• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Джаз. Рельсы. Исповедь.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Сегодня у Тома был выходной. С обеда он лежал на шпалах вдали от города. Пил пиво. Над ним простиралось чистое небо, и над ним же периодически проносились поезда.
Для полного счастья не хватало плеера. Несколько дней назад Тому перепал диск с редкими записями Эммета Рэя, который до сих пор не удалось послушать.

У Тома зачесалось под лопатками. Он начал елозить спиной по шпалам. А, приведя тело в движение, парень почувствовал давление в мочевом пузыре.

Стоя в кустах, сквозь редкую листву Том увидел, как на его место укладывается какой-то мужчина. Приличный с виду. Лет тридцати восьми. В светлом выглаженном костюме. Волосы длинные. Бородка аккуратная. И всем этим великолепием он - прямиком на рельсы.
А с той стороны, где от заходящего солнца багровело небо, послышался гудок приближающегося поезда.
Сильно чесались лопатки. Том потерся спиной о ствол березы и выскочил из кустов.
- Эй, ты че, обалдел?!
Реакции не последовало. Том подбежал к мужчине. Тот лежал с наушниками в ушах. Глаза его были зажмурены до боли. Тело сковано то ли страхом, то ли предвкушением смерти.
Том вынул наушник из одного уха.
- Ждешь, когда колесом по горлу, придурок?
Мужчина от неожиданности вскочил на ноги. Том взял потенциального самоубийцу за грудки и отшвырнул в кусты.

С грохотом мелькали вагоны. Том откупорил бутылку пива и протянул мужчине. Тот сидел, поджав под себя ноги, и горько рыдал, прикрыв лицо ладонями.
- Извини, не коньяк. Зато выдержанное. Почти что ерш. Меня Томом зовут.
Мужчина раскрыл опухшее от слез лицо. Обратил взгляд к Тому и блаженно прошептал.
- Ангел Том.
Парень усмехнулся.
- Не, я просто. Гитарист. Тебя-то как называть?
- Ипполитом.
Том в очередной раз протянул бутылку:
- Ты пиво-то пей.
Ипполит принял из рук парня пиво и за раз опустошил полбутылки.
- Вот, молодец, хоть и дурак. Слушай, - Том скривил лицо, - почеши под лопатками, а?
Он подставил спину Ипполиту и тот в нерешительности начал скрести по ней своими длинными пальцами.
- …Посильней, ага… о, да-да-да… Целый день сегодня мучаюсь… Вот, спасибо, - Том развернулся лицом к мужчине, - а теперь жди меня. Я сейчас.
Он скрылся в кустах.

Минут через семь Том не просто нарисовался перед Ипполитом. Он запустил в него двумя дохлыми крысами.
Сердце мужчины оказалось не настолько выносливым, как предполагал парень. На некоторое время Ипполит лишился сознания.

- Сейчас здесь по расписанию пройдет пассажирский Дальневосточный. Мы должны успеть, - первое, что услышал Ипполит, когда пришел в себя.

Том подвел мужчину к тому месту, с которого началось их знакомство. Положил трупы двух крыс друг против друга на противоположные рельсы.
- Зачем это? – нервничал Ипполит.

Как и обещал Том, Дальневосточный состав не заставил себя ждать. Поезд пронесся стремительно быстро. Парень подозвал Ипполита к себе.
- Как тебе натюрморт?
Он указал на две обезображенные тушки, видовую принадлежность которых определить теперь можно было исключительно по хвостам. Всё остальное превратилось в кровавое месиво.

Ипполит позеленел от такого зрелища и, прикрыв рот, отбежал в сторону.

- Ну, что, прополоскало? - Том лежал спиной на шпалах, в достаточном далеке от того места, где поездом переехало крыс.
- Простите, Том, - Ипполит вытер платочком у рта, - я не понял, зачем Вы всё это устроили.
- Теперь тебе будет легче представить, каким ты будешь после того, как тебя искромсает под колесами поезда. Аккуратная бородка, костюмчик с иголочки… А после, твои кишки будут вызывать у людей, даже родных людей, - подчеркнул Том, - исключительно рвотный рефлекс. А перед этим прибегут крысы с ближайшей свалки…
- Но…
- Да! - крикнул Том, приподнялся на локте, - Все будут блевать от тебя! – он тыкал пальцем в сторону Ипполита, - Да, я бы прямо сейчас наблевал на тебя! – сухо добавил, - если бы…
- Но…
Том приложил указательный палец к губам:
- Тссс… Я однажды так, как ты. Пришел. Лег поперек рельсов. Гитару рядом сложил. Всё, что было… гитара. У меня даже себя не было в тот момент, - Том глотнул пива, - Я пролежал часа два. Затекла шея. А поезд не шел. Я поднялся и начал играть. На гитаре я – Бог.
Ипполит перекрестился.
- Пока я играл, я пропустил два поезда, а под третий – лег поперек шпал. И,.. началось… Казалось бы, попрек шпал, повдоль шпал, а какая разница в судьбе. Однажды я пришёл сюда умереть, а теперь живу, чтобы приходить сюда. Каждый день надо мной должен промчаться хотя бы один поезд, - Том поднялся на ноги, балансируя в воздухе, - Слышь, а че тебе не живется то?

- Я веру испытывал, - Ипполит опустил голову.
- Веру? – приподнял брови Том, - Веру в качество поездов отечественных производителей ? У тя были сомнения, что, сложив голову на рельсы, тебе расплющит мозги?
- Я настоятель Храма, что стоит на Трех Святых Холмах…
- Ёпт,.. – парень от удивления открыл рот.
- Грех в душе моей. Должен ли служить я на Славу Господа, если вера моя в него не так сильна оказалась, - Ипполит встал на колени, - Какая же то вера, когда я смерти боюсь.

Том начал ходить вокруг священника.
- Ёпт,… священник. Настоящий, - взял в руку его волосы, - Я ж до этого и в церкви-то не был не разу. А тут: священник… головой… на рельсах,.. – Том остановился, - только, я это… не понял, а если б тебе горло перерезало, ты бы как узнал, боишься смерти, или нет? Мертвому-то все однохуйственно.
- Если бы я понял, что не боюсь грядущего Суда Страшного и верю в Бытие Божие, встал бы и пошел…
- Ну, – допрашивал Том, - а, если б наоборот? Если б испугался, - Том прищурился, - …а ты испугался…
Ипполит тяжело вздохнул и начал беззвучно шевелить губами, сложив руки на груди.
- Ну? – нетерпеливо перебил молитву парень.
Священник приоткрыл один глаз:
- А на неверие мое послал мне Господь ангела.
- Ну, батя, как-то ты хитро вымудрил, по-моему,.. – Том, задумался, заглянул сначала через одно плечо на спину, потом через другое, - Блядь, а я думаю, че у меня так лопатки чешутся. А это крылья растут! – Том прищурился, - а, думал, выходит, о самоубийстве-то, греховодник.
- То смерть во имя Господа. Но не сбылась бы она по малодушию моему, - Ипполит зажмурил глаза и прошептал в исступлении, - Смерти боюсь.

- Боишься, - подтвердил Том, - Вон, чтоб её не слышать даже музыкой уши заткнул, - он вытащил за провод из кармана Ипполита CD-плеер, - Подо что хоть умирать собирался?

Том нажал Play и наушниках заиграл Егор Летов.

Ошарашенный Том медленно перевел взгляд на Ипполита:
- Границы ключ… переломлен пополам-лам-лам,.. – Парень присел на корточки рядом с Ипполитом и похлопал его по плечу, - Я думал ты дурак, батя. А ты, вон, песни нормальные слушаешь. И Бог тебя, видать, уважает. Я то знаю, он не всем свое существование по понятиям доказывать начинает. А тебе доказал. Значит, зачем-то ты ещё нужен.
Священник сначала пытался подавить смех, но не удержался и впал в истерику.

Том вынес из кустов гитару. Из чехла достал диск с записями Эммета Рэя.
- Батя, а можно, я на твоем плеере свой диск послушаю? Мне ребята на прошлой неделе подогнали, а плеера нет.
- Дарю.
- Плеер? От священника! О! А нацарапай мне на память че-нить,.. ща, – Том пробежался вдоль рельсов и принес гвоздь.

Ипполит принялся усердно царапать по пластмассовой панели.
Том повесил гитару за плечи.
- Мне пора. У меня электричка скоро. Последняя. Пойду поиграю…
- А тебя где послушать можно?
- Да, я так… по вагонам…
Парень в очередной раз решил проверить наличие крыльев за спиной – огляделся через оба плеча. Ипполит доцарапал надпись и вручил Тому плеер.

Парень прошел метров сто, как послышался окрик Ипполита:
- Том, заходи к нам в церковь! На будущей неделе Троица!
- Не, - обернулся Том, - я по-простому люблю. Лучше уж Вы к нам…

Том зарядил диск в плеер. В наушниках заиграл Эммет Рэй.
На задней стороне плеера красовалась надпись: «Ангелу Тому от Священника Ипполита». Парень вдохнул полной грудью:
- Охренительно…
























































































































































































































































































о















































































































Cвидетельство о публикации 253657 © Лиса Васильевна 07.07.09 13:58

Комментарии к произведению 1 (3)

Хм...я тут прочла эссе Дениса Плотникова о Бахе, о некой сопоставимости музыки и литературы. Нет, я не о стихах, я о литературе вообще. К чему это я? А вот к чему, Олеся, твоя литература она сопоставима с джазом. Вполне. непредугаданностью ходов и т.п. Не у всех так бывает, я, например, люблю джаз, особенно ранний (регтайм), но свое творчество скорее сопоставляю с рэпом.

Хотя рэп не терплю. Вот так бывает.))))

Я эссе Плотникова Дениса не читала (а было бы любопытно), но совершенна согласна с мыслью о сопоставимости музыки и литературы. Сложно объяснить, но есть какие-то такие инструменты, которые и композитор, музыкант и поэт, прозаик использую в передачи атмосферы. Что-то неосязаемое витает в воздухе. Скорее всего самоощущение в момент создания. Ты хватаешь крупицы, пылинки, что летают в этом самом воздухе и собираешь из них нечто объемное. Сложно это, конечно, описать, да и надо ли:) Греет, что чувствуется.

Спасибо, Ира. Сопоставление с джазом - очень лестное. Люблю джаз.

  • ИЖ
  • 19.08.2009 в 11:22

А Джоплинские регтаймы мммммммм(вкусно))