул, - Я в ангелах уже давно разочаровался…
Иеремия удивленно огляделся.
- А почему Вы их ангелами зовете?
- У тебя сигареты есть?
Маленький человечек достал пачку. К ней тут же потянулись грязные руки.
Том закурил.
- Когда я был совсем маленьким, моя бабушка перед смертью сказала, что меня будут оберегать ангелы. От колонии, от детского дома, от вечно пьяной матери-проститутки… и от прочей шняги… так случилось, они меня оберегали. Оберегали, значит ангелы, - Том взял за грудки карлика и подтащил к себе, - Поспоришь?
Иеремия отрицательно завертел головой.
- То-то же, - успокоился парень, - А сегодня я понял, что эти суки, - он очертил указательным пальцем панораму, - однажды раздолбали напрочь все мои детские надежды. Я жил и думал: че за хрень происходит? А оказалось у них – ни у оного – нет мечты! А я верил, что когда-нибудь их исполню! Маленьким был, таким как ты, - Том кивнул на карлика, - и знал, что ради этого живу… А сегодня понял, Ангелы не мечтают.

Понурые бомжи молча глядели на костер. Ни одна эмоция не проступила на их лице.

- Как тебя, говоришь, зовут? Иеремия?
- Ага.
- Пафосно, - вздохнул Том и протянул гитару карлику, - спой-ка ты мне плачевую песню по моей погибшей мечте, как пел пророк над развалинами Иерусалима.
Иеремия пожал плечами:
- Я не умею.
- А я умею. Как Эммет Рэй, - печально сообщил Том, - Знаешь Эммета Рэя?
- Не.
- А я знаю, - парень задумался, - Слушай, карлик, у тебя мечта есть?
- У меня их много, - горделиво произнес Иеремия.
Том оживился.
- О! А давай я буду мечтать о том, чтобы исполнить твои мечты.
- Не.
Гитарист нахмурился.
- Не понял. Ты че, не хочешь помочь хорошему человеку?
Иеремия достал из кармана кости, перемешал в руке, подбросил.
- Вот! Я их сам исполняю.
- То есть?
- У меня было две мечты. Первая – не глядя отправиться в неизвестном направлении и посмотреть, куда приведет меня судьба. Вторая – украсть из магазина много жвачек и засунуть в рот сразу несколько пачек. Одновременно осуществить сразу две мечты невозможно. Что бы исключить проблему выбора, я кинул кости. Выпала первая мечта. Я забрался в сумку. Мой друг посадил меня на первый попавшийся поезд. Кто-то забрал меня, как бесхозную сумку, но забыл в электричке.
- Ты бредишь?
- Нет. Я так живу. Каждый раз, когда начинаю мечтать о чем-то, кидаю кости.
Том в изумлении поднял брови.
- У тебя выпить есть чего?
Карлик с головой ушел в сумку и вытащил две фигурных бутылки.
- Бренди есть и есть Виски. Что будешь? Все очень вкусное.
Бомжи оживились. Том задумался.
- …ну, - продолжал искушать Иеремия, - ты же мечтал. Тут, у костра… я слышал…
- Так я с дьяволом мечтал…
- А ты брось кости, - посоветовал карлик, - Чёт – виски со мной, нечет – бренди с дьяволом…
- Так, это… если нечет, то мне дорога – головой на рельсы, под поезд… Прямиком к дьяволу.
- Бросай. Он уже накрывает на стол.

Парень принял из рук карлика кости. Перемешал их в ладони.
В самый последний момент, когда должен был свершиться бросок вверх, рука Тома изменила направление и кости полетели в лоб Иеремии.
- Мечта должна быть либо недостижима. Либо, если она осуществляется, ты в ней должен разочароваться навсегда. Как я, - гитарист сморкнулся, - Вот у меня мечта настоящая, понял?! А у тебя хрень какая-то…

Том поднял с земли гитару и направился в сторону дома. Гудел приближающийся поезд.
- Хэй, Балалайщик, - послышался за спиной хрип полковника, - нечет!
- Стой! Бренди! Ты, бомж, верни бренди, - кричал карлик Иеремия.
Захрустели ветки. Парень обернулся и увидел, как за кустами мелькнули полы шинели.

Том отбросил гитару и рванул следом за ангелом.
- Стой!
- Я буду пить бренди с дьяволом,.. – сквозь жидкие кусты парень видел, как Полковник бежит навстречу поезду, - Я передам от тебя при…

Голос резко оборвал гудок. Мелькали вагоны.
В воздухе навязчиво пахнуло бренди.












































































Cвидетельство о публикации 254207 © Лиса Васильевна 12.07.09 22:19

Комментарии к произведению 4 (6)

Точняг! Джаз - музыка смелых и неприкаянных! охэк! (что в переводе с тюркского "ах, как хорошо!

точняг! сильных и смелых!по**стов, одним словом. ну, таких добротных по**стов:)))

спасибо, Мусечка :-***

Ни что не подкачало, Лиса, никогда не пиши с Азой, вы не смешиваемы, а ещё, я прошу, очень, напиши что-нибудь безангельно-доброе, это частное, я знаю, ты можешь сделать такой подарок! Пожалуйсто да!:)

что значит не смешиваемы!!!! очень даже смешиваемые. мы почти уже одно целое! (ты просто не все знаешь;)

Таааааааак, Андрей... Ну, про Тома мы ни с Азой писали. Мы писали "Черешневый портрет". А про Тома написано гораздо раньше "Черешневого портрета".

Может быть тебя смутил реализм с элементами мистицизма? До этого был все чаще абсурдизм, фантасмогоризм, сюрреализм и т.п.

Про несмешиваемость я не согласна! Хотя, что говорить. Все что ни скажу - это будут голые слова. А, вот, как выдадем однажды... Хех.

Да пробуйте, конечно, только парное письмо удавалось единицам:"Анна и Серж Голон", "Братья Стругацкие", ..."Абрамовы",...у остальных так и оставалось буриме...Я не пророчу, вы разные, интересные, дерзайте.:)))

А что... Интересно. И прикольно. И попереваривать есть что... :-))) Вот разве заголовок подкачал... :-)))

Спасибо. Заголовок, да... знаю. Ну, пока ничего не пришло в голову :)))

А я сначала подумал, что карлик Иеремия и был дьяволом... А может он и впрямь им был?

Леонид, Вы правы. Я тоже так думаю...:) по крайней мере, подозреваю его в этом.

Искуситель-то он точно.