• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Перевод
Форма: Роман

Рецензии на произведение:

Ромм Ф.

Протокол Мечты, глава 20

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Stanley K. O’Brian, Minutes of a Dream©, e-mail: stanley.obrian@gmail.com, AT350326

Стэнли К. О’Брайан


Протокол Мечты


Перевод с английского                                                                  Е.К. – со страстью и болью

 

Глава 20

Ступени мира

Есть на свете место, которое всегда будет напоминать мне про Юлию и Казахстан. Его официальное казахское имя – Ушконыр. Я до сих пор не знаю, что оно значит, но обязательно когда-нибудь выясню. Пока же мне нравится называть эту безбрежность по-своему: Ступени мира. Если удастся дописать историю нашей любви, именно там я хочу помолиться за все, что произошло со мной у их подножья.

Холмы Ушконыра - всего в сорока минутах езды от западной окраины Алма-Аты. На первый взгляд, в них нет ничего выдающегося по сравнению с великолепием скалистых гор, простирающихся от города на юго-восток. До середины июня Ступени покрывает сплошная стена зеленой растительности, придавая им определенный домашний уют. Три равнины, каждая на километр выше другой, образуют гигантские пологие уступы, по которым, соблюдая определенную осторожность, можно колесить на машине!

На самом верху бескрайний газон простирается до горизонта, упираясь в сверкающие на солнце ледники Тянь-Шаня. Если, забравшись на третью ступень, оглянуться назад, - можно созерцать это чудо с высоты птичьего полета. В ясный день перед глазами предстают две сотни миль прилегающей внизу степи. В плохую погоду прямо под ногами клубятся облака – потрясающий вид. Пара-планеристы облюбовали единственное возвышение на северо-западе средней ступени - за восходящие воздушные потоки и волшебный своей бесконечностью пейзаж.

Ступени - идеальное место для медитации. Высшая мудрость достигается здесь без усилий. Можно позволить себе необузданный полет фантазии или, наоборот, любоваться окружающим очарованием без единой мысли в голове. Сознание попадает в ловушку невесомости, более не цепляясь за будничность. Человек на Ступенях все еще выглядит короной природы, но уже не ее королем.

Холмы Ушконыра – не единственное на земле, но достаточное условие, чтобы начать любить мир, или хотя бы перестать его ненавидеть.

Не знаю, что видят альпинисты с вершины Эвереста. Подозреваю, - почти ничего. На Ступенях кажется, что полмира сидит на твоих ладонях. Ощущаешь себя волшебником, готовым тиражировать чудеса. Но смирение неизменно побеждает. Магия давно свершилась и сверхъестественное творение - у твоих ног. А кто ты такой, чтобы проказничать глупыми желаниями перед лицом непревзойденной прелести? Быть рядом с ней - уже честь.

Можете представить, каково было приезжать туда с Юлией. Я никогда раньше не предполагал, что красота бывает чрезмерной. На Ступенях же признал ничтожность мужчины перед великолепием природы и женщины. Кто был тем несчастным, консультировавшим господа при создании Адама? Или они сговорились? Мужики, ну не издевка ли это, – ощущать себя сильными и… никчемными?

…В последний раз мы взобрались на Ушконыр за пару дней до ее отъезда в Швейцарию, в полдень. Для меня это остается единственным прецедентом прогула половины рабочего дня без серьезного повода. Я не мог сидеть в кабинете и видеть мечущиеся по коридору сосредоточенные лица сотрудников. Наши с Юлией дороги сворачивали в разные стороны. Меня уже официально известили о предстоящей в скорости дальней дороге - в Латинскую Америку. Даже если бы два создания, внешне напоминающие прежних путешественников по Ступеням, встретились несколькими годами позже?.. Скорее всего, каждый был бы увлечен своими делами.

Никогда не обманывайтесь насчет времени. Если вы расстались на век, но бог благословил новое свидание, забудьте о прошлом. Можно начать с нуля, только не с воспоминаний. Вы будете совсем другими людьми. Лишь одна пара из миллиона бывших счастливчиков способна повторить успех прежней любви.

…Мы углублялись в просторы средней, самой теплой ступени. В середине мая, среди безлюдного зеленого океана и на два километра ближе к солнцу, мы искали укромный уголок, где можно было раздеться и заполучить первый загар в сезоне. Остановились на небольшом возвышении, от которого было рукой подать к подъему на третью, наивысшую, но самую холодную ступень.

Буйная растительность достигала уже выше полуметра в высоту. Мы бросили на дикие травы и цветы трехметровое покрывало и повалились на него в полный рост. Густой зеленый ковер медленно прогнулся под нашим весом в центре, плотно прижав нас друг к другу. Пришлось потолкаться с природой, вытаптывая пространство, достаточное для двоих. Мгновение мы лежали молча.

‘Тебе хочется, чтобы какой-то особенный из наших эпизодов остался в памяти дольше других?’- начала она.

‘Пожалуй, все они хороши’, - ответил я.

‘А что-нибудь помнишь ярче остального?’

‘Многое. Особенно, то, что было до Камерона. До того, как я узнал. Я называю это время чистым. Оно было вдохновенным. У меня снова появились планы и желания. Я чувствовал собственное возрождение. Всегда буду тебе за это благодарен. Я бы хотел, чтобы новость о ваших отношениях настигла меня намного позже. Ни за что бы тебя не отпустил’.

‘Как бы ты смог меня остановить?’

‘Моя магия к тому времени была бы уже необратимой’.

‘Ты колдуешь?’

‘Пару раз пробовал’.

‘Ух, ты. Извини, что не стала дольше сопротивляться твоему натиску и слишком рано призналась о существовании соперника’.

‘Ладно. Ты приняла решение. Я не могу не уважать его’.

‘Не намекаешь ли ты, что не собираешься сегодня заниматься со мной любовью?’

‘Вот уж нет! Как представлю, что следующего случая надо ждать миллионы лет, а организация защиты наших задниц от гнусных насекомых проходила с таким трудом, то… Извини за разглагольствование. Начнем?’

‘Да’, - с триумфом закричала она, и с неимоверной скоростью распласталась по всему мне…

…В Ушконыре я осознал простую правду жизни. Каждое утро надо подниматься чуточку более счастливым, чем вчера. Иначе нет смысла просыпаться.

-----------------

После смерти я хотел бы, чтобы душа моя вселилась в одну из птиц, медленно парящих над Ступенями мира. И я бы еще раз увидел бескрайнее пространство степи, где наша любовь оставила нестираемый отпечаток на цветущих бессмертниках, маргаритках, пижме и землянике. Где наши тела продолжают ласкать друг друга особым образом, максимально соприкасаясь кожей. Где мы похоронили последнюю святую страсть двух очень грешных, но невинных созданий. Может, мы встретились слишком рано? Или слишком поздно? Теперь все равно. Теперь наша любовь покоится в самом бесподобном месте. Ни пирамиды фараонов, ни даже Тадж-Махал не могут сравниться с мавзолеем божественному чувству казацкой принцессы и польско-еврейско-украинского простолюдина. Аминь.


Cвидетельство о публикации 242142 © О'Брайан С. 10.04.09 09:35