• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Мистика
Форма: Новелла
Есть ли право на возмездие через много лет после случившегося?

Бессоница - моя подруга

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста


Пробовали ли Вы, дорогие братья и сестры, бороться с бессонницей?! Пробовали ли прогнать мучительницу, загостившуюся в вашей спальне? И, в конце концов, сдались! Но при этом сделали единственно правильный вывод – бесполезно травить ночную гостью таблетками и развлекать чтением, не уйдет, как не старайся, - лучше с нею договориться по-хорошему. А ведь это значит накормить ненасытную личными воспоминаниями, посвятить тьму бессонных ночей чистке подсознания, вытащить для учета-пересчета кучу скелетов. Хотя занятные вещи можно найти в любой черепушке: синтез прошлых ошибок и заблуждений; сплав собственных комплексов и внешнего бытия, и страхи, страхи, которые копились всю жизнь, прятались в дальний, темный угол и забылись. Забылись прочно, казалось навсегда! Но рано или поздно найдется повод выпустить джина из бутылки…
Последние две недели перед Новым годом я мучилась бессонницей. Каждую ночь в час волка просыпалась с ощущением, если не конца света, то конца собственного благополучия. Потом до утра не могла уснуть, и тщетно ловила тенету сна. Но попадались лишь отдельные фрагменты. Зимняя ночь, одинокий дом, темнеющий провалами окон, и призрачная тропинка, покрытая ледяными наростами. А вот причудливые фигуры из пара, похожие на привидения и закрывающие обзор. И, наконец, мерзлые, скользкие ступеньки, по которым необходимо подняться и войти в громадный, пустующий дом. Я медлю, чего-то жду. Изредка женский голос прорезывался шепотом в ночи "Беги, не тормози, впереди враги…" Чем тише шепот, тем страшнее: тошнотворное предчувствие неизбежной встречи со злом и ужас обреченного. В одну из ночей, после очередного пробуждения, я не стала препарировать кошмар, а, недолго думая, включила ноутбук и погрузилась в Интернет. Не обошла и сайт "Одноклассники", где полистала фотографии выпускников архитектурно-строительного университета - в надежде найти знакомое лицо, - когда-то давно там учился мой неверный муж. На этот раз я увеличила диапазон поиска и увидела знакомую фамилию, и над нею довольно-сытое и самоуверенное лицо господина, а-ля пиво сибирского розлива. Поспешно закрыла страницу, будто испугалась призрака, который сейчас оживет и вперит в меня холодные рыбьи глаза. Глаза, как у слепого библиотекаря из фильма "Имя Розы"! Я вспомнила этот липкий взгляд и покрылась холодным потом…
Ох, давно это было! Юная провинциалка из южной республики приехала в Сибирь поступать на архитектурный факультет, не прошла по баллам, устроилась работать в стройтрест - из-за стажа работы и места в общежитии. Сценарий избитый, но зато уникальные действующие лица. Герой злодей – мастер участка, настоящий упырь-альбинос. Главная героиня – моя ровесница и напарница по бригаде отделочников – Настя. Она подобно мне мечтала о профессии архитектора, тоже не поступила, и тоже пришла в стройтрест за стажем. На этом сходство ограничивалось. Стройная блондинка, с примесью польской крови, имеющая многое, о чем я могла только мечтать: благоустроенную квартиру, интеллигентных родителей, преданного друга, любящего ее без памяти, и главное, женственность, неотразимое оружие в опытных руках. Вряд ли я ей тогда осознанно завидовала, но комплекс неполноценности у меня сложился. Если она была бабочка, то я - куколкой, укрытой в непроницаемый для посторонних взглядов кокон, чтобы ни у кого не возникало желания нас сравнивать. Теперь по прошествии целой жизни, я понимаю, что ее присутствие рядом в тот период спасло меня от многих напастей. Но для нее роль громоотвода оказалась роковой…
Итак, в сентябре началась моя работа штукатуром-маляром самого низшего разряда. Стояла на редкость теплая и сухая погода. Мы с Настей работали на улице, на отделке фасада административного здания: с восьми утра и до пяти вечера качали вручную насос, подающий раствор на высоту. Работа нудная, но хорошо оплачиваемая. Помню, первая получка показалась мне целым состоянием. Я потратила ее без остатка и сожаления на походы в кафе и покупку разных вкусностей, в том числе на дорогую продукцию местной шоколадной фабрики. Конфеты я всегда любила, но в тот раз от шоколадных трюфелей, как сейчас помню название "Юбилейные", я получила серьезное отравление. В общем, стойкая идиосинкразия на ближайшие годы мне была обеспечена.
Наступили холода, а вместе с ними закончился аврал на открытом воздухе. Мастер участка – бог и царь для отделочников, назову его Игорь - определил нас в команду к опытным, но очень странным, отделочникам. Судите сами! Два выходца из Средней Азии, любители конопли, которые за пачку сигарет с планом были готовы сделать для Игоря многое, если не все. Женечка и Любочка,- парочка безобидных Даунов, - изучавших науку любви при каждом удобном случае. Юрок - алкоголик, бригадир и виртуоз мастерка. Работу, которую мы с Настей делали за день, он проворачивал за час. Пассия Юрка – Тонечка, алкоголичка, недавно откинувшаяся из зоны, где мотала срок за кражу. Весьма приличная гоп-компания для молодых девчонок, вчерашних школьниц!
Выявив нашу непригодность, так сказать, пофигизм к обучению профессии отделочника, бригадир потребовал от мастера "шибко грамотных" и любителей травки выделить на отдельный наряд. В принципе, для нас это грозило отсутствием нормального заработка. Игорь нашел выход из положения: бесперебойно снабжал наркош планом, а те трудились, не покладая рук, за себя и за того парня, читайте, за ленивых девочек. Последние, в свою очередь, работали на Игоря: мыли полы в его кабинете, составляли наряды, печатали документацию. За наши труды мастер платил сущие копейки, но постоянно приносил коробки шоколадных конфет к чаю. Впрочем, я пила только чай…
Со временем мастер доверил нам работу табельщицы: следовало посещать объекты и отмечать явку работников. ( Как-то Тонечка проговорилась, будто на штатной должности табельщицы числилась мать Игоря). Объекты, разбросанные по городу, чаще всего были новостройками производственного назначения. Кратчайший путь к ним лежал через продуваемые пустыри, между штабелей стройматериалов, по рельсам, мимо складов – путь небезопасный. Разумеется, я, девушка смелая и спортивная, выбирала именно его. Настя же напротив предпочитала безопасные дороги, ее результативность оказалась ниже моей. Вскоре единственной разъездной фигурой осталась я.
Где-то в середине февраля всех работяг перебросили на сдаточный объект - столовую производственного комбината. На двух этажах здания уже велись электромонтажные работы. В подвале трудились отделочники: горели мощные калориферы, сушилась штукатурка. Громадный подвал, разбитый на массу мелких клетушек - будущих холодильников для продуктов, освещался крайне скудно - временными переносками. Это был не просто подвал, а грандиозный подземный бункер, где легко мог спрятаться целый батальон. И еще в подвале присутствовала достопримечательность – громадная и глубокая яма для засолки капусты, выложенная кафелем. День Советской Армии отметили с размахом. Мастер из собственных фондов выделил деньги на стол, который в результате украсился бутылками-огнетушителями с дешевой кислятиной, винегретом из ближайшей столовки, плавлеными сырками Дружба и Янтарь – очень популярными у малоимущих граждан, - солеными огурцами, копченым салом и главным деликатесом – докторской колбасой. Мужская половина бригады добавила пару бутылок водки. Поскольку мероприятие начиналось в середине рабочего дня, то нам с Настей волей неволей пришлось участвовать. По тем временам удирать с работы не полагалось: нарушителям светила тридцать третья статья – черная метка на оставшуюся жизнь. В тот раз все прошло благополучно, если не считать назойливого внимания мастера к Насте. Помню, во время застолья, он вывел ее из кабинета на разговор, после чего Настя вернулась отрезвевшая и хмурая. По дороге домой она жаловалась " на этого упыря, который возомнил из себя Дон Жуана". Я высказала опасения, что "упырь, г…еще то, может мстить". В последующие дни мастер держался официально, хотя я осталась при мнении, что его подлянка еще впереди.
И вот наступило седьмое марта. После обеда маленький женская часть коллектива занялась праздничным столом. Игорь и на этот раз не поскупился. Часа в три он отозвал меня в сторону и попросил съездить на дальний объект – привезти документы. Я стала отнекиваться, но тут услышала, будто трест выписал женщинам премии к празднику, а ведомость осталась на другом объекте. Быстренько слетать и забрать ведомость – моя задача. Когда я уже была на выходе, меня окликнула Настя. Она подошла ко мне, посмотрела в глаза и попросила: "Тина, только обязательно вернись, не оставляй меня одну с этими придурками. И вообще – я боюсь мастера. Мне сегодня приснился страшный сон" Разумеется, я пообещала вернуться: без ведомости никто не получит премиальные. На том и расстались. Еще хорошо помню: выйдя на улицу, я почему-то несколько раз оглянулась на здание. Оно мне показалось слепым, бетонным склепом, с замурованными в подвале людьми. Вокруг расцветала весна, и разве таким образом надо современным девчонкам отмечать Женский праздник? На меня нашло озарение, а внутренний голос шептал "Беги, кролик, беги!". Возможно, тогдашние мысли формулировались иным образом, но ощущение убогости подобного существования я вполне прочувствовала.
Ах, ответственная дурочка! Добралась до нужного пункта с рекордной скоростью. Всю дорогу от остановки троллейбуса бежала и… оказалась перед закрытой бытовкой. Тут до меня дошла вся подлость задумки мастера, а сотовых телефонов, чтобы предупредить подругу, тогда не существовало. Ко всему прочему, возвращаясь через пустырь, я провалилась в лужу, покрытую тонким льдом, и промочила ноги. Злая, взмыленная, с мокрыми ногами, я все-таки решила вернуться в столовую. Через какие-нибудь полчаса троллейбус домчал меня до знакомой остановки, где я встретила влюбленных даунов. Невинные, жестокие дети наперебой стали уговаривать меня не ходить на объект. В качестве последнего аргумента, Любочка, дико округлив глаза, крикнула мне в ухо: " Там опасно. Там собаки. Мастер там. Уходи. Нельзя " Подъехал автобус и дети дурной породы, обнявшись и хохоча о чем-то своем, покинули меня. Вот когда мне захотелось плюнуть на все и последовать их совету, но я помнила просьбу Насти.
С каждым шагом во мне нарастало чувство тревоги, сердце бухало тяжело и вязко, во рту пересохло - явный признак несдержанного напора адреналина. Темная громада здания нарисовалась вдали, а индекс моей тревожности по шкале Страха составил уже девять баллов. Сумерки сгустились до чернильного пятна, на деревьях закаркали вороны, впереди с шипением и свистом вырывались из-под земли облака пара - прорвало теплотрассу. Аварии случались и раньше, откуда на дороге образовались промоины и фантастические наледи - своеобразные дольмены. Когда до столовой осталось метров двести, горевший в единственном окне на первом этаже свет погас. Минуту спустя мимо хищной тенью проплыла легковая машина. Именно тогда родился мой личный кошмар. Я стиснув зубы и закрыв глаза пробиралась к столовой, и уже дошла до нижних ступенек - несколько шагов и дверь. Но тут на козырьке над входом внезапно появилась овчарка, раздался грозный рык, а потом жуткий вой. Больше всего на свете я боялась и боюсь змей, пауков и собак: генетический страх человека, чьи предки не одно поколение жили в Средней Азии. Не помню, как я повернула назад…
Восьмого марта я проснулась с высокой температурой. Дали знать о себе промоченные ноги, но в душе, сознаюсь, присутствовала радость: можно не выходить из дома. Я стразу пошла в поликлинику и получила больничный. Валяясь в постели, читая книги, я не переставала ужасаться собственному положению. И окончательно решила уволиться из треста, вот только следовало найти работу с общежитием. Я принялась мечтать и строить планы на новую жизнь. Вскоре ко мне зашла знакомая отделочница и принесла страшную весть. На нашем объекте, в первый рабочий день после праздника, в яме для засолки капусты обнаружили труп одного из наркоманов со сломанной шеей. А также в яме нашли обезумевшую Настю, которую отправили в психбольницу. Заведено уголовное дело. Ребята из бригады сказали следователю, что в тот день я рано ушла с работы. И на прощание от имени коллектива, читайте от имени мастера, отделочница передала мне пакет с мандаринами, яблоками и коробку шоколадных конфет.
Вот когда впервые в жизни меня посетила бессонница с кошмаром. Но лишь я уволилась из треста - даже без отработки, поскольку находилась на больничном – мне стало легче. Круто изменила жизненные планы: место архитектуры заняла юриспруденция. Все наладилось, но прошлое не отпускало. На третьем курсе мы проходили практику по психиатрии. Даже просто посещение психбольницы - знакомство изнутри - оставляет после себя гнетущее впечатление. Несчастные люди, запах бедности, боли, человеческих экскрементов и еще присутствие инфернального знания, впитанного с молоком матери: "от сумы и от психушки не зарекайся". На этом фоне я увидела несчастную тень. Если бы не комментарий сопровождающего врача, я бы ее не узнала. Когда в палату вошла группа студентов, тень вдруг встрепенулась, начала доставать из-под матраца затрепанные листы бумаги и пихать нам в руки. "Это ее жалобы – там только два слова разобрать "жалоба" и "упырь"!- остальное непонятно" - пояснил врач. Но мне то стало ясно, кого она имела в виду!
После встречи с несчастной, я не стала носить передачи в психбольницу. Но мимолетное чувство вины возвращалось при любом упоминании о психах. Вскоре представился случай узнать подробности дела, которое я подняла из архива, будучи уже на следственной практике. Виновным признали второго наркомана. Он якобы столкнул друга в яму, а когда Настя спустилась туда, чтобы помочь, вытащил лестницу наверх. Следом забил косячек, заснул, и все забыл. Разумеется, я не поверила: злополучную лестницу не под силу было вытащить одному человеку – только вдвоем… А фигура второго напрашивалась сама! Ну, что делать с этим знанием? Разве можно исправить непоправимое? Диагноз Насти окончательный! С больной совестью я прожила много лет. Потом как-то незаметно круговорот дел и событий задвинул воспоминания о тех днях в темные чуланы памяти. И вот прежний кошмар вернулся и накрыл с головой. Да еще фотография в Интернете – сытого, самодовольного хозяина жизни – владельца строительного бизнеса! И как это получилось в нашей несчастной стране: после очередной революционной пертурбации сливки достались бывшим аппаратчикам, большим и маленьким ворам и воришкам. Да взять хотя бы "упыря "! В стародавние времена он крепко дружил с армянскими бригадами и делил с ними государственные денежки. Ходили слухи – сдали его подельники, но секретарь обкома помиловал. А сейчас и секретарь, и ворюга очень даже высоко ползают… Но теперь я знаю, что делать! Есть у меня несколько левых электронных адресов. Вот и буду отправлять с них сообщения для Сытого господина с таким текстом " Я знаю, что произошло на объекте седьмого марта 19…года в городе N." Хотя морального урода и садиста этим не прошибешь. Надо думать над текстом! Мое оружие отныне - Слово! А чувство вины я сублимировала в рукопись, которую постараюсь отправить по некоторым адресам. Последнее время я много думала о возмездии. Срок давности для преступлений установили юристы: по прошествии большого срока полностью утрачивается доказательная база, а без нее нельзя осудить преступника. Но для людей причастных, совестливых, срока давности не существует! Значит, у меня есть ПРАВО НА ВОЗМЕЗДИЕ...


Cвидетельство о публикации 237662 © Юстина Грин 09.03.09 08:45

Комментарии к произведению 5 (2)

нравится, так как в Вас мало штампа и пошлости)))

  • Georg
  • 29.04.2011 в 16:16

Я не обиделся, Галя. Просто каждый смотрит на вещи своим, особенным, взглядом...

Спасибо, что заглянули! Поняла, Что ваш взгляд на мои вещи не особенно Особенный :)

Рассказ очень интересный.

По поводу возмездия........ так ему все эти письма до....звизды.

Уроды, они и в Африке УРОДЫ!

Он себя сто раз уже оправдал.

А девушку жалко искренне.

У меня такое чувство, что последнее время Уроды, сделали пластику, Так сразу их и не распознаешь...

Всё правильно, коллега.

Срок давности привлечения к ответственности, всего лишь юридиеская категория. Никакого отношения к справедливости не имеющая - равно как и исковая давность, введены только для облегчения правосудия, его экономии.

Иезуитская категория, надо сказать.

К совести, кстати, она тоже никакого отношения не имеет.

Срока давности у правды нет.Справедливость - это развитой инстинкт (рефлекс) мести. Очень правильный и базовый для общества, которое хочет считаться обществом нравственных людей.

Отличный рассказ, очень жаль Настю. Там Вы хороший термин ввели "запах бедности и горя". Да, у них есть запах.

Спасибо за отзыв. Мщение - личная проблема героини, ее совести. Вообще у каждого жителя России и бывшей империи есть свой счет. А платить по счету кто будет?