• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

Сакура

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Сакура

   Тусклая лампа освещала просторную комнату синеватым мягким светом. Небольшое окно справа было зашторено белыми полупрозрачными занавесками, которые колыхались от сквозняка. Такие же белые стены не давали возможности улететь, принуждая акцентировать все внимание на себе. Мы разговаривали уже двадцать минут. Воздух на девяносто пять процентов уже заполнился ее мыслями.

   - Как ты хочешь, чтобы мы тебя называли?

    - Сакура, - ответила она.

   С этого все началось.

   - Закрой глаза на минуту и скажи, что первое придет тебе в голову.    Минута прошла, как всегда быстро и точно, уложившись в 60 секунд.

    - У меня родители дебилы.

    - Дебилы?

   - Да, я из-за них даже не могу привести парня в дом.

   - У тебя есть парень?

   - Сейчас уже никого. Но были же. И я не могла спокойно привести их в свою квартиру.

    - Почему?

   - Потому что они дебилы. Мать вроде нормальная. Но это только на первый взгляд. Наверное, потому что она живет с отцом. Он тоже нормальный, но до первых ста грамм. Я знаю, что он неплохой, даже хорошо знает историю, я иногда даже думаю, что смогу с ним поговорить. Но потом вспоминаю...

    - Что вспоминаешь?

   - Мы однажды подрались. Я сейчас занимаюсь ушу. И теперь знаю, как во время "убрать себя". Мне нравится это выражение. Когда он напился в очередной раз, я ему заехала в челюсть, и он упал. Наверное, в этом году я не смогу участвовать в первенстве страны, я только недавно пришла в секцию. Но поставила себе цель уже на следующий год выступить вместе со всеми.

   - Тебе нравится там?  

  - Да, я давно этого хотела и очень долго собиралась. И теперь я знаю, как "убрать себя". Правда, мы там не деремся в привычном понимании... хотя недавно мне заехали палкой по голове.  

  - Палкой?  

  - Да. Однажды мы, как всегда тренировались, приседали и выполняли прочие упражнения, и нам вдруг выдали палки! Что-то вроде толстых шпаг из дерева. Ну вот, все сразу обрадовались и стали ими размахивать, и мне кто-то заехал по голове.

   - Что тебя там привлекает?

   - Первое - это то, что я могу "убрать себя". И знаю много всего интересного.

    - Например?

   - Тренер как-то рассказал о методе, который использовал один мудрый человек.

   - Расскажи.

   - Жил-был один дед, который занимался боевыми искусствами. И у него был ученик. И три года он его ничему не учил, а использовал единственный метод. Чтобы парень ни делал, учитель бил его палкой. Абсолютно, сядет ли он поесть, почитать, пойдет ли в туалет, как появлялся дед со своей палкой и бил его. В итоге, через три года, парень был готов ко всему и научился "убирать себя" в любой момент. По-моему, хороший метод.

    - Тебе нравится твой тренер?

    - О, да, сенсей... все девчонки в него влюблены и выясняют, женат ли он.  

  - Твоим родителям нравится то, что ты занимаешься ушу?

   - Моим родителям? Я даже не уверена, знают ли они про это. Отец точно не знает... а мать... мать может знать, я ей кажется сказала, когда записалась. Но, по-моему, она уже забыла.  

  - У тебя с ней хорошие отношения?  

  - Когда как. Я никогда не держу зла, если что-то происходит. Я просто понимаю, насколько мы разные люди.

   - Поясни.  

  - Она мне все время повторяет, что я никогда не выйду замуж, и что все мужики сволочи. Что любви нет, и что даже если я с кем-то буду серьезно встречаться, он обязательно окажется козлом и меня бросит.

    - Как ты это воспринимаешь?

   - Никак. Я очень снисходительно отношусь к своей матери. Если она так говорит, то она несчастная женщина.

   - Почему ты так думаешь?

   - Я думаю, она так говорит, потому что живет с моим отцом. Уйти ей от него некуда, выгнать она его тоже не может - он прописан в квартире. Остается только закрываться. Но это тоже, как правило, не помогает. Так что ее дни сочтены. Как я могу злиться на нее? Все что осталось у матери - это ее работа. Она неплохо зарабатывает. Еще она говорит, что людям нельзя верить, и что ни тоже все уроды.

   - А как ты относишься к этому?  

  - Тоже никак. Раньше меня это очень злило, теперь я понимаю, что такие, как моя мать, просто не в состоянии думать по-другому. Им так выгоднее думать. Но я с этим не согласна, поскольку знаю, что это не так.

   - Знаешь?

   - Да, знаю. Я несколько раз убеждалась в том, что мир не без добрых людей.

   - Что для тебя сейчас самое важное в жизни?

    - Моя работа.   

 - А учеба?

   - О, с этим покончено. Я учусь только ради диплома. И причем не скрываю это. Моя мать платит за мое обучение, и еще я доучиваюсь для того, чтобы ее не хватил удар, если она вдруг узнает, что меня выгнали.

   - Как к этому относится твоя мать?

   - Когда в каждую сессию ей звонят домой из деканата и рассказывают о моих несданных зачетах или экзаменах, она устраивает скандалы. Еще она любит повторять, что делает все ради меня, что платит большие деньги, а я сволочь...

   - А какие отношения у тебя тогда с преподавателями?  

  - Я перестала ходить на занятия, потому что поняла, что это не моe. Зачем тратить время? И я в открытую говорю это преподавателям. Они, как правило, очень бесятся из-за этого. Только не могу понять, почему.

   - Что ты им говоришь?  

  - Я говорю, что мне не нужен их предмет и что я доучиваюсь только для того, чтобы получить диплом. Поскольку высшее образование очень важно. Но по большому счету мне наплевать. Если меня и выгонят, мне будет все равно. Не могу представить глаза матери. Я недавно прочитала одну книжку, и поняла, что хочу научиться шить. Как только я закончу (если закончу) университет, я пойду в училище, где готовят модельеров. Сначала я хотела научиться рисовать, у меня даже что-то стало получаться. Но когда я увидела, КАК рисуют другие, поняла, что мое рисование полный отстой. И бросила этим заниматься.

    - Твоя сестра тебя поддерживает?  

  - Моя сестра? Она очень странный человек.

   - В каком смысле?

   - Я не хочу говорить о ней плохо, но она деградант. Она не знает, кто такой Гагарин, и за всю жизнь прочитала только одну книжку. Это была, кажется, "Алиса в Зазеркалье". И то, читала она ее года три, не меньше.

   - В этом заключается ее странность?

   - Не совсем. Сейчас она поступила в институт и сдала сессию на пятерки. Тем самым, она захотела доказать что-то другим.    - Какой же она тогда деградант?    - Да, она хорошо отучилась один год, она учит лекции, но... она ничего не читает, она ничего не делает в жизни, ничем не увлекается и не занимается. Сидит в четырех стенах и все. Я пыталась ее куда-нибудь вытащить, но это бесполезно. И она не хочет работать. Учиться для нее единственный выход быть "хорошей дочерью", жить в мире с родителями и продолжать ничего не делать.

    - А в чем заключается твоя работа?

   - В общении с людьми. Я состою в одном молодежном движении, и мне приходится общаться с сотнями людей.

   - Тебе нравится это делать?

    - Да. Еще я недавно подумала о том, что общение с людьми - это самое главное в жизни. Для чего еще жить? Любовь разве что...  

  - Деньги тебя не интересуют?

    - Конечно, деньги облегчают многое в жизни. Но я еще не встретила ни одного счастливого человека, который во главу угла ставил деньги. Они работают, и они счастливы. Они зарабатывают, имеют все и перестают быть счастливыми, поскольку деньги - это не предел.  

  - А что предел?

   - Самосовершенствование и духовное развитие.  

  - А что ты начала о любви?

    - То, что жить стоит еще ради любви, но это тоже общение. Духовное саморазвитие тоже невозможно в четырех стенах. Все познается в общении. И общение с разными людьми - это самое дорогое, что у нас есть.

   - Ты удовлетворена своей работой?

    - Полностью. Порой, бывает трудно, но мне это нравится. Меня показывают по телевизору, у меня берут интервью. Я себя вижу на экране и понимаю, что чего-то достигла в этой жизни. Однажды мы организовывали один из митингов, и я шла впереди в черной одежде с флагом, на котором изображен Че Геварра. Это было круто. Я не могу объяснить, что именно, но закрытое ото всех лицо черным шарфом и этот флаг наполнили меня какой-то силой и энергией.

    - Ты как-то помогаешь людям?

    - Стараюсь. Иногда мне это необходимо сделать, и я это делаю.

   - Сможешь привести пример?

   - Думаю, да. В День победы мы поздравили всех ветеранов. У нас есть ветеранское движение, и потом все эти дедушки пришли и плакали у нас на плече. Мне было трудно три дня подряд сидеть и подписывать открытки, но потом, когда я увидела, насколько им это было важно, у меня появились тройные силы.

   - Ваше движение занимается только местными проблемами?

   - Конечно, нет! Недавно по всему миру проходила акция поддержки арестованного буддийского монаха, которого хотят казнить в Китае. Нам пришел факс с телефонами китайского посольства. И я позвонила туда с просьбой отменить смертную казнь.

    - Ты думаешь, ты ему помогла?

   - Я? Не знаю, насколько важен был мой голос. Но я знаю, что со всего мира туда позвонила не одна тысяча человек, и поэтому, вкупе с общей силой, я начинаю обретать собственный вес.  

  - Ты твердишь об общении. Но почему ты отказываешься от профессии журналиста? Это разве не общение?

    - Это принудительное общение. Здесь я общаюсь с теми людьми, которыми хочу. Если мне не нравятся те или иные люди, я сразу говорю: "Извините, ребята, но я этим не буду заниматься". А журналистика - это грязь, зависть, злоба и творчески нереализованные люди. Это покупка и продажа информации.  

  - Поясни?

   - Одни люди платят за то, чтобы о них написали. Другие зарабатывают на этом. Вот и все. И информация перестает быть информацией. Она превращается в нужные определенным людям факты и события.

   - Что входит в твои ближайшие планы?

   - Проколоть бровь.  

  - Бровь?

   - Да. Я встретила одного знакомого парня, который делает татуировки и пирсинг, и он мне сказал, что прокалывать губу или нос - это попсово.

   - Не боишься боли?  

  - Честно сказать, побаиваюсь. Но для меня сейчас это важно.

   - Что важно?

    - Проколоть бровь. Точнее, пойти и совершить этот шаг. У меня осталось совсем мало времени, и я хочу успеть.

   - Что успеть?

   - Проколоть бровь, попробовать это.

   - Почему ты говоришь, что у тебя мало времени?

   - Потому что мне сказали дома, что я должна буду сама себя обеспечивать, сразу как только закончу университет. Они мне помогут, мать устроит на работу. И я буду стоять где-нибудь в строгом костюме с табличкой "менеджер". Я обречена.

    - Ты считаешь это обречением?  

  - Да, это обречение, обречение моей души.  

  - Ты ведь очень молода, у тебя все впереди. Откуда такие мрачные мысли?  

  - Впереди у меня табличка "менеджер". Но меня спасает то, что я молода. Иногда меня пугает то, что я повзрослею, заработаю денег и стану похожа на свою мать. Боюсь растерять свою свободу. Но сейчас у меня еще есть время. И оно заставляет меня жить настоящим.   

Cвидетельство о публикации 23655 © Беликова С. 17.02.05 00:49