• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Воины

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Опаленные недавней стужей, воробьи радостно вещали на всю округу: "Жив, жив!" Предпраздничный, февральский день радовал. Яркое солнце еще не грело, но уже и не поддерживало своей божественной беспристрастностью испытания матушки - зимы. Хватит на тешилась.....

Женщины сновали в торговых рядах в поисках не дорогих, но значимых подарков ко "Дню защитника Отечества". Наконец-то нас уравняли в правах красным днем календаря, к тому же в этом году особенно подфартило - впереди прицепом еще и трое суток отдыха. Слегка в подпитии после традиционного официоза на работе по случаю праздника я волочился по рынку с надеждой наткнуться на веники, чтобы отправиться немедленно в баню, где традиционно, в этот день, собиралась компания бывших воинов. Воинов, как производная, от функции войны! Это хлесткое, холодное и возбуждающее слово, вот уже который год собирало под сводами старых бань ее участников - от деды Пети до однорукого Стрижа с «Чеченской». Приходили по воину от каждой из последних войн, включая советников Сирии и Анголы.

После парилки пиво лилось рекой; вяленые лещи, подъязки, щуки, ельцы дрались умелой рукой с особым рвением. Неспешная беседа текла сама собой между простыми русскими мужиками, старыми и молодыми, но побитыми этими войнами, которые сильно, как Серега Стриж - и не очень, как майор Бархатов с Анголы, когда садил "МиГ" в Луанде на одно шасси; или Витька, удравший с афганского плена. Ну и я - Володя с баротравмой легких от взрыва американской мины, которую мы обнаружили на глубине 15 метров перед входом в порт Латакию, что в Сирии, обеспечивая противодиверсионную охрану наших судов с солдатами и морской пехотой, переодетыми в штатских туристов.

Ребята ждали меня сегодня как дежурного по бане. Чувствуя, что опаздываю, ускорил шаг, пробираясь через колонны заботливых дам и веселых девчат. Накатило легким ветерком. Он и принес чарующие запахи веников из – за последнего киоска, к которому была припаркована девятая модель Жигулей, застланная шуршащей темно - зеленой листвой березняка с вплетениями разнотравий душицы и чистотела. На багажнике широкими лапами тяжелели пихтовые, которые в парилке идут кому под копчик или в ноги, а кому и для натирания уже прогретого до костей тела. Конечно, ими тоже можно париться, но мои друзья предпочитают традиционный, березовый веничек. По - быстрому рассчитался за пять и один пихтовый для усохшей от старости задницы дяди Пети. Уже было рванул в строну бань, что напротив базара, но она поправила полушалок, и из под него на меня пролилось столько не скрываемой ласки и нежности во взгляде, что стопорнулся и понес несусветную чушь о традициях, пользе русской парилки не только для мужиков, но и их прекрасной половины, зачем-то наврал про Финляндию, в которой никогда и не был.

Ее взгляд зацепил настолько, что в пол-уха слышал спор Стрижа и Витька про игру любимой футбольной команды премьер–лиги Томь в этом сезоне. Медленно цедил пивко и соображал: «Если еще пару раз зайти попариться, то можно успеть встретиться с милой продавщицей веников. Вот олух, раньше не замечал такую женщину! Проблема в том, что ребята скажут."
Деда Петя, закутавшись в простынь, прихрамывая, просеменил по предбаннику до входной двери, чтобы через пару минут оказаться в сугробе.
- Молодца, деда! - Орал, уже захмелевший Витек. - После снежных процедур шуруй прямиком в женское отделение.
- Витя, старик вернется, ты его попроси рассказать историю, как он в немецкой бане с бабами парился, когда по местам былых сражений ездил,- посоветовал я и двинул в парилку, напевая под нос: "Протопи---и ты мне бань--ку хозяюшка--а, я от белло-го света отвы--ык:".

В парилке мое настроение улетучилось. Под слабо освещенным потолком на деревянном полке восседал лысый атлет, сунув ноги в таз, а самое мерзкое - он был к тому же в семейных трусах. Прикрыв глаза и положив руки на колени, поигрывал мышцами, от чего русалка в виде наколки двигала хвостом в густой шерсти на груди. Внизу колдовал над снадобьями из аптекарских пузырьков тощий, молодой парень в наколках покруче, видимо собираясь всю эту отраву вылить в ковш и выплеснуть на раскаленную каменку.
- Уважаемые, здесь вообще-то общественная баня!
- Отец, не гони порожняк, пока Палыч добрый, - "Тощий" обернулся и подобострастно захихикал.
- Шестерит, сука! - Со злостью подумал я и вполне вежливо напомнил "спортсмену" про воду и трусы в сухой парилке, как нонсенс в русской бане. Дальнейший экскурс о правилах поведения закончился прогнозируемым, но неожиданным результатом. Атлет, приоткрыв глаз, с силой схватил меня за ухо и, наклонив к русалке, зашипел: "Козлодрань, ты в баню ходишь бухать, так и вали к своим бичам, а я правлю здоровье. Это первое. Второе, сейчас действительно сниму трусы и отрахаю тебя, чтобы впредь с нравоучениями не лез - понял!»
"Крикнуть братцу успе---ел, подсоби---и",- голос Владимира Семеновича затих в закипающем разуме.
Из под мощного бицепса невидимым движением в точку, называемую Докусен, известную как Докуко или Докко в китайском И-фэн, ушла ярость на кончиках пальцев, концентрированная в энергию моих войн после окончания школы боевых пловцов Халулая в 1982 году.

- Помогите, товарищу плохо! - Я начал поддерживать, сползающее с полка железное тело. Перепуганная "шестерка" бросила занятия с аптекарской дрянью на эвкалипте, и начала на четвереньках, чертыхаясь, карабкаться под потолок, где я с трудом удерживал его отключившегося шефа. Дверь в парилку открылась и в нее ввалилась моя банная дружина.
- Че, за байда! - Стриж закрутил культей и, матерясь, подхватил ковш здоровой рукой, чтобы выплеснуть его за дверью. Витек и Бархатов бросились помогать мне.
- Как же так! А говорил ведь Палычу, что ему так нельзя париться много после тренажеров. Такие пе-ре-грузки для организ-ма, - пыхтел мне в побаливающее ухо Тощий.

Я безучастно смотрел на суету медиков и чистил вяленого леща. Укол в вену; короткий консилиум врачей; двое санитаров с одной стороны носилок, банщик и Бархатов с другой - и больной исчез в дверном проеме, за которым мелькнул красный крест "Скорой помощи". За ними следом припустил Тощий, собрав в охапку вещи и спортивную сумку "Крутого". Бандит или спортсмен, кто их теперь разберет, ощухается минут через двадцать, но не вспомнит, что произошло в парилке – такова особенность точки Докко - проверено.

Наконец все улеглось, и нас поглотил жар парной.
- Рано, салага! - закричал на Стрижа деда Петя, натягивая до самых бровей солдатскую шапку ушанку. - Пусть парок осядет тогда и машись!
- Мазохисты, ухи спалили, - заворчал Витек и полез на полок пониже. Бархатов развалился на самом верху, и я начал двумя вениками чудодействовать над крепкой еще спиной. Сначала легким вращением нагонял свежий горячий пар над клиентом, а затем с силой прикладывался, тут же снимая, и резко протягивал березовыми веничками по телу во избежание ожога. Рядом нещадно себя лупцевал деда Петя, приговаривая: "Ох, родные понеслись! Боже дай нам, что тебе не гоже! Вовка, смотри профессора не зажарь!"
- Может поддать?! - Стараясь перекричать, охи, стоны и шелест, работающих веников, вопил Серега Стриж.
-Пивка в себя поддашь, а здесь хозяева другие!
Десантом мы вылетали по одному из парилки и с криком "За Родину!" падали в ледяную купель бассейна.

Облачившись в белые простыни, словно римляне, восседала за круглым столом и внимательно слушала четверка бывших воинов своего негласного командира майора Бархатова, профессора Томского университета, самого успешного из нашей компании. Его высокий социальный статус абсолютно не мешал встречаться и дружить с нами, теперь самыми обыкновенными военными пенсионерами, среди которых Стриж и Виктор вообще не работали.
- Русскому народу ни за что в мире не простят желания быть самим собой, потому что наше назначение быть другом всех народов, служить им. - Профессор сделал паузу и продолжил: «Дорогие мои друзья, это слова принадлежат великому Достоевскому. В такие же февральские дни 125 лет назад он умер. Прошло уже столько времени, но прав или не прав классик, смотревший на нас через века?». Ответ один. Однозначно прав! Все смотрим теллевизор и читаем газеты, видим реальные угрозы России и старушке Европе. Отсюда логичный вопрос: "Нужна ли профессия воина или не нужна?" В роковые 90-ые прошлого столетия наши псевдодемократы, а точнее рьяные антикоммунисты, ответили однозначно, что нет! Это не заблуждение, это предательство! Каждый мужчина должен уметь защитить себя и свою семью, Родину, простите за пафос, а не бегать по инстанциям, рассовывая взятки, чтобы их чадо не служило в армии.
- Ему хорошо говорить у него две девки! - Сострил Стриж, и тут же получил подзатыльник от деда Пети.
- И один зять, старший лейтенант, сейчас в командировке в Чечне. Серьезно парировал шутку Бархатов, затем улыбнулся и продолжил: "Двое внуков - близнецов, которые уж точно "косить" не будут - гарантирую! За нашу профессию воинов, с праздником! - Пять кружок, выплескивая пену на солдатские руки, со звоном соударились в притихшем предбаннике. К столу потянулись с поздравлениями остальные посетители мужского отделения, расположенного под огромным сводчатым потолком старых бань, некогда называвшимися рабочее - крестьянскими, а потом красноармейскими. Наливали всем!

Вечерело. Синь сумерек смешивалась с синью сугробов. Еще морозило, но уже ласково обдавало красные, распаренные лица. За то прихватило скользкой изморозью гололеда проталины, в которых завывала буксующая"девятка". Решили подсобить бедолаге. На дружное"И раз!"-Жигуль бешено, вращая передники колесами медленно пошел а потом заюлил и резво выпрыгнул под свист тормозов на сухой асфальт. Стриж, потеряв точку опоры, начал падать, увлекая меня и вскоре под смех и "епа мать" образовалась куча - мала. Дверца машины хлопнула; и пока мы поднимались, отряхивались и нахлобучивали друг на друга шапки, женский голосок молил о прощении и одновременно благодарил.

Обернувшись, я встретился со знакомым лучистым взглядом, когда она также женственно, как в прошлый раз, поправляла полушалок, и замер, что перехватило дыхание.
- На базаре не все продала веники и подъехала к бане. Пока торговала здесь, приморозило, и вот застряла,- она опустила глаза. Меня охватил такой прилив нежности и волнения, что я ничего умного не нашел, как спросить: «Что если помогу Вам запарковать машину, а то вот еще раз…»
-Володя, ты с нами?!
- Давайте лучше я всех развезу по домам в честь праздничка! – Она осторожно взяла меня под руку, и, увлекая к Жигулям, стала весело звать всю банную команду.

Переполненная "девятка" неслась по залитому светом городу красивому и старинному городу Томску с красивым литературным названием "Сибирские Афины", где есть, как в древней Греции хорошие бани, настоящие воины и прекрасные Гестии или Весты, кому как будет угодно,- но богини огня домашнего очага, это точно! Значит, стоит жить!
Cвидетельство о публикации 219911 © Старовойтов В. И. 12.10.08 17:03