• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Пособие для экскурсоводов, составленное при жизни и собственноручно, после осмотра музея А.С. Пушкина и осознания, что жизнь известных людей по большей части выдумана последующими поколениями и имеет мало общего с реально жившим человеком.

Мельбурн 2300-й год.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
   Уважаемые господа, мы с вами находимся в мемориальном музее известного русского писателя Грязнова Михаила Александровича, в городе Мельбурн. Итак, начнем. Родился Михаил Александрович на исходе 20 века и на входе в зал вы видите объемное изображение детской коляски, в которой сидит маленький Миша. Голограмма изготовлена со старинных фотографий, поэтому нам пришлось серьезно потрудиться, чтобы вы увидели в руках будущего писателя видеопанель с началом произведения Александра Сергеевича Пушкина: "Я помню чудное мгновенье". Пушкин был очень близок семьей Миши, и знаменитое стихотворение посвятил его сестре - Анне Керн.
   Теперь взгляните на противоположную стену, здесь находится картина, созданная при жизни писателя во время прогулки по лесу. Она так и называется "Утро в сосновом бору". По мнению экспертов, Шишкин изобразил в виде семьи медведей самого Михаила и его жену Татьяну Китаеву. Это полотно - аллегория, в которой Татьяна выступает в роли медведицы, а рядом с ней по заваленному бурей дереву, ползают Михаил со своим братом Кузей. Справа от основной группы на тоненьких задних ножках стоит, как полагают искусствоведы, будущий поэт Патрик Власов, мы видим, как он вытянул кверху мордочку и внимательно слушает Михаила.
   О Патрике Власове мы будем говорить еще не раз, поскольку он сыграл немаловажную роль в жизни Михаила Грязнова. В отрочестве Патрик был вынужден прервать обучение в церковно-приходской школе, и нанялся подпаском на птичью ферму. Каждый день юноша приносил из дома небольшую котомку с мамалыгой и в тени развалившегося коровника, поедал кукурузную кашу на виду у вечно голодных птиц. Гуси особенно люто возненавидели не по годам прожорливого подростка и однажды, когда Патрик дремал после сытного обеда, они напали на сонного мальчика, зверски искусали и загнали в реку, где его подобрала большая и дружная семья бурлаков. Женщин в этой семье не было, поэтому Патрика приняли, как родного и прощали ему многие слабости и даже разрешали читать перед сном книжки. Именно здесь, возле догорающего костра, Патрик впервые прочитал рассказы Михаила Грязнова. Помните его первые стихи:
   Я себя под Маяковским чищу -
   Шляпу, ботинки и даже пальто,
   Дал бы мне Господи силу большую,
   Я б и Грязнову начистил табло.
   Мы видим, что юноша уже тогда, на берегу Днестра, осознал, что его место рядом с Грязновым, чтобы чистить ему табло, ботинки и шляпу. И мечта Патрика сбылась, когда ему исполнилось двадцать восемь лет - однажды, молодой человек вместе с баржей груженой контрафактным молдавским портвейном прошел от Кишинева до набережной Обводного канала в Санкт Петербурге, где и повстречался с Михаилом прогуливавшимся с огромным персидским котом на поводке. В этот день Патрик променял беспечную жизнь бурлака на тяжелую долю грузчика в винно-водочном магазине, в подвале которого в то время жил Михаил. Долгими зимними вечерами, лежа на отсыревшей за день раскладушке, Патрик точил и чистил сохраненные после памятной битвы гусиные перья. Этими перьями и создавались бессмертные творения Грязнова, именно здесь Патрик написал свое второе стихотворение:
   Событья людьми омраченные
   В тусклых залежах ящиков склада
   Как дурак я тружусь здесь один
   Будто мне больше всех это надо.
  
   Покупатели бродят с корзинами,
   На меня даже взгляда не бросят
   Не считают нас здесь за людей,
   Тех, кто выпивку в зал им выносит.
   Кстати, о Санкт-Петербурге. Обратите внимание на копию скульптуры Церетели "Петр Великий", Оригинал композиции по сей день находится в Москве, которая до некоторых пор была столицей России. Однако, после смерти Грязнова, Москва потеряла былое величие и указом тогдашнего президента России Владимира Ленина, была перенесена на Дворцовую площадь в Санкт-Петербурге. Теперь внимательно посмотрите на основание скульптуры и вы заметите, как маленькая фигурка у подножия Петра тянет к нему изможденную слабую руку. Фигура вылеплена с прижизненного оттиска на двери вагона метрополитена и изображает дядю Патрика Ефима Лазарчука.
   Как же появился Ефим в жизни писателя? В то время, когда Патрик Власов возмужал, что затачивал по десятку перьев за день, он выписал из Барановичей своего дядю Ефима, которого поселил в дворницкой дома на проспекте Пролетарских Большевиков. Дядя Патрика быстро освоился в столичном городе и нанялся жарить шашлыки к хозяину местной корчмы Магомеду.
   Ленивый от рождения Ефим имел пытливый ум и не был чужд литературных талантов. Уже под утро, когда последние гости из кафе Магомеда расходились по домам, Ефим доставал из-под прилавка маленький древний компьютер, оставленный кем-нибудь из рассеянных клиентов, и начинал острой палочкой выцарапывать на экране монитора знаменитые чеховские строки: "Приезжай, милый дедушка, Христом богом тебя молю, возьми меня отседа. Пожалей ты меня сироту несчастную, а то меня все колотят и кушать страсть хочется, а скука такая, что и сказать нельзя, всё плачу...". Потом он запечатывал компьютер в жестяную коробочку от леденцов и отправлял своему дедушке в Бердичев.
   Быть может от того, что дедушка не умел читать, а может обижался, что Ефим вечно путает Барановичи с Бердичевом, он не читая продавал присланные компьютеры окрестным жителям, поэтому и остался Ефим в Санкт-Петербурге, став впоследствии одним из лучших биографов Михаила Грязнова.
   Когда писатель узнал, что дядя Патрика прозябает в нищете, питаясь свиной вырезкой и салом, он пристыдил точильщика перьев и пригласил Ефима в обучение, чтобы тот смог досыта поесть ржаных сухарей и изучить азы литературной грамоты. Обратите внимание, на стене висят теплые ажурные колготки, в которых Лазарчук приходил столоваться к Михаилу Грязнову. Колготки были переданы праправнучкой Ефима Лазарчука в дар нашему музею и поныне хранятся как бесценная реликвия. По семейному преданию, именно в них Лазарчук написал бессмертное произведение "Кафе "У Кузи", прототипом которого стал небезызвестный шалман Магомеда.
   Следующий зал посвящен Татьяне Китаевой. Среди историков бытует мнение, что Татьяна и Михаил вообще никогда не встречались и право быть женой Михаила, она приобрела по почте. Китаева была известным в то время специалистом по обручальным кольцам и брачным обрядам аборигенов. Я напомню, что так называемая церемония бракосочетания была весьма болезненной - женщина прокалывала мужчине сердце и вставляла туда золотое кольцо, к которому приковывала мужчину. Обряд проводился в жертвенных залах при большом стечении родственников и друзей - одни приходили прощаться с мужчиной, другие радовались за женщину. Потом они совместно употребляли алкоголь и сходились в кровавой драке. Теперь нам кажется изуверским этот страшный обычай, после которого мужчина, зачавший женщине ребенка, начинал быстро чахнуть и умирал. Бытует мнение, что вовсе не войны привели к нынешнему демографическому кризису, а умерщвление мужчин обрядом кольцевания.
   На этом стенде вы видите старинную свадебную поздравительную открытку с двумя скрепленными между собой кольцами, над которыми изображены ангелы, забирающие в рай душу мужчины. По краю открытки, тиснением выполнены белые поминальные цветы с золотыми ленточками.
   Но вернемся к Михаилу Грязнову. В детстве и юности писатель жил на побережье Черного моря в Крыму, где в смутные годы конца 20 века, царила разруха. На улицах лежали умершие от голода крабы и мидии, но Михаил был сообразительным юношей и наладил импорт ракушек в Турцию, где из них мастерили роскошные ювелирные изделия благодаря чему, Турция буквально поднялась из руин и смогла восстановить Собор Святой Софии, паломничество к которому продолжается по сей день. Позднее на восточной стене собора была установлена фреска - Михаил вручает архимандриту Федору Константинопольскому грузовик мидий для отделки купола собора перламутром.
   На вырученные от продажи мидий деньги, будущий писатель закупил два мешка турецкого шоколада и пешком двинулся в голодный в ту пору Санкт-Петербург. В пути Михаил поменял один мешок на новые лапти и два ящика этилового спирта, которым холодными осенними вечерами, разжигал в степи костры. Последняя шоколадка из второго мешка была съедена в маленьком городке Бологое, расположенном на окраине Санкт-Петербурга. Именно там, обессилевший от недоедания писатель , на всю жизнь невзлюбивший шоколад, рискнул сесть в поезд. Его впечатления от этой поездки были замечательно отражены в рассказе "Охота на зайцев".
   В этом зале мы видим маску для подводного плавания и пылесос, с помощью которых первое время Михаилу пришлось добывать пропитание в Санкт-Петербурге. Секрет такого добывания пищи нынче утерян, и нам остается лишь догадываться, каким образом Михаил пылесосил рыбу в окрестностях Петербурга, чтобы прокормиться самому и накормить почитателей своего таланта, собиравшихся на ночные чтения во втором отделении милиции на Садовой улице.
   Обратите внимание на два великолепных яйца фабрики Карла Фаберже из Пекина. Яйца утопают в драгоценном меху горностая, а маленькие рубины по периметру символизируют капельки кошачьей крови. Если пощекотать яйца малахитовой палочкой, они увеличиваются в размерах и раскрываются. В правом яйце мы видим изящно выполненный портрет зрелого лысоватого мужчины с вытянутым от изумления лицом и черным носом. Это бессменный точильщик перьев Патрик Власов, испачканный чернилами, вытекшими из старенького монитора. В левом яйце мы видим портрет обаятельной женщины лет двадцати в ластах и скафандре для подводного плавания, это жена Патрика Татьяна Китаева. В начале 21 века у Татьяны родился новый сын, ставший впоследствии известным художником-иллюстратором жизни своего двоюродного дяди Ефима Лазарчука в комиксах. Патрик назвал сына Татьяны в честь своего дяди Ефимлазарчук.
   Многие спрашивают: а почему музей находится именно в Мельбурне? Михаил с детства мечтал о путешествиях по миру, особенно страстно мечтал попасть в Австралию, чтобы покормить конфетами "Мишки на севере" сумчатых медведей и полюбоваться стадами диких кенгуру. И когда мечта осуществилась, писатель купил небольшой коралловый остров с уютным бунгало на берегу живописной лагуны. На фотографии вы видите, как выглядел дом до того, как на остров началось паломничество, и был открыт первый туристический маршрут.
   Так что же произошло в жизни писателя на исходе первого десятилетия 21 - го века? Нам достоверно известен лишь сам факт - в один прекрасный день, Михаил проснулся очень удачливым человеком. Никто, даже сам писатель не мог объяснить, как получилось, что с этого дня к Михаилу начали стекаться огромные денежные суммы, а даже изначально провальные начинания, затеваемые с тех пор писателем, заканчивались финансовым и моральным успехом. Некоторые историки полагают, что это были деньги и поддержка участников тайной ложи "Мудрое слово Моисея", кто-то полагает, что огромное, практически неиссякаемое наследство или выигрыш в национальной лотерее. Но наши специалисты считают, что богатство и удачливость писателя стали результатом деятельности мистически настроенного Патрика Власова. С муляжом гуся, висящим под потолком и связана следующая удивительная история.
   По дошедшим к нам сведениям, Патрик был крайне неудовлетворен материальным положением и каждый раз, возвращаясь в подвал, заливал его горючими слезами, сокрушаясь о своей нищенской доле. Михаил, был не в силах смотреть, как отваливается сыреющая в углах штукатурка и цветет от сырости плесень на клавиатуре компьютера и однажды предложил Патрику вместо зарплаты магический ритуал по которому нужно было ощипать самого жирного гуся, купленного у поставщика Императорского Двора и развеять перья на семи ветрах в ночь перед Рождеством.
   Дальнейшее нам известно из автобиографической книги Татьяны Китаевой "Обручальное кольцо - лучшее украшение для мужчины", вышедшей в первой половине 21 века. Бедный Патрик украл гуся в лавке купца Елисеева и морозной Рождественской ночью ощипал его на перекрестке Невского и Лиговского проспектов возле железнодорожного вокзала и стал читать древнее славянское заклинание: "Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Как неиссякаем от восхода до заката в этом месте со всех сторон дорожный затор, так неиссякаема будет река материальных благ и счастья, полноводно стекающая ко мне во веки веков! Аминь!"
   Однако, на последних словах, явились приказчики от Елисеева и били несчастного батогами по обнаженному во время обряда телу в присутствии веселящейся публики. Вот как отозвался Патрик своими стихами на эти трагические события:
   Разметало птичьи перья
   Света белого не видно
   Батогами меня били
   Очень больно и обидно
   "Батоги" это короткие светящиеся в темноте черно-белые палки, которыми служители закона наказывали нарушителей, избивая их на месте происшествия. На фотографии вы видите такую палку в руках человека в синей униформе с погонами и теплой шапке с приделанными к ней заячьими ушами.
   По всей видимости, расправа над Патриком изменила механизм воздействия заклинания, направив его на Михаила Грязнова. А может быть, так пошутили с Патриком могущественные силы, призванные им в помощь. Но, тем не менее, как только писатель разбогател, он увеличил Патрику денежное содержание за чистку перьев и купил замечательные кожаные ботинки, которые вы можете увидеть под этим пуленепробиваемым стеклом витрины.
   Следующий зал посвящен деятельности писателя в период, когда Фортуна повернулась к нему лицом во всей своей красе. Перед вами чучело раввина из Нью-Йорка Петра Лаевского. Как гласит легенда, раввин прибыл в Санкт Петербург, чтобы обратить Михаила в иудейскую веру и убедить внести пожертвования на строительство клиники для обрезания мексиканских гастарбайтеров, обитающих в джунглях Большого Яблока. Влиятельный гость из Нью-Йорка мог с легкостью построить на собственные деньги несколько десятков подобных заведений, но традиции требовали участия в сомнительном проекте средств со стороны. Поэтому целый месяц красноречивый иудейский раввин и русский писатель обсуждали трагические судьбы своих народов, пили попеременно русскую водку и самогон, заправляя их чесноком с укропом, привезенным раввином в качестве гостинца. У нас хранится древний берестяной свиток с рассказом о том, как превратить национальный русский напиток "водка" в традиционный еврейский "пейсаховка". За небольшие деньги мы предлагаем записать рецепт чудесного напитка, а деньги полученные администрацией музея, пойдут на счета наследников Петра Лаевского, делающих таким образом свой маленький бизнес на памяти предка.
   Итак, в горлышко свежеоткрытой бутылки водки, насыпаем 5-6 мелко нарезанных зеленых стеблей укропа, проталкиваем туда же два порезанных на кусочки зубчика чеснока средних размеров, и даем настояться 1-2 часа. После разливаем по рюмкам через золотое чайное ситечко. Водку и укроп с чесноком вы можете купить у прапрабабушки Петра Лаевского, которая торгует ими возле выхода из музея.
   Дальнейшее развитие проекта Нью-Йоркского раввина приняло неожиданный оборот - после затяжного общения с Михаилом он осознал, что Бог не для того создавал человека по своему образу и подобию, чтобы тот впоследствии себе чего-нибудь обрезал. И Петр Лаевский стал основателем первой в мире клиники по пришиванию крайней плоти. Писатель спонсировал богоугодное дело и со всего мира в клинику потянулись несчастные страдальцы, лишенные по своему недомыслию немаловажной части тела.
   Патрик Власов, несколько повредившийся рассудком со времени проведения колдовского обряда, предложил использовать в качестве имплантата кожу с шеи гуся. На удивление, это оказался идеальный материал и в дальнейшем дела клиники пошли настолько успешно, что некоторые клиенты требовали пришить им не только кожу, но и всю гусиную шею. Оставшиеся от операций птичьи тушки бывший раввин продавал с черного хода Ефиму Лазарчуку, который набивал их тушенной тыквой и подавал запеченными в уже собственном кафе под названием "Фаршированный Кузя"
   Полученная от внедрения "гусиной" технологии прибыль, дала возможность компаньонам купить Патрику новые ботики взамен переданных в музей и теплые домашние тапочки, в которых Власова отправили в санаторий на Карибских островах для поправки психического здоровья. На этой фотографии вы видите Патрика Власова в тапочках c гусем подмышкой, ступающего на трап самолета, отбывающего во Владивосток. Рядом стоит Петр Лаевский и его жена Татьяна Китаева с маленьким Ефимомлазарчуком.
   И обратите внимание на макет развалин первой в мире клиники по пришиванию крайней плоти, разрушенной по проекту архитектора Дмитрия Самойлова. Здание было снесено в 22 веке с целью сохранения для потомков развалин уникального памятника истории и культуры.
   В последнем зале музея помещены копии старинных фотографий с изображением памятных моментов из полной приключений жизни писателя и его друзей. Здесь же находятся голограммы высоких творческих наград за литературные произведения и снятые им фильмы, с триумфом обошедшие экраны мирового кинопроката.
   А сейчас я предлагаю выглянуть в окно - посредине огороженной территории стоит памятник Трюфельной Свинке, героине сказки Михаила Грязнова, любимице детей всего мира. Памятник выполнен по заказу голливудской кинокомпании "Голден Метро" скульптором Клодтом Ван Дамом и напоминает известную композицию на Аничковом мосту в Санкт-Петербурге "Укрощение коня человеком", отлитую предком скульптора Петром Карловичем Клодтом.
   Памятник состоит из четырех частей, в каждой из которых фигура автора сказки и Трюфельной Свинки. Первая скульптурная группа изображает Свинку, пытающуюся съесть раскопанный трюфель и Михаила с трудом удерживающего оголодавшего поросенка. Вторая композиция олицетворяет рвущуюся на свободу Свинку с оскаленными зубами и свободолюбиво направленным в небо пятачком, только крепкие руки автора, вцепившиеся в шлейку вздыбленной Свинки, не дают ей удрать. В третьей группе мы видим, как Михаил отгоняет от Свинки кабанов. Посмотрите, как истекающие слюной самцы, подбираются к доверчивой Свинке, а Михаил лупит бесцеремонных животных совочком для раскапывания трюфелей. Четвертая композиция изображает воспарившую Свинку с большими белыми крыльями и сидящего на ней Михаила. Это аллегория с Пегасом, дающим вдохновение писателю. И именно в таком исполнении вам знакома фигурка "Крылатой Свинки", которой руководство компании Ролс Ройс заменило небезызвестную "Летящую Леди", стоявшую 200 лет назад на капотах автомобилей этой престижной китайской фирмы.
   Михаил прожил полную приключений жизнь и скончался в глубокой старости, полный творческих и физических сил, в своем любимом кресле на берегу лагуны. Кремировали его под кокосовой пальмой по обычаям австралийских аборигенов, а прах был развеян над Океаном.
Cвидетельство о публикации 225899 © Грязнов Михаил. 06.12.08 01:06

Комментарии к произведению 10 (17)

Миша, привет!

Приглашаю в гости!

Подробности на

http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=240022

Спасибо, Сергей!

Если ничто не испоганит моих планов, приду. Только напомнить будет нужно, а то вылетит из дырявой башки:-)))). Песни просто супер!

ОК!!! Жду!

Михаил, здравствуйте! Я проморгала Ваш день Варения, а ведь он совсем рядышком с моим! Позвольте мне исправиться и поздравить Вас (лучше поздно, чем никогда).

Желаю Вам плодовитости, юморнутости и добрячества!

А также поздравляю Вас с уже наступившим Новым годом!

Спасибо, Аня, это совсем не страшно:-)! И Вас с Новым Годом - здоровья и удачи!

Добрый день, Миша!!!

С Днем Рождения Тебя!!!

И всяческих Тебе благ, а также здоровья - оные блага потребить и переварить!!!

С теплом,

Сергей

Спасибо, Сергей! То и другое, крайне полезно и необходимо:-) Удачной презентации книги!

дядя Миша, я вас!!!!.... (остальное по телефону)))

племянница)

Привет, Племяшка! Спасибо! "По телефону" это что? Неужели секс? :-))))))

Дядя Миша, что, с годами ничего не меняется? Всё так же "Лолита" - настольная книга?..ЭЭэх..)

У меня "настольная" книга про Буратино. Не поверишь, но всем знакомым женщинам нравится:-)

Миша, с днем рождения!

Здоровья, здоровья и еще раз здоровья - а остальное и сам добудешь. Друзья есть, читатели тоже, что еще надо литератору, чтобы достойно встретить ДР?! Разве что принять предложение Китаевой...

С уважением, Д. Лавров

Спасибо Дмитрий! Предложение Китаевой принял давно и безоговорочно, но пока мы с ней в этой жизни еще не виделись:-). А здоровье на самом деле важная щтука, еще раз спасибо! Удачи!

Уважаемый Михаил!

Разрешите поздравить Вас с днём рождения и пожелать всего самого-самого наилучшего! И (чуть-чуть забегая вперёд) пускай грядующий год будет прекрасным, незабываемым, полным чудесных сюрпризов - одним словом, неоБЫКновенным годом для Вас!

С теплом,

Рубен.

Спасибо, Рубен! Удачи и Вам тоже!

Михаил.

А Таня знает, что уже замужем? А Пушкин в гробу не перевернется?

Татьяна была уведомлена за месяц до события. Пушкину звонил, к сожадению, он пока "вне зоны доступа", но я оставил сообщение. Хуже всего с Лазарчуком - очень капризен.

Танюха, "мужская солидарность" и "женская" это просто мифы! Ты выдержишь, не боись, все будет супер, я это точно знаю:-)

Миша, я, конечно, не против твоего музея, но есть один момент, о котором я тебе написал на ящик. Я думаю, ты со мной согласишься.

Ефим.

Не согласен, ладно. Придется писать, как было на самом деле. О том, как ты рос непослушным, чуть не сказал мальчиком, это выяснилось позже, и как мешал мне писать "Кузю" со своими вечными: А когда я вырасту, я буду мальчиком?

Ефим.

"Согласен-не согласен"... буду я еще у героев своих рассказов спрашивать их согласие. Ты думай, что говоришь-то! Сам прикинь, если бы я у Кузи спрашивал, можно ли я на время сделаю его кошкой.