• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фэнтези
Форма: Роман
Еще шаг - и Империя так и не появится, второй - падет в бессмысленной войне. Против глупости нет надежной защиты, как и от решения венценосцев. Или тех, кто мстит за смерть... Вот только силы неравны.

Падение

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

ПАДЕНИЕ

  
   Иди куда хочешь и умри там, где должен умереть
   (французская пословица)

I. ХЕЙНДРИК

Дом Харит. Эа. Троон

  
   Естественно, я вызвал этого сукина сына на дуэль.
   Джана плакала, и мне не оставалось ничего другого, как успокаивать ее. Банальные слова, что все будет хорошо, станет на свои места и утрясется, но они помогали. Я поцеловал ее в щеку.
   Мерзавец в этот раз так просто не отделается. Путешествовать с острова на остров за счет других и заявлять навигаторам, что расплатится попутчик? По-хорошему, хотя бы половину заплатил...
   Перевозчикам все равно, с кого деньги брать. Главное, чтоб не в долг и не чеканками меди.
   Я чуть не сорвался и не прикончил его на месте, но что-то заставило остановиться. Этот засранец поспешил уйти, никто не был против. Потом ко мне подошли двое знакомых и предложили быть секундантами. Я согласился, поблагодарил, а затем поспешил вернуться к девушке.
   -Ты не должен этого делать! Это опасно!
   Я усмехнулся.
   -Не более чем прогулка по зимнему лесу Шакурака. Там зверь может подкрасться со спины. Этих чертовых белых кошек никогда не заметишь...
   Я погладил ее волосы, черные как цвет безлунной ночи.
   -Всё уже решено. Его кто-то должен остановить. Если это не хочет сделать твой брат, этим займусь я. На этот раз он не уйдет безнаказанным. Если кто-то и прощал ему все его выходки, это не значит, что так следует делать и мне.
   Девушка прижалась к моему плечу и некоторое время молчала. Затем отстранилась, вытерла слезы и стала искать взглядом Валента.
   -Где мой брат? Я должна все рассказать. Нужно остановить вашу дуэль!
   Я протянул руку, чтобы удержать ее, но вдруг передумал - всё равно не заберу вызов назад. Всё будет так, как должно быть. Пусть падет государство, но восторжествует закон... Я не понимал, почему Валент продолжает терпеть выходки Кайда, когда тот так часто оскорбляет и его самого и весь его Дом. Более того, Валент делает всё, чтобы свести этот конфликт на нет.
   Зал постепенно пустел, и в ложах уже практически никого не осталось. Я поспешил к выходу. После каждого заседания там ещё на долгое время останавливались группки желающих побеседовать и поделиться новостями. Как я и ожидал, наткнулся на Рояка.
   Он как-то кисло улыбнулся.
   -Слышал, завтра у тебя мероприятие? - шутка не удалась.
   Я кивнул.
   -Верно. Надеюсь, мир станет лучше без него...
   -Ты так уверен в исходе? Оружие-то будет выбирать он. Впрочем, я ценю твой оптимизм, Хей.
   Я поблагодарил его и, наконец, спросил:
   -Твой Дом поддержит Валента?
   Он покачал головой.
   -Не думаю. Этот парень показал себя не с лучшей стороны. Думаю, ты понимаешь, о чем я. К тому же... ему давно следовало сделать то, что сегодня сделал ты, - он улыбнулся.- Толкуют, из тебя вышел бы лучший император, чем он. Или даже чем Кир или Ксеркс.
   Я хмыкнул.
   -Моё время еще не пришло, Рояк. Мне достаточно быть главой своего Дома.
   -Многие считают, что первым заговорил о возрождении Империи именно ты.
   Не удержавшись, я рассмеялся.
   -Ты меня слишком идеализируешь.
   Мой спутник пожал плечами и еще раз усмехнулся. Мы двигались вдоль аркады, повсюду шелестели цветные фонтаны. Чуть позже вышли к парку скульптур. Многим нравились это место, я тоже был рад снова пройтись здесь.
   -Валенту есть хорошая альтернатива, - заметил Рояк.
   -Кир? - спросил я. - Но он из очень непопулярного Дома. Его проблема в том, что старые лорды его не поддержат.
   -Да,- согласился он,- но ты мог бы помочь ему. Если ты поддержишь его, то...
   Я рассмеялся, не дав договорить.
   -Он в союзе с Домом Арнар!
   Рояк покачал головой.
   -И что? Это не заставляет тебя склоняться при виде каждого арнарца.
   Я покачал головой.
   -Если это помню я, помнит и он.
   Моему спутнику пришлось согласиться.
   -Кстати об Арнаре... Говорят, назревает раскол.
   -Вот как?- удивился я,- Откуда знаешь?
   Рояк обошел по кругу одну из статуй, изображающую поэта в экзальтированной позе, читающего стихи. Я обошел следом.
   -Рэнд лишился поддержки части своих людей. Поговаривают, у него стали развиваться диктаторские замашки, и многим это не нравится. Но надо знать Рэнда, чтобы понять, какой реакции следовало ожидать на просьбу быть помягче...
   -Да,- сказал я, - есть такая вещь, как глупость.
   Рояк кивнул.
   -Раскол Арнара сейчас очень не к стати.
   Мы достигли последнего ряда статуй, сплошь овитых плющом, повернули назад.
   -Никак не могу понять тебя, Хей! Как ты можешь оставаться в стороне от происходящего? Твой Дом знаменит, да и сам ты во многом прославился. Зная твою амбициозность, просто поражаюсь! Разыгрывается такая карта... Кому как не тебе быть императором!
   После таких слов я некоторое время шел молча. Рояк терпеливо ждал ответа, а я подыскивал необходимые слова, чтобы объяснить всё как можно мягче. Точнее.
   -Первый блин всегда комом,- наконец пришло на ум.
   Рояк вдруг сменил тему.
   -А слышал ли ты, что возникла идея создать Дом Древних?..
   Я чуть не поперхнулся.
   -Что?! Где ты об этом услышал?
   Рояк пожал плечами.
   -Да какая разница?! Об этом говорят и всё тут. Но если бы императором стал ты, это навсегда осталось бы только разговорами.
   -Не играй на моих чувствах,- попросил я.- Этому и так не бывать. Думаю, никто не захочет снова иметь дело с Союзом Командоров. Об их ультрарадикальных настроениях знают все. Хватит с нас и недавних событий...
   Древние. Наша чума. Наше проклятье. Мы победили, но многие из них выжили. Пускай все они в резервации, но это не уменьшает постоянной головной боли. Многие ненавидели их, многие боялись. Все их твердыни пали, а вожаки - уничтожены. Так почему же никто не может забыть о них? Да ещё твердят о создании какого-то Дома...
   -Представь, что кто-то из архонтов жив,- не унимался мой спутник.- Ведь никто не знает, какова ситуация на самом деле. Они снова могут изменить Двуморье. Они лишили нас дома, они украли наше прошлое! Они угроза для нашего будущего!
   Я все же улыбнулся.
   -Они дали нам воздушные корабли.
   Рояк оскалился.
   -Мы завоевали это! Мы сами! Не они дали. Будь все иначе, ни меня, ни тебя сейчас бы не существовало! Никого из нас! Неужели ты не понимаешь?
   Все я понимал.
   -Я уже долго живу,- продолжал Рояк,- и не хочу, чтобы это прекратилось. Дело надо взять под контроль.
   Тем временем мы вернулись к зданию Совета, на крыльце которого уже практически никого не осталось. Рояк тут же помрачнел. Я хлопнул его по плечу.
   -Благодарю за новости. И вообще...
   Он кивнул.
   -Всегда пожалуйста.
   Джану я отыскал в компании брата. Они прохаживались под руку, блуждая по аллее.
   Валент пожал мою руку.
   -Ты всё-таки сделал это,- сказал он.
   -Черт побери, мне следовало извиниться перед ним?! За то, что это он оскорбляет память наших предков, а не я?!
   Валентн поднял руку в успокаивающем жесте.
   -Эй, нечего кричать на меня...
   -Я защищал Джану и честь твоего Дома! Черт тебя дери! Никогда не думал, что ты захочешь стать посмешищем!
   -Хей,- тронула меня Джана,- не надо так.
   Валент сжал губы.
   -Честь своего Дома я как-нибудь отстою и сам...- он вздохнул.- Дуэль завтра?
   -Завтра.
   -Он выбирает оружие? Готов поспорить, выберет метательные ножи.
   -Тогда я спрячу под плащом арбалет,- съязвил я.
   Валент внимательно посмотрел на меня.
   -Это не смешно, Хейндрик! У Кайда право выбора оружия. И у него прекрасная меткость. К тому же, думаю, он выберет состязание на летающих дисках, это весьма популярно на южных островах.
   -Спасибо за предупреждение, - ответил я,- будет время попрактиковаться.
   Джана тяжело вздохнула, а затем прижалась к моему плечу. Мне было её искренне жаль: в последнее время я доставил ей немало хлопот.
   -Сегодня вечером тебе доставят ножи,- сказал вдруг Валент.- Настоящие, а не ту чертовщину, которую каждый может создать, не отвлекаясь от завтрака. Они выкованы в Дагмаре, прекрасно откалиброваны и заточены именно так, как надо.
   Я кивнул.
   -Прекрасно. Еще один плюс. С миру по нитке.
   Мы попрощались. Валент отправился куда-то вглубь парка, а мы с Джаной двинулись к пристани. Зафрахтовав небольшой кораблик, вернулись на свой остров. Навигатор нам попался тот еще. Всю дорогу твердил, что не понимает наших склок, и предлагал один миллиард возможных решений. Откуда Гильдия берет таких навигаторов я не знал. Лучше бы у себя порядки навели.
   А ближе к вечеру действительно прибыл посыльный от Валента, он доставил набор метательных ножей, поклонился, пожелал удачи и так же чопорно удалился. Машина завертелась, и вскоре ко мне пожаловали Рувак и Айвэл, вызвавшиеся быть моими секундантами.
   Немного смущаясь, последний заговорил:
   -От его руки полегло немало народу. Будь осторожен.
   Едва взошло солнце, мы отправились на Майю. Не знаю почему, но этот остров нравился всем дуэлянтам. Может, потому, что здесь было так спокойно. Официальным владельцем его считался старый лорд Ён, глава Дома Птенцов. Ходили слухи, что его преемник, Кир, против того, что Майя находится в общем пользовании, но ничего с этим поделать он, естественно, не мог. Едва он окажется у власти, всё изменится. Границы острова будут закрыты.
   Кайд уже прибыл. Сидел, свесив ноги с борта своей яхты. Разоделся, как на праздник. В парчовый кафтан, на шею повязал длинный шарф лилового цвета. За голенищем сапога, я заметил, находился кинжал.
   -Это Илдон и Миррой,- представил он своих секундантов.
   -Со мной Рувак и Айвэл,- ответил я.
   Невдалеке расположилась парочка наблюдателей. Один из них мне знаком, другой нет. Потом появился Валент в окружении лордов Дома Харит.
   Кайд усмехнулся. Илдон вышел вперед.
   -Наша сторона имеет право выбрать оружие. Кайд, лорд-правитель Оллы, предлагает воспользоваться метательными ножами, количество которых не должно превышать десяти. Если они закончатся, но бой будет безрезультатен, каждый может воспользоваться кинжалом или стилетом. Передвижение только на летающих дисках.
   Я кивнул. Что ж, Валент оказался прав.
   Миррой положил на землю два диска.
   Эта технология Древних уже ни у кого не вызывала удивления. Диски обнаружили лет десять назад, совершенно случайно. Они были разбросаны по всей территории, где гильдийцы решили построить порт. Ён, глава птенцов их, естественно, тут же конфисковал, правда особого толка от них, кроме как на Майе, не было. Может, в порыве слабости, а может и с пьяной головы он решил их вернуть назад. С тех пор небольшая местность возле гильдийского порта превратилась в самое настоящее летное поле.
   Диски чем-то походили на круглые щиты - выпуклые в центре и покрытые по кайме орнаментом. Стоять на них можно, даже расставив ноги. Вполне удобно.
   Наши летающие кони...
   Прозвучал сигнал, и я принял боевую позицию. Тут же в меня полетел нож. Я присел и заскользил вправо.
   Кайд пошел на сближение, готовясь к очередному броску. Я начал двигаться рывками, не давая ему как следует прицелиться, затем и сам метнул нож. Естественно, не попал. Противник неожиданно бросился вперед и совершил сразу два броска. Я едва успел отклониться, но один из ножей зацепил лодыжку. Я прошипел и метнул в ответ, целя в живот, затем, сделав ещё несколько обманных движений кистью руки, бросил друг за другом сразу три ножа. Один прошелся по скуле Кайда, оставив за собой хороший след. Он вскрикнул, отскочил прочь, стал кружить вокруг меня. Скорость его диска постоянно нарастала, и мне приходилось быть на чеку. Единственное, что радовало, так это его окровавленное лицо.
   Я старался соблюдать дистанцию, уходил от прямых атак, скользил и делал ложные повороты, но одного всё-таки не учел. Отведя руку для броска, Кайд бросился на меня, но вдруг взмыл вверх, совершив замысловатый пируэт, я тут же почувствовал острую боль в районе левой лопатки. Я попытался подняться выше, выровнять наши позиции и, не глядя, бросил нож. Противник вскрикнул и резко ушел в сторону. Один-один.
   Совершая еще один круг, я глянул через плечо и увидел рукоятку ножа, попытался выдернуть его. По спине потекли ручейки крови. Дальше действовать следовало быстро, пока потеря крови не сказалась на моем состоянии. Я двинулся на сближение, но каково же было мое удивление, когда я заметил, как с перекошенным лицом мой противник пытался избавиться от засевшего в бедре ножа. Видимо, можно поздравить себя с еще одним набранным очком...
   Чертыхнувшись, Кайд двинулся по дуге. При моем приближении Валент и его люди зааплодировали, их поддержали и двое незнакомцев.
   Кайд снова метнул нож. Увернувшись, я посмотрел на пояс: в моем распоряжении оставалось еще четыре попытки, у Кайда - пять. Мы бросились друг на друга, одновременно совершая броски, снова развернулись для атаки. Моё левое плечо уже начало неметь, и я не мог держать второй нож на подхвате, поэтому мой визави действовал быстрее. Один за другим в мою сторону полетели два ножа. Я попытался уклониться, но один из них все же задел мой бок. Я бросил нож в ответ и услышал еще одно ругательство. Противник схватился за локоть. Ранение, как мне показалось, не сильное, но это его правая рука.
   У нас оставалось по два броска. Я бросил нож и не попал. Кайд продолжал кружить на диске, выбирая удобный момент. Когда он лишится последнего ножа, будет от чего понервничать. Ему. Ведь мы оба знали, кто фехтует лучше. Хоть на мечах, хоть на кинжалах. И когда наши ножи заканчиваются и, вытащив из-за пояса кинжал, я направляюсь вперед, вижу, как в его глазах расцветает растерянность.
   Валент зааплодировал, а кто-то даже засвистел, предвкушая продолжение поединка. Но неожиданно Кайд поменялся в лице и смело заскользил мне на встречу. В каждой руке он держал по метательному ножу. Он нарушил правила!
   -Проклятье!- выругался я, но искать поддержки у секундантов уже не представлялось возможным.
   Я бросился влево и вверх, пытаясь закрыться диском, но расстояние было слишком критическим. Отбил один из ножей, но второй основательно вспорол бок. Кайд уже приближался с кинжалом. Став в оборонительную позицию, я зажал рану левой рукой. Отбивая выпады, я ощутил, как во мне растет ярость. Этот сукин сын нарушил условия поединка!
   Я отбил удар и атаковал сам. Получилось полоснуть его по плечу и уколоть чуть выше левой ключицы. Во время следующей атаки я пнул его по ране на внутренней стороне бедра, он вскрикнул и замешкался. Это дало мне возможность прочертить на его груди хорошую полосу и поразить запястье. Он выронил оружие и поспешил отскочить прочь.
   Гнев одолевал меня, но к этому чувству присоединилось еще одно, когда я едва не потерял равновесие и не полетел вниз. Валент что-то закричал. Очевидно, поединок закончился, и противник решил скрыться с места боя.
   К сожалению, это оказалось не так. На мгновение я растерялся, а потом ничего другого не оставалось, как закрыться рукой. После предательского броска нож попал мне в предплечье. Подлец совершил еще один бросок, и снова мне удалось отразить его - увы, таким же способом.
   Рядом с Кайдом просвистел арбалетный болт. Я подумал, что это мог быть Валент. Точно! Я на мгновение остановился, не зная, что делать. Правильным было бы разорвать дистанцию, и я поспешил уйти с линии обстрела. Прочь рванул и мой противник. Заложил крутой вираж к яхте, что-то крикнул своим секундантам, и через минуту их здесь уже не было.
   Едва ступив на землю, я понял насколько ослаб. Пошатнулся и завалился на бок. Валент и все остальные оказались рядом. Подошли и двое наблюдателей, предложили свою помощь.
   -Вытащите, наконец, из меня эту дрянь! - проскрипел я от боли, поднял раненую руку с засевшими в ней ножами.
   Валент кивнул.
   -Тогда терпи, - предупредил он.
   Он взялся за один из ножей и резко потянул, затем так же вытащил другой. Я выругался, едва не теряя сознание.
   -Не будет тебе покоя, Кайд, ни в одном из миров!
   Айвэл хмыкнул. В моих словах он не сомневался.
   -А теперь тебя нужно перевязать и на несколько дней уложить в койку.
   -С первым я согласен... - кивнул я.
   -А за вторым проследит Джана, - быстро вставил он. Перевязывал раны лоскутами, оторванными от плаща, затем обратился к Айвэлу: - Будь добр, переправь его на Терру и приставь к нему Джану. Моя сестра знает, что нужно делать в таких случаях.
   Поблагодарив Валента, я с помощью товарища поднялся и последовал к своему кораблику. С этого дня Кайд будет объявлен вне закона. Я покидал остров с каким-то странным ощущением внутри. Не радость, но нельзя исключить, что...
   Скоро я найду тебя, Кайд! Такое не прощают.
  
  

II. КИР

Дом Птенцов. Маруф

  
   Я оглянулся.
   Нет, показалось. Дорога была пустынна. Она петляла между холмов, пересекала россыпь валунов и исчезала в подлеске, что как уставший воин, сторожил древний лес. Другой ее конец устремлялся через широкую долину, изломанную руслом небольшой реки, поворачивал вместе с ним, то и дело исчезая в зарослях речных трав и порослей камыша, к невысоким известняковым горам, плотным кольцом окружающим небольшой городок. Я держал путь именно туда.
   Прощание с Ёном окончилось несколько часов назад. Его погребли в майянских степях, как он того и желал. Теперь главой Дома Птенцов становился я. Выбор пал на меня отчасти и потому, что незадолго до смерти, словно чувствуя ее приближение, Ён сделал меня своим приемником, а отчасти потому, что Совет Домов назвал меня одним из тех, кого хотел бы видеть императором Двуморья. Впрочем, была и третья причина: я лучше остальных птенцов. Думать и говорить так я имел полное право - вот уже тридцать лет как я бессменный обладатель венка победителей ежегодных соревнований, учрежденного покойным Ёном еще в незапамятные времена.
   Я давно хотел выбраться из дворца. А еще я знал, что именно в дороге открываются многие тайны, приходят ответы на вопросы, а непонятные доселе вещи становятся предельно ясны. К тому же именно в дороге мы являемся теми, кто мы есть на самом деле, - из одного места мы уже ушли, а к другому еще не прибыли. Мы вне контекста, ни к чему не подстраиваемся и ничего не обязаны делать. В пути мы те, кто мы есть.
   Гелиополис остался далеко позади, до Стайма еще далеко. И нет ничего лучше, чем вот так идти и ни о чем не думать...
   Я рассчитывал отыскать Йорка и вместе с ним продолжить путешествие на воздушном корабле. Я не любил возиться со всеми снастями, чего не скажешь о нем, а вот вид, открывающийся с борта во время полета... На все про все у меня не больше декады, а потом меня ждала коронация. Естественно, со мной в главной роли. Опаздывать на такое глупо.
   "Хм-м, глава Дома, Валент... - проговорил я про себя, - Может, однажды назовут и императором..."
   Я миновал поворот реки, вышел к небольшой роще низких деревьев с листьями серебряного отлива. Их название я не помнил, но был более чем уверен, нигде, кроме как на этом острове они не растут.
   И все-таки я здесь не один. До меня донеслись неясные звуки откуда-то из глубины леса. Чей-то короткий вскрик, а затем резкий, надтреснутый голос. Чуть позже стали слышаться слова, неясные, нечеткие, но в интонации чувствуется что-то недоброе. После секундного размышления двинулся на звук. Как можно тише, ведь вполне можно поставить в неловкое положение, скажем, какую-нибудь парочку, выбравшуюся из города на пикник. Но то, что мне открылось, пикником определенно не считалось. Пятеро закутанных в черные плащи людей совершали обряд вокруг привязанной к дереву женщины. И хотя только перевалило за полдень, всюду расставлены свечи. На кустах и нижних ветках деревьев качаются на ветру всевозможные амулеты и обереги. Рядом пришвартован небольшой кораблик из черного дерева. Кусок левого борта зарихтован, мачта, я заметил, тоже новая.
   Аллары! Воспоминание обожгло сознание целым сонмом чувств. От презрения и ненависти до страха и жалости. Шагнув вперед, я оказался в пределах их видимости.
   -Что здесь творится, черт побери!
   Смех вместо ответа. Но все повернулись ко мне. Один из алларов что-то прошептал другому. Тот кивнул и вышел вперед.
   -Предназначенье правит миром! Тебе не следует вмешиваться в действие высших сил.
   Я покачал головой.
   -Жертвоприношения не способны ни на что повлиять. Время, которое вы желаете вернуть, безвозвратно прошло. Я сказал, оставьте ее!
   Аллар засмеялся. Капюшон скрывал его лицо, но я чувствовал его раздражение и обеспокоенность.
   -Отпустите ее! - повторил я.
   -Иди своей дорогой, Кир!
   Что ж, по крайней мере, они знают, с кем имеют дело...
   Меня стали брать в кольцо. Чем это может закончиться, я представлял и потому выхватил из ножен меч. Аллар тут же попятился. Быстрым, почти незаметным движением вытащил из-под плаща стрижаль.
   Дело принимало совсем дурной оборот. Таких штук я давно не видел, последний раз лет десять назад, но тогда эти адские клинки были в руках Древних...
   Аллар размахивал стрижалью со стороны в сторону. Вокруг прозрачного лезвия уже плясали голубые огоньки.
   Я бросился вперед. Противник попытался закрыться, но не успел на пару секунд. Я разрубил его от ключицы до паха.
   Остальные действовали более слаженно. Двое прикрыли главаря, третий поспешил к кораблю и стал судорожно менять навигационную карту. Нервы ни к черту - пластина несколько раз оказывалась у него под ногами.
   Не опоздать бы. Я двинулся к парочке охранников. Они оказались плохими бойцами, и не прошло и минуты, как они лежали на земле.
   Предводитель пятился к кораблю. Перевалился через борт, отобрал у нерасторопного собрата навкарту, а самого спихнул вниз. Я уклонился и полоснул его в полете. Приземлился он мертвым.
   Корабль задрожал и одним резким движением поднялся с земли. Я бросился вперед и ухватился за борт, но пальцы предательски соскользнули. Корабль набрал высоту и скрылся за верхушками деревьев.
   Всё... Я перевел дух. Жаркая выдалась схватка...
   Аллары творят свои дьявольские обряды на моих землях! Я не знал, что и думать.
   Спохватившись, подошел к пленнице. Она смотрела на меня широко открытыми глазами, и часто всхлипывала.
   -Не бойся. Всё позади.
   Когда я разрубил веревку, девушка упала в мои объятья и зарыдала. Некоторое время пришлось гладить ее по волосам, чтобы успокоить. Затем я повел ее прочь от места схватки. На дороге осмотрелись. Сбежавшего аллара нигде не было видно, но я посчитал, что здесь, на открытом пространстве, всё равно небезопасно, и мы поспешили уйти. Через десять минут совершили привал, сошли с дороги и оказались среди зарослей боярышника.
   -Кир, - представился я и начал рыться в котомке, достал флягу и, отвинтив крышку, предложил девушке.
   -Спасибо, - поблагодарила она, сделала несколько глотков, закашлялась, вытерла рукавом выступившие слезы, - Ох... Я Инис, с Итэрлы.
   Я кивнул.
   -Остров лорда Кудвина? Что же привело тебя на Маруф? Ты ведь не из правителей?
   Она покачала головой.
   -Нет... Брат хотел показать мне западную часть Двуморья. Я ведь до этого раза нигде и не была. Мы сопровождали Радагаста, когда аллары напали на нас...
   -Как это произошло?
   -Всё случилось несколько дней назад. Гильдийцы привезли нас на Маруф, но отказались перевозить по самому острову. Сказали, что мы не такие большие шишки, и если нас ждут, то побеспокоятся о дальнейшей дороге. Пришлось ехать в Стайм на накладных...
   -Подожди, - опомнился я, - С Радагастом? Почему мне ничего не известно? Неужели он прибыл после моего ухода из города?.. Что с ним?
   -Не знаю... Когда они напали, я бросилась в лес, а потом заблудилась. А когда стала звать на помощь...
   Я кивнул, в задумчивости потер подбородок.
   -Ладно, а теперь дай мне некоторое время...
   Возвращаться назад в Гелиополис? Учитывая состояние Инис, это было бы не лучшим решением. Впрочем, до Стайма дорога не меньше. Йорк ждал меня к вечеру. Если я не появлюсь в назначенный срок, неизвестно, что он подумает. Будет ждать дальше или отправится на поиски? Что-то мне подсказывало, что все-таки второе...
   В глазах девушки стало что-то меняться, она охнула и прижала руки к груди.
   -Так ты Кир?.. Ой! Вы... глава Дома? Я...
   Я улыбнулся.
   -Можешь обращаться на "ты", - поспешил я успокоить, видя такое замешательство.
   Мне всегда нравилось, когда девушки краснеют. Так и в этот раз: ее щеки стали почти пунцовыми.
   Боже, ну и что делать с такой красотой? Большие голубые глаза, золотистые волосы, падающие до самых плеч, маленький носик и алые губы - не пухлые, но и не такие, которые можно назвать тонкой полоской... Они такие, какими и должны быть. Платье из атласа, оно доходило ей почти до пят, правда в нескольких местах испачкано и порвано, но все равно не портит общей картины.
   -Спасибо, что... спас меня. Я знаю, меня ждала смерть...
   Я многозначительно хмыкнул.
   -Идем, покажешь место, где на вас напали. Это далеко отсюда?
   Инис пожала плечами.
   -Не знаю. Мы ехали два дня, лорд Радагаст очень торопился, и мы не останавливались на ночлег, просто меняли коней и ехали...
   Я прикинул в уме. Расстояние должно быть приличным.
   -За нами прилетит воздушный корабль, - сказал я, - Может, на закате, а может придется заночевать в лесу...
   При упоминании о ночевке под открытым небом Инис вздрогнула.
   -Не бойся, теперь все будет хорошо. Ты голодна?
   -Спрашиваешь! Я не ела со вчерашнего дня.
   Скрасить время ожидания ничто не может так превосходно как обед. Тем более что я и сам был не против перекусить. Достал из рюкзака припасы и, пока Инис умывалась, расстелил на траве свой плащ, разложил еду. Взял я с собой, правда, немного, но на быстрый взгляд должно было хватить.
   -Вот так, - улыбнулся я, - Теперь можем отдыхать. Если повезет, Йорк прибудет еще до полуночи. И ты будешь ночевать в каюте корабля, а не под тентом. А теперь угощайся.
   После обеда мы немного отдохнули. Инис искупалась в ручье, кое как исправила платье и, наконец, мы двинулись в путь. Шли к Стайму. Неспеша, так как я надеялся на здравый смысл друга и на то, что он вылетит мне навстречу, не дожидаясь условленного срока.
   Путешествие прошло без приключений, а когда стемнело, и на небе показался во всей красе месяц, мы заметили корабль. Вскоре я уже сжимал руку своего друга.
   -Сир, - кивнул он, и я хлопнул его по плечу.
   -Перестань, Йорк! Это не смешно. Главой Дома я, конечно, стал, но до императорского трона мне несказанно далеко.
   Он засмеялся и перевел взгляд на девушку.
   -Вижу, ты обзавелся попутчицей...
   -Инис, - представил я, - С Итэрлы. Э-э-э, Инис, познакомься с Йорком. Во время моего отсутствия весь Маруф в его руках. Кстати, дружище, Радагаст прибыл?
   Инис с надеждой посмотрела на Йорка, тот кивнул.
   -Прослышав, что ты покинул Майю, он отправился вслед за тобой. Но, видно, ты не очень-то спешил, раз тебя обогнали... Я расположил его во дворце. Сказал, что ты скоро будешь, и на всякий случай приготовил корабль. Решил пораньше вылететь.
   Я снова хлопнул его по плечу.
   -Интуиция тебя не подвела, брат. И ты как раз вовремя, я просто валюсь от усталости: бродил целый день, потом еще пришлось разбираться с алларами...
   Йорк понимающе кивнул.
   -Тогда на борт!
   Я помог Инис перебраться на корабль, придерживая лестницу, затем собрался последовать за ней, но вдруг остановился, вернулся к нашей стоянке, затушил костер и только тогда полез по качающейся лестнице на дрожащий в воздухе корабль.
   Он казался небольшим, "на плаву" его поддерживали всего лишь два средних размеров винта. Кораблестроитеили также оборудовали его двумя мачтами с золотыми парусами, широкой надстройкой на палубе и небольшим трюмом.
   -Здесь только две каюты, - улыбнулся Йорк, - располагайтесь, а я побуду у штурвала.
   Девушка присела в элегантном книксене, от чего Йорк заулыбался еще шире. Женское внимание для него было всем - и хлебом и водой. Иногда я даже считал, что и смыслом жизни.
   Когда я оказался в своей каюте, то заснул, едва коснувшись головой подушки. Ничего милее сна не было на свете...
   Разбудил меня скрип дерева. Сначала я решил, что нахожусь в лесу, и что провел ночь под сводом какого-нибудь старого клена. Но когда открыл глаза, понял, где нахожусь. Мы прибыли в город, и Йорк швартует корабль.
   Вскоре появился и он сам.
   -А, пробудился... Твоя спутница спорхнула, едва это стало возможным.
   Я сел в кровати.
   -Ищет брата. В свите Радагаста.
   Мой друг закивал головой.
   -Всегда неприятно терять родственников... Радагаст говорил, несколько его спутников погибли, да и раненых много. Если повезет, ее брат будет среди живых.
   Мы покинули доки, где стояли на приколе такие же корабли, как и наш. Я заметил несколько боевых кораблей Гильдии - они были заметно больше и оборудованы скорпионами, такими себе уменьшенными копиями баллист, стреляющих копьями. Зачем все это я не понимал. Гильдия воздушных извозчиков ни с кем не воевала. Придерживаясь абсолютного нейтралитета, она находилась под защитой всего Двуморья. С момента ее учреждения любой, кто может заплатить за проезд, мог воспользоваться услугами Гильдии. Такой билет, правда, стоит недешиво, но другой возможности оказаться на другом острове нет.
   Из всех кораблей доставшихся нам от Древних, наверное, процентов девяносто числились за гильдийцами. Это было правильно. Начнись в Двуморье война, сторона, контролирующая воздушный флот, автоматически выигрывала. И решение создать независимую гильдию перевозчиков было своеобразным ходом обеспечить безопасность каждой из сторон. Имперские Дома, Свободные Острова и Кланы от этого только выиграли.
   По пути я заметил пару грузовых кораблей и несметное количество одноместных прогулочных яхт.
   Улицы вымощены песчаником, дома ухожены, а деревья пышны и ярки. Словом, со времени моего последнего пребывания в этом городе здесь ничего не изменилось. Йорк добыл где-то двух жеребцов и верхом на них мы направились во дворец.
   -Когда коронация? - поинтересовался он.
   -В начале следующего цикла.
   Он прикинул в уме.
   -Времени еще предостаточно.
   -Похоже, ты что-то замышляешь?
   Йорк хохотнул.
   -Не более чем в прошлый раз! Но ты все равно будешь удивлен. Во время последнего путешествия я сделал интересное открытие. Хотелось бы показать.
   Естественно, речь шла о каком-то любопытном местечке далеко за пределами Стайма. Моего друга могло заинтересовать какое-нибудь лесное озеро или поляна, усеянная цветами папоротника... Впрочем, иногда он делал действительно стоящие открытия.
   -Придется подождать с этим, Йорк. Нужно разобраться с Радагастом. Думаю, это не просто визит вежливости.
   Йорк пожал плечами.
   -Ничего определенного сказать не могу. Он желает говорить только с Главой Дома, то бишь, с тобой.
   -Значит, узнаем на месте.
   Дворец возвели Древние незадолго до нашей Конкисты, когда еще находились на вершине своего могущества. Он сиял хрустальными витражами окон и белоснежными стенами, отшлифованными чуть ли не до зеркального блеска. Камни подогнаны друг к другу без малейшего зазора, а на каждом углу цвели узоры дивных цветов.
   Въехав в широкие ворота, мы оказались на мозаичной площади, миновали аллею и центральный парк и, наконец, добрались до главной лестницы.
   Маршал Дома провел нас в зал.
   -Кир! - разнесся его голос, - Правитель островов Маруф и Майя, Глава Дома Птенцов!
   Немного тише он объявил Йорка и замер в ожидании дальнейших распоряжений. Все, кто находились в зале, склонились в поклоне. В большинстве своем это младшие лорды и командиры гарнизонов. Я опустился в кресло, рядом со стеной, где развешены гербы, штандарты и оружие. Йорк стал справа, прислонился к спинке. Пока ожидали появления Радагаста, я выслушал несколько поздравлений, но пришлось выслушать и отчеты о событиях и происшествиях за последнее время.
   -Радагаст, лорд-правитель острова Тарот, со спутниками! - прозвучал голос маршала.
   Гости приблизились.
   Радагаст опустился на одно колено. Его спутники тут же последовали примеру.
   -Государь, пусть ваше правление Домом Птенцов будет долгим и справедливым.
   Далее последовал целый сонм поздравлений и пожеланий, которые я стоически вытерпел и, наконец, получил возможность ответить.
   -Благодарю, Радагаст. Но что же привело вас сюда и кто ваши друзья?
   Гость улыбнулся.
   -Со мной Миррой, Саторний и Селевк, правители Ладоры, Каледонии и Сирии. Мы пришли просить о защите и патронате.
   Я услышал, как хмыкнул Йорк.
   -Нашим решением было создание Дома, - продолжил он, - Мы надеемся, это хоть как-то отвадит рейдеров и разведчиков Союза Командоров с наших земель.
   Я кивнул.
   -Верно, но это нужно обговорить в приватной обстановке.
   Еще несколько минут я потратил на разговоры с младшими лордами, после чего в сопровождении Йорка, Радагаста и его товарищей направился в библиотеку. Йорк налил всем вина и предложил тост:
   -За нового императора!
   Его намек был не ясен только дураку, и оттого еще больше мне не понравился. Похоже, он начинал думать о моем восхождении на трон как о данности. Я промолчал и кивнул Радагасту, давая ему знак продолжать.
   -Э... Меня, признаться, не так беспокоят рейдеры, как Союз Командоров. Конфликта пока нет, но слишком уж часто их корабли оказываются у наших островов...
   Я кивнул.
   -Командоры всем доставили хлопот. Верно, в последнее время их словно с цепи спустили. Однажды Дома объявят им войну. И это произойдет очень скоро.
   -Они очень сильны, - вставил Йорк, - Я сомневаюсь, что стоит идти на это. Тем более, сейчас. И тем более, что в последнее время так много слухов об их мистических изысканиях.
   -Ох, брось! Какая еще мистика? Верно, их знания в области технологий больше наших, но сила - на уровне.
   -Войны не миновать. Они много скрывают от нас. И технологий и многого другого. Если в скором времени они не поделятся с нами этим, боюсь даже предположить, что будет.
   Безусловно, он прав.
   -Слова мудреца! - сказал Радагаст, - Однажды это произойдет, но сейчас совсем другое время, и я прошу только о защите. Наш Дом будет признателен и... посодействует на пути к трону новому императору.
   Я проглотил наживку.
   -Каким же будет имя вашего Дома?
   -Дом Света, - проронил молчавший до этого момента Селевк, - Мы посчитали, это будет хорошим названием, милорд.
   -А Главой будет...
   -Ваш покорный слуга, - поклонился Радагаст.
   Йорк снова налил всем вина.
   -Мы сработаемся, - сказал я затем, - Ваш Дом будет представлен на следующем Совете. Что касается предстоящих разговоров об учреждении императорской власти...
   -Наш Дом будет всецело на вашей стороне, как я уже сказал, - поспешил ответить Радагаст, - Кроме того, я имею многих друзей среди лордов-правителей Свободных Островов... Это, конечно, не так значимо, но я сделаю всё, чтобы на выборах добавить вам несколько лишних голосов.
   Я поднял бокал.
   -Эта неделя началась не ахти как, но заканчивается вполне продуктивно. Лорд Радагаст, лорды, предлагаю выпить за удачное завершение нашего предприятия!
   Гости энергично подняли бокалы.
   -За императора!
   Когда голоса стихли, а бутылка опустела, я обратился к новому союзнику:
   -Вот еще что... Учитывая, что в вашей свите есть раненые, предлагаю всем погостить у нас до их полного выздоровления.
   Радагаст искренне поблагодарил.
   -Но все же боюсь, все мы не сможем принять приглашение. Многим нужно возвращаться, но несколько людей останутся присматривать за своими друзьями, благодарю.
   Я кивнул.
   -С вами отправятся несколько моих подразделений. Думаю, этого будет вполне достаточно. Можете командовать моими офицерами, они надежны и храбры. Ни о каком возвращении захваченных островов речи быть не может. Но если я стану императором, это будет одним из моих первых действий.
   Радагаст склонился.
   -Лорд Кир слишком добр ко мне.
   -Всё в порядке вещей, - ответил я, - А теперь мне нужно идти... Да, вечером жду всех вас на приеме в честь... хм-м... моего воцарения в Доме Птенцов.
   Йорк повел меня во внутренний дворик, попутно дав слугам распоряжение о завтраке и все это время умудрялся честить меня на чем свет стоит.
   -Пару подразделений! Ты бы еще сам отпра...
   -Ой!
   На повороте коридора я столкнулся с Инис. Узнав меня и Йорка, девушка улыбнулась и застенчиво опустила глаза.
   -Извините... Я нечаянно. Мне сказали, можно погулять во дворике. Я...
   -Все в порядке, Инис. Можешь бродить, где захочешь, - я бросил на друга многозначительный взгляд, он обреченно вздохнул и сделал попытку покинуть нас.
   -Пойду распоряжусь, чтобы накрыли на троих...
   Я повернулся к девушке.
   -Ты ведь не против позавтракать с нами? Кстати, с твоим братом все в порядке?
   -Жив, - кивнула она, - с ним все нормально, но чтобы стать на ноги, ему потребуется пара недель.
   -Жаль слышать это. Но главное, что он жив. Ннадеюсь, все это время вы будете здесь? Радагаст говорил, что те, кто сможет, отправятся назад...
   Инис улыбнулась.
   -Я пока останусь вместе с братом, а потом...
   -Потом видно будет, - закончил я.
   Мы вышли во дворик, утопающий в разноцветье трав и направились к беседке.
   -Я видела летающего змея в окне комнаты. Он такой чудесный!
   -Здесь всегда дуют теплые ветра, Инис. Город славится этим. А также всем связанным с небом - и змеями, и воздушными кораблями. Знаешь, здесь практически не бывает бурь, небо спокойное, а ветер ласков... Наверное, каждый третий житель города имеет такой корабль. Или, по крайней мере, умеет им пользоваться.
   "Ах, какие здесь бывают грозы! - подумалось мне, - Горячий дождь следует прямой полосой, переплетенный нитями молний. Фиолетовые сполохи похожи на цветы. Распускаются, гаснут, снова распускаются... Потом поднимается радуга и занимает полнеба...". Все это я собирался рассказать и надеялся, ей будет интересно.
   -Кир, расскажи что-нибудь...
  
  

III. ВАЛЕНТ

Дом Харит. Дагмар

  
   Корабль сделал круг над башней и мягко опустился на площадку, вымощенную белыми плитами. Драконий нос обитый позолотой сверкал на солнце и словно сам был солнцем. Вниз соскользнул невысокий человек, в приветствии вскинул руку. Лицо его казалось вырезанным из камня, с резкими чертами. Нос с горбинкой, подвижные губы и бегающие глаза. Волосы сжаты серебряным обручем с несколькими инкрустированными камнями. Одет гость в белую рубаху с большим воротником, алый бархатный камзол и черный плащ. На шее висел медальон изображающий солнце с закрученными протуберанцами.
   -Валент! Мое приветствие!
   -Рад тебя видеть, Кай!
   Я обнял его, а затем долго тряс за руку.
   -Сколько же лет мы не виделись! Ну, пойдем, уже должны накрыть на стол.
   Кай улыбнулся, но в его глазах было что-то другое.
   -Какие же новости ты привез? - не стерпел я. - Надеюсь, они стоят того вина, что я утром вынес из подвалов? Настоящее вино, двадцатилетней выдержки...
   -Стоят, стоят, - пробурчал он. - За все это время я собрал немало сведений.
   -Хм-м, другого от тебя и не ожидал.
   Мы спускались по широкой винтовой лестнице, освещаемой через узкие бойницы, и Кай то и дело хватался за мое плечо, чтобы не упасть.
   -Раньше ты мог пройти здесь с закрытыми глазами, - не удержался я от комментариев.
   Мой спутник вздохнул.
   -Так то раньше, Валент, до того, как я привык к другим вещам и отвык от этих. Э... а здесь как, всё спокойно?
   Я подумал, прежде чем ответить.
   -Объявился Кайд. И не где-нибудь, а в Доме Света...
   -Ого! - он даже на время остановился, - Эк он все обставил... И давно?
   -Четыре дня назад. Хейндрик отправил петицию Радагасту, но тот прослыл человеком последовательным и вряд ли исключит Кайда из своего Дома. Хотя... Не дурак ведь.
   -Думаешь, не знал?
   -Ха! Не знал! Как же! Эта сволочь объявлена персоной нон-грата еще на позапрошлом Совете. Тогда Радагаст, правда, еще не был главой Дома, но как лорд-правитель не мог не присутствовать. Случай с Кайдом имел огромный резонанс.
   Кай махнул рукой.
   -Ну, хорошо, это еще предстоит расхлебывать. А что из того, что случилось и уже утряслось?
   -Утряслось? Хейндрик взял мою сестру в жены... Поговаривают о еще одной дуэли в Доме Арнар. И о том, что скоро там что-то будет. Что-то из разряда... эм-м... идиотского. Да, наверное, так. Кстати, Дом Гесперид аннексировал один из мелких островов. Там потом нашли гнездо алларов. Прежний владелец острова теперь враг номер один. Очевидно, он содействовал и всячески помогал им. Что еще?.. Рейдеры стальным кулаком прошлись по островам Дома Н'Дар.
   -Ясно, - кивнул он, - Неплохо. Но давай поподробнее про Джану. Считаешь Хейндрика подходящей партией?
   -Почему бы и нет...- пожал я плечами. - Кроме того, это ее выбор.
   Мы спустились с башни, прошли зал, несколько смежных комнат и оказались в столовой. За обедом и я, наконец, утолил свое любопытство.
   -Итак?
   Кай запил вином кусок баранины и, улыбаясь, начал свой рассказ:
   -Не знаю, с чего начать... С плохих новостей или с хороших...
   -Давай с плохих.
   -Ха-ха! Не знаю даже какие из них плохие...
   -Не морочь голову! Выкладывай!
   Мой друг кивнул. Выдержал паузу, собираясь с мыслями.
   -Ладно... Тогда так: у Командоров большие проблемы. Все в тайне, ты же понимаешь. Я собирал информацию по крупицам. Короче, они нашли Древних. Несколько поселений на каком-то из мелких островов. И, кажется, смогли выкрасть какие-то технологии прежде чем те узнали, что за ними следят. Что произошло потом - тайна за семью печатями. Но произошло что-то недоброе. Союз Командоров теперь в постоянной боевой готовности. К тому же запрещены все транзитные рейсы через их земли. Вот так.
   Кай выпил еще немного вина.
   -Они всегда были сумасшедшими. Просто молятся на технологии, а сами истребляют тех, кто может им в этом помочь.
   Он расхохотался.
   -Они сумасшедшие, говорю тебе! То, что они решили сделать, просто в голове не укладывается. Они собрались уничтожить часть навигационных карт, чтобы закрыть доступ к своим островам. Ты представляешь?!
   -В каком смысле - "закрыть"?
   Кай смаковал мое удивление.
   -Уничтожить навкарты? Да что ты такое несешь? Как им это в голову взбрело? И что это даст?
   -У меня сложилось впечатление, что они боятся не столько проникновения извне, сколько побега изнутри. Как будто есть кто-то кого они хотят запереть на своем острове, не позволить ему попасть в Империю или Ханство, - ответил Кай, - Не знаю, может, речь идет о тех самых Древних...
   Сказать, что я был удивлен - ничего не сказать. Я был просто потрясен.
   -Но откуда эти твари появились у них? Неужели покинули резервацию?!
   Кай пожал плечами.
   -Выходит, так. Я сам видел нескольких. Сеть морщин и паутина татуировок...
   Я расстегнул воротник.
   -Час от часу не легче! Ты разглядел узор?
   -А то! Не вечно же им в золотых масках ходить! Я, правда, не спец в опознании Древних, но принадлежность к роду все же определил. Один из них точно из Арков, другой, возможно, Наири.
   Ситуация явно сдвинулась с мертвой точки. Оснований не верить не было, но разум отказывался принимать это. Древние покинули Резервацию... Снова война?..
   -Значит, эти мерзавцы нарушили условия Договора? Прекрасно. Но не значит ли это, что...
   Кай выругался.
   -Это значит лишь то, что, лишившись прикрытия Командоров, рейдеры обречены. С ними можно будет покончить раз и навсегда. Это конечно если Командоры действительно сделают то, что обещали.
   Я вздохнул.
   -Нужно собрать Дом. И разработать план действий. Может быть, если поспешим, это что-то даст... Кто обладает инициативой, тот стоит у руля.
   -Хм, все еще рассчитываешь стать императором?
   Я оставил его вопрос без внимания, поднялся с бокалом в руке, подошел к окну. Открыл одну из створок, закурил. Бокал поставил на подоконник.
   -Другого будущего я не вижу. Это у нас в крови. После Катаклизма мы пытались возродить Империю уже три раза... Я думаю, спокойствие придет вместе с ней. Только так.
   Кай покачал головой.
   -Империя стояла на трех китах - на Старших, Средних и Младших. Без двух других что мы сможем сделать? Выбирать средних и младших из нас самих? Отсеивать худших из лучших? - он вздохнул, зажег сигарету, пустил несколько колец.
   -Пора действовать, - сказал я.
   Дальнейшие события не заставили себя ожидать. Учитывая новости, которые принес Кай, Имперский Совет посчитал нужным немедленно проверить Резервацию. Естественно, она оказалась пуста. Как я и подозревал.
   А днем позже Дом Арнар объявил о расколе и выделении группы вландрийских островов.
   На фоне всеобщей мобилизации возникло множество массовых истерий. Морально Двуморье не было готово к новой войне с Древними, и многие решили все пустить на самотек, заявив о нейтралитете...
   А Хейндрик действительно сдержал слово и за три дня захватил Оллу, потом пришла очередь Итэрлы, но Кайда нигде так и не отыскал. Атаковать другие острова Дома Света Хейндрику запретил Совет, хотя большинство лордов всецело были на его стороне. Радагасту направили десятки посланий с требованием выдворить клятвопреступника, а кое-кто даже потребовал поставить перед ответом самого Радагаста...
   Владыка Единорогов выжидал несколько дней, а затем, невзирая на запрет, высадился на Ладоре, где по слухам находился Миррой, некогда бывший одним из секундантов Кайда. Тот отдал свои земли почти без боя, передав Хейндрику еще один плацдарм.
   Неожиданностью для всех стало вмешательство Кира. В сопровождении своих лордов он прибыл на Астурию и в ультимативной форме потребовал от Хейндрика немедленного прекращения всех боевых действий. Тот заявил, что имеет на это полное право, и что не успокоится, пока не найдет своего кровного врага. Переговоры ничего не дали, и вскоре все продолжилось. Хейндрик захватил еще один остров. Кайда снова не нашел.
   После этого Кир послал на Тарот два крупных отряда солдат и передал командование Радагасту. Тот предпринял попытку отвоевать Итэрлу. Предприятие почти удалось, но на выручку подоспел Ринальдо. Атака захлебнулась. Вдвоем единороги захватили Каледонию и, наконец, двинулись на столичный остров.
   -Мне кажется, этим следует воспользоваться, - предложил однажды Сиггурд, мой воевода.
   -Что ты имеешь в виду? - спросил я.
   Он ухмыльнулся.
   -А то сам не догадываешься! Дом Света практически на коленях. Все силы обороняют Тарот, а Сирия осталась без присмотра...
   -Что? Ты предлагаешь атаковать?
   -Не иначе, - прямо ответил он, - Дом Света падет в любом случае. Если мы не вмешаемся, все навкарты достанутся Хейндрику.
   Теперь я понял, куда он клонит. Предложение чертовски заманчиво, но просто так взять и атаковать другой Дом, также входящий в Совет... Это чревато. Другое дело единорог - у того хоть есть моральное право. Но с другой стороны все равно Дому Света суждено пасть...
   -Проклятье! Я сделаю это только с разрешения Совета, и я знаю, как его получить! - решился я. - Но всем этим предстоит заняться тебе. Моя головная боль сейчас - рейдеры.
   Сиггурд кивнул, потер в предвкушении ладони и откинулся в кресле.
   -Держу пари, за три цикла я захвачу больше навкарт, чем ты.
   Я пожал плечами.
   -Может и так. Но не забывай, если я не добуду разрешения Совета, никакого нападения не будет.
   -Да ладно! Это же просто здоровое соревнование! Я никогда не забываю, что мы в одной команде.
   Мы с нетерпением ждали следующего заседания Совета Домов, и когда этот день настал, я попросил слово. Мне нужно было не просто добиться признания Дома Света недостойным входить в будущую Империю и тем самым поставить его вне закона, но и сделать это так, чтобы не показаться заинтересованной стороной. Поэтому начал я издалека:
   -Безусловно, лорд Кир совершил благородный поступок. Тем более, что некогда он пообещал Радагасту свое покровительство. Но мне все же кажется, сейчас эта защита необоснованна...
   Кир поднялся со своего места, и я успокаивающе поднял руку.
   -Кир защищает Дом Света по той же причине, по которой Хейндрик его атакует, - продолжил я, - Это честь и долг. Лорд Единорогов оскорблен и обманут, Кайд преступил закон. Хейндрик имеет полное право требовать сатисфакции. Мы ведь и сами осудили Кайда... Для меня не представляет сомнения, что человек, укрывающий у себя преступника, и сам становится преступником. Я говорю о Радагасте! Но вмешательство Кира грозит еще сильнее расшатать и без того хрупкий мир! Мне кажется, мы должны освободить его от данного слова и предоставить Хейндрику разобраться со сложившейся ситуацией самому. Мы ведь неоднократно предостерегали главу светоносцев, но не дождались ответа. Он даже не появлялся на трех последних Советах...
   Все это время Хейндрик, сидевший в своем ложе, внимательно наблюдал за мной. Под его сверлящим взглядом я чувствавал себя неуютно. Не удивительно: я пытался узаконить способ ограбить его, лишив части трофеев. Хотя с другой стороны я облегчал ему задачу, выводя Кира из игры...
   Я улыбнулся.
   -Мне кажется, это единственная возможность решить проблему...
   К моему удивлению, против этой затеи высказались только арнарцы. Семь Малых Домов, поддерживающих их, можно было не брать во внимание.
   Прекрасно, что хоть в этом лорды оказались более-менее едины...
   Хейндрику было объявлено, что он может требовать сатисфакции любым способом, вплоть до штурма острова Тарот, а Кира поставили перед фактом, что все его обязательства сняты, и вмешиваться в это дело не стоит.
   Кир хранил каменное выражение лица.
   -Я слышал решение Совета, - сказал он, затем медленно спустился по ступенькам и направился к выходу.
   Я почему-то сомневался, что он уведет войска. Смотря ему вслед, я не мог предугадать его дальнейших действий...
   Я кивнул Сиггурду и продолжил выступление:
   -Следующим пунктом я хотел заявить...
   Выждав некоторое время, Сиггурд последовал примеру Кира и покинул зал. Сегодня ему предстояло возглавить войска. Люди готовы, карты расчерчены, командиры проинструктированы.
   Вскоре я добился еще одной важной вещи: Дом Фурий согласился поддержать меня в походе на ближние острова Ханства. Рейдеры хорошо отплатили фурийцам за их последнюю экспедицию, и те снова приготовились обнажить свои клинки. Одним словом подмога...
   По завершению Совета я направился в расположение войск. Проверил, все ли готово, а затем нанес визит в гильдийский порт. Идти туда не хотелось. Навигаторы бутто ждут всегда над кем бы поиздеваться, кому бы продемонстрировать свое главенство. Конечно, владея монополией на все грузовые перевозки в Двуморье, можно назвать себя хоть представителем верховного бога в седбмой реинкарнации... Гильдийцы кичились своим положением, вырывали из рук последние гроши. Почти призерали тех, на ком наживались.
   Я вышел из консульства с усиливающейся головной болью.
   Корабли, конечно, зафрахтовал. Со скандалом и взаимными плевками. Как всегда, в общем.
   До нужного острова нас доставили, но возить по земле наотрез отказались. На все про все выделили три дня, потом вылетят назад. Приходилось подстраиваться.
   Остров бескрайних равнин, зарослей куманики, соленых озер и истертых ветром скальных пород. Здесь в небе сменялось солнца, и ночь приходила только на несколько часов.
   -Милорд, - доложился командующий, - сопротивления почти никакого...
   Казалось, он очень огорчен.
   Наше продвижение походило на горячий нож, режущий масло. Лагеря рейдеров зачастую оказывались пусты, те же клановцы, которых мы встречали, спешили уйти с нашей дороги. Преследование почти не велось.
   Вести пришли на следующий день. Наши разведчики обнаружили небольшое поселение, где нас к нашему счастью не ждали.
   -Несколько сотен, - сообщил капитан разведки.
   Я приказал выступать.
   Мы подбирались под прикрытием леса. Уже на месте стали решать, что делать. В неприятельском лагере я насчитал семь кораблей Светозар, один из моих заместителей, долго вглядывался вдаль, потом предложил:
   -Не спугнуть бы. Едва завидят нас, поднимутся в небо! Да и кораблики бы захватить неплохо. Утрем нос гильдийцам. Пусть потом тащатся порожняком!
   Я оскалился.
   -Верно скахал. Постараемся.
   Светозар кивнул.
   -Что же придумать? Как бы извернуться так по-особенному?..
   -По-особенному... - протянул я, - Хитростью их возьмем!
   Я облизал пересохшие губы.
   -Начинаем. Бери небольшой отряд и неспешно направляйся к ним в лагерь, разыграй из себя местных. Может, повезет. Твоя задача удержать корабли. А потом продержаться, пока подойдет подмога. Мы подберемся подлеском, чтоб не заметили. Продержись, мы сотрем их за пять минут...
   Светозар крякнул, поднимаясь с корточек. Раздвигая ветки, двинулся в сторону наших позиций. Вскоре я увидел его в седле пегого скакуна, возглавляющего небольшой отряд мечников. Солдаты шли вразвалку, кое-кто даже пытался горланить рейдерскую песню. Не очень убедительно, но все же хоть что-то.
   Я с остальным отрядом под прикрытием леса двинулся с другой стороны.
   Светозар вскинул руку в приветствии, когда заметил, что в лагере всполошились. Я не рассчитывал, что этот трюк проведет клановцев, но это неожиданно сработало, и отряду Светозара удалось еще немного приблизиться.
   -Готовсь! - приказал я, когда наши практически достигли лагеря.
   Светозара вышел встречать кто-то закутанный в плащ с ног до головы. Он что-то крикнул, Светозар ответил, продолжая двигаться, и, наконец, все началось. Встречающий неожиданно пошатнулся, схватился за древко стрелы, торчащее из живота, и рухнул на землю.
   -Впред! - скомандовал я. Уже можно. Если Светозар сможет продержаться, корабли будут наши.
   Он гарцевал на своем коне неподалеку от поверженного рейдера, отражая атаки. Рейдеры образовали несколько фаланг и двинулись вперед. Наши ответили залпом из луков. Отряд сместился к стоянке кораблей. Молодец, Светозар...
   Еще немного...
   Около десятка наших солдат уже лежало на земле.
   Мы бежали изо всех сил, со все скоростью, которую могли развить.
   Наши стали пятиться - очевидно, таков был приказ Светозара, - прикрываясь щитами, они оттаскивали за собой какого-то плененного клановца. Мгновение спустя я понял причину отступления: несколько разъяренных мантикор врезались в их ряды, разбрасывая солдат в разные стороны, пытаясь добраться до пленного. Я видел, что Светозар не справляется. Он держал перед собой щит, защищаясь от стрел, и одновременно пытался отогнать разъяренных зверей.
   Наших осталась совсем горстка. Еще немного и рейдеры прорвутся к кораблям...
   Я выругался. Крикнул, чтоб бежали быстрей, хотя и так неслись быстрей ветра.
   Конь под Светозаром вдруг повалился на бок. Рейдеры бросились вперед, топча упавшего вседника. Я вытащил из ножен меч и молился, чтобы мой друг остался жив. В создавшейся сумятице я совершенно потерял его из виду и уже совершенно не понимал, где он находится.
   -В атаку!!! - заорал я, - Ааа!!!!
   И мы, наконец, достигли лагеря.
   Светозар оказался жив. С мечем наголо отражал атаку рейдеров вместе с оставшимися солдатами.
   Клановцы стали отступать. Небольшой отряд попытался приблизиться к кораблям, обойдя наших по дуге, но у них ничего не вышло. Командира выбили с седла, остальных перебили. Плененного наездника разоружили и прижали к земле. Я скривился, заметив, как кто-то на всякий случай огрел его по голове рукояткой меча.
   Подобного поворота событий рейдеры не ожидали, соотношение сил так неожиданно изменилось. Через несколько ударов моего сердца они бросились врассыпную. И лишь небольшой отряд тяжелых панцирников с завидным спокойствием двигался, сохраняя строй, к самому краю импровизированного причала.
   -Не дать им уйти! Поднажали!!! - заорал я.
   Во главе отряда двигался кто-то очень знакомый. Я не видел лица, но со спины он кого-то мне напоминал.
   Они пробились еще не несколько метров. Могли успеть.
   -Х-хайт! - разнесся над равниной их дружный голос.
   Клановцы усилили натиск.
   Я почти что оцепенел. Поискал взглядом Светозара. Черт побери! Неужели он не слышал?! Это же боевой клич Дома Единорога!
   После минутной растерянности (как никак Хейндрик муж моей сестры и воспринимать его как врага у меня мозги не поворачивались) я снова вступил в бой. Если бы он сам был здесь, все пошло бы совсем по-другому...
   Это мог быть перебежчик, успокаивал я себя. Или просто случайность... В любом случае, командира надо взять живым. И разобраться.
   Они достигли корабля. Часть воинов тут же развернулась, другие стали поднимать паруса. Командир достал из кармана навкарту. В моей голове послышался звон колокольчиков. Кто же это, черт побери?! Я снова не успел разглядеть лицо.
   Ренегат, я решил пока именно так называть убегающего, склонился над навигационным механизмом. За те мгновения, что у меня оставались, я поднял чей-то арбалет (благо он оказался заряжен), прицелился в застывшую на мосту фигуру и нажал на спусковой крючок. Надеясь на удачу. И попал. Ренегат вскрикнул и пошатнулся, схватился за перила. Теперь его лицо стало видно, и я узнал в нем Ринальдо, лорда-правителя острова Хель, одного из высших лордов Дома Единорога...
   Мешкать стало нельзя. Корабль вот-вот готов был взлететь. Я поспешил побыстрее перезарядить арбалет и прицелился снова. Ринальдо полувисел на перилах, а под его правой ключицей торчал арбалетный болт. Раненый пытался дотянуться до взлетного механизма. Я выстрелил во второй раз. Стрела попала в поясницу, Ринальдо вскинул руки и упал. Но и после этого не прекратил свои попытки.
   Я бросился вперед. Перебрался через борт.
   Ринальдо был еще жив. Навкарта работала, издавая слабое жужжание, но руль высоты по-прежнему находился в неактивном положении.
   Поле боя оставалось за нами, сражение прекратилось.
   Я перешагнул через хрипящего лорда и протянул руку к навкарте.
   Позади меня взвыл единорог. А мгновением позже кто-то спихнул меня вниз, да так, что я больно приложился плечом.
   Завизжали винты.
  
  

IV. ХЕЙНДРИК

Дом Гесперид. Ирида

  
   Душно, а солнце даже не в зените. Мы шли по звериным тропам и, наконец, остановились у родника, чьи воды через несколько километров соединялись с Черной, одной из самых широких рек долины. Мошкары стало заметно меньше, и я с облегчением вздохнул. Сняв сапоги, сел на берегу и опустил ноги в воду.
   -Зой, - сказал я наконец, - еще пару километров и мне будет плевать на все твои опасения!
   Он пожал плечами.
   -За хребтом лес изменится. Станет... лучше.
   -Н-да, очень надеюсь на это.
   Зой засмеялся.
   -Что ты меня попросил сделать, то я и сделал. Тайна. О нашем походе никто не знает...
   -Твой Дом падет! - резко перебил я, - На Астурии, Зой, я могу делать все, что мне заблагорассудится. Здесь же нам приходиться от всех прятаться! Непотребство!
   Он покачал головой.
   -Нет, не совсем так. Мы же решили, что Валент не должен ничего узнать. Паранойя и опасение - две разные вещи.
   Я решил промолчать.
   Зой расстелил на траве плащ и выложил на него наши припасы. Сыр, немного холодной баранины, пучок зелени, несколько яблок на закуску и литровый бочонок пива. Мало конечно, но мы начали именно с него.
   В моих руках вспыхнула сигарета, и я жадно затянулся.
   -Уйдет час, чтобы добраться до хребта, - прикинул мой спутник, - еще два, чтобы спуститься вниз. Не так уж и мало.
   Зой видел мое недовольство.
   -Воздушные корабли здесь очень большая редкость, Хей, - объяснил он, - Нас бы не составило труда выследить, появись мы под парусами. Здесь ведь только один город, вот и получается, что нет никакой необходимости во всяких там летающих приспособлениях...
   Я уже выпил половину своей порции пива и снова закурил. Зой последовал моему примеру.
   -Прости, но все же не понимаю, зачем все это... Валенту от этого не жарко и не холодно.
   -Хм, по крайней мере, для него это будет неприятной неожиданностью. Ведь он считает, я ничего не знаю о его нападении на клановцев. И о том, что он начал самовольный захват Свободных Островов. Совет еще узнает об этом... и уж тогда...
   Зой покачал головой.
   -Ох, не приведет это к добру, Хей. Скажи-ка лучше как там твои дела... с Кайдом?
   -По-прежнему, Зой, по-прежнему. Тарот в моих руках, Сирия у Сиггурда и он клянется, что этого подлеца там нет. Радагаст тоже пропал. Хм-м, думаю, на следующем Совете будет объявлено о падении их Дома. Но знаешь, меня больше всего беспокоит этот чертов птенец, Кир.
   Зой удивленно поднял брови.
   -Кир? Но Совет...
   -Кир всегда выполнял решения Совета. Но речь никогда не шла о его чести, о чести рода Столен. До этого раза. Я вот думаю, что если все лорды Света сбежались к нему под крылышко...
   Переваривая мои слова, Зой нахмурился и некоторое время молчал. Я между тем закончил свой обед, выпил остатки пива и закусил яблоком.
   -Думай о лучшем. Правда, зная тебя, готов предположить, что наш мир стоит на грани катастрофы.
   Он поднялся, стряхнул с плаща крошки, перебросил его через плечо, и мы продолжили путь.
   Когда вдалеке показался дом, я стал успокаиваться. Путешествие вышло не из приятных: дикая жара и сонмы всевозможной мошкары преследовали нас на каждом шагу. Плюс к тому, полное отсутствие какой бы то ни было дороги. Моя одежда в пыли, а ботинки сбиты. Прекрасные кожаные ботинки!
   К нашему удивлению дом оказался пуст. Ни слуг, ни того, за кем мы пришли. Через десять минут безрезультатных поисков во мне снова начало расти беспокойство.
   -Гляди! - вдруг хлопнул по плечу мой спутник, я посмотрел в сторону, куда он указывал.
   Минуя россыпи валунов, то и дело исчезая за стенами зелени, к нам приближался паланкин в сопровождении семи слуг. Четверо заняты непосредственно переноской, двое позади, а один идет на несколько метров впереди остальных.
   Когда они приблизились, шторки разошлись, и перед нами предстал Ринальдо.
   -Ах, друзья мои! Если бы я знал, отложил бы свою прогулку. Идемте. Извините, я пока не могу нормально передвигаться, так что...
   -Лежи, - коротко сказал я.
   У крыльца двое слуг помогли ему выбраться, тот улыбнулся нам и указал на дверь.
   -Мой дом - ваш дом, - сказал он ритуальную фразу.
   Войдя, мы с Зоем разместились на диване, а Ринальдо, кряхтя, сел в глубокое кресло.
   -Полагаю, - сказал он, - мое пребывание здесь подошло к концу? Жаль. Тут так спокойно... Но... Что нового в мире, Хей?
   Я неопределенно покачал рукой.
   -Пока все по-старому, но готово сорваться с катушек. Ты должен стать на ноги как можно скорее. Наш Дом, возможно, вступит в войну с Птенцами.
   Ринальдо не казался удивленным.
   -Да, - сказал он, - а Дом Харит на очереди.
   -Не все так просто, Ри. Валент оказал нам услугу, добившись согласия Совета для моей мести. С какой целью он это сделал, правда, остается загадкой. Сомневаюсь, что дело в Джане... И пока я не разберусь, ты должен бездействовать. Но, безусловно, его атаку на Свободные Острова нужно прекратить. Но это уже моя головная боль, моя.
   Ринальдо помолчал с минуту, но потом словно взорвался:
   -Он выстрелил мне в спину! В спину, мать его! Если не хочешь марать свои руки, я сам вызову его на дуэль. Земля не будет носить нас двоих!
   -Нет. Не сейчас, Ри. Ты мне нужен. Валент никуда не денется... Я обещаю, мы еще вспомним это. Ведь по сути он нарушил наши переговоры с Кланами.
   Ринальдо вздохнул.
   -Как скажешь. Но помни: ты пообещал.
   -Пообещал, - согласился я. - А теперь давай подумаем, как мы тебя отсюда вытащим. Тебе пока противопоказана тряска, а каюта на корабле вполне подошла бы. Думаю, скоро это можно будет организовать.
   Следующий день не принес хороших вестей. Вернулся на корабле Зой и сообщил, что Кир атаковал Итэрлу, захваченную нами лишь несколько дней назад.
   -Атаковал? - переспросил я, - Итэрлу?
   Я прищурился.
   -Вот и началось...
   Подошел к окну и, открыв его, закурил.
   -Ри, ты должен быть готов через пять минут.
   Он кивнул и стал собирать вещи.
   На Итэрле оставался один из моих гарнизонов, - размышлял я. - Скорее всего, никого уже нет в живых. Выругавшись, я спросил у Зоя:
   -Кто принес сведения?
   -Снот. Он искал тебя и, нигде не найдя, сообщил управляющему города.
   Я кивнул, начиная с полоборота включаться в новый расклад. Значит, если командует Снот, с Финдо что-то стряслось.
   Появился Ринальдо с тростью в правой руке. Переоделся в синий бархатный колет, под которым виднелась белая рубаха с большим острым воротником. Штаны с галантами на внешней стороне бедер и на голенях. Обулся он в короткие сапоги с широкими раструбами. Завершал картину берет черного бархата с большим синим пером и переброшенный через плечо синий плащ.
   Позер.
   На всех парусах мы двинулись к городу. Перевалив через хребет, вскоре увидели его у самой кромки горизонта. Сияющий в лучах солнца, он был похож на оброненный кем-то алмаз. И если бы не то тревожное чувство, что обосновалось где-то внутри, я бы долго любовался этой волшебной картиной...
   -Оставляю Астурию на тебя. Во время моего отсутствия будешь следить за порядком. Все войска забираю. Так что малыми силами... хм... сверши многое.
   Он кивнул.
   -Ты вернешься до открытия Провала?
   Я неуверенно покачал головой.
   -Кто его знает... Но твоя задача продержаться до этого срока. Зой, - я указал на нашего общего друга, стоящего за штурвалом и время от времени бросающего на нас внимательные взгляды, - в случае чего поможет. А когда откроется путь... Что ж, тогда и посмотрим, что можно сделать.
   Через пару часов прибыли в город. Добираться к Итэрле дальше можно только с помощью Гильдии. Без навкарт, как говорится, нет и дорог.
   Я махнул друзьям рукой и поспешил к ближайшему отделению гильдийского консульства.
   Выбить корабль получилось на удивление легко. Почти без нервов.
   Когда добрались до острова, начиналось утро. В лагере жгли костры. Я огляделся по сторонам и обнаружил, что половина города лежит в руинах. Но, тем не менее, остается под контролем войск Кира.
   Лут Форт обложен по всем правилам. Сначала несколько рядов глубоких рвов, потом череда частоколов для прикрытия лучников, за ними - требушеты. Вокруг основного лагеря выставлен караул из пикинеров и арбалетчиков, тут же взявших меня на прицел. Капитан развода быстро поднял руку, успокаивая солдат, и вытянулся по струнке.
   -Мое почтение, милорд! - приблизившись, он снова козырнул, - Сегодня город будет взят! Непременно!
   Я кивнул, хлопнул его по плечу и двинулся к шатру, над которым развивался штандарт Единорогов. Джала, Глайт и Снот еще спали, а Ллойд что-то писал за походным складывающимся столиком. Он обернулся, когда я вошел и как-то грустно улыбнулся.
   На его щеках темнеет трехдневная щетина, а одежда измята и, как мне показалось, в пятнах крови.
   -Хей...
   -Где Финдо? - спросил я с порога. Когда на прошлой неделе я покидал город, он здесь командовал.
   -В плену. Или мертв, что более вероятно.
   -М-мать! Что случилось?
   -Не вернулся назад после одной из атак. Хей, мне жаль...
   -Решил стать героем? - спросил я со злостью.
   От шума заерзал в гамаке Снот, открыл глаза и поднял в приветствии руку. Я поднял руку в ответ.
   - Ладно, Ллойд, давай по обстановке.
   Сев на подушку, я вытащил из пачки сигарету. Ллойд вздохнул.
   -Город взяли вчера утром. Высадились, очевидно, накануне ночью, разведали что к чему, а потом... - он красноречиво махнул рукой, - Хм, с такими силами! Где-то тысяча, не меньше. Потом разделились, одна группа отправилась по северной дороге, в Ростки или в Белый Оазис, хотя в последнем очень сомневаюсь, там ведь есть воздушный порт и можно было воспользоваться услугами Гильдии...
   -Значит, в Ростки, - согласился я, - но мне не совсем понятны мотивы. Им бы следовало взять оба порт под контроль, и весь остров считай под колпаком. Это не похоже на обычную тактику Кира, это вообще как-то не логично.
   Ллойд развел руками.
   Снот хмыкнул и, наконец, выбрался из гамака.
   -Подмога будет? - спросил он, и я сразу понял, что командует здесь именно он.
   Я кивнул.
   -Три полка ждет указаний на Тароте.
   После моих слов его брови поползли вверх.
   -Та-а-ак... Не много ли? Это же колоссальная цифра! Мы же не собираемся... атаковать Птенцов?
   Усмехнувшись, я отметил проницательность командующего. Из всех моих соратников только он и Ринальдо всецело достойны носить титул стратега. Еще был Финдо, но он, как считалось, пропал...
   -Если все пойдет так, как я предполагаю, то собираемся. А что Белый Оазис? Предупредили?
   -Да, - Снот посмотрел на Ллойда, тот в подтверждение кивнул, - проверяем каждый час, но пока все тихо. Хей, у меня такие подозрения, что им нужны именно Ростки...
   -Верно, - перебил Ллойд, - Иначе, зачем бы Кир оставлял здесь людей? Он планирует уходить этим же путем, значит нужно стеречь порт. Тем боле, как я заметил, там ошивается три гильдийских корабля. Не иначе как зафрахтованны Киром.
   -Скорее всего, так и есть. Снот, буди всех. Пора выступать.
   Интересно, - размышлял я, - что же птенцам понадобилось на этих задворках? А иначе как задворками Ростки назвать нельзя... Спрятанные навигационные карты? Еще одна кровная клятва? Старое обещание?
   -Хей, - прервал мои размышления Снот, - А если Кир здесь? Что делать? Атаковать на поражение или?..
   -Если он действительно здесь, когда ты его увидишь, выбора у тебя не будет. Дом Птенцов воспитывает великих воинов... Лучше оставь его мне.
   Снот кивнул. Затем подошли все остальные, и я прочитал короткую вводную. В оставшееся до выступления время снова задумался.
   Ллойд. Черноволосый, с тонкими чертами лица, нос с горбинкой, зеленые глаза. Черточки усов над верхней губой, хотя уже и появилась изрядная щетина. Длинные руки с тонкими пальцами.
   Снот. Рыжеволосый детина с вечной ухмылкой на губах. Два перстня из белого золота на правой руке, один из серебра на левой. Все с красными камнями. Серые оттенки одежды.
   Джала. Женщина-берсеркер. Когда-то была предводителем группы рейдеров, которых я обнаружил на Астурии... Хмурая и неразговорчивая. Кожаный ремешок с тиснением драконов на лбу, придерживающий волосы. Цепкий, пронизывающий взгляд. Тонкие губы.
   Глайт. Невысокий. Наверное, даже самый низкий из всех моих людей. Резкий и вспыльчивый. Русые волосы непослушно падают на плечи. Блуждающие глаза, очерченные черточками морщин.
   Все вместе, соединив силы, мы могли стереть город с лица земли.
   -Милорды, - приблизился один из солдат, прерывая мои размышления, - к вам командующий Тайрус.
   Я кивнул, и вскоре мы слушали доклад генерала:
   -Люди будут готовы минут через двадцать. Но если прикажете, завтрак отложим на потом.
   -Не прикажу, - ответил я, - Пусть просто поторопятся. Время не терпит.
   Командующий козырнул и поспешил выполнить мои распоряжения.
   -Ллойд, есть что выпить?
   Он достал из сундука, на котором сидел, две бутылки красного вина, разлил по кубкам, затем раздал всем и молча поднял свой. Также молча, мы сделали несколько глотков.
   Джала выпила свою порцию одним махом.
   -Пойду разомнусь, - сказала она, вставая.
   Ллойд прочистил горло.
   -Хей, ты ведь не шутил про атаку на Дом Птенцов? Это вычеркнет нас из Союза Домов. Сразу же.
   Я сделал еще один глоток.
   -Не знаю. Я никогда не представлял их в качестве врагов. Даже когда они защищали Тарот. Кир человек чести и этим все сказано. Если станем врагами, воевать он будет по правилам.
   Снот хохотнул.
   -А чем мы, по-твоему, сейчас занимаемся? Или вчерашняя бойня была чем-то вроде дружеского рукопожатия? Мы уже с ним в состоянии войны... И вообще, кого и должны выдворить из Союза, так это его!
   -Может быть, - кивнул я, - В любом случае, Кир попал в ловушку, и она захлопнулась. Все решит сегодняшний день.
   Вернулась Джала в сопровождении Тайруса.
   -Можем выступать.
   Мы направились к взбудораженному войску. По пути я дал несколько распоряжений:
   -Значит так... Наша основная задача - отрезать их от воздушного порта, а значит, связи с Домом. Можно решить все малой кровью и выбить их из города или выжечь поголовно. Я склоняюсь к первому. И думаю, если перекроем порт, они сами решат уйти. Конечно, дать им соединиться с другой группой мы не должны и поэтому продолжим преследование. Этой частью операции будет командовать Джала. Итак...
   Требушеты палили, не переставая, а крытые тараны двигались под их прикрытием вперед, чтобы совсем скоро стальными головами вгрызться в древний камень.
   Прикрываясь тяжелыми передвижными щитами, лучники приближали свои позиции.
   Позади каждого тарана по два скорпиона, и когда участок стены рушился, они посылали в пролом копье за копьем.
   Затем настало время пехоты. Наши мечники отправляли в ад любого врага, ставшего на пути. И вот весь западный участок города оказался захвачен. Кругом стоял страшный гвалт: кричали солдаты, визжали боевые животные, ржали кони и трещали... трещали... трещали катапульты. С грохотом падали стены, поднимая тучи пыли.
   Я не мог позволить себе наблюдать за действом со стороны. Настала и моя очередь вступить в битву. У каменной площадки нас уже ждал отборный отряд солдат под командованием Тайруса. Приблизившись, я коротко бросил:
   -Пора.
   -Тогда начнем, на нашу долю выпало самое интересное.
   Он усмехнулся и вытащил из ножен меч.
   Неприятельские войска, окружившие громаду порта, никак не хотели сдаваться. Преимущество в силе, несомненно, было на нашей стороне, но глупость закрыла им глаза.
   Над всей восточной частью города уже собралось облако дыма. Я порадовался нашему столь быстрому продвижению. Мы брали Лут Форт в клещи, и края их постепенно смыкались. Пройдет еще немного времени, и враг падет. Еще немного времени...
   Мудрецы говорят, врага нельзя загонять в угол, следует оставить ему путь для отступления. Тогда он не превратится в разъяренного волка, который перестал обращать внимание на раны... Птенцам дали коридор.
   Я вошел в портовые ворота. Мне навстречу тут же выбежал обеспокоенный консул.
   -Да что вы себе позволяете!!! Да что... что же это та... акое?!
   Во вращении его глаз было что-то комическое. Я чуть не рассмеялся, когда гильдиец начал еще и жестикулировать.
   -Вы... вы... Вы с ума сошли! - он даже не удосужился повертеть у виска пальцем. Поднес руку, тут же поднял другую. Растопырил пальцы, - Это как назвать?! Это же... - взмах рукой над головой, - Да что же это такое, я вас спрашиваю?! А?!
   Он сотрясал кулаками, хлопал себя по бокам, загибал пальцы, перечисляя все наши преступления перед Гильдией. Топал ногами и вращал, вращал своими глазами, будто они у него были на ниточках и что-то там внутри порвалось.
   Весь смысл его выступления сводился к тому, что мы втянули их неприкосновенно-нейтральный порт в дикое побоище и чуть не разрушили катапультами воздушную гавань, только недавно отделанную белым мрамором.
   Я подождал, пока он успокоится.
   -Все немного не так, консул. Разве вы не поняли, что мы освободили порт? - в некотором смысле это было даже правдой, - Кир захватил город, окружил порт своими войсками и намеревался держать его в блокаде. Без его разрешения никто бы не смог воспользоваться вашими услугами.
   Гильдиец недоверчиво скривился.
   -Мне придется вам поверить. Но я обязательно доложу по инстанции. О происшествии узнает вся Гильдия, так и знайте!
   Часом позже, возвестив горожан об "освобождении" и оставив небольшой отряд для "охраны" гавани, мы двинулись вслед сбежавшим. Если успеем в Белый Оазис раньше, мышеловка захлопнется. И Кир будет все равно что мертв.
  
  

V. КИР

Дом Птенцов. Маруф

  
   Ветер пах вереском.
   На востоке уже начали алеть небеса, и птицы, летевшие за нами вот уже несколько часов, наконец, свернули к морю и опустились где-то на скалистом берегу. Они бы сошли за альбатросов, если бы не столь яркое оперение. Чем их заинтересовал в наш корабль, не знаю, но Инис искренне огорчилась, когда они оставили нас.
   -Как они называются? - спросила она.
   Я пожал плечами.
   -Не знаю. Не люблю что-то переименовывать. Этот остров попал ко мне таким, как ты его видишь, я ничего не менял. А давать чему-то новое имя... Не знаю, пусть этим занимается кто-то другой. Я зову их птицами, как и всех остальных. Но каждый раз в это слово вкладываю разное содержание.
   Девушка улыбнулась.
   -В этом есть своя прелесть. Знаешь, кругом так много интересного, нужно лишь уметь это замечать.
   -Да?
   Она кивнула.
   -Вот я здесь всего немного, но заметила уже целую массу отличий от Итэрлы. И хотя мое детство было не из худших, я хотела бы, чтобы оно прошло здесь... - она на мгновение закрыла глаза, явно что-то вспоминая, - Здесь все по-другому, и я хотела, чтобы все это тоже было моим. Но для этого нужно вырасти в таких местах. Или прожить здесь очень долго.
   -А где ты росла? - поинтересовался я.
   -В одном из провинциальных городков, на задворках Империи. Из всей нашей семьи в столице смог побывать только мой брат. Отец был торговцем, держал лавку, где полно всякой всячины. Я любила проводить там время, каждый раз получалось находить что-нибудь новенькое.
   -А мать?
   -Она была рабыней в Ханстве, но после моего рождения отец выкупил ее и сделал свободной, забрал на Итэрлу. Они поженились. А мы с Гаем поженились, когда нам исполнилось пять. Это не помешало нам стать лучшими друзьями, мы всегда играли вместе... Я знаю, отец специально устроил нашу свадьбу: Гай был племянником арнарского лорда.
   -А потом? С Гаем все сложилось?
   Инис кивнула.
   -Он стал капитаном, а когда вернулся из похода, уже командовал полком.
   Я покивал головой.
   -Солидное продвижение. Ты жалеешь, что оказалась здесь?
   Она внимательно посмотрела на меня.
   -Нет.
   Я оперся о перила, вдохнул вечерний воздух.
   Среди ароматов трав, что доносил вечерний ветер, явственно проступал запах дерева. Корабль спустили со штапелей всего несколько дней назад и, наверное, он еще не скоро избавится от этого. Так же, как наша казна нескоро наполнится. Его покупка обошлась нам в копеечку.
   -Меня почему-то всегда одолевает ностальгия. Здесь, на корабле. События прошлого так и крутятся в голове. Наверное, именно из-за этого и захотелось узнать о твоем прошлом.
   -Но я же тебе уже сто раз рассказывала!
   -И каждый раз по-новому, - я улыбнулся, - Мне нравится слушать, как ты говоришь, с того самого раза, как впервые услышал твой голос...
   Девушка засмеялась и хлопнула меня по плечу.
   -Кир!
   Заскрипела мачта. Корабль медленно повернул и поплыл вдоль береговой линии. С моря двигались теплые массы воздуха, и удачно повернутые паруса толкали корабль вперед.
   -Почему ты вернулся за мной? - вдруг спросила девушка.
   То, о чем я думал за секунду до вопроса, вмиг куда-то исчезло, стало неважным, каким-то далеким. Инис стояла передо мной, ожидала ответа.
   -Ты привез меня в Стайм, поселил на самой красивой улице... Ты прилетаешь на своем корабле несколько раз в неделю, и мы отправляемся в путешествие. Почему так?
   Мне так хотелось сказать правду, но вместо этого я через силу улыбнулся, пожал плечами.
   -Мне интересно с тобой. Ты хороший собеседник и... И, кроме того, мне просто не хочется летать одному. Раньше компанию составлял Йорк, но теперь он черт знает где, воюет с фурийцами.
   -Война... - вздохнула она, - Кир, сколько она еще продлится?
   Я опустился на пол, стянул с лавки тигриную шкуру.
   -Не знаю, Инис. Если бы все зависело от меня, она бы и не начиналась. Двуморье снова раскололось и очень трудно будет сплотить Дома снова.
   -Скажи, а это правда, что ты станешь императором?
   Я вздрогнул, словно от удара. Инис, сама того не подозревая, попала в самое больное мое место.
   Великие Дома разделились на два лагеря. И если в одном, где лидером был Хейндрик, воспевалась идея всеобщей свободы и даже почти анархии, хотя глава Единорогов постепенно и прибирал власть к своим рукам, превращаясь в самого обыкновенного деспота, то в другом ширились идеи создания сильной императорской власти.
   Раньше, еще до войны, кандидатом на трон считали Валента, но вдруг обнаружилось, что он вел свою игру и вовремя не поставил в известность Дома о предательском сговоре Хейндрика с Кланами. Его репутация резко пошла вниз. Кое-кто даже заклеймил его сторонником Единорогов. Естественно, он все отрицал. Да и вряд ли все это было правдой.
   Совет сократился почти на половину. Из Великих Домов в его составе сейчас оставались вландрийцы, птенцы, н'дарцы, арнарцы, Дом Харит и Дом Эволюции. Малые Дома в большинстве своем не изменили взгляда на состояние дел. Выходило так, что из всех представителей конклава за императорский трон сейчас боролись лишь Ксеркс из Дома Н'Дар и я.
   Ксеркс и я...
   У меня, конечно, поменьше шансов примерить горностай - за Ксеркса стояли вландрийцы и, безусловно, Дом Харит. Арнарцев же устраивали оба варианта, но... Но если моей женой станет Бару, арнарка, они отдадут мне свои голоса. И положение изменится.
   -Да, правда. Если все сделаю так, как требуют обстоятельства.
   -А ты сделаешь? И я больше тебя не увижу? Да?
   От ее догадливости мне стало не по себе. Некоторое время я молчал, затем поднялся, бросил шкуру обратно на лавку, взял Инис за руку.
   -Я спас тебя не затем, чтобы забыть. Я...
   -Ты любишь меня, - продолжила она, когда пауза затянулась, - Но почему-то не можешь сказать.
   -Ах, Инис! Если бы все было так просто! Я не могу тебе ничего рассказать по многим причинам. Прости.
   Корабль медленно плыл в теплых потоках. Скоро начнет смеркаться, и капитан посадит его на воду. Он построен так, что в любой момент может продолжить путь и по воде. Иногда это очень кстати, например, когда каким-то образом выходили из строя механизмы, вращающие винты, или если сорвало паруса и корабль становился неуправляемым. Только жаль, по морю далеко не наплаваешься. На воду садились только в порту или чтобы заночевать.
   Корабль всегда ассоциируется с тем, что должно плавать, бороздить морские просторы. В Двуморье все было совсем иначе. Никто из ушедших в плаванье не возвращался. Стоило потерять из виду берег, как начиналось нечто необъяснимое. Компасы сходили с ума, стрелки вертелись, ни на секунду не останавливаясь. Единственным спасением в этом случае становились навигационные карты - загадочные пластины с несколькими дырками, полосками и схемами. Технология их создания для всех представляла загадку, и ни скопировать, ни воссоздать эти артефакты не получалось. Тайны Древних по-прежнему оставались тайнами.
   Так хорошо нестись вперед в лучах заходящего солнца, слушать шум прибоя и... держать ее за руку...
   -Мне не за что прощать тебя, Кир. Ты всегда был добр ко мне. Ты спас меня. Возможно, я просто думала вслух... Я не хотела смущать тебя...
   Она улыбнулась, поправила накидку на плечах и, придерживаясь перил, медленно двинулась к носу корабля. Я остался стоять на месте.
   -Идем, - позвала она, поманила рукой, - И захвати ту страшную шкуру...
   Я кивнул, подобрал то, что она просила, и, уклоняясь от рей и подныривая под натянутые канаты, двинулся следом. Инис стала на самом носу корабля и смотрела вдаль. Здесь мало места, и я поспешил бросить шкуру на пол и опустился.
   -Что тебе больше нравится - закаты или рассветы?
   Я пожал плечами, задумался.
   -Когда как, наверное.
   -А мне больше нравится утро. До сих пор вспоминаю, как ты однажды разбудил меня, а корабль несся прямо на солнце. Оно было такое огромное и заливало все своим светом. Это было так прекрасно! Никогда не переживала ничего подобного.
   Я засмеялся вместе с ней.
   -Кир, ты так много подарил мне... Я навсегда сохраню эти воспоминания...
   Что-то заставило меня нахмуриться.
   -Ты так говоришь, будто прощаешься со мной.
   Девушка покачала головой.
   -Нет, я надеюсь, ты вернешься. Даже когда станешь императором. Ты ведь вернешься, Кир?
   В горле застыл комок. Я обнял ее, зарылся носом в золотых волосах, мягких как майские травы и душистых, как может быть душистым утро на вересковом поле.
   -Я вернусь, милая, - сказал я, - обязательно вернусь.
   Мы сидели так, пока шкипер не сообщил, что пришло время садиться. Я помог спутнице подняться, и вместе мы отправились на мостик. Там с удобством разместились в глубоких креслах, не опасаясь, что при посадке вылететь за борт.
   Я подал знак, шкип кивнул в ответ, и винты стали работать тише. Затем послышался плеск, их вращение совсем замедлилось, и корабль резко качнуло вправо. Нос на несколько мгновений задрался, опустился едва ли не до самой воды, выровнялся...
   Инис выдержала наше приводнение с завидным хладнокровием, чем привела капитана в полный восторг.
   -Никогда не видел, чтобы женщины так спокойно переносили посадку, - сказал он, - Миледи, вы просто уникум!
   Инис звонко рассмеялась.
   Затем мы вместе спустили паруса и стали на якорь. Шкип выбрал очень удачное место - бухточка просто превосходная. Я зажег несколько фонарей, и пока шкипер возился с ужином, предложил Инис искупаться. Девушка с радостью согласилась.
   -Но только если ты отвернешься...
   Я поспешил исполнить ее просьбу и через минуту услышал шорох снимаемых одежд. Затем последовал визг и плеск воды. А затем, наконец, и восхищенные крики.
   -Вода просто совершенство! Кир! Ну, чего же ты стоишь? Присоединяйся!
   Я разделся, сложил нашу одежду так, чтобы в случае чего не сдуло ветром за борт. Потом сгруппировался и прыгнул.
   Вода действительно оказалась теплой, словно парное молоко.
   Инис плавала совсем рядом - я ощущал движение воды, но все равно старался не упускать ее из виду. Она коснулась моего плеча.
   -Кир, на корабле есть вино? Мне кажется, когда выберусь, обязательно замерзну...
   -Есть, есть, - успокоил я, - Лучшее во всем Двуморье.
   Она снова засмеялась, а затем оттолкнулась от меня и быстро поплыла прочь.
   -Догоняй!
   Я бросился следом. Когда оказался в нескольких гребках от нее, Инис оглянулась, взвизгнула и свернула в сторону. Я все равно догнал, шлепнул ладонью по спине, а когда она, наконец, остановилась, подплыл поближе и поцеловал.
   Инис улыбнулась и продолжила плескаться, несколько раз нырнула, а затем поплыла в сторону корабля. Ухватилась за канат, опущенный в воду вместе с якорем, перевела дух.
   -Ох, Кир! Даже на Итэрле не было такой воды! Это море такое теплое. Как... как оно называется?
   Я подплыл ближе, взялся за лестницу.
   -Хм, то же самое море, что и омывает Итэрлу. Просто здесь намного южнее. А, может, дело в течениях.
   Из камбуза донесся звук гонга.
   -Ужин готов, - пояснил я, - пора на борт.
   Инис несколько секунд колебалась, затем подплыла к лестнице и полезла наверх. В свете огней корабля и блеска подернутой серебром луны ее обнаженное тело казалось просто совершенным. Мне показалось, она прочитала все мои мысли, оглянулась и, усмехнувшись, продолжила подъем. Я не знал, что мне и делать. Секунду поразмышлял и забрался следом. Вытащил из воды веревочную лестницу, смотал ее и положил у перил.
   -Ты всегда такой прагматичный? - вдруг поинтересовалась она, прикрываясь платьем, - Я бы оставила ее так...
   Я пожал плечами. Затем усмехнулся и предложил отложить платье в сторону. Она удивленно заморгала, но, тем не менее, сделала то, о чем я попросил. В этот момент в ней не было ни капли смущения, оно полностью уступило место любопытству. Девушка улыбалась, ожидая моих комплиментов и, наверное, считала, что я попросил ее отложить платье именно за этим...
   Я приблизился. Наши обнаженные тела почти соприкоснулись.
   -Ты прекрасна...
   И пока не случилось ничего непоправимого, я поспешил накинуть ей на плечи полотенце.
   Одевшись, мы спустились вниз и застали шкипа готового звонить во второй раз.
   -Что у нас на ужин?
   -Жареный картофель и салат из вяленого мяса морока. На закуску оладьи со сладким сиропе.
   -Что такое морок? - спросила Инис, усаживаясь за стол.
   -Птица, миледи, - шкип успел ответить раньше, - на нее охотятся все, кто желает пощекотать нервы. Но это опасное дельце, скажу я вам! Ее потому и называют так - морок. За умение гипнотизировать врага, наводить на него мороки. Эти птицы всеядны и очень часто нападают на людей, случись кому-нибудь потревожить кладку, да и вообще...
   Шкип разложил на тарелки еду и продолжил свой рассказ об охоте на морока. Я тоже с интересом слушал, хотя и сам не раз участвовал в таком.
   -Они каким-то образом чувствуют агрессию. И не дай бог, если она направлена непосредственно на них... Они никогда не убегают от опасности, и я бы даже сказал, их тянет к этому. Морок атакует врага и зачастую сводит с ума. Противостояние длится до смерти одной из сторон.
   Инис критически осмотрела тарелку с вяленым мясом.
   -Они большие?
   Я засмеялся.
   -Чуть поменьше гуся. Но ты не должна беспокоиться, на этом острове их практически нет.
   -На Итэрле у нас о такой птице ничего не слышали. Как она выглядит?
   -Как огонь, миледи. Ярко красная, алая словно кровь. Если старая, то окраска перьев темнее и порой доходит до лиловых оттенков. Некоторые ее называют жар-птицей... или огненным фениксом, но последнее очень редко. Вы ешьте, ешьте...
   Инис улыбнулась, поддела вилкой небольшой кусочек мяса. Медленно разжевала и запила глотком вина.
   -Какой нежный вкус! Теперь ясно, почему на нее охотятся, даже если это так опасно...
   Наш ужин продлился почти два часа. Мы рассказывали друг другу всякие истории, пили вино и смеялись. Наш шкипер оказался весельчаком, к тому же знал неимоверное количество всяких небылиц. Где Йорк его откопал, я не догадывался, но заочно благодарил, что он посоветовал обратиться именно к этому человеку.
   Утром предстояло возвращаться в Гелиополис. Там я собирался покинуть компанию и, воспользовавшись услугами Гильдии, вернуться на Майю. Инис вернется в Стайм. Я не хотел назад, но Империя разрывалась на части и с этим нужно что-то делать... Будущий император смог бы объединить Дома и положить этому конец.
   -Ты думаешь о чем-то другом, Кир, - Инис дотронулась до моего плеча.
   Я помотал головой из стороны в сторону.
   -Просто уже засыпаю, такой длинный день...
   -Это уж точно. Я тоже валюсь с ног. Проводишь?
   Я кивнул.
   -Шкип, - сказал я, вставая, - ужин был просто превосходным.
   -Да, спасибо! - поддержала Инис, взяла меня под руку.
   В ее каюте темно. Я зажег свечи и немного приоткрыл широкое окно, выходящее на корму.
   -Будет свежо, - сказал я, - под звуки прибоя заснешь моментально.
   Она поцеловала меня, провела кончиками пальцев по моей щеке.
   -Доброй ночи, Кир.
   -Доброй ночи, Инис...
   Я вышел, но еще долго стоял под дверью, прижавшись спиной к стене. Закрыл глаза и попытался ни о чем не думать.
   Инис.
   Инис.
   Инис...
   Теплый ветер трогал шелковыми пальцами мои волосы. Гул прибоя, тишина, гул. Тишина. И снова волны бросаются на берег. Где-то поблизости вынырнула рыба...
   Я глубоко вздохнул и отправился в свою каюту. Некоторое время просто лежал и не заметил, как сон окончательно сморил меня.
   Корабль уже в воздухе, понял я, открыв глаза. Это сказал мне шум работающих винтов. Их четыре, но работают тихо-тихо, на грани слышимости - сказывается профессионализм литейщиков и, безусловно, тех, кто все это сконструировал. Я заплатил немалую цену за кораблик и теперь понял, что по-настоящему буду гордиться им. Он носил имя "Борей" и был построен из светлых пород древесины. В лучах солнца он, должно быть, сверкает не хуже алмаза...
   Я умылся, привел себя в порядок, сменил рубашку.
   Инис еще не вставала, и я даже несколько обрадовался этому обстоятельству. Мне было бы трудно...
   Заметив меня на палубе, шкип поднял в приветствии руку.
   -Мы с восхода в небе...
   Я вгляделся в горизонт.
   -Далеко до города?
   -Нет, - усмехнулся он и указал в направлении двух часов, - Уже видно, если приглядеться.
   -Ну и зрение у тебя! - позавидовал я.
   Затем спустился в камбуз, соорудил несколько бутербродов, предложил шкиперу, но тот отказался. Сварил кофе, поджарил тосты, достал из шкафчика джем и со всем этим выбрался на палубу.
   -Эй, шкип, точно не хочешь?
   Он махнул рукой, решив остаться у штурвала. Через несколько минут бросил через плечо:
   -Ветер меняется, приходится корректировать курс. Мое чутье говорит, будет гроза... К вечеру обязательно будет.
   Сколько я не вглядывался, так и не заметил никаких туч.
   -Шкип, ты давно в небе?
   -А-а-а, - протянул он, - понимаю, о чем вы. С рождения. У меня нюх как у лисы. Если свербит в носу - точно гроза будет, проверено.
   -Тогда как прибудем в Гелиополис, переждите ее и только потом в обратный путь. Позаботься об Инис.
   -Будьте спокойны, милорд.
   Я продолжил поглощать завтрак и не заметил, как подошла наша спутница.
   -Ой, можно и мне?
   Я налил ей кофе.
   -Бутербродов только мало.
   -О, мне хватит и этого.
   Я рассмеялся.
   -Тогда угощайся.
   Затем отошел к перилам и, облокотившись, закурил. Теплый ветер уносил дым и развевал его где-то среди туч. Не прошла и минута, как течение воздуха изменилось, и паруса безвольно повисли на реях. Шкипер тут же бросился подтягивать канаты. Сначала один парус, а за ним и другой развернулись почти на девяносто градусов, затрепетали и снова наполнились ветром. Потом Танкред крутанул штурвал, поворачивая хвостовой элерон в только ему известное положение, и корабль снова продолжил свой путь.
   Я присвистнул.
   -Я бы не сдвинулся с места при таком ветре! Хм-м...
   Действия Танкреда еще раз доказали, что из меня никудышный воздухоплаватель. Я мог бы идти только по ветру. И то если на корабле нет косых парусов. На "Борее" же их целых четыре: два малых кливера на носу, большой на фок-мачте и чуть поменьше ни бизани. Страшные названия - выучить меня их заставил Йорк, да только толку от этого не было никакого. Как был профаном, так и остался.
   -Всё дело в технике, - отмахнулся Танкред, - достаточно запомнить, что и как делать при смене ветра, и смело можно плыть хоть в самую бурю.
   Я рассмеялся.
   -Я не способен даже на быстрый разворот при малом ветре!
   Танкред засмеялся в ответ.
   -Если вы еще раз наймете меня, милорд, научу вас сносно управлять кораблем за три дня.
   Я вздохнул.
   -Хорошее предложение. Йорк говорил, что лучше всего начинать учиться управлять кораблем с рейковым вооружением или, в крайнем случае, на люггере. Это так?
   Танк махнул рукой. Его излюбленный жест.
   -Значит, так учили его самого. Нет, это всё чушь. Учиться можно на всем. Был бы только тот, то может учить. Я уже предложил свои услуги. А "Борей" просто великолепен! Зачем искать что-то другое? Конечно, не спорю, на малых корабликах типа люггера летать легче... Но, научившись управлять шлюпкой, не справишься с кораблем. Но вовсе не наоборот.
   Я хмыкнул.
   Неподалеку от города кружили сторожевые корабли. Заметив их, я в который раз понял, какую роль воздухоплаванье играет в нашей жизни.
   Я насчитал три корвета - легких, маневренных и способных разнести наш кораблик в щепки. От тройки отделился разведчик и быстро двинулся в нашу сторону. И хотя на каждой из трех наших мачт трепетали мои гербы, он все равно просигналил остановиться и принять на борт гвардейцев...
   Танкред пожал плечами и, глянул на меня. Я подошел поближе к трапу, чтобы процедура проверки так и закончилась, не начавшись. Капитан даже не попытался извиниться, когда пришвартовался к нам, правда, взмахом руки приказал солдатам оставаться на месте.
   -Мы останавливаем каждый корабль, милорд, и каждого путника. Но, похоже, что вы - это вы.
   Я улыбнулся.
   -Да, капитан.
   Танкред подождал, пока они отчалят, и снова поднял паруса. "Борей" двинулся дальше.
   Когда мы приблизились к городу, я указал на восточную его часть.
   -Эй, Танк, видишь вон там красную крышу? Мой дом. На случай, если...
   Он кивнул и повернул корабль к центральной площади. Чуть поодаль располагалась воздушная пристань и консульство Гильдии. Там сновало множество мелких суденышек, и лавировать в такой тесноте было практически невозможно. Но не для нашего шкипера. Он подтягивал тросы, разворачивая реи под немыслимыми углами, заставляя корабль накреняться, поворачивать кормой, нырять в освободившееся пространство, замирать, рваться вперед...
   Я заметил, как на лбу Танка выступил обильный пот. То, что показалось мне очень легким занятием, на самом деле было неимоверно трудным.
   -Шкип! Вон то здание с плоской крышей! Давай туда.
   Он кивнул, и через мгновение мы зависли над двухэтажным домом.
   -Я сойду здесь. "Борею" не протолкаться, а на своих двоих у меня выйдет быстрее.
   Шкипер пожал плечами, словно желал показать, что остановился из-за моей просьбы и что может продолжить путь. Хотя, наверное, прекрасно понимал, что двинься мы дальше, не миновать столкновения. Или с какой-то неповоротливой яхтой или с грузовиком, которые часто поднимали в воздух лишь с одним парусом.
   Танк был прекрасным капитаном.
   -Будь осторожен, - предупредила Инис.
   Я кивнул, пожал руку шкиперу, хлопнул его по плечу и подошел к трапу. Инис шла следом.
   -Мама как-то сказала, что прощание не имеет значения. Если человек у тебя в сердце, ты в любое время можешь вспомнить его, он всегда рядом. И расстояние не играет никакой роли, понимаешь?
   Я обнял ее.
   -Да, Инис, понимаю. И я рад, что ты не будешь переживать.
   Девушка улыбнулась.
   -Но это всегда так трудно, Кир...
   Я накинул плащ на левое плечо, пристегнул шпагу и на мгновение остановился. Верно, то, что говорила Инис, имело смысл. И это трудно. Но что остается, если выбора уже нет? Нет в том смысле, что он уже сделан...
   Она поцеловала меня в щеку, взъерошила волосы и прошептала:
   -Удачи, мой император!
   Я шагнул вниз.
  

VI. ВАЛЕНТ

Клан Кречета. Армседж. Крепость-Два

  
   Утро медленно затекало в окна-бойницы. Не обращая внимания на углы, плавно скользило по истертому тысячью ног ковру, перемещалось к софе и двум креслам, осматривало невысокий столик из красного дерева, уставленный пустыми и полупустыми бокалами, спотыкалось о разбросанные бутылки и разбивалось о свет двух канделябров, стоящих прямо на полу.
   Сиггурд засмеялся, но его смех неожиданно перерос в кашель. Кай хлопнул его по спине, приговаривая что-то на счет несовместимости одновременного курения, питья вина и толкания речей. Тот махнул рукой, закрыл глаза.
   -Через пять минут будет готов, - сообщил Кай, - Пить вино в таких количествах... Это не его сильная сторона.
   -Эй! Да я перепил бы тебя быстрее, чем... чем...
   Сиггурд открыл глаза и с нескрываемым вызовом уставился на Кая. Тот лежал на подушках и с каждым словом Сиггурда улыбался всё больше.
   -По-моему, ты и так уже всё доказал, Сигги, - хохотнул он.
   Я поднял руку.
   -Оставь его. Пусть пьет, сколько хочет. Тем более что мы здесь именно для этого...
   Мысли троились, сбегались к факту нашей затянувшейся посиделки, дробились на мысли поменьше, на образы, падали в пустые колодцы, откуда выловить что-то становилось просто невозможно, неслись по течению. Понять уже ничего стало невозможно.
   Кай перевернулся на живот и неожиданно дунул на ближайшую свечу.
   -Эй! Эй! - вырвалось у меня, - Ты что, собрался здесь спать?
   Кай перекатился обратно. В руке он все еще держал свой бокал, и я удивился, как ничего не вылилось.
   Он сморщил лоб, затем пожал плечами.
   -Сиггурда надо будет тащить, - заметил он, потом махнул рукой, - Здесь полно подушек. И он может в любой момент перебраться на диван.
   Мы сидели на полу, заваленном шкурами и разноцветными подушками. Столик, кресла и диван располагались справа от нас, но мы давно сползли, решив, что так будет безопаснее. С точки зрения травматизма.
   Дрова в камине тоже давно истлели, но от золы все еще шло тепло. Окна, четыре ярких прямоугольника, белели впереди, аркообразный проход в коридор - сзади. Кай все время пялился туда и пытался что-то разглядеть. Это у него, очевидно, не получалось и он переключался на меня и Сиггурда.
   -Пора спать, - сказал он, наконец, и я понял, что полностью солидарен.
   Кай стал на четвереньки, отполз к дивану и при его помощи попытался подняться. Умно, решил я, но все равно стал подниматься сам. Это удалось с трудом, и, пошатываясь, я двинулся прочь из зала. Кай прислонился к косяку и ждал меня.
   -Спокойной ночи, Сигги! - засмеялся он, но тот, похоже, уже давно спал. - Эй, Сигги!
   Я прислонил палец к губам.
   -Тс-с!
   Вместо положенного звука у меня, кажется, получилось какое-то шипение. Кай снова засмеялся и несколько раз икнул.
   -Он совсем не похож на мышку...
   Я несколько раз моргнул и стал задувать свечи. Один канделябр, тот на который раньше дул Кай, я перевернул, и свечи, упавшие на ковер, пришлось затоптать. Со вторым постарался вести себя поаккуратней, и всё обошлось. Когда возвращался, заметил в окне солнце, а Кай, обнимая стены, горланил что-то нечленораздельное. Я не смог разобрать ни слова, но ритм показался знакомым.
   Вдвоем мы прошли коридор, разбудили какого-то гвардейца, сделали несколько поворотов, миновали еще один каминный зал, и я понял, что мы заблудились. Будь проклят этот лабиринт!
   Мой товарищ предложил вернуться и спросить у караульного, но я потащил его дальше.
   -Всегда нужно идти вперед, друг мой! Назад никак нельзя, иначе можно выйти совсем не туда, куда собирался. Вперед... и все время...
   Одна часть моего сознания понимала, что я в стельку пьян, и что несу полный бред. Другой же было все равно, она впала в апатию и ждала только одного - когда отыщется кровать, подушка и одеяло. И толстые гардины на окнах. Впрочем, последнее не было обязательным условием.
   -А! - закричал Кай мне прямо в ухо, - Кто-нибудь!
   Я попытался дать ему пинка, но ничего не получилось. Более того - не удержав равновесие, я оказался на полу. В радиусе моего зрения попал участок стены с глубокой выщерблиной.
   -Да, - вспомнил я, - дворец был захвачен. Когда же это произошло?..
   Очень медленно двери моей памяти открылись. Стало ясно, что это сделал я. Я, Валент из Дагмара, командующий войсками Дома Харит...
   Придерживаясь стены, я попытался подняться. Где-то впереди, в сотнях миль от меня, что-то кричал Кай. Я прислушался, но ничего не понял и снова сосредоточился на поддержании вертикального положения.
   -Эй... иди сюда! - кажется, он стал говорить четче.
   Я двинулся на голос. Мой мозг уже почти спал. Кай взял меня под руку. Кай? Я посмотрел на него, тряхнул головой.
   -Здесь мы встретили Морхана, - кивнул я назад, - Там дырка в стене. От копья.
   -Эм-м... - согласно промычал мой спутник.
   -Стой, - попросил я. - Мы сражались, и кровь лилась рекой. Послушай... Я вытащил саблю и... а потом пошли налево и оказались...
   -А?
   -Да, в покоях... в чьих-то покоях. Там на нас кто-то напал, мы его убили. Или он убежал... Не помню. И потом мы его убили... Идем.
   Кай пробурчал что-то нечленораздельное. Затем попытался схватиться за держатель факела, тот выпал и треснул его по руке.
   -Здесь, - сказал я, осматривая золотистые драпировки.
   Я втащил его в комнату и уложил на кровать, Кай тут же закрыл глаза и захрапел. Я критически осмотрел его, немного подвинул, чтобы и мне хватило места, и рухнул рядом. Потом мне на ум пришла мысль, что я сделал что-то непристойное. Я попытался снять ботинки. Через пять минут плюнул на это дело и провалился в небытие.
   Кто-то тряс меня за плечо. Снова. Я отмахнулся, но никуда не попал.
   -Вставай!
   Я забурчал.
   -Вставай. Кто рано встает, тому бог дает.
   -Мне это не нужно, - парировал я, - я этим не интересуюсь.
   Но когда от меня не отстали и после этого, я открыл глаза. Светозар, а рядом с ним целый полк солдат.
   -Ты планируешь захватить власть? - спросил я.
   -Что? А... - он засмеялся, - Ну и шутки у тебя!
   Светозар кивнул солдатам, отпуская их, опустился на кровать.
   -Как голова?
   Я поморщился.
   -Бывало и получше.
   Потом я увидел голову и плечи Кая. Он спал на полу. Я пнул его ногой.
   Светозар покачал головой.
   -Мы вас еле нашли.
   -Да?
   -Это нежилая часть замка. Здесь же всё в пыли.
   Теперь я понял, почему все время хотелось чихнуть... Приподнявшись на локте, я сделал еще одну попытку осмотреться.
   -Будь добр... открой окно.
   Светозар глянул в указанном направлении, усмехнулся.
   -Они не открываются, это витраж.
   -Мне плевать. Мне нужен свежий воздух... И распорядись, чтобы принесли завтрак.
   Светозар снова покачал головой, укоряя меня за что-то. Мне стало ясно, что от него никакого сочувствия не дождаться и, схватив с тумбочки серебряный подсвечник, запустил им в окно. Зазвенело стекло, а я со стоном повалился на подушку.
   -Проклятье! - прорычал я, когда пульсирующая боль в голове стихла, затем снова повторил: - Проклятье!
   Что и говорить...
   Приходя в себя, уже намного позже мы вместе с Каем и Светозаром развалились в больших плетеных креслах на балконе центральной башни. Кай потягивал какую-то дрянь из кружки и кривился. Свою порцию "отрезвителя" я уже выпил и теперь со злорадством наблюдал за товарищем.
   -Рейдеры! - плюнул Светозар, - Еще немного - и мы покончим с ними.
   Кай засмеялся, но тут же зажмурился и стал массировать виски.
   -Ну, когда же это пройдет?..
   -Чем сильнее мы атакуем, тем их сплоченность сильнее. Они все больше подчиняются Хейндрику. Морхан погиб, но новый речехан уже выбран... У них нет выбора: с одной стороны мы, а с другой Командоры. Мы несем им смерть, а Единорог - защиту.
   Я вспомнил одну из первых атак на Кланы. Волей великих сил мы тогда столкнулись с Домом Единорога. Уже тогда, через Ринальдо, будь он неладен, велись переговоры, и значительная часть ханов приняла союз Хейндрика.
   Кай выцедил свое пойло - не буду скрывать, оно действительно помогало, - и бросил чашку через балкон вниз. Послышался треск.
   -Я вот что думаю.... Пока не поздно, нужно возвращать Иерон, он стратегически важен.
   -Верно, - согласился я, - так же, как для Кланов важен Армседж. Я предлагаю произвести обмен.
   Кай скривился.
   -Во-первых, Армседж захвачен еще не полностью. А во-вторых...
   -Да?
   -Во-вторых, этим действием мы остановим свое наступление. Император этого не одобрит.
   -Мне плевать, чего он там не одобрит! Идет война, и чтобы не проиграть, иногда нужно идти на уступки. Вот что... Кай, займись переговорами по этому вопросу. Жаль конечно, Армседж был практически неприступен, но мы смогли прорваться. Отдать все Крепости будет нелегко.
   Кай кивнул.
   Но он не знал, чем мне дался этот захват... Три дня назад я получил письмо от сестры. Она писала, что любит Хейндрика и разделяет все его стремления. И что когда падет мой Дом, она не сможет ничем помочь.
   Крепость-Два взяли именно поэтому. Я был злой как черт и... чувствовал себя преданным. И чтобы заглушить это чувство, делал то, что умел - боролся. Я впал в амок, что обернулось как нельзя кстати. А потом мы праздновали победу, я запивал горькое чувство...
   Джана, сестренка, кому ж я отдал тебя!..
   Пошатываясь, к нам подошел Сиггурд.
   -Осторожно, не выпади, - предупредил Кай, - здесь высоко.
   Тот с серьезным видом кивнул, и все расхохотались. Сев в свободное кресло, он поинтересовался, что мы пьем, а когда узнал, обреченно покачал головой.
   -Нет, мне сейчас нужна пинта эля, старого доброго эля...
   Светозар сочувственно вздохнул и принес здоровенный кубок с янтарной жидкостью, протянул Сиггурду. Тот принюхался, затем сделал большой глоток. В животе у него заурчало.
   -Сигги, мы отдаем крепость, - ввел его в суть дела Кай.
   -Что? Как?!
   Мы объяснили свое решение. Сиггурд выдудлил половину кубка, потом медленно кивнул и откинулся в кресле. Под его громадным весом оно заскрипело.
   -Император прикажет атаковать снова.
   Я улыбнулся.
   -Он, конечно, может потребовать, да вот только во второй раз так просто на Армседж мы не попадем. Ему придется перебрасывать войска.
   Кай покачал головой.
   -Трудный это год. Мы снова потеряли Сирию, нас выбили из островов Леопарда, пришлось отдать Дай-Ри... Черт побери, там был целый город Древних! Теперь там Кланы!
   -Тебе не хватает внимания Древних, Кай? - оскалился Сиггурд, - Или это не твой полк однажды вырубили на переправе? А ведь этих чурбанов было не больше сотни.
   -Но я захватил остров!
   -Да, но твой полк практически уничтожили.
   Я предостерегающе поднял руку. Не хватало еще споров...
   Тогда действительно было трудно. Первая атака захлебнулась. И только извечная ненависть и да, страх, помогли нам захватить этот злосчастный остров.
   Многие Древние объединялись с рейдерами, многие просто покидали резервации, чтобы больше не вернуться, чтобы просто исчезнуть. Никто не знал, куда они отправлялись, и не было возможности проследить.
   -Отступаем... - повторил Сиггурд, отхлебнул эля. - Мы неотвратимо отступаем.
   Никто не смог ему возразить, и во мне начала закипать злость.
   -Может, если бы императором стал Ксеркс, всё было бы иначе!
   Сиггурд продолжал пить, Светозар пожал плечами.
   -Думаешь, не дошло бы дело до открытого противостояния? Но ведь оно началась еще задолго до коронации. Даже раньше, чем Радагаст отказался выдать Кайда. И Кир здесь не при чем. И Ксеркс был бы не при чем, стань он императором. Все было бы так же, как и сейчас.
   Кто как не я должен понимать это?..
   -Ох, изловить бы его и надрать задницу!
   -Кого?
   -Кайда. Да и Радагаста тоже...
   -Да, - протянул Сиггурд, - Говорят, он подался в Союз Командоров, а второй торчит в застенках Хейндрика.
   Светозар поджал губы.
   -Может и так. Вот только нам от этого никакого проку.
   Кай пожал плечами.
   -Ладно, друзья мои... Кай, завтра отправишься в Крепость-Один и договоришься про обмен. Когда все закончишь, возьми лучших следопытов и уходи в лес, подальше куда-нибудь. Мы ведь все равно сюда вернемся, Кир заставит нас это сделать, а ты пока последишь за передвижением Кречетов.
   Он кивнул.
   -Хм, я думаю, точно так же поведут себя на Иероне и они.
   Сиггурд тихо засмеялся.
   Весь день я слонялся без дела, бродил по коридорам, а потом плюнул на все и засел в библиотеке. От нечего делать прошелся по полкам и отыскал много старых летописей Клана Кречетов, решил при отходе забрать их с собой.
   Писал кто-то из младших ханов, но через несколько страниц почерк сменился, потом снова стал прежним. Я бегло просмотрел последние страницы и выхватил дату - 763 год. Открыл на первой странице - там указан 630-й. Оставалось только понять систему отсчета... В Империи их было несколько. Одна начиналась днем Вторжения, другая его завершением. Третья брала свое начало еще на старой Земле, от Дней Исхода. Еще одна отсчитывала года от обнаружения Провала. Я задумался. В любом случае, не читая текста, ничего не поймешь. Но эти записи интересны уже своим существованием.
   Случайно я наткнулся на какой-то философский трактат и за его чтением провел оставшееся время до возвращения Кая. А когда он вернулся, я даже без слов понял, что что-то не так.
   -Нет, - сообщил он, - ханы отказались.
   Бывает время, когда нужно остановиться и посмотреть назад - может быть, разгадка сегодняшних событий кроется именно там. Но если ты не умеешь читать по ладони... или разговаривать со своим вторым "я"... Святые силы! Что ж теперь делать?!
  
  

VII. ХЕЙНДРИК

Клан Волка. Джебел. Арена

  
   Красный песок абсолютно везде - на громадной каменной площадке, где в клетках держали разъяренных животных, под ногами у зрителей, сыпался с метровых уступов, располагающихся террасой напротив главного входа и, наконец, на самой арене, где его было больше всего. Он скрипел под ногами, попадал за голенища...
   Я тут же забыл об этом. Орудуя широким лабрисом, ко мне приближался полуголый детина. Из всей одежды на нем лишь ярко-рыжий килт и высокие сапоги с меховой оторочкой и железными подносками.
   Лезвие засвистело в нескольких сантиметрах от моего носа. Я шагнул вправо, раскручивая свой фальчион. Хан сплюнул на песок и предпринял новую атаку. Наше оружие высекло искры. Хан зарычал, покрепче перехватил рукоятку топора - я заметил, как побелели костяшки его пальцев, - и снова ринулся на меня.
   Вороны скандировали имя своего хана, а после каждой его атаки словно взрывались.
   Я парировал, отступил, совершил несколько финтов, целясь в колени. Не попал. Снова ударил в то же место и снова не попал. Отскочил, блокировал и, пригнувшись, резанул хана по бедру. Он зарычал и тут же провел молниеносную атаку в корпус. Я уклонился, но чуть не выронил меч от удара в локоть.
   Хан потрогал рану. Она оказалась небольшой, лезвие прошлось почти вскользь, но крови было достаточно. Я усмехнулся. И быстро пошел в атаку, хан отступил на пару шагов. Но неожиданно лабрис выскочил из его рук и отлетел вправо. Трибуны заорали. Невезучий клановец склонил голову.
   Так же неожиданно крики стихли. Распорядитель состязания, древний старик из Клана Леопарда, поднял штандарт. Пока он приближался, хан Воронов опустился на колени.
   -Хан Дак более недостоин сражаться за титул речехана, хана ханов, - поставленным голосом объявил леопард, - Он потерял свое оружие, приговор ему - смерть!
   Он махнул мне рукой, Дак склонился еще ниже, подставляя голову под удар.
   -Руби...
   Я вонзил меч в песок и тяжело оперся о него. На трибунах засвистели.
   -Ханы! - крикнул я, - Много лет я сражаюсь с вами плечом к плечу. Я всегда чтил законы Кланов, но когда меняется жизнь, должны меняться и они. Закон должен быть гибким. Мы слабы из-за его косности! Сколько на этой арене погибло великих ханов?.. Нет, сейчас я дарю Даку жизнь. Он достоин закончить ее в другом месте и совсем по-другому.
   Хан исподлобья посмотрел на меня, затем чертыхнулся и поднялся на ноги.
   Распорядитель вздохнул.
   -Что ж... Хан Дак объявляется побежденным! Отныне его жизнью распоряжается хан Единорогов!
   Трибуны заревели. Я перевел дух. Мне не хотелось его убивать, это один из лучших воинов Ханства, и если бы его не стало... Несомненно, вороны ослабнут. Интересно, кто стал бы их новым предводителем, реши я иначе? Дэрек слишком амбициозен, Юн силен, но обделен мозгами, ну а Александр непомерно зол и беспощаден. Если бы ханом стал именно он, клан долго бы не продержался.
   Леопард между тем продолжил:
   -Далее на арену выйдут хан Волков Марвен и хан Богомолов Лекс. Мелисса, хан Клана Журавля, сняла свою кандидатуру...
   Трибуны заволновались. Ропот переливался, лился подобно ручью, и таял... Мелиссу почитали, многие считали ее серьезным соперником.
   -...и потому Йорис, хан Ястребов, сразится с Хейндриком из Единорогов.
   Я двинулся к выходу. Там меня поджидали Ринальдо и Снот. Они наперебой принялись меня поздравлять. Ринальдо хлопнул по плечу.
   -Да, ты взял его мастерством, Хей. Вижу, даже не вспотел.
   Я улыбнулся.
   -Главное сражение еще впереди. Знаю, Йорис мне не соперник, но вот Лекс и Марвен друг друга стоят. Вот тогда и придется попотеть.
   Снот кивнул.
   -Верно. Это первые рубаки Ханства. Теперь, после гибели речехана...
   Ринальдо предложил мне вино, но я отказался. Максимум, что я мог себе позволить, это воду. Еще слишком рано расслабляться. Я сделал несколько больших глотков и повернулся к арене. Лекс и Марвен уже готовились к сражению и активно разминались. Прозвучал гонг, приглашая их поторопиться.
   Кто? - задавал я себе вопрос, - Лекс? Марвен? Пощадят ли они друг друга? Ответ напрашивался сам собой... Нет.
   Над ареной трепетали знамена Кланов. Я насчитал восемнадцать и тихо вздохнул: еще несколько лет назад их было свыше тридцати. Ханство гибло, Кланы ослабевали. С одной стороны зверствуют Командоры, с другой - Империя. Если тактика Ханства не изменится, лучшие времена так и не наступят.
   Безусловно, именно себя я и считал тем человеком, который может все изменить. Поэтому и решил участвовать в турнире за титул речехана. И что интересно, никогда еще не случалось, чтобы глава имперского Дома был еще и ханом... Не говоря уже о предводительстве Кланов.
   Марвен ушел в глухую защиту, но время от времени пытался достать противника ударами снизу - быстрыми и опасными. Лекс отражал их и еще больше усиливал натиск. Он орудовал длинным клинком и небольшим кинжалом с витой гардой, закрученной специально для захвата вражеского оружия. Марвен вооружился тяжелой шпагой и небольшим кулачным щитом. Его края были остро заточены, так что с большей вероятностью это можно назвать оружием, а не средством защиты.
   Лекс поочередно атаковал то левой, то правой. Совершая очередной выпад, он неожиданно резанул противника по запястью. Трибуны взорвались аплодисментами. Впрочем, когда Марвен пнул его в колено и тот едва не распластался на песке, крики стали еще громче.
   Я тоже болел за Марвена...
   Лекс провел сложный финт, результатом чего, как я понимал, должны были стать подрезанные сухожилья, но Марвен грациозно увернулся. Отскочил в сторону, затем атаковал сам, сместился, ушел в защиту и вдруг заработал порез чуть ниже правого колена. Это только разозлило его, и он ринулся в наступление, заставив соперника защищаться и пятиться.
   Всё закончилось очень быстро. Лекс поймал клинок соперника, крутанул, но не смог вырвать из рук, после чего получил кулачным щитом в скулу, попытался отойти, но Марвен резанул его краем щита по шее. Лекс пошатнулся, схватился за рану и, хрипя, повалился на песок, окрасив его своей кровью.
   Объявили победу Марвена.
   Потом пришла моя очередь. Мы выбрали мечи: Йорис вооружился остроконечным полуторником, позволяющим совершать колющие удары, а я взял свою любимую катану.
   Все свои атаки он действительно построил на выпадах и уколах, но это ему нисколько не помогло. Я долго изводил его, несколько раз зацепил плечо, а потом заехал кулаком в челюсть. Йорис рухнул на песок и больше не поднимался.
   Я заметил, как усмехнулся Марвен.
   Герольд объявил мою победу и назначил последний бой на полночь - такова традиция последнего боя. Все оставшееся время до этого срока я провел в компании Ринальдо, Снота и нескольких симпатизирующих ханов. Ринальдо теперь оберегал меня от соблазна присоединиться к всеобщему возлиянию, а Снот пичкал информацией о Марвене и о его манере ведения боя. Неизвестно, где он все это раскопал.
   Немного позже Ри уговорил меня лечь поспать, но после пяти минут ворочанья я плюнул и взялся за книгу. Сборник японских стихов, привезенный с последнего похода в Провал. Вещи оттуда уже становились раритетом...
   Потом ко мне подошел Марвен.
   -Хей, - улыбнулся он и крепко пожал руку.
   Мы двинулись к парку серебряных деревьев. Говорили, что его заложили в честь Мелиссы, но в те далекие времена меня еще не было в Ханстве, так что оставалось только верить.
   -Я не буду щадить твою жизнь, - сказал мой будущий противник, - как ты пощадил Йориса и Дака. И в свою очередь требую этого и от тебя.
   Я ухмыльнулся.
   -Тебе не стать речеханом, Марвен, но это не значит, что ты должен погибнуть. Я не убью тебя.
   -Посмотрим, что ты скажешь на арене!
   Я покачал головой.
   -Ханство должно быть сильным. Ты один из лучших, Мар. Мне будет жаль, если...
   -У Ханства свои законы, Хейндрик! И не тебе их менять! С арены уйдет только один из нас.
   -По-своему ты прав. У речехана не должно быть врагов среди ханов...
   Марвен рассмеялся. Затем нас развели по разным сторонам арены. Старый Леопард следил, чтобы наше оружие было одного класса и, в конце концов, утвердил саблю и катану. Последняя, естественно, досталась мне.
   Ударили в гонг.
   Сближение. Левосторонняя позиция, атака справа. Череда круговых защит, атака в левое колено, финт, отход, атака в корпус. Отход. Еще отход, блок, смещение вправо и поворот. Марвен проигнорировал мое открытое плечо, что, впрочем, сделал правильно, иначе бы заработал приличный порез бедра.... Он совершил несколько выпадов, раскрылся сам, отбил мою атаку, снова отступил.
   Моя рука уже начала уставать. Я стал в пятую позицию, применив обе руки, Марвен усмехнулся и переключился на Японию, совершил несколько молниеносных атак. Я парировал и зацепил его предплечье. Он снова ушел в защиту, после чего спровоцировать его на неосторожный выпад стало просто невозможно. Я попытался подрезать запястье, но противник ловко сместился, затем с легкостью парировал мой следующий выпад. Я атаковал, но без результатов. В его защите обязательно должна быть прореха. Нужно только найти...
   Марвен отбил удар в голень, присел и откатился через левое плечо. Мое колено обожгло болью. Я чертыхнулся.
   Хан пошел в атаку, вспарывая воздух короткими взмахами сабли. Я ушел в сторону, отмечая, что удар по колену пришелся вскользь, - я почти не хромал. Марвен попытался навязать ближний бой, двинул меня по колену. Я зашипел, но завершил финт и зацепил его ухо, прошелся немного по плечу. Марвен попытался отскочить, но я сделал подножку. И еле успел отбить удар снизу. Противник повалился на песок, откатился, вскочил на ноги, стал в первую позицию и с побелевшим лицом двинулся на меня.
   Я все время целил в плечо, заставляя его изрядно нервничать. Неожиданно Марвен споткнулся и упал. Я покачал головой и отступил на шаг, взмахнул катаной, предлагая ему подняться. Марвен стал на колено и вдруг прыгнул вперед. Наше оружие высекло искры. Я отступил, пнул его в колено, но и сам повалился на песок, откатился.
   Наши рубашки уже давно пропитались потом, я слышал, как тяжело дышит Марвен. Я атаковал, но вдруг заработал порез на спине после мастерского приема соперника, царапину на щеке и укол в бедро. Удивляться не было времени.
   Марвен увеличил скорость своих атак. Я перестроился, взял катану лезвием вниз и, насколько позволяла нога, согнул колени. Больно, но вполне терпимо. Я ставил блоки, угибался, подходил под саблей противника, но так и не смог достать его. Чуть позже мне все же удалось попасть, я зацепил голень. А потом, отбив саблю, ударил ребром ладони по ключице. Марвен поспешил отступить, но не удержался на ногах. Зарычав, вскочил, переменил руку и замер, ожидая моей очередной атаки.
   Ключица сломана. Я невольно проникся к нему уважением. И, кажется, понял, почему он стал ханом. Его действительно в состоянии остановить только смерть...
   Я не знал, какой из Марвена левша, но парадоксальным было то, что мне как раз и предстояло это проверить. И только теперь я понял, что за время нашего поединка трибуны не издали ни звука...
   Я двинулся в наступление, попытался ударить его в подбородок, но Марвен отскочил, поставил блок и едва не зацепил меня своей саблей. Снова сместился, зафинтил и... проткнул мне мышцы чуть выше правой ключицы. Я ударил его в пах, но не попал, отбил саблю, на обратном движении прошедшую совсем близко с моей шеей.
   Плечо залило кровью.
   Но как Марвен может продолжать бой, я не понимал. Причем так успешно... Его держит одна сила воли...
   Я снова пробил его защиту, но отказался от выпада, побоявшись наткнуться на удар в живот. Марвен хрипло засмеялся.
   -Тебе не стать речеханом!
   Я промолчал, а затем совершил самый безрассудный поступок в жизни: взял катану в левую руку, как и Марвен. Я подчистую блефовал, но Марвен принял мою атаку всерьез. Я увернулся от прямого удара, перебросил оружие в правую, резанул по запястью, а левой двинул противника по печени. Но что-то ударило меня прямиком в нос и обожгло предплечье. Падая, я неудачно подвернул локоть и выронил катану.
   Когда я поднялся, Марвен все еще стоял на коленях и широко открытыми глазами смотрел на свою саблю, лежащую всего в нескольких сантиметрах от ноги. Потом перевел взгляд на меня, заметил, что и я тоже без оружия, усмехнулся, поискал мою катану глазами.
   Леопард дал знак продолжать. Мы лишились оружия одновременно.
   Нас разделяло всего несколько метров, и я не знал, успею ли подобрать катану прежде чем Марвен настигнет меня. Ведь мое оружие лежало от меня шагах в пяти.
   Я бросился вперед. У него не было шансов одолеть меня в борьбе из-за поломанной ключицы. Марвен тоже понимал это. Он подставил плечо, но поврежденная нога не выдержала веса, и Марвен снова опустился на колено. Поэтому мой удар прошел мимо, инерцией меня понесло вперед, и я напоролся солнечным сплетением на его макушку. Мы повалились друг на друга. Марвен вскрикнул, но тут же двинул меня в ухо, перекатился, снова вскрикнул, попытался подняться...
   Тряхнув головой, я стал на четвереньки, потер ухо, снова двинулся вперед. Марвен поджидал меня, согнувшись почти вчетверо. Я ударил его справа, заехал ногой по рассеченной лодыжке, но и сам получил довольно ощутимый апперкот и тут же еще один удар в нос. Перед глазами все поплыло. Уже теряя сознание, я повернулся к Марвену и подставил плечо. Как и он недавно. Марвен напоролся на него, не удержал равновесия и повалился на землю.
   В ушах шумело. Я согнулся, вытер рукавом кровь, приподнялся на локте и все больше и больше теряя контроль над своим телом, попытался подняться. Не знаю, кажется, мне все же удалось стать на ноги...
   Горячая тьма поглотила меня. Падая на песок, я услышал, как наконец оживились трибуны. Потом почувствовал, как кто-то поднимает меня. Ноги отказывались идти и меня потащили. Затем кто-то крикнул, и меня понесли.
   -Хейндрик! - услышал я свое имя.
   Кто-то окатил меня ледяной водой.
   -Хейндрик! Речехан!
   -Речехан!!!
  
  

VIII. КИР

Дом Птенцов. Церцея. Дворец Императора

  
   Высокого роста, широк в плечах, золотокож. Лицо чуть полное, с широкими скулами, глаза черные и живые. Одежда мягких, бежевых тонов, подчеркнута широким темным поясом, на ногах невысокие мягкие сапоги с отворотами. Золотой кулон с изображением какого-то шипастого растения на шее...
   Он уже битый час выслушивал поздравления и от слова "спасибо" у него уже очевидно сводило мышцы лица.
   -Ксеркс! Мой дорогой друг! - Тибольд из Арнара горячее пожал ему руку, - Прими мои искренние...
   Я уже видел, как начало кривиться лицо н'дарца.
   -...соболезнования. - закончил фразу Тибольд с совершенно иным окончанием, - Я знал, что ты удручен и вот прихватил... На! Немного темного эля.
   Брови Ксеркса поползли вверх, а на губах появилась смущенная улыбка... Кто-то из гостей засмеялся.
   -Тебя, видать, уже достали? - наверное, ему на ум пришли те же мысли, что и мне. - Всё расскажи да расскажи, а?
   Ксеркс устало вздохнул.
   -Ты как всегда прав, Тиб. Но, мне кажется, я знаю, зачем Кир заставляет меня терпеть все это...
   Он улыбнулся, затем взял у арнарца кубок и вместе они подошли поближе ко мне. Тибольд хохотнул.
   -У тебя уже, наверное, целая теория возникла, раз ты об этом заговорил. Ну-ну...
   Мне тоже было интересно, и я стал внимательно слушать.
   -Э... Всё это затем, чтобы я почувствовал себя в его шкуре. Мне это и в голову не приходило. Ну, когда мы с Киром боролись за титул императора... Тогда всё было иначе. Лидеры Домов собирались только раз в цикле, на Совете Домов. Обмен новостями происходил только так. В основном. В остальном же Дома жили сами по себе. А Кир совершил, можно сказать, грандиозную революцию. Нами стала править информация. И я согласен с тем, что знание - это сила. Ха, и не удивлюсь, если уже завтра о падении Дома Гесперид узнают Командоры... И тоже придут меня поздравлять.
   Ксеркс очень редко шутил. И если уж его прорвало, то с этим миром, очевидно, что-то случилось.
   -Нет, но ведь об этом действительно нужно знать! - вставил Тибольд, - Вот представь, если бы...
   -Мы шли к этому долгие годы, - перебил н'дарец, - а все почему-то считают, что я взял Ириду за несколько дней! Я лишился троих лучших капитанов, Тиб! А четверти моего войска как не бывало.
   -Зой мертв. Вот то, что важно для остальных. Ты это сделал, и ты в их глазах герой.
   Не Тибольд, а язва!
   Я похлопал Ксеркса по спине.
   -Не бери в голову. Хм, иногда мне хочется, чтобы твои заботы стали моими... Ну, в смысле чтобы мы поменялись местами. Проклинаю тот день... Он разом перечеркнул всю мою прошлую жизнь - и мои привычки, и мои надежды. А как хочется снова нагрузить воздушный корабль и на недельку-другую махнуть в небо, забыть обо всем на свете. И...
   Тибольд фыркнул.
   -Кир! Но ведь ты император! Тебе только стоит захотеть, действительно захотеть - и все будет у твоих ног. Любое твое желание тут же будет исполнено.
   Я медленно покачал головой.
   -Империя там, где император, - с грустью сказал я, - Охрана, советники... Они всюду со мной.
   Ксеркс вздохнул.
   -Нет такого дня, чтобы за мной не ходили те... хм-м, кому положено за мной ходить. И хоть говори - все без толку!
   Он улыбнулся.
   -Да, а я уже после нескольких часов вою...
   Мы еще некоторое время жаловались друг другу на жизнь, попили пива.
   Тибольд вдруг засмеялся и, извиняясь, поднял руку.
   -Хе, мне почему-то стало смешно. Извините... Мы вот находимся на приеме у Кира, нам полагается пить изысканные напитки да вести светские беседы, а мы вот... треплемся о проблемах и хлыщем во все горло какое-то пиво. Ну, разве не смешно?
   -Ну, на счет того, что пиво... - начал Ксеркс, но Тиб тут же перебил его.
   -Разве не комичная ситуация? И разве не здорово быть друзьями императора и если хочется пить пиво? Вон, посмотрите на того щеголя в берете...
   Незнакомый мне человек (хотя, кажется, нас представляли) явно нервничал, разговаривая с одной из приближенных Бару. Он теребил в руках бокал с ярким коктейлем, потом отдал его проходящему мимо слуге, взял другой.
   -Явно не в своей тарелке, - заметил Тиб, - И не может позволить себе расслабиться, как мы.
   -Это Дович, вландриец, - пояснил всем Тибольд.
   Ксеркс вдруг посерьезнел.
   -Нет, я не то чтобы... Но, Кир, если тебе так надоело быть главой страны, сложи полномочия.
   -Да, - поддержал его Тибольд, - а то! И айда в небо!
   Мы засмеялись.
   Потом маршал Дома объявил о прибытии Бару.
   -Императрица! - прогремел его голос, заставив всех притихнуть. Музыканты заиграли легкий мотив.
   Бару проследовала к трону, стоявшему по соседству с моим, осмотрела присутствующих, заметила в толпе меня, улыбнулась.
   -Друзья мои! С разрешения нашего императора хочу сообщить вам приятную новость. Маркус с Кодори! Подойди.
   Из толпы вышел крупный мужчина с широкими усами и завитой бородой, в простой, белой рубахе, камзоле, узких сапогах, широких штанах с узорами огня на бедрах. На поясе - шпага. Я улыбнулся ему как одному из своих друзей. Он был оружейником, и я часто заказывал у него клинки. Его оружие считалось лучшим в Империи.
   -Учитывая твои заслуги, как прошлые, так и будущие, тебе даруется право основать свой Дом. Каким будет его имя?
   Маркус поклонился.
   -Благодарю императрицу, - он поднял голову и с гордостью продолжил: - Пусть имя ему будет Дом Оружейников!
   Господи, никогда не любил официальные части! Как-то слишком высокопарно и не по-человечески. Пафосно.
   Я почему-то не сомневался, что все будет именно так, что все так закончится. Маркус любил свое дело, а во дворах оружейников не было где яблоку упасть даже в дождливые дни. Он делал добротные клинки, и те, кто смог заполучить их, могли по-настоящему гордиться.
   Бару улыбнулась.
   -Пусть будет так! - произнесла она ритуальную фразу.
   -Маркус из Дома Оружейников! - воскликнул маршал и ударил жезлом. На новоявленного лорда посыпались поздравления и аплодисменты, кто-то, проходя, хлопал его по плечу, кто-то жал руку.
   -Пойдем, - я подтолкнул друзей навстречу оружейнику, - Не всё ж тебе, Ксеркс, получать тумаки!
   Маркус хотел поклониться, как сделал это перед Бару, но я поспешил остановить его и пожал руку, спасая из неловкого положения. Он привык гнуть спину только над наковальней, и светские поклоны в его исполнении выглядели несколько комично. После благодарностей и обмена любезностями он, наконец, заговорил на нормальном языке:
   -Вы можете заказать у меня все, что пожелаете. Я выполню заказ в самые короткие сроки, - потом он посмотрел на Ксеркса, - К сожалению, ваш меч придется перековывать. Одной заточкой не обойтись.
   После этого мой друг увлек Маркуса туда, где поменьше людей и принялся о чем-то расспрашивать. Я кивнул Тибольду и поспешил к Бару.
   -Ну, я все сделала правильно? - шепотом спросила она.
   -Безусловно.
   -Но объявлять о застолье уже твоя очередь! - она тихо засмеялась, - Ты же не отдашь это приятное право своему мажордому?
   Я покачал головой.
   -Вот и ладненько.
   Позднее, когда все сидели на своих местах, а с балкона лилась изумительной красоты музыка, поварята разносили украшенные цветами и зеленью подносы с угощениями, звучал смех и звенело в бокалах вино. Мне подумалось: "А ведь было бы не лишним...". Но сформулировать свою мысль до конца я так и не успел. Надо мной склонился слуга и прошептал:
   -Сир, прибыл лорд Йорк. Он просит о срочной аудиенции. Говорит - архиважно.
   Я кивнул и некоторое время подождал, потом поднялся и, попросив всех продолжать, направился к выходу из зала. Бару по дороге наградила меня неодобрительным взглядом.
   Слуга повел меня в сторону библиотеки, но вдруг свернул к кухне и вывел к небольшой столовой, открыл дверь и, бог мой, я увидел Йорка! Бедняга выглядел так, будто на полном скаку вылетел из седла. Весь в грязи и кровоподтеках на правой скуле. Волосы взлохмачены, одежда порвана во многих местах и на плече пропитана кровью. В ножнах нет меча.
   Я глянул на правое бедро, где всегда висел его любимый кинжал, но и там ножны были пусты. Йорк развернулся, и я понял, что кинжал он все-таки не потерял. Он использовался сейчас как обыкновенный столовый нож, и по нему на запястье стекал жир. Йорк резал мясо и с жадностью совал куски в рот.
   -Тебя не кормит твоя жена?
   Он что-то замычал, потом поискал глазами, чем бы запить. Откупорил бутылку вина, сделал несколько больших глотков прямо из горла и упал в кресло.
   -Ох, Кир!
   Я облокотился о спинку соседнего кресла. В моей голове роились самые недобрые предположения.
   -Что-то произошло на Йоне?
   Он покачал головой.
   -Не совсем.
   Послышался его нервный смешок.
   -Наши отряды на Армседже... разбиты.
   -Что? - не поверил я, - Но Кланы...
   -Кланы здесь не при чем! Все девять крепостей уже были наши. Но...
   Он сунул в рот мясо и пучок зелени, снова запил вином.
   -Это были Командоры, мать их!
   Я поспешил сесть. Налил себе вина, сделал глоток, еще один.
   -Ты уверен? Командоры?
   -Да. Прилетели со своих островов. Корабли-то не гильдийские. И паруса серые, как всегда.
  
   -Я даже не хочу думать, какие это может иметь последствия, - сказал Йорк в промежутке между поглощением пищи и очередным глотком вина.
   -Что с Валентом?
   Йорк покачал головой.
   -А Сиггурд?
   -Я видел, как он отступал в сторону леса. Там потом такая каша заварилась... Все сгорело дотла, даже пней не осталось. Так что... Не знаю, Кир, может ему и повезло...
   Командоры... Это не выходило у меня из головы. Их вмешательство может кардинально изменить весь ход войны. Хотя они всегда сами себе на уме. Но зачем, зачем им было это делать? Ведь они всегда переходили на нашу сторону в войне с Кланами... А Древних ненавидят больше нашего.
   Йорк пьянел. Я покачал головой, тяжело вздохнул. Из всего видно: продолжить застолье не получится.
   Кто же их разворошил? Поговаривали, Кланы Рейдеров выбрали речеханом Хейндрика. Лично я в этом сомневался, но однажды Валент видел среди них Ринальдо и едва не убил его. А там где Ринальдо, там и Хей. Теперь вот снова проснулись Командоры... Кто-то обязательно должен был подхлестнуть их. Или что-то. Я вздохнул, поднялся, проделал весь путь до зала в обратном порядке и замер возле своего места. Все разговоры разом стихли.
   -Завтра утром, - сказал я без всякого введения, - Все наши войска должны быть готовы к маршу. И, скорее всего, нам придется отдать сопредельные Армседжу миры - Тарк и Оллу.
   Бару тронула меня за рукав.
   -Кир, что стряслось?
   -Сиггурд и Валент, скорее всего, погибли. Так что назначаю Кая временным главой Дома Птенцов, пока не отыщется сам Валент или не станет известно о его судьбе.
   Я обвел взглядом всех присутствующих.
   -В войну вмешались Командоры...
   -Жаль, - сказал кто-то из присутствующих, - это была хорошая Империя...
  
  

IX. ВАЛЕНТ

Клан Кречета. Армседж

  
   Запасы воды подходили к концу. Фляга в рюкзаке пуста, та что поменьше, на поясе, таила в себе лиши пару-тройку глотков. Пережевывая мясо в сухомятку, я чуть не стерпел и не выпил все одним разом.
   Костер затухал.
   Так не хотелось продолжать путь... И, хотя уже перевалило за полдень, я сидел и пялился в огонь, следил, чтоб не загорелась хвоя вокруг и - чем черт не шутит - не случился пожар. И думал, думал...
   Где-то недалеко застрекотал чиж.
   Посидев еще немного, я справил нужду в еще горячую золу и засыпал все землей. Через пять минут о моей ночевке здесь не скажет ничто. Уложил еще теплое, прожаренное до корочки мясо в рюкзак, не удержался и сделал полглотка из фляги и двинулся, наконец, дальше.
   Невозможно понять, правильное ли я выбрал направление или намного сместился в сторону. Путешествие по лесу таило в себе множество неприятностей. Особенно если деревья сплошь покрыты мхом, а не только с севера.
   За месяц моего странствия по этому чертовому острову я почти привык к его особенностям.
   Я пересек череду открытых мест, потом снова окунулся в густой нехоженый лес, неожиданно набрел на заросли дикой малины и немного задержался, чтобы нарвать ягод. Потом вышел к узенькой нитке ручья, но вода в нем была настолько мутная, что ее пришлось процеживать.
   Добравшись к реке, искупался и снова наполнил обе фляги. Затем шел, почти не останавливаясь, пока солнце не стало клониться к горизонту.
   Пора было подыскивать место ночевки, и я остановился у большого разлапистого дуба, в корнях которого чернела чья-то нора. Я взобрался на второй ярус веток, где приметил удобное местечко, чтобы разместиться на ночь. Конечно, спать на дереве едва ли не большее извращение, чем спать в доспехах, но выбирать не приходилось: зверья здесь предостаточно. Меня уже третий день преследовала волчья стая и не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: едва я потеряю бдительность, они нападут.
   Не проходило ни дня, чтобы я не вспоминал о своей прежней жизни. О том, что где-то там, далеко, я был главой Дома, и что однажды мог стать императором... Остались только грезы и воспоминания.
   Мышеловка захлопнулась.
   ...Светлый дом с большими окнами, каменное крыльцо...
   ...Радка или Дэйдрэ в саду возле кустов роз. На коленях - кошка серой расцветки. Где-то играет арфа. Или мандола. Справа журчит фонтан. Или, быть может, по вымощенной дорожке прогуливается фазан...
   -Где ты так долго скитался?
   Подхожу, сажусь рядом, кошка переползает ко мне, мурлычет. Радка может обнять меня, а Дэйдрэ - замереть и долго вглядываться в глаза.
   Смеюсь и целую кого-нибудь из них, прижимаю к себе.
   -Я...
   Так завершался еще один день моего заключения на этом проклятом острове... Я закутался в плащ, и сон постепенно одолел меня.
   Утро началось с холода. Все мышцы болят, и я еле спускаюсь вниз. Плащ мокрый. Над землей стелется белоснежный туман. Спешу выйти на поляну, под солнце, чтобы согреться, но все равно холодно.
   Дальше. Иду, замерзая с каждой минутой все больше и злясь - тоже больше. Потом плюю на все, в том числе и на конспирацию (здесь уже могли вертеться рейдеры), и разжигаю костер. Разогреваю мясо, съедаю все до последнего кусочка, запиваю водой и уже сытый, но все равно злой продолжаю путь.
   Холодать стало так рано. Еще только первый месяц осени, а ночи уже такие промозглые...
   Лес неожиданно кончился. Я сделал еще несколько шагов и застыл. Более удивительной, более фантастической картины не видел никогда в жизни. Насколько хватало глаз, впереди простиралось поле подсолнухов, а где-то далеко, у самого горизонта, искрилась черная громада Крепости-Семь. От нее, как на гигантских солнечных часах, падала длинная тень, указывая время. И дело, наверное, даже не в том, что эта тень двигалась словно на глазах, а в том, что шляпы подсолнухов двигались за солнцем. Они создавали впечатление исполинского хоровода, от которого пробирало до мурашек.
   Вдоволь насмотревшись, я стал спускаться с холма. И очутился будто в другом мире. Ярко-зеленые и оранжево-желтые цвета делали мир светлее, а сладкий аромат стелился до горизонта. Здесь пахло медом, а пчелы создавали свой неповторимый воздушный танец. Гудение миллионов пар крыльев ткало самую необычную музыку во вселенной...
   Я знал, что предвещает мне дальнейшее продвижение: я буду весь в оранжевой пыльце и липким с ног до головы.
   В следующий миг мне пришлось приникнуть к земле и взмолиться всем известным богам, чтобы меня не заметили. Из-за леса вынырнул воздушный корабль и поплыл в сторону Крепости. Таких я еще не видел, со странными мачтами. Я заметил целых три, как и на среднем военном корабле, но располагались они совсем по-другому. Только одна была на своем привычном месте, а две другие отходили от нее под углом в пятьдесят-шестьдесят градусов, между ними трепетали кливера. На центральной мачте, обычно ее именовали грот-мачтой, но я терялся, как назвать ее теперь, развивался стяг Клана Кречетов - летящая птица на желтом фоне.
   А ведь корабль командорский...
   Поскрипывая такелажем, воздушная посудина пролетела всего в десятке метров от меня. На секунду мне показалось, что все для меня завершилось. Повезло. Некоторое время я скрывался за подсолнухами, потом, когда корабль превратился в размытый силуэт, поднялся. Потихоньку двинулся следом.
   Вскоре мне перестал быть виден лес, а чуть позднее и сама Крепость - желтые цветы поднимались над моей головой, нередко не целых полметра, и закрывали весь обзор. В небо то и дело срывались стаи воробьев, со щебетом делали несколько кругов и снова опускались куда-то вниз.
   Боги! Душа чуть в пятки не ушла. Один против корабельной команды я бы не устоял. Просто чудо, что смотровой у них оказался любителем поспать.
   Подсолнухи, подсолнухи, подсолнухи...
   На Армседже девять городов-крепостей. За все это время я смог добраться до пяти из них, но нигде не смог обнаружить лазеек к побегу. Пристани сторожили лучше всяких сундуков. Порты закрыли, что было еще более удручающе. Так и ходил от крепости к крепости, надеясь что в следующий раз обязательно повезет. Или что наткнусь на бесхозный корабль.
   И вот теперь я у Крепости-Семь. С холма, где я разглядывал окрестности, никаких войск не было видно. Но по-своему это плохой знак, это могло означать, что порт закрыт или все корабли улетели, и ничто не нуждается в защите.
   Я выбросил упаднические мысли из головы, ведь все могло быть совсем иначе.
   Через некоторое время я увидел верхушку Крепости, но дальше решил идти только после наступления сумерек. Сел отдохнуть, прикончил все свои припасы, достал флягу и маленькими глотками выпил до половины.
   Ожидать неудобно - подсолнухи хоть и высокие, но гнулись, когда я опирался спиной. Потом от шелухи стала чесаться шея. Я с трудом вытерпел несколько часов и с оживлением продолжил свой путь.
   Крепость действительно была огромной. Чтобы посмотреть на ее верхушку нужно высоко задирать голову, но когда я достиг края этого дивного поля, ее шпили уже терялись в облаках. Остатки былой мощи Древних... Я прятался на краю поля и осматривал местность впереди. Можно было несколько дней понаблюдать, изучить особенности смены стражи, отыскать слабые точки... Но едва я снова подумал о времени, как проклятье сорвалось с моих губ. Еще пару дней? Еще несколько недель?! Конечно же, я умел ждать, но прошедшие месяцы мое терпение уже подходило к концу. Я готов был сорваться, обнажить меч и броситься на прорыв. И, возможно, геройски сложить свою голову.
   Нет, стоит подождать еще немного.
   И только я собрался сделать шаг назад, как над Крепостью взмыл корабль, тот самый, что не так давно чуть не застал меня врасплох у кромки леса. Один из его винтов вдруг надсадно взвыл и корабль накренился... Лопнуло несколько тросов, один из люггеров упал вниз, прямо на винт, его закрутило, послышался треск рвущейся материи, и корабль резко бросило на правый борт. Одна из боковых мачт зацепила башню Крепости, и это еще больше усугубило положение воздухоплавателей.
   Лопнуло еще несколько тросов, корабль подпрыгнул, словно карета на кочке, и понесся к холмам. Я провожал его взглядом, пока он не рухнул вниз. И тогда я понял, что мне несказанно повезло... Конечно же, через считанные минуты в Крепости поймут, что произошло, и вышлют разведчиков. А если у них нет второго корабля (а я ведь не ослеп, и порт действительно пуст), они подоспеют только через час или два...
   Я побежал к месту крушения.
   Учитывая угол и скорость падения, уцелеть мало кто мог. Другое дело механизм. Древние работали на совесть. С момента падения их державы прошла уже сотня с лихвой лет, а корабли еще летают. Заштопанные, отрихтованные, но держатся в небе.
   Авария могла случиться только из-за парусов. Если бы вышел из стоя навигационный механизм, корабль сразу бы рухнул вниз. Мог просто порваться канат или закоротить поворотный винт... В любом случае, команда его мне не понравилась еще при нашей первой встрече.
   Я ломился сквозь подсолнухи, закрываясь от головешек руками. В глаза сыпались сухие листья. Бежал почти наугад, чертил здешних фермеров и молился, чтоб в Крепости действительно был только один корабль.
   Если бы воздухоплаватели были живы и увидели меня, выскочившего из зарослей, наверняка бросились бы наутек. Зрелище, которое я из себя представлял, наверное, кого угодно могло повергнуть в ужас. Я с ног до головы покрылся липкой пыльцой. А сверху налипли ошметки сухих листьев. Да и вообще, моя одежда и так за все время скитаний по острову пришла в негодность. Не брился я тоже давно. В общем, картина та еще.
   В обломках кто-то копошился. Затем последовал вскрик и я увидел единственного (судя по тому, что, как я понял, произошло) выжившего. Он вытер кинжал о парусину и сунул его в ножны. Потом замер, увидев меня. По его щеке текла кровь, а правая рука, похоже, была сломана...
   -Неужели мне стоит поблагодарить тебя за столь удачное спасение? - криво усмехнулся рейдер, - Но, может, стоило провернуть это немного подальше отсюда?..
   Теперь настала моя очередь удивляться. Неужели Марцелл, хан Клана Кречета, был в плену? Ни за что не поверю. Не может быть, что Кланы что-то не поделили с Командорами...
   Он пошатнулся и едва не упал.
   -Сколько лет я мечтал убить тебя! - вырвалось у меня.
   Марцелл скривился.
   -Я не нахожу это время удобным для таких разговоров. Разве что... - он указал здоровой рукой на обломки, - Разве что это следствие моего неудачного убийства. Но, знаешь ли....
   Ситуация грозила выйти из-под контроля.
   -Идём! - сказал я.
   Марцелл с облегчением вздохнул.
   -Значит, всё-таки спасаешь...Только не совсем традиционным способом, должен тебе сказать.
   Темнело быстро, и, если мы всё будем делать правильно, спасём свои шкуры. Я не знаю, что заставило меня изменить план. Марцелл мой враг и этим всё сказано. Но... Возможно, если бы у меня появился союзник, достигнуть цели стало бы намного легче. Судя по навигационной карте, с острова мне не сбежать. Навигационных точек на ней всего девять. И все внутренние, наверняка соотносятся с каждой из крепостей. И если Марцелл припрятал где-нибудь хоть одну навкарту...
   -Куда тебя везли? - спросил я.
   -В Крепость-Три, - тут же ответил он, - А потом по очереди во все остальные. Это их политика - возить меня с места на место и делать вид, что всё в порядке...
   -В порядке?
   -Ну, что я по-прежнему хан, за всем слежу и всё контролирую. Хм-м, хотя это и не так...
   Он опустился на землю, осторожно закатил рукав и осмотрел повреждённую руку. Она уже стала распухать и на месте перелома, наливалась огромным синим пятном.
   -Мне...нужно кость вправить. И шину наложить.
   Я осмотрелся в поисках дощечки... Поднял один из обломков более-менее подходящий для этой цели.
   Я сделал шину, использовав вместо бинта полоски от плаща, соорудил перевязь. Марцелл не проронил ни звука, пока я возился с его рукой, хотя, видел, ему было чертовски больно.
   -Навкарт, естественно, у тебя нет?
   -О чем ты говоришь? - воскликнул он, - Ты посмотри на мой кинжал! Они даже его затупили! А меч...Он в том же состоянии, им и гнилую корягу не разрубишь! Перебили у самой крестовины. Там такая трещина, так что даже завяжи я бой, тут же лишусь своего оружия... В моей спальне дежурят солдаты, а во время обеда за спиной стоят арбалетчики с пальцами на спусковых крючках.
   Хан Кречетов тяжело вздохнул.
   -А ты говоришь "навкарты"...
   Он рассмеялся.
   -В их действиях не было бы никакой логики, если бы они разрешили пользоваться ими... Ещё тогда, полгода назад, они лишили меня всего. Разукрашенные придурки... Выкосили Командоров, теперь и к нам перебрались.
   Я открыл рот.
   -Погоди. Ты говоришь о Древних? Но ведь это командорский корабль и...
   -Ну, что ты еще хотел сказать? Командоры напали на Армседж? Смешали вам все карты? Чушь это все! Не ступала их нога сюда. Здесь хозяйничают древние и их прислужники, аллары.
   Я застыл, не зная, что и сказать.
   -Ты не знал? Ну и разведка у вас!
   -Если ты помнишь, все произошло очень быстро. Бомбардировка с катапульт разбила все наше войско. И некогда было смотреть, кто за нами гонится, тут бы ноги унести...
   -Ах, чёрт! - он схватился за перебинтованную руку, скривился от боли. - Валент, мы здесь долго еще сидеть будем?
   Прав, зараза.
   Я отправился проверять взлетный механизм. Навигационный прибор работал, но неизвестно, способен ли он нормально функционировать.
   Стоило очистить корабль, вернее то, что от него осталось, от обломков и попытаться запустить систему. Из сломанной мачты я решил сделать реи для килевого паруса. Привязал из по бокам корабля и прикрепил к ним концы паруса. Два других соединил по центру киля. Когда я закончил, передо мной предстала странного вида конструкция, напоминающая скелет кита с торчащими в разные стороны вывороченными ребрами. Управлять такой несуразностью определенно будет непросто, но главное - лишь бы летела. И как можно скорей. Со стороны крепости пока никто на выручку не спешил (может, заснули все), но береженого, как говорится, и высшие силы берегут.
   Я перезапустил навкарту. Наше чудовище задрожало, тут же послышался треск ломающихся досок, и мое сердце ушло в пятки. Неужели не получится? Корабль несколько раз дернулся, перекосился на левую сторону, задрал нос и оторвался от земли.
   -На борт, Марцелл!
   Пробный взлет удался. Я немного опустил корабль, чтоб клановец поднялся, и, наконец, надавил на рычаг. Сначала осторожно, а потом все сильней. Корабль тряхнуло. Я надавил еще сильней, подтянул рычаг высоты.
   Небесные силы, работает! Корабль летел над холмами, треща и невероятным креном, но летел. После такой катастрофы это можно считать почти что чудом.
   Я повернулся к Марцеллу.
   -И что будем делать?
   Он поднял голову.
   -Я выбрал самый дальний маршрут, к Крепости-Два. Но я представляю, как нас там встретят. Так что выкладывай свои предложения. Нам нужна другая навкарта.
   Марцелл скривился.
   -Есть одно местечко. Ты и с маршрутом угадал. Километрах в тридцати от самой Крепости. Тайник у меня там. Но с такой скоростью, боюсь, только к завтрашнему вечеру прилетим.
   Я кивнул.
   -Завтра и покажешь.
   Все мысли выветрились. Так всегда бывает, когда цель близко. Умом понимаешь, а эмоций уже никаких.
   На полнеба растянулся закат. Я вглядывался в розовую дымку, пытаясь решить, что делать дальше.
   Сотни лет Древние не пускали нас в Двуморье, а когда мы, наконец, прорвали блокаду, сражались с невиданной яростью. Мы смогли, мы победили, но единственное, что питало наш дух - ненависть и жажда справедливости. Мой отец, дед, отец моего деда и дед прадеда лелеяли надежду жить в свободном и справедливом мире. Они умерли, так и не дождавшись этого. Но нам, потомкам некогда великой цивилизации, посчастливилось добиться своего. И то, что Древние снова восстали, будило давно забытые чувства...
   -Кай, мой лучший следопыт, несколько месяцев гостил у Командоров. Древних там не было.
   -У твоего Кая не слишком широкие глаза, - усмехнулся рейдер, - Он не заметил очевидного.
   -И чего же?
   Марцелл всмотрелся в темнеющее небо, где уже загорелись первые звезды.
   -Командоров больше нет, - выдохнул он, а когда моё молчание затянулось воскликнул: - Святые Силы! Да вы там в Империи вообще ничего не знаете! Ох... Сотни лет слава Командоров гремела по всем островам. Но посмотри, что происходит теперь... Сначала они начинают покровительствовать Кланам... Вернее, благодаря их покровительству Кланы и образовались. Проходит ещё время, и они заявляют, что начинают священную войну. Откуда такая ненависть к людям, я тебя спрашиваю? Почему? А потом вдруг выясняется, что они хотят закрыть свои владения. Не находишь это несколько нелогичным? Они же раньше как пограничники были, шастали везде и выискивали падаль.
   Я был вынужден согласиться. Марцелл говорил дело.
   -Древние тогда проиграли, - продолжил хан, - Недобитки распределили по резервациям. Но дух их не покорили. И знаешь что?
   -Ну?
   -Они стали паиньками. Делали то, что от них требовали. Зализывали раны. Вынашивали месть. Раскол в наши рядах и возникновение Командоров были им только на руку.
   Я рассмеялся.
   -На руку? Командоры были им на руку? Да ты верно из ума выжил!
   -Нисколько. Разве ты можешь назвать Древних дураками?
   -Ну, наверное, нет.
   Он кивнул.
   -Командоры определили их в резервацию. Место, откуда нельзя выйти. Но и нельзя войти. Это стало для них самой настоящей крепостью. Понимаешь? Минус перерос в плюс.
   -Ты говоришь вполне убедительно, мать твою!
   Марцелл снова рассмеялся.
   -Но это же очевидно.
   -В отличие от вас, рейдеров, мы в последнее время с ними не общались.
   Наверное, в моем голосе сквозила неприязнь к нему, Марцелл скривился и больше не предпринимал попыток заговорить.
   Теперь у меня появилась еще одна задача: доставить Марцелла в Империю. Живым и невредимым. Такими "языками" не разбрасываются.
   Он вдруг расхохотался, да так громко, что я начал опасаться, не выпадет ли он через борт. Вернее, через его обломки. Когда он успокоился, я заметил слезинки в уголках глаз.
   -Ух, и насмешил ты меня. Никогда так не смеялся... Прости, но уж больно комичная ситуация. Ты торчал здесь в плену, на этом острове. Попал в ловушку, а потом спасаешь кровного врага...
   -Заткнись! - рявкнул я.
   -Заткнулся, - усмехнулся он, - Молчу.
   Отвалилась доска. Шлепнулась где-то в кусты. Не растерять бы весь корабль по пути...
   Но нам на удивление везло. Ночь прошла, и мы все еще летели.
   Марцелл всматривался в горизонт.
   -Скоро наши пути опять разойдутся. Еще пару километров...
   Я осмотрелся.
   -Где твой тайник?
   Мы летели над россыпью камней, заросших мхом по самую макушку. Поблизости протекал ручей. Слева тянулись горы.
   Марцелл усмехнулся.
   -Меня интересует, что будет, если я скажу. Я ранен и вряд ли окажу серьезное сопротивление. А что мешает тебе прирезать меня? А? И улететь самому.
   Я покачал головой.
   -Услуга за услугу.
   -Но как я могу верить твоим словам?
   Я пожал плечами.
   -У тебя нет другого выбора. Ты такой же узник на этом острове, как и я. Ты поможешь мне, я тебе. И разойдемся. Если судьба сведет нас снова, потом и будем думать, что делать. Ну?
   Марцелл кивнул.
   -Вон у той сопки. Притормози. Но ты должен понимать, что мне никак нельзя в Империю. А ведь ты рвешься именно туда? Переправь меня на один из вольных островов, я знаю, что навкарта ведет к одному из таких. Потом отправляйся куда хочешь. Сам.
   Я быстро кивнул.
   -Идет.
   Пока мы летели, Марцелл поглаживал поломанную руку.
   -Я надеюсь на твою честь, Валент, - сказал он тихо.
   Мы проделали около километра среди лабиринта камней, пока клановец не обнаружил нужный. Крикнул, чтобы я остановил корабль, и спустился к небольшой каменной площадке, упиравшейся в почти отвесную стену гранитной породы.
   -Здесь, - бросил он. Усмехнулся
   Я ничего не видел. Тогда Марцелл уперся ногой в небольшой камень и отодвинул в его в сторону. Там и был клад. Мешочек с монетами, арбалет, колчан со стрелами и небольшой тряпичный сверток.
   -Забирай, - кивнул головой хан, - У меня рука...
   Я подобрал добро, развернул сверток.
   -Эта навкарта ведет на пять островов, - сообщил Марцелл, - Одна из точек - Октябрь. Мне вполне подойдет. Ханство Журавля.
   Марцелл нахмурился, словно решая, говорить или нет, затем махнул рукой и с какой-то нежностью в голосе произнес:
   -Мелисса его хан.
   Я кивнул.
   -Когда-то слышал это имя... А сколько вообще кланов?
   Марцелл рассмеялся.
   -Этого тебе от меня не узнать! Нет, даже не из-за того, что это секрет, а вследствие моей вредности. Тогда станет неинтересно, если будешь много знать. Гляди лучше под ноги.
   Я действительно несколько раз чуть не упал на каменной крошке, чертыхнулся и стал шагать аккуратнее. Помог Марцеллу подняться на корабль.
   -Октябрь, - протянул он, - Остров, где царит осень. Там все в золоте, с яркими агатами ягод и малахитами рек.
   Я вставил навкарту. Просмотрел остальные точки.
   -Среди других островов нет ни одного подходящего мне.
   Марцелл сжал губы.
   -Ну, это же мой спасательный черный ход, а не твой... Хорошо, давай разберемся. Куда ведут остальные пути.
   Я начал перечислять.
   -Савадж, остров Александра, насколько я знаю. Клан Ворона. Тукан, он под контролем Ястребов. И две точки на Лидии.
   Н-да, не повезло, так не повезло. Действительно, ни одного имперского острова...
   Я посмотрел на Марцелла, решая что делать.
   -Давай со мной, - вдруг сказал он. - На Октябрь. Мелисса пропустит тебя, если я попрошу.
   -Будешь помогать мне? С какой стати?
   Рейдер пожал плечами.
   -Боишься, что я сдам тебя? А сам ведь хотел сплавить меня в Империю? Разве нет?
   Он рассмеялся.
   -Все острова, куда ведет эта навкарта, захвачены Древними. Там творятся дела похуже, чем здесь. Они там повсюду, в одиночку тебе не справиться. Хочешь сыграть в рулетку на свою жизнь?
   -Ну хорошо, считай, убедил. Но я не понимаю, зачем тебе выручать меня...
   Хан отстранил меня от навигационного механизма. Обозначил маршрут и дернул за рычаг. Корабль встрепенулся, заскрипел, и я посчитал, что тут же рассыпется на детали. По нему пробежала дрожь и предательски затрещала моя импровизированная мачта. Если отвалится, корабль станет неуправляем.
   Снова повезло. Корабль повернул в нужную сторону и медленно стал набирать скорость.
   -Я совершу еще одно доброе дело, - сказал Марцелл, - И, может быть, однажды ты отплатишь мне тем же. Или кому-нибудь еще.
   Я чертыхнулся и стал смотреть на горизонт. Вскоре показалось море.
   Берегов Октября мы достигли, когда солнце уже стало садиться.
   Встречала нас сама ханша.
   -Познакомься, - сказал мне Марцелл, - это Мелисса. Мелисса, это Валент, глава Дома Харит. Он путешествует, и хотел бы...
   Ее взгляд этот заставил меня на мгновение замереть, а потом склониться в поклоне.
   -Миледи, вы совершенны!
   Она протянула руку, и я безропотно поцеловал ее нежную кожу.
   -Дом Харит? - сказала она, - По-моему, мы с ним воюем. Или же...
   В ее голосе мед и звон колокольчиков под утренним мягким ветром.
   Марцелл засмеялся, и я проклял тот миг, когда послушал его и отправился сюда.
   Святые силы, - простонал я, - помогите!..
  
  

Х. ХЕЙНДРИК

Дом Птенцов. Маруф. Зона оккупации Кланов. Гелиополис

  
   Так непривычно видеть его в темных одеждах. Он одел тяжелый бархатный балахон с широким капюшоном, небольшие сапожки свиной кожи - и все черного цвета. В таком виде он стал практически неузнаваемым. Я, правда, не знал, как со всем этим он справлялся морально: Ри всегда носил светлое, пестрое...
   Наклонив голову, чтобы не было видно лица, он сошел по трапу, потом направился прямиком к центральному входу. Через две минуты уже заходил в библиотеку, где я все еще стоял у окна.
   -Проходи, - сказал я, вместо приветствия, - Садись.
   Ринальдо откинул капюшон и тяжело опустился в кресло, с шумом вздохнул и достал из кармана сигарету. Закурил, пуская кольца дыма.
   -Найдется что выпить?
   Я кивнул.
   -В здешних подвалах превосходное вино. На этикетках написано, что из Лидии. Сейчас этот остров контролируют Птенцы.
   Он с благодарностью принял бокал. Когда протягивал руку, я увидел на его пальце перстень с камнем, чем-то похожим на турмалин.
   -Это он и есть? - спросил я, кивнув на ринальдов артефакт?
   -Он самый. Архонты клепают их по сотне в день.
   Я улыбнулся.
   -Видишь, наш план дал свои результаты. Тебе объяснили его возможности?
   -Своеобразный маяк. Реагирует, если поблизости есть навкарты. Просто превосходно.
   Я кивнул.
   -Добыл ещё один?
   Ринальдо с важным видом достал из складок балахона три кольца.
   -Как будто стекло, - сказал я, разглядывая одно из колец, - Почти прозрачное.
   -Ну да. А вот если бы в комнате была навигационная карта, мигом бы покраснел. И чем ближе, тем он будет темнее. Если будешь держать в руках, станет похож на агат.
   -Ясно.
   Ринальдо улыбнулся, но вдруг на его лице произошла разительная перемена, и он грохнул кулаком по столу.
   -Проклятье! Хей, это невыносимо!
   Я промолчал.
   -Мне чертовски трудно принимать подачки от них. И улыбаться при этом. Хей. Меня надолго не хватит.
   -Долго и не надо, Ри. Наша задача узнать, где этот чертов остров. И добыть необходимую навкарту. Я знаю, там полно артефактов. От кораблей до оружия, которым когда-то сражались наши предки. Тогда, с новым знанием и новыми силами, мы ударим по Империи. Я прошу тебя, потерпи еще немного.
   Ринальдо кивнул.
   -А что аллары?
   Он пожал плечами.
   -Аллары? Они всегда были полными дураками. Ими и остались... Словно шавки прислуживают Древним. Дождались своего часа. Но тем легче будет вырубить эти сорняки - они собрались в одном месте. Все.
   -Да. Только давай еще немного потерпим. Видишь, прошло совсем ничего, а мы уже в выигрыше, - я указал на перстни.
   Ринальдо стянул балахон.
   -Сюда никто не войдет? - спросил он с запозданием.
   -Не волнуйся.
   Он затянулся дымом и отбросил окурок щелчком пальцев, тот вспыхнул снопом искр, ударившись о подоконник. Мазила. Ринальдо с ворчаньем поднялся и выбросил его в окно.
   -Стайм под контролем?
   -Естественно. Там всем заправляет Снот, а ты его знаешь - ничего так просто не отдаст. Знаешь, это, наверное, один из самых спокойных городов.
   Ри вздохнул.
   Некоторое время мы молчали. Было даже слышно, как падающие с ясеня листья шуршат, попадая в окно. Или скрипят на пристани снасти ринальдового корабля.
   Я указал Ри на капюшон и громко хлопнул в ладоши. Ринальдо еле успел спрятать свое лицо - в комнату вошел слуга.
   -Обед на троих, Валкус. Сюда. И распорядись, чтобы из погреба принесли еще две бутылки лидийского.
   Слуга поклонился и поспешил выполнить поручение.
   -На троих? - переспросил Ри.
   Я ухмыльнулся.
   -Снот, кто ж еще. К сожалению, его избранницы с нами не будет, но не сомневаюсь, что он тебе все уши о ней прожужжит.
   -Он наконец-то одумался?
   -Наверное. Она из здешних. Их роман начался в начале прошлого года, когда он впервые приехал в Стайм...
   -Ну, и как ее зовут?
   -Инис.
   -Вот, я всегда говорил, что мягкая политика на захваченных островах способна принести пользу. Э, но почему ее не будет?
   -Он отправил ее в Провал. Утверждает, там безопасно.
   -Так у Снота есть сын?!
   Казалось, Ри был поражен в самое сердце. Но не тем, что Снот в который раз нарушил завет предков, тем что тот стал отцом. А еще он, по-моему, немного завидовал. И почему-то решил, что у Снота родился именно мальчик.
   -Сын... - повторил он, - Значит, в Провал...
   -Говорит, это важное для нас время. И что многое держится именно на нем. Да, конечно же, он хотел отправиться вместе с ней...
   Открылись двери, и двое слуг внесли стол, накрыли, сервировали, расставили дымящиеся блюда и так же молча удалились.
   -Ну, так где же виновник, Хей? Я грешным делом подумал, уж не в Стайме ли?
   Я хмыкнул.
   -Здесь, в лабораториях.
   Ри поднял брови.
   -Пытается скопировать навкарту. Все тщетно, как понимаешь.
   -Угу, - он подошел к столу, взял бутылку вина, внимательно изучил этикетку, - Впечатляет! Столько лет...Я открою, чтоб подышало.
   Когда вошел Снот, Ри крепко пожал ему руку.
   -Надо же, я всегда думал, что у Ллойда дети появятся раньше.
   -Он погиб, Ри, - ответил Снот, - где-то на Йоне. Еще в прошлом году мы заплатили за падение Дома Эволюции слишком большую цену. Ллойд, Дардис, Ликтор...
   Снот хлопнул Ринальдо по плечу.
   -Это война. И ничего так не красит нас, как новые шрамы. Ладно, вижу стол давно накрыт...
   Я разлил вино по хрустальным бокалам, и первый тост предложил за тех, кого с нами больше нет.
   -Э-э, и как там успехи в лаборатории? - спросил Ри, чтобы закончить неловкую паузу.
   -Глухо, - пожал плечами Снот, - Надеюсь, скоро нам попадется что-нибудь достаточно интересное, чтобы...
   Я вытащил из кармана перстень - один из тех, что привез Ринальдо, протянул его Сноту.
   -Держи. Может, будет в помощь.
   Я объяснил принципы его действия. Снот так и засиял.
   -Превосходно, превосходно. Попробую разобраться.
   Снот повернулся к Ринальдо и стал заваливать его целой кучей вопросов.
   -Он чувствует направление?
   -Да. Можешь вертеть им как компасом.
   -Из чего он черпает силу?
   -Забудь. Это вопрос не мне. Технология наших предков...
   За разговором Ри как-то умудрился прикончить половину цыпленка. Осмотрел стол и положил себе салат. Он уплетал за обе щеки, и нам со Снотом пришлось поторопиться...
   -Как же ты познакомился с ней? - спросил Ри.
   Снот улыбнулся во весь рот.
   -Подошел и спросил, почему она ревет
   Ринальдо почесал подбородок.
   -Да? Ну, и что дальше?
   -Убежала. В тот день я ее больше не видел. А потом спас от смерти под копытами коня. Она сказала, что я на кого-то похож, но я не запомнил... Потом несколько раз виделись в харчевне возле доков, как-то раз напились вместе, ну и...
   Я ухмыльнулся.
   -Я люблю ее. У нее от меня ребенок. Жалею только об одном: его детство припало на несчастливые времена. Ринальдо, ты наливаешь?
   -А? - такого резкого перехода он не ожидал.
   -Давай, - кивнул я.
   -Значит, отправил в Провал? И увидишь их только через год? Н-да... это сложно.
   -Тогда выпьем за трудности, - предложил я, - и за их преодоление!
   Никаких возражений не последовало.
   После обеда мы единогласно решили отдохнуть пару часиков и разошлись. Снот отправился к себе, заявив что лучший отдых - это работа. Ри поднялся на пролет выше, забрался в мансарду. Я, немного подумав, решил подышать свежим воздухом и в сопровождении двух солдат направился в парк, а оттуда прямиком в лес, куда вел серебристый ручей.
   Устроился на коряге, закурил. И, вдыхая ароматный дым, решил посвятить время написанию летописи. На это меня, безусловно, сподвигла находка нескольких старинных документов среди вещей Валента, на Армседже.
   Став речеханом, я провел небольшое расследование по этому делу. Летопись хранилась в библиотеке Крепости-Два на протяжении многих лет, и уцелела лишь благодаря положенному уходу. Клан Кречета, владевший Армседжем, был главным героем описываемых событий, но все это было так давно, что никто не смог точно определить дату. В тексте упоминался 736-й год, но при нынешнем изобилии систем отсчета вряд ли что можно понять.
   Ценности почти никакой. И только в самом конце несколько страниц поистине ценной информации. Упоминалась легенда о навкарте без всяких навигационных точек. Благодаря ей можно летать по всему Двуморью, а не только по линиям маршрутов.
   Говорилось, что ее нашли, но счастливчик вскоре умер. Выдвигалось множество предположений, где навкарта теперь может быть, и одно из таких мест - Армседж. С большой вероятностью.
   Я достал блокнот, положил на дерево, оно стало для меня столом, а сам сел на землю. Немного поразмышлял, с чего начать и, наконец, решившись, стал писать.
   "Я, Хейндрик, речехан, хан Клана Единорога, Глава Дома Единорога, в 8647 году обнаружил старинный документ, в котором..."
   Я пообещал себе отыскать корни этой истории и во что бы ни стало добыть эту навкарту... Я обозначил стоящие передо мной трудности, расписал очередность действий, пожелал удачи и поставил жирную точку.
   Что ж, начало положено.
   Потом еще немного посидел и вернулся в свою комнату. Собрался немного вздремнуть, когда вдруг услышал какую-то возню за окном. Решил проверить. Вышел на балкон и чуть не рассмеялся. Раскрасневшийся Снот пытался перелезть на этаж ниже.
   -Эй! Ты что затеял?
   Он глянул на меня, но чуть не сорвался. Переменил руки, опустил вниз ногу, почти достал до перил.
   -Снот, твою мать! Что ты там делаешь?!
   -Не кричи, - ответил он, - Не видишь что ли, спускаюсь вниз.
   -На чужой балкон?
   -На чужой, на чужой. Не хочу беспокоить Тайруса по пустякам. И если ты не оставишь меня в покое, непременно грохнусь.
   -И чего тебя туда понесло? Помощь нужна?
   -Нет, черт подери! Я просто уронил вниз шпагу! Всё, отбой!
   Я вздохнул.
   -Ну-ну.
   С чего бы это ему разбрасываться шпагами? Хотя с другой стороны это его дело. Я вернулся к себе, но постоянно прислушивался, не понадобится ли помощь. Чуть позже мне удалось немного подремать и встал я даже немного отдохнувшим.
   Отправился освежиться. Стащив одежду, бросил ее на стул, облился водой. На полочке нашлось несколько флаконов с разными ароматами. Я выбрал запах терранской розы. Аромат был свежим, совсем не похожим на запах обычных роз, почти мятный - холодный и тонизирующий. Потом побрился, тщательно вытерся и открыл дверь.
   Марцелл улыбнулся и поставил стакан на столик, поднялся с кресла. Дак не стал вставать и просто поднял руку в приветствии.
   -Здесь только мы, женщин с нами нет, так что проходи, - сказал хан Кречетов, - и уж извини нас за подобную бесцеремонность.
   Я подошел к стулу с одеждой и оделся.
   -Что-то не так? И вообще, какого черта вы ко мне вломились?
   Дак кивнул.
   -Александр взбесился. Увёл едва ли не половину воронов на Малус.
   -К Древним? А что Командоры?
   Марцелл хмыкнул.
   -Когда-то нужно перестать их так называть. Командоров больше нет.
   Я кивнул, признавая его правоту.
   -Сила привычки.
   Марцелл скривился.
   -Моего ханства больше нет, Хейндрик.
   -От моих воронов тоже практически ничего не осталось, - сказал Дак. - Мы не выдержим атаки. До открытия Провала три месяца и, я боюсь, мы не продержимся это время.
   На хана было жалко смотреть. Громадное тело с переливающимися мускулами и грустные глаза, с сетью новых морщин в уголках, две глубокие черты, спускающиеся вниз с каждой стороны губ.
   -Речехан, - Марцелл тронул меня за плечо, - Я прошу за Дака: приюти его людей. Только так Клан Воронов сможет выжить.
   Я понимал, что иного выбора нет.
   -Ну что ж, - вздохнул я. - Разве могу подвести вас? Дак, у тебя даже будет выбор: Тарот или Ладора?
   -Хм! Ну, если у меня действительно есть выбор, то предпочитаю Тарот, он поближе к Эа. Будет прекрасная возможность совершать вылазки в Империю.
   Я кивнул.
   -Тогда готовь людей к переезду. Кстати, кто из младших ханов с тобой? Или все ушли с Александром?
   -Дэрек. С Александром отправился Юн, а Партор... мертв, - он развел руками, - Больше у меня младших ханов нет.
   Марцелл как-то странно улыбнулся.
   -А какие новости в Империи? В Доме Харит все без изменений?
   Мои брови поползли вверх.
   -Ты что-то знаешь? Вижу, что да. Выкладывай.
   Вообще Дом Харит меня мало интересовал в последнее время... Сиггурд сгинул на Армседже, как и Валент. Из оставшихся - Светозар, но он слишком мягок, а Кай недостаточно ответственен, чтобы править, и некому было прославлять Дом в битвах. Сейчас почти все их острова заняты арнарскими войсками. Якобы для помощи.
   Марцелл улыбнулся.
   -Н-да, история весьма интересна, но во многом только для меня... Так уж получилось, что я немного просчитался. Видишь ли, дело снова касается Древних... Думал, что у нас может появиться новый союзник, вот и держал в тайне.
   Так-так, - подумалось мне, - А при чем же здесь Дом Харит?
   -На Армседже я наткнулся на Валента.
   Он замолчал, глядя на меня.
   -В самом деле?
   -Да. Все это время он не мог выбраться оттуда и блуждал от Крепости к Крепости. Он помог мне, я помог ему...
   -Это действительно очень любопытно. И где он сейчас?
   Марцелл ухмыльнулся, но в его глазах, мне показалось, промелькнуло что-то иное.
   -На Октябре. Уже второй месяц.
   -В плену, надеюсь?
   Он покачал головой.
   -Что?! - изумился Дак, - Он заделался рейдером?
   Марцелл снова покачал головой.
   -Я бы так не сказал.
   -Тогда что его там держит?
   -В самую точку: именно держит. Мелисса... Вернее любовь к ней. И, по-моему, небезответная.
   -Ох, - только и сказал Дак, и я с ним полностью согласился.
   -Ты считаешь, Валент станет на нашу сторону?
   -Нет. Но он мог бы нам существенно помочь. Если не заставлять его нервничать. Подумай сам: Армседж практически в его руках. И тут все меняется. Почти полгода не иметь возможности вернуться домой... Ты бы после этого не обозлился? Но, похоже, весь негатив затмила любовь к ханше.
   Мои мысли понеслись вскачь. Валент. Захваченный Армседж. Мелисса. Последствия возвращения Валента. Империя. Брак Валента и Мелиссы. Объединение Дома Харит и Журавлей. Бред, но возможно.
   -Ты должен был сказать раньше, Мар. Это многое могло изменить. Возможно, и весь ход войны.
   Хан развел руками.
   -Всё случилось так, как случилось. Но я не думаю, это может иметь такие последствия, что...
   -Ты не знаешь всех фактов! Никто не знает.
   -А ты?
   -Достаточно, чтобы тут же не грохнуть его при встрече. И, между прочим, завтрашней. Мы все вылетаем на Октябрь.
   Марцелл пристально смотрел на меня.
   -И чего же это мы не знаем?
   -Знание часто приносит скорбь, - улыбнулся я, - И смерть. Преждевременную.
   -Волков бояться... - хмыкнул он.
   Я кивнул и начал свой рассказ.
  
  

Х11. КИР

Дом Арнар. Эа. Вавилон

   -За теми горами, - указал Рэнд, - Небольшое плато и ущелье километров семьдесят в длину. Если сунемся, точно перебьют...
   Я позвал Йорка, минут пять назад умявшего свой обед и снова роющегося в котомке.
   -Что обозы? Сильно отстали?
   -Я бы сказал безнадежно. Это горы. Тут только на своих двоих.
   Рэнд был в растерянности. Вавилон уже, скорее всего, пал - по крайней мере, порт заблокирован. А половина нашего войска увязла в бесконечных сражениях, медленно продвигаясь по горным дорогам. Вторая его часть осталась у подножия, защищать наш отход. Противник превосходил нас по численности и вооружению в десятки раз.
   -Я не понимаю, - покачал он головой. - Откуда у них столько войск?!
   Йорк сделал ладонь козырьком, вгляделся вдаль.
   -А! Ни черта не видно!
   -Меня интересует другой вопрос. Почему они оставили свои острова и приперлись сюда?
   -Этому вопросу суждено остаться риторическим. Никто этого не объяснит, кроме Древних, но они этого делать, как видишь, не собираются.
   Я кивнул. Затем собрал оставшиеся продукты в сумку, тем самым давая знать, что привал окончен.
   -И всё же, для них это смертный приговор. У себя они могли, по крайней мере, достойно обороняться, здесь они обречены.
   -Вот уж кому-то повезло! - сказал Рэнд. - Острова Древних можно брать голыми руками. Все их люди.
   -И все войска Хейндрика и рейдеров - тоже здесь. Стоят в долине у единственного в этих местах источника с питьевой водой. Мать их!
   Я указал рукой налево.
   -Заметь, Рэнд, они здесь, - снова повторил я. - Значит, захватить острова могут только имперские Дома.
   Йорк фыркнул.
   -У тебя странное понятие о выигрыше, должен тебе заметить! Нас могут перебить как котят!
   Армия снова готова была двигаться, и я прервал нашу затянувшуюся беседу:
   -Эй, Бальтазар! Снимаемся!
   Он отдал распоряжение, зазвучал сигнал подъёма. Войска строились в походные колонны.
   -Рэнд, что докладывают разведчики?
   -У входа на плато поджидают с десяток воздушных крепостей и немного кораблей поменьше. С катапультами нам не справиться: от первого же выстрела начнётся камнепад и лавина. Кирдык.
   -А что у Хейндрика?
   -Пару тысяч людей. Плюс корабли на флангах... Около полусотни.
   -Ясно, - вздохнул я, - Прямо Древние, слева Хейндрик, сзади тоже Древние. Направо идти не можем, там горы до небес. Негусто...
   -Очевидно, если я преложу совершить то, чего враг не ожидает, ты пошлёшь меня?
   Я рассмеялся.
   Но между тем, сбор продолжался, и мне необходимо принимать решение.
   -Рэнд! - обернулся я. - Обозы придётся оставить. Если прорвёмся, нам всё равно придётся бросить их и уходить от погони. А если увязнем в сражении, нам они больше не понадобятся. И я, надеюсь, что третий вариант - остаться здесь, пока кто-то не придёт к нам на помощь, - ты заведомо считаешь проигрышным.
   Он кивнул.
   -Ах, если бы эльдарова армия оказалась здесь! - вздохнул магистр.
   Я еще раз осмотрел колонны солдат. Волею судьбы здесь были и мои птенцы, и арнарцы и даже часть н'дарцев. Все мы пришли на помощь Вавилону, едва стало известно о десанте Древних и подконтрольных им клановцев. Но они всё прибывали и прибывали, и вскоре мы с позором покинули Вавилон, и поспешили к одному из северных консульств Гильдии. Потом хотели перебраться на Кодори. Или Тритон. Но каково же было наше удивление, когда передовой отряд наткнулся на войска Хейндрика. Порт был захвачен. Спешно пришлось поворачивать и через леса пробираться к другому порту, чуть восточнее. И вот здесь, в горах, мы оказались окружены со всех сторон.
   -Идём на восток, - сказал я. - Так у нас ещё будет шанс. Гражданских нужно поставить в середину и... И на прорыв.
   Рэнд выдохнул сквозь стиснутые зубы.
   -Арнар ещё никогда не воевал с Хейндриком. И никогда не отступал!
   -Я думаю, он не настолько сентиментален, чтобы из-за этого жалеть нас, - высказался я. - Если помнишь, дагмарцев он не пощадил, хотя Валент однажды оказал ему услугу, убедив Совет признать Радагаста вне закона. И ведь именно ваш Дом пришёл на помощь дагмарцам. Так что...
   -Да, но мы не участвовали ни в одном сражении, всё уже было кончено.
   Я махнул рукой.
   -Ладно, Рэнд, хватит демагогий.
   Затрубили начало марша, и передовая колонна двинулась вперёд.
   Вскоре нас догнал Тибольд, один из арнарских мастеров.
   -Да... - протянул он. - Это будет одно из самых значимых сражений этой войны.
   -Для нас, - без радости усмехнулся я. - Это уж точно.
   Он пожал плечами.
   -Нет, нам отведена не особо значимая роль. С нашими двумя полками мы для них словно комар на спине. И для Хейндрика, и для Древних. Прихлопнут и не заметят. Я совсем о другом. Если они сойдутся друг с другом - вот что значимо. Кто бы не вышел из этой схватки победителем, война уже не будет прежней. Лучший из вариантов, если победит Хейндрик. Тогда и у Империи останется только одна цель - он. И его коалиция долго не продержится. Если же верх одержат Древние... Мы будем ждать удара исподтишка, в спину. А сами не сможем атаковать... Нет, они сделали просто гениальный ход, перебросив всех сюда. Вот найти бы их остров, Малхут...
   Рэнд повернулся к нам.
   -Это выдумка. Малхут не существует, туда нет дорог.
   -Именно, магистр, именно. Туда не ведёт ни одна из известных нам навкарт, и поэтому он неприступен. Где всё это время были архонты? Не в резервациях же! Нет. Они прятались на одном из островов во Внешнем море, и этот остров - Малхут.
   -Смотрите!!!
   Ехавший недалеко от нас Бальтазар указал куда-то вниз. Я всмотрелся, в сизой дымке различил войска Хейндрика Целая орда... Их прикрывали боевые корабли. Они все двигались к ущелью, через которое мы вскоре должны будем пройти.
   -Мать твою! - не сдержался Тибольд. - Этих хватит, чтобы стереть нас в порошок!
   Я кивнул.
   -Наверняка пустят против нас только небольшую часть. Остальные останутся на месте. Будут ждать. Но... не нас.
   Тибольд, выругавшись, плюнул на землю.
   Рэнд обернулся, посмотрел на идущие колонны. Где-то там, я знал, и его жена, Дэйдрэ. Он встретился с ней на Дагмаре, в Доме Харит, во время обороны от наскоков рейдеров, и привёз сюда.
   Сейчас на Дагмаре всё спокойно. Кай, наверное, восстанавливает дворец.
   -В ущелье наверняка будет засада, - предположил Рэнд, - Столько войск... Но они ведь не захотят терять лишних людей.
   Я кивнул.
   -И поэтому мы пойдем впереди, - Я, ты Рэнд, Бальтазар и Тибольд.
   -Мы сгинем, - сказал арнарец, но повиновался, кивнул и пришпорил коня.
   Тибольд посмотрел ему вслед, затем повернулся ко мне и закивал.
   -Да, Кир, сгинем. Мы бы могли остаться в горах, но если Хейндрик выстроил на входе свои войска, значит, битва будет именно здесь. И вскоре Древние последуют нашим путём. Значит, оставаться в горах нельзя. Древние уж точно никого не пожалеют.
   -А если сказать, что мы знаем, где Кайд, - предложил Бальтазар. - Такая хитрость может сработать.
   Я покачал головой.
   -Не думаю. Если Единорог победит, с таким войском он сможет обшарить каждую пядь любого из островвов. Сам, без чужих подсказок. Угрозой для него будет лишь объединённое войско Империи. Но, Бальтазар, я здесь! Я - тот, кто смог бы это войско собрать. И ты думаешь, он пропустит меня? Ксеркс тяжело ранен и вот-вот умрёт, Валент погиб. И кроме меня нет никого, кто смог бы объединить Дома. Хейндрик это понимает. Он не дурак.
   Мы медленно приближались к ущелью. Оставалось ещё километров пятнадцать и мы окажемся там.
   -Будем на месте часа через три, - сказал Тибольд. - Измученные, уставшие и обречённые. Нам не выдержать схватки, людям понадобится отдых. Может быть, продолжим путь утром?
   -Хэ! Сказал Бальтазар. - Вечер - лучшее время для схватки. Умрём в лучах заката. Красиво и эстетично. А на утро наших тел никто не найдёт, ночные девы отнесут их в чертоги Неназываемого.
   -Ба, - удивился Тиб, да ты прямо поэт! Надо же: красиво и эстетично! Красиво и эстетично... Эх, отстегать бы тебя нагайкой за такие слова, Бальтазар.
   Тот, казалось, даже не смутился.
   -В его словах, Тиб, есть доля здравого смысла. Ну, насчёт того, что вечер - лучшее время для боя, если мы хотим прорваться на плато. А ещё лучше - сумерки.
   Тибольд приблизился, и теперь мы почти соприкасались стременами.
   -Кир, сказал он вдруг, - тебе не надо идти с нами. Ты прав насчёт того, что только ты сможешь руководить Империей. Новому императору не быть.
   -Ты предлагаешь, чтобы я затаился в горах, пока всё не закончится? Дожидаться помощи? Нет, Тиб, я не смогу это сделать.
   Бальтазар, который ехал справа от меня, кивнул.
   -Это единственный выход, Кир. Ты прекрасно понимаешь, что нам не пройти ущелье. Не говоря уже о том, чтобы прорваться дальше.
   Немного погодя к нам присоединился Рэнд.
   -А верно. Возьми с собой Дэйдрэ и уходи, я прошу тебя. Мы, скорее всего, погибнем, но я люблю её и хочу, чтобы она выжила. С тобой у неё есть шанс...
   Я покачал головой.
   -Я никуда не уйду.
   Ты упрямый дурак, Кир! - вспыхнул Тибольд. - После твоей смерти Империя развалится.
   Я сжал кулак так, что он побелел.
   -Я...никуда...не уйду... Вы слишком торопитесь меня хоронить.
   Бальтазар выругался.
   Он что-то ещё хотел добавить, но тут вернулись разведчики. Их кони были взмылены, некоторые хромали, а у одной нога еще перебинтована, на повязке выступила кровь.
   -Император, император!
   Колонны расступилась, пропуская их. Один из разведчиков спешился, припал на колено и доложил:
   -Враг движется прямо на нас, сир! Меньше чем через час они будут здесь.
   -Еще что-то?
   -Командует, по-моему, Эвард.
   Я кивнул, отпуская его, затем повернулся к арнарцам. Помолчал. Подошёл Сторк.
   -Почему мы остановились? Что...
   Рэнд не дал ему договорить.
   -Сюда идёт Эвард. В течение часа все будет решено. Йорк чертыхнулся.
   -Спешат, заразы! Хотят разделаться побыстрее... Ну, что будем делать?
   Я осмотрелся.
   -Нужно выбрать место получше, поставить арбалетчиков на флангах...Оборона даст нам преимущества. Если устоим, у нас появится шанс.
   И тут в моей голове появился План. Тот самый - с большой буквы, великий план нашего спасения. И я объявил:
   -Друзья мои, нужно воспользоваться Древними.
   -Что? - не понял Бальтазар.
   -Мы немного поспешили, выбрав такой темп... Когда дерутся два сильных противника, всегда нужно держаться в стороне. Э... Так вот, Хейндрик стережёт вход на плато. А Древние будут идти именно туда. Так? Думаю, Эварда послали с заданием уничтожить нас. Против Древних он не двинется. Так?
   -Ну, с такими силами определённо нет.
   -Значит, нам нужно держаться поближе к Древним и двигать через ущелье чуть впереди. Эвард не рискнёт нападать на нас в такой близости от них. Он будет пятиться и пятиться, пока мы не окажемся на плато, а там можно будет улизнуть, оставив гигантов друг другу.
   -Что ж ты раньше не придумал? - сказал он. - Тут от одних нервов можно умереть!
   Затем он успокоился и более ровным голосом произнёс:
   -Конечно, чертовски рискованно, но... вполне реально. Тиб?
   Тот кивнул.
   -Я согласен с Киром. Против такого отряда у нас всё равно нет шансов.
   -Бальтазар, ты как?
   -Я тоже поддерживаю. Это самая свежая идея за всю неделю. Впрочем, сумасшедшая тоже.
   Я посмотрел на Йорка, тот молчал.
   -Тогда отступаем. И... надо выслать дозорных, чтоб следили за передвижением Древних.
   Вся вторая половина дня и весь вечер прошли в страшном напряжении. От одной опасности мы двигались к другой. Мы буквально выбрали дорогу по лезвию ножа - с одной стороны Древние, с другой войска Хейндрика... Когда совсем стемнело, остановились на ночлег, но костров не разжигали. Пообедали всухомятку и, обняв своё оружие, отдались во власть ночи.
   Утро в горах наступает рано. Едва миновал четвертый час, как все мы уже были на ногах и торопились продолжить путь. Армия Эварда двигалась по пятам - едва мы прошли поворот, как показались морды коней противника. И так до самого полдня. Именно тогда и случилось то, чего мы никак не ожидали и на что даже не надеялись. Рэнду на плечо опустился боевой сокол, а минутой спустя горное эхо донесло до нас странные звуки: кто-то трубил гимн Дома Арнар. Эхо было протяжным, долгим, отчего я не сразу понял, что слышу. Но Рэнд, казалось, ни в чём не сомневался.
   -Эльдар на марше. Это его рог, - сказал он. - Кажется, боги услышали нас. Но я не пойму, откуда идёт звук.
   Я повертел головой.
   -С севера?
   Рэнд пожал плечами.
   -Наверное. Эй! Кто-нибудь видел, откуда прилетел сокол?!
   Один из солдат указал рукой.
   -Вот как? Но ведь там корабли Древних...
   Я всегда знал, что хорошие новости не приходят одни. Так и в этот раз: едва стихли радостные крики, как мне доложили, что вернулся авангард. Древние были в получасе пути от нас. Оставив основное войско, в нашу сторону летели воздушные крепости и чёрные корабли, захваченные когда-то у Командоров. Летающая кавалерия...
   -Чёрт побери, эти тоже спешат! - воскликнул Тиб, - Выходит, я ошибся. Мы в центре всеобщего внимания. Никто не знает, с чего бы это?
   Я бросил безуспешные попытки разглядеть что-либо на севере и отдал приказ выстроить оборону, учитывая новую информацию. Продолжать двигаться дальше нет смысла.
   -Эй, Рэнд! Ты говоришь, сокол Эльдаров?
   Он кивнул.
   -А он не может случаем поработать почтовым голубем? Нужно поторопить твоего друга.
   Магистр привязал к ноге птицы клочок бумаги, что-то прошептал ей на ухо и подбросил вверх. Громко захлопав крыльями, сокол набрал высоту, и вскоре мы потеряли его из виду.
   А потом начался сущий ад. В нас полетели сотни масляных ядер и миллионы стрел. И хотя все мы старались держать щиты над головами, всё равно постоянно кто-то со стоном падал.
   Как мы изначально и рассчитывали, Эвард не стал нападать и остановился со своими войсками где-то в километре от места сражения.
   Наши арбалетчики стреляли по чёрным кораблям. Редко кто из врагов падал вниз. Гигантские крепости пускали в нас ядро за ядром, не забывая палить и из бортовых скорпионов, чьи копья навылет могли пронзить десятерых воинов, стоящих в ряд.
   Один из кораблей вдруг вспыхнул и загорелся как промасленный факел, а Рэнд громко захохотал.
   Во всём этом месиве, в хаосе криков и стонов, в рычании и шквале команд, в предсмертных проклятиях я не понимал, чья берёт. Но, мельком взглянув в сторону солдат Эварда, я понял, что и они уже не в стороне. Земля перед ними пылала. Позднее я понял, что солдат Эварда атаковали подоспевшие эльдаровцы. И они теснили неприятеля прямо на нас.
   -Нужно уйти с дороги, - заметил я Рэнду. - Пока не поздно...
   Три армии сходились на небольшом и более-менее ровном месте, и я с радостью заметил, что эльдаровцы значимо превосходили отряды Эварда, от которых мы недавно бежали. И эта армия продолжала и продолжала прибывать.
   -Старина! Засмеялся Тибольд, заметив наконец Эльдара. - Ты чертовски вовремя!
   Тот кивнул и указал рукой в сторону неприятельских кораблей. Я обернулся и увидел также приближающиеся ряды сухопутных войск Древних.
   Срочно необходимо перегруппировываться, отводить раненных, в том числе и Ксеркса, в тыл. Мы начали манёвр, открывая спину и каждую минуту ожидая повторной атаки.
   -Кир! - подскочил глава Арнара. - Пробивайся вперёд, а я повременю. Хочу найти Дэйдрэ.
   Я кивнул и поднял коня на дыбы.
   Мимо просвистела стрела. Секундой спустя в скалу ударился заряд катапульты, вызвав целый фонтан каменных брызг, и взорвался оранжевой вспышкой. Землю затрясло.
   Небо становилось лиловым. И хотя ветер, словно перед бурей, стих, корабли Древних проворно двигались в воздушном водовороте. Из черного дыма в небе ткались такие же черные тучи.
   Эвард оказался зажат с двух сторон, и его солдаты и то и дело с яростью рвались в прорыв. Но каждый раз отступали, потеряв в живой силе и присутствии духа.
   Земля снова застонала, затем последовал толчок, со скал вниз посыпались камни. Потом камнепад повторился.
   Эвард рванул в очередной прорыв, спеша уйти с дороги каменной лавины. Это ему почти удалось, но в это время клин Древних врезался в центр его войска, и я потерял их из виду.
   Один из кораблей вдруг завизжал винтами и упал прямо в гущу сражения, другой накренился на левый борт. Залп из скорпионов угодил в паруса третьего, лишив его манёвренности. Струнными аккордами щелкали арбалеты, ржали лошади, окованные железом. Башмаки гремели по каменному крошеву. Все сходили с ума.
   Потеряв управление, одна из воздушных крепостей начала крениться на левый борт и падать прямо на нас. Я чертыхнулся, огляделся по сторонам. Определённо, катастрофа будет та ещё...
   В следующее мгновение я нёсся вперед, крепко вцепившись в гриву, и молился, чтобы мне повезло.
   Команда воздушной крепости уже готовилась покинуть судно и вязала верёвки с каждого из бортов, чтобы спускаться вниз. Махина стала неуправляемой. Можно было конечно изменить угол падения и приземлиться (пусть даже и упасть) поближе к своим наземным войскам, но, похоже, капитан полный идиот. Команда попадет в окружение...
   Рядом опустился небольшой кораблик. Из команды уцелел только один или два солдата. Очевидно, решили пополнить людей из наземных, но я успел первым. Прыгнул с седла на борт, снес голову одному, замахнулся на другого, но он поспешил удрать.
   Я поднял кораблик в воздух, заложил вираж.
   Между тем, падающая крепость неслась на моих людей. Я направил кораблик наперерез. Приблизился к мачте и несколько тросов, затем ещё несколько на другой мачте, услышал долгожданный треск и поспешил убраться подальше. Не выдержав собственного веса, грот-мачта надломилась у самого основания и повалилась на палубу. Крен стал ещё больше, и через несколько секунд верхушка мачты прочертила на земле глубокую борозду. Корабль резко развернуло, он повалился на другой бок и, наконец, с громким треском рухнул вниз, так и не долетев до наших расположений. Следовало поздравить себя со спасением многих жизней.
   Я увидел Рэнда, прокладывающего себе путь сквозь солдат Эварда - полностью деморализованных и не способных даже к достойной обороне. Его целью, как я понял, была небольшая группка вавилонцев, невесть как оказавшаяся у них за спинами. Арнарец скорее всего успел бы, но в это время Древние усилили свой натиск и ощутимо подвинули участок фронта. Эльдар приказал совершить манёвр, а части Эварда оказались у него на пути. Их начали теснить, и солдаты просто подмяли под себя горстку вавилонцев.
   -Дэйдрэ! - услышал я крик Рэнда. - Дэйдрэ!
   Растянувшись, войска Эльдара брали неприятеля в полукольцо. Часть Древних стала отступать, а солдаты Эварда с новыми силами бросились на прорыв. Им это удалось, но пути для отступления, я бы сказал, всё равно не было - впереди только горы и ни одной маломальской дороги.
   В воздухе находилось только три корабля и две крепости, причём одна из них уже горела, а команда вовсю готовилась к эвакуации.
   С высоты я попробовал оценить расстановку сил. В распоряжении Эварда осталось что-то около трёхсот-четырехсот солдат, и сейчас они медленно пятились прочь от места сражения, на север. Силы Древних разделены на три части. Одна отступала на юг, по тому же маршруту, по которому следовала сюда. Две другие яростно искали возможность к соединению, и не находили. Один из отрядов, почти окруженный, лишенный возможности к отступлению из-за обвала, выбросил белый флаг и поспешил сложить оружие. Разумный поступок.
   Опустившись ниже, я понял, почему так произошло. Большинство солдат было из захваченных кланов и сейчас они, кажется, поняли свою роль в этой войне. Они выволокли из своих рядов несколько связанных бесчувственных тел и передали их арнарцам. В пленниках тяжело угадывались Древне.
   Я опустил кораблик недалеко от Эльдара.
   -Позволь представить Мандоса и Павла, мастеров дома Арнар, сказал он.
   Я кивнул.
   -Вовремя вы, нечего сказать. Ещё бы пять минут и от нас ничего не осталось.
   Мандос улыбнулся.
   -Вавилон - наш город, мы не могли его оставить.
   В Мандосе было что-то отталкивающее, но сейчас мои симпатии отступили на второй план.
   -Где Рэнд?
   Эльдар нахмурил брови.
   -Похоже, он больше не в строю, - сообщил Павел, - Нет-нет, он жив! Но...Словом, он не боеспособен.
   Эльдар кивнул.
   -Так что с ним? Не томите!
   -Его жена...Она была в месте с остальными...
   -Погибла?
   Впрочем, всё и так ясно.
   -Погибла.
   Не успел я задать следующий вопрос, как кто-то тронул меня за плечо.
   -Кир...
   Это магистр, о котором мы и говорили.
   -Да, Рэнд, слушаю...
   Он склонил голову.
   -Вся армия Арнара твоя, но я прошу об одолжении.
   -Ты же знаешь, я не могу тебе отказать.
   -Мне нужен отряд. Всего один отряд...
   Кажется, я понял, куда он клонит.
   -Кир, это дело чести.
   Павел сложил руки на груди, потом кивнул Эльдару.
   -Я думаю, необходимо спускаться с этих чёртовых гор, пока не поздно.
   Рэнд предостерегающе поднял руку, заставив Павла замолчать.
   -Так что?
   -Хейндрик совсем недалеко от нас. Его в три раза больше нашей.
   Рэнд плюнул на землю.
   -Кир, я должен отомстить! Как ты не понимаешь! Ведь ты штурмовал Итэрлу, чтобы вызволить Инис!
   Святые силы! Откуда он знает это?!
   -И, кроме того, многие клановцы согласятся присоединиться к нам в битве против Древних. Если ты будешь умен, то воспользуешься этим.
   Я сцепил зубы. Подобного нахала ещё мир не видывал: говорить такие слова в присутствии посторонних!
   -Р-рэнд! - прорычал я.
   -Пусть идёт, - сказал вдруг Эльдар. - Он не в себе.
   Рэнд сверкнул на него глазами.
   Я повернулся к Эльдару.
   -Займи пост командующего, - потом бросил через плечо: - Инцидент исчерпан.
   Рэнд нехотя кивнул, сжал губы и крикнул, чтобы ему привели коня. Проверил снаряжение, вскочил в седло и рванул прочь.
   Мандос крикнул ему вслед:
   -Что ты делаешь?! Тебя прихлопнут!
   Он отмахнулся и вскоре скрылся из поля зрения.
   Павел пожал плечами.
   -Надеюсь, мы его ещё увидим.
   Я нахмурился.
   Передышка слишком затягивалась. Древние уходили всё дальше и дальше, а вместе с ними и их тайна.
   -Пленных уже обыскали? - спросил я, ни к кому конкретно не обращаясь.
   -Здесь, милорд, - ко мне шагнул невысокого роста латник с перевязью капитана. Протянул сложенную в несколько раз тряпицу. - Всё, что нашли у них. Две навкарты.
   -Хорошо. Павел, двигаемся за Древними. Но я не знаю, что делать с клановцами. Если отпустим их, они без сомнения примкнут к своему речехану... Если будем их контролировать, это очень задержит нас, а если перевербуем...- я покачал головой. - Я не смогу положиться на них в полной мере. Что посоветуешь?
   Павел ухмыльнулся.
   -Я всего лишь исполнитель. Кто у нас великий стратег, так это Эль. Могу посоветовать только одно: предложить им пойти на штурм Вавилона вместе с нашими частями, а потом в награду, отпустить.
   -Считай, что развязал мне руки. Итак...
   Войско двинулась марш-броском к городу.
   Я поднялся на захваченный кораблик. И, взмыв в небо, издал клич Дома Птенцов:
   - Их-х-хоооо!
   Эхо подхватило его и понесло над верхушками гор, постепенно исчезая, исчезая, исчезая...
   - Их-х-хоооо!!!- поддержали меня уцелевшие в битве птенцы. - Их-х-хооо!!!
  

XII. ВАЛЕНТ

Клан Журавля. Октябрь

  
   В шатре тепло. Плотная ткань с волнистыми узорами и гладкие шелковые занавески делят пространство на несколько "комнат", каждая из которых отличается своим убранством и цветовым решением.
   Мы остановились в части, условно называвшейся кабинетом. Впрочем, здесь можно не только работать, но и отдыхать. На полу мягкие ковры бело-голубой расцветки, "стены" из однотонного серого шёлка мягко сочетались с коричневыми парчовыми вставками. Из мебели лишь небольшой круглый столик и несколько подушек, рядом шкафчик, служащий подставкой для чернильницы и канделябра с львиными головами. Из приоткрытой дверцы выглядывает несколько свитков.
   Мелисса принесла кофе. Улыбнувшись, указала мне на подушки.
   -Вообще-то я не ждала тебя сегодня. Доморгон говорил, ты на турнире.
   Я кивнул.
   -Я был там, миледи.
   -Ах! Брось! Здесь не Империя, мы не пользуемся титулами. Сколько раз тебе говорить?
   Я виновато улыбнулся.
   Кофе превосходный и некоторое время я смакую его маленькими глоточками. Мелисса приветливо наблюдает за мной. Прислушивается к далёкому грому.
   -Ты не находишь, что сейчас как никогда нужен своему народу? - Вдруг сказала она. - Почему ты здесь? Я имею в виду не это место, - она провела рукой по воздуху, указывая на стены шатра, - а Октябрь вообще, наши острова.
   -Очень часто я задаю себе этот вопрос, и каждый раз отвечаю на него по-разному.
   -Так уж и по-разному? - усмехнулась она, и по моей спине побежали мурашки.
   Я смутился, словно первоклассник. Вообще, застенчивым я себя никогда не считал, но в присутствии Мелиссы вся моя бравада мигом куда-то девалась. Пожав плечами, я попытался вернуть наш разговор в "нормальное" русло.
   -Почему это я нужен Империи? Она сильна как никогда. И...ты удивила меня этим вопросом. Разве Кланам на руку её усиление? Ведь если...
   -Считай, что сполна ответил на мой вопрос.
   -Что? Я...
   -Сейчас силен один лишь Кир. И, может быть, арнарцы! Все остальные - лишь фон, в котором они действуют. Ведь под Империей ты подразумеваешь только Кира. Так?
   Задумавшись, я ответил не сразу.
   -Наверное.
   -Вот, видишь, не так уж и трудно тебя понять. Другое дело понимаешь ли ты себя сам?
   Я поднялся с подушек, подошёл к одной из "стен", раздвинул ткань и взглянул на небо. С востока приближалась гроза, через час, или что-то около того она будет здесь.
   -Я не понимаю себя с тех самых пор, как впервые увидел тебя.
   -Ты в этом уверен, что именно я держу тебя здесь?...
   -Не знаю, Мелисса... Со мной что-то происходит, и я не могу контролировать это. И, наверное, не хочу.
   -Ты боишься своих чувств, - констатировала она. - Это неправильно. Будь ты другим, Валент, кто знает, что могло бы случиться!
   От подобной откровенности меня бросило в жар.
   -Мелисса...Ты чертовски прямолинейный человек.
   -Буду считать это комплиментом, - обворожительно улыбнулась она. - Но я считаю, такими должны быть все люди - честными и прямолинейными. Ну, и, быть может, только чуточку деликатными. Совсем чуть-чуть.
   Разговор не удался. После одной из затянувшихся пауз я отправился к Доморгону. Гроза следовала за мной по пятам.
   Он жил в небольшом деревянном доме, почти полностью увитым плющом и заросшим с северной стороны вечно цветущем мхом.
   Он встретил меня в халате и тапочках, мельком глянул на небо.
   -А, это ты... Давай, проходи
   -Мне нужно в Империю, - сказал я.
   Плечи Доморгона заметно напряглись.
   -Хочешь вернуться? Но ведь ты ренегат.
   Я замер посреди прихожей.
   -Да ты проходи. И не обижайся на мои слова.
   -Я - ренегат?
   -Ну, да, - удивился он. - Кто же ещё? Ты больше не сможешь руководить своим Домом. Я редко ошибаюсь в людях, Валент. Разве я не прав сейчас? Если твой император прикажет, ты атакуешь Клан Журавля? Или Кречета? Я слыхал, вы с Марцеллом стали друзьями...
   Я выругался.
   Доморгон ухмыльнулся. Сложил руки на груди.
   -Ты на распутье, Валент. И чтобы сделать выбор, тебе действительно стоит вернуться. Я проведу тебя. Но пообещай мне...
   -Я лучше убью себя, чем причиню ей вред.
   Доморгон кивнул в ответ.
   -Не сомневался. Что ж...Тебе действительно так срочно?
   -Да.
   -Сейчас, друг мой, я оденусь.
   Когда мы вышли, на улице уже поднялся ветер, а с неба срывались одинокие капли.
   -Промокнем ведь.
   Весь путь до порта мы ждали ливня, но нам везло как чертям. Ветер бросал в нас горсти рыжих листьев и шептался о чём-то за нашими спинами.
   Когда мы ступили на каменную площадку гильдийской пристани, ударил гром, да такой сильный, что я вздрогнул. Потом мгновенье тишины и ещё один раскат.
   -Я не могу переправить тебя на Южные острова, на Дагмар или Ириду, - сообщил мой спутник, - а вот на Авалон запросто. С севера обогнем Эа, пройдем мимо Хелгарда и Триттона. Могли бы высадиться и там, но думаю в резервации Древних тебе делать нечего, а на эльдаровском тебе будут не очень рады.
   Доморгон поднялся на корабль.
   -Я зафрахтовал его на всю неделю. Деньги бешеные, но мотаться приходится много. Так что... - он вздохнул, - Если сможешь чем-то удружить, буду только рад. Корабль передашь местному управителю порта. Неделя полета как раз и будет... Провиант в камбузе есть.
   Он пожал мне руку.
   -И помни своё обещание.
   Я активировал навкарту.
   Надо мной грянул гром, но теперь его звук был совсем другим. Зашелестел дождь.
   Всю дорогу я обдумывал свои дальнейшие действия. Прокручивал в уме разные варианты, но постоянно возвращался к одному и тому же. Без Мелиссы мне не жить. Странная штука жизнь. Планируешь что-то одно, а выходит совсем по-другому. Не хуже и не лучше. Просто иначе. И нет этому конца.
   Я прибыл в порт. Но возвращаться на свой остров не спешил. К ощущению того, что я в Империи следовало привыкнуть. И я решил провести пару дней на Авалоне. Передал гильдийцам корабль и даже получил немного денег, так как фрахт истекал только на следующий день. Спасибо Доморгону.
   Покинув гавань, я некоторое время постоял на месте, примиряясь со своими чувствами, вдыхая новый воздух и вслушиваясь в новые звуки. Двинулся в долину. Откуда-то лилась мелодия флейты, всюду пахло лавандой и эвкалиптом. Под ногами журчали сверчки, и я понял, что этот вечер один из лучших, что я переживал.
   В лицо дул мягкий ветерок, а несколько огней, что сияли неподалёку, звали к себе.
   Я улыбнулся. Приветливый Авалон... Один из арнарских островов. Отсюда я мог попасть практически в любое место Империи, и моей первой мыслью конечно же был Дагмар, где в небольшом городке, Тикрите, располагалась моя резиденция.
   Эмоции нахлынули на меня. Сколько Времени я не был дома... Неимоверно долго. По календарю год, а по ощущениям - всю жизнь.
   Тот замок, что возводился по моим чертежам... В псевдовикторианском стиле, со множеством окон, украшений, и несколькими парковыми ансамблями вокруг идеально круглого озера. Но я сдержал свои чувства, пересилил и опустился на душистую траву. Дагмар подождёт.
   Вспомнились два имени. Рада и Дэйдрэ. Когда-то мы были вместе, и я не знал, кому отдать предпочтение... Золотоволосая Дэйдрэ с милыми веснушками на щеках, с маленьким носиком и мягкими губками. С кожей цвета бронзы и тонкими пальчиками, которые так любили гладить мои щёки... Брюнетка Рада, небольшого роста, с тонкими чертами лица. Непокорная, всегда себе на уме. Заботливая, со смешинкой в голубых глазах, с ямочками на щеках...
   Эти имена повергали меня в трепет. Так было и сейчас, но меньше, намного меньше, чем мне бы этого хотелось.
   Я достал из пачки сигарету, закурил и всё так же, спиной к порту, продолжил анализ своих чувств. И Радка и Дэйдрэ были для меня безусловным ощущением Дагмара. И всегда, вспоминая его города, я вспоминал и о них. Но за время моего пребывания на Октябре я думал о Тикрите всего несколько раз. Я почти забыл...
   К флейте присоединился ещё один голос - он брал басы, но не так резко. Мелодия плыла над долиной, простирая свои крылья к краям леса, следуя за поворотами реки. Голоса флейт переплетались, ритмика ломалась, выстраивая новые узоры тем. Новые, новые, новые... Затем как будто происходило примирение, и музыка становилась мягкой, как вечерний туман или парное молоко, обе партии гармонично дополняли друг-друга, плыли дальше.
   Я словно вышел из транса, тряхнул головой, отбросил истлевшую сигарету, вдохнул воздух полной грудью. Нет, я определённо должен увидеть музыкантов. Такой волшебной музыки я не слышал уже, наверное, несколько лет. Поднявшись, медленно двинулся к огням. По моим расчётам, не больше километра. Мне подумалось, что даже окажись я на другой стороне леса, всё равно услышал бы эту музыку - настолько она прекрасна. И мир радовался и скорбел вместе с ней, желая донести её всем.
   Спустя некоторое время послышался смех, а ещё через пять минут пути в ярких пятнах я признал два костра - одни маленький, другой побольше. Дым пах очень аппетитно, и в животе у меня тут же заурчало.
   За каких-то пять минут стало совсем темно, и костры превратились в мои единственные ориентиры. Я шел к ним, даже не подозревая, кого встречу, но то, что я увидел, меня обратило в ступор. Возле костров собрались словно существа самых разных видов - белокурые русалки, что, казалось, только минуту назад вышли из воды. Они сидели на берегу реки и, сплетая венки, бросали их Царю Вод. Лесные девы нагишом танцевали дикие танцы, их мягкие движения дышали изяществом и грацией. Молодой сатир играл на флейте (вторая партия была именно его), а по другую сторону костра - напротив, из костяного инструмента светловолосая девушка выдувала вторую часть мелодии. На её коленях лежала голова огромного белого волка. Небольшого росточка ведьмы в широкополых чёрных шляпах варили на огне какое-то снадобье. Оно пахло травами, постоянно бурлило, посылая из котелка голубые искры. Всевозможных расцветок кошки сновали у ведьм под ногами и беззвучно выпрашивали первую порцию. В небе порхали ночные бабочки, а чуть повыше - летучие мыши.
   Шабаш.
   Я поморгал, пытаясь избавиться от наваждения. Замер на месте, поражённый до глубины души, не в силах не то что пошевелиться, но и слова произнести.
   Над лесом показался край луны, и собравшиеся заметно оживились. Ритм музыки заметно ускорился, ведьмы засуетились.
   -Что, так и будешь стоять?
   Я повернул голову и увидел девушку с вьющимися русыми волосами. Она куталась в черный плащ с серебряной оторочкой.
   -Добро пожаловать на лунный праздник. Я - Дара. Впрочем, моё имя скоро станет совсем другим.
   -Дара, - повторил я, словно пробуя его на вкус. - Меня зовут Валентом.
   Она улыбнулась.
   -Путешествуешь?
   -Что-то вроде того. Хотя, наверное, возвращаюсь домой.
   -А где живёшь?
   -На Дагмаре, в Верхнем Тикрите. Я не был там целый год.
   Не знаю, зачем все это рассказываю.
   Девушка кивнула, затем взяла меня под руку, повела поближе к костру.
   -Эй! Знакомьтесь с Валентом из Дагмара! - голос сильный и звонкий, мягкий и в то же время чуть грубоватый. - Примем его?
   -Да! - закричали разом десять голосов, а мелодия флейты вдруг изменила свою тональность, несколько секунд звучала в до-мажоре, восьмыми нотами опустилась до ля-аккорда и снова вернулась к прежнему ритму.
   -Принят, - засмеялась Дара. - Теперь до самого утра тебя никто отсюда не выпустит.
   -Ты хозяйка здесь?
   Она кивнула.
   -Верно. Эльдар из Арнара подарил мне этот остров. Знаешь его?
   -Да. Так ты из арнарцев?
   Девушка отрицательно покачала головой.
   -Нет пока что, но он обещал поговорить с магистром по этому поводу. Рэнд, кажется, его зовут.
   -Рэнд, - подтвердил я.
   Какой-то"сатир сунул мне в руки серебряный кубок с вином и не отошел от меня, пока я не осушил его до дна. Окружавшие меня существа разом загалдели и захлопали в ладоши.
   Я находился словно в сказке. Это ощущение никак не покидало меня. Дивный карнавал меня поразил до глубины души.
   -Амброзию нельзя пить трезвым, - заверила меня одна из ведьм, - А луна уже скоро взойдёт.
   -Возьми ещё, голубчик, - поддержала её вторая и кивнула тому самому сатиру, что разносил вино.
   Мне пришлось взять ещё один кубок.
   Дара рассмеялась.
   -Расслабься, мы тебя не съедим! Хотя, может быть, в другом смысле... - она не договорила, глянула на небо и громко хлопнула в ладоши.
   Одна из ведьм достала из табакерки щепотку какого-то порошка и кинула его в котелок. Там забурлило пуще прежнего, а потом как будто вспыхнуло целое солнце, только сине-голубых тонов. От него полетели искры, но они не обжигали, а приятно щекотали кожу.
   -Готово! - сказала чародейка, и в это самое мгновение луна вынырнула из-за верхушек деревьев. Поднялся гам, где каждый пытался перекричать друг друга.
   -Горячая, или холодная? - спросила Дара, когда крики немного стихли.
   -Горячая! Горячая!!! - звучало отовсюду.
   Став вокруг котла, ведьмы начали разливать дымящуюся амброзию по кубкам, а сатиры разносили их всей компании.
   -Что дальше? - спросил я тихо. - Это надо пить?
   Она рассмеялась.
   -Конечно. А потом прыгать через костёр.
   И действительно, осушив кубки, нимфа и сатир взялись за руки и, побежав к костру, прыгнули. Огонь взвился до небес, но не причинил прыгающим никакого вреда. Все снова загалдели и захлопали.
   -Пей.
   Я выдохнул и пригубил чашу. Напиток обжигающий. И уже после второго глотка меня повело. По телу прокатилась волна волшебной истомы. Меня охватило возбуждение, и я допил амброзию до конца.
   Дара схватила меня за руку и потащила к костру. Когда мы прыгнули, нас охватило пламя, я подумал, что превращаюсь в факел. Потом меня понесло вверх, словно я стал одной из миллиона искр и, наконец, сгорел.
   По ту сторону костра я приземлился совсем другим. По телу пропустили электрический разряд, но вместо боли было чувство невероятного блаженства, длившегося, казалось, целую вечность.
   Смех.
   Флейты снова выводили замысловатую мелодию.
   Я привлёк Дару к себе и поцеловал. Она не сопротивлялась и ответила на поцелуй сладким стоном. Что было дальше, я мало помню. Кто-то горланил песню, в памяти всплыли обрывки хоровода. Вино, сатиры. Ведьмы... Обрывки бега по покрывшейся росой траве голышом. Кто-то собирался встречать рассвет...
   Проснулся я в зашторенной комнате. Окна немного приоткрыты, и свежий воздух беспрепятственно проникает внутрь. Из-за яркого света кажется, что уже позднее утро. У одной из стен стоит столик с разными флакончиками, шкатулками, бутылочками, коробочками и порошками. Над столом большое зеркало в серебряной раме с узором цветущих роз. На спинке стула висит чёрный плащ.
   Комната Дары!
   Моё сердце бешено заколотилось. Неужели я...
   Мои предположения прервали самым неожиданным образом: скрипнула дверь и в комнату вошла хозяйка.
   -Одевайся, скоро пожалует Эльдар.
   Я остался сидеть на кровати с открытым ртом.
   -Так вы...
   -Нет! - рассмеялась она. - Просто в моём доме должен быт порядок. А ты спишь уже почти сутки.
   Я прямо охнул.
   -Сутки?!
   Дара рассмеялась.
   -Твой завтрак уже готов. Выходи на веранду, когда оденешься.
   -Постой. Когда он будет здесь?
   -Эль? Через час или два.
   Потом она подняла руку, запрещая мне говорить.
   -Поговорим за завтраком.
   Я с минуту ещё посидел в постели, потом встал, умылся. Сменить бы одежну, ну да ничего. Пристегнул к поясу шпагу. Теперь точно готов. Осмотрев на прощание комнату, я вышел в коридор.
   Веранда оказалась широкой, оформленной резным деревом. У стены располагался столик, сервированный на двоих, и два плетёных кресла с красными бархатными подушками.
   Дара стояла неподалёку, облокотившись о перила, и смотрела вниз на аккуратный садик, утопающий в ярких цветах.
   Я кашлянул.
   -А, Валент! Присаживайся. Ты ешь птицу? Здесь вообще-то всего понемногу, я ведь не знаю твоих вкусов.
   Я улыбнулся.
   -Ты так добра ко мне.
   Я принялся за еду, а Дара налила себе апельсинового сока и взяла из вазочки небольшой тост.
   -Ты сказала, твоё имя станет другим. Почему?
   Она пожала плечами.
   -С моей прежней жизнью покончено. Многие девушки в таких случаях меняют причёску, но я что-то пока не хочу. Решила изменить всё, кардинально.
   Я кивнул.
   -А где ты путешествовал, Валент? И откуда знаешь Эльдара?
   -Я был на рейдерских островах, в самом сердце Ханства. Полгода прожил в Клане Журавля.
   -Прости, я не очень-то во всем этом разбираюсь. Видишь ли, я из.... э-эммм... Эльдар говорит, что из Провала. В общем, мне все ваши Дома и Кланы в новинку. Единственное, что знаю, Кланы враги имперцам. А ты клановец? Тогда, может, вам с Эльдаром нельзя видеться?
   Я поспешил успокоить:
   -Враги, - кивнул я, - Да не те. Сначала их использовали Древние, потом Хейндрик...Ты понимаешь, о чём я? А сам я с Дагмара. Этот остров входит в Империю.
   Дара улыбнулась.
   -Понятно. Но тебя ведь там никто не держал? Ты сам решил остаться, ведь так?
   Я был вынужден признать её правоту. Кивнув, запил глотком вина, откинулся на спинку кресла и вздохнул.
   -Значит, любовь?
   Боже, ну откуда в ней столько проницательности?!
   -По выражению лица вижу, что так оно и есть, - улыбнулась девушка, - И как же зовут эту счастливицу?
   -Мелисса. Она ханша Журавлей.
   Мне показалось, Дара хотела присвистнуть, но что-то удержало её.
   -Да, не повезло тебе, мягко говоря.
   Она повернула голову в сторону леса.
   -Кажется, это он. Рановато для Эльдара...
   Я глянул на тропу. И, тем не менее, это действительно он.
   Улыбка на его лице мгновенно угасла, сменившись изумлением. Немая сцена длилась несколько секунд, на протяжении которых Дара переводила взгляд то на меня, то на Эльдара.
   -Валент? - наконец произнес арнарец. - Ты?
   -Я.
   -Пойду принесу ещё один кофе, - сказала Дара. - А вы пока располагайтесь.
   Эльдар сверил меня взглядом.
   -Где ты был?
   -На Октябре.
   -У Мелиссы?
   -У Мелиссы.
   -А как ушел с Армседжа? Что там произошло? Как ты вообще выжил?!
   Я склонил голову.
   -Что мне объяснять тебе? Бойня. Хватит и одного слова. А потом скитался по тем проклятым лесам, от крепости к крепости, пока не встретил Марцелла. Древние держали его как куклу и через него управляли кланом.
   Эльдар закивал.
   -Да, так мы и подозревали. После этого случая Кир два раза пытался захватить этот остров.
   -Действительно? Я был там, но ни о чём даже не слышал.
   Арнарец хмыкнул.
   -Поверь. Он уложил там несколько легионов.
   -Своих?
   -Своих он потерял значительно больше.
   Я покачал головой. Вернулась Дара и села между нами
   -Возможно, мне не стоит присутствовать при вашем разговоре? Тогда я уйду.
   -Нет, нет! - всполошился я, но, по-моему слишком рьяно, так как Эльдар бросил на меня косой взгляд.
   -Все в порядке, Дара. Наши секреты всё равно не дотягивают до государственных.
   Я заметил, что девушка немного нервничает и пытается это скрыть.
   Эльдар усмехнулся.
   -Рэнд, кстати, удовлетворил мою просьбу.
   Дара захлопала в ладоши, а затем чмокнула Эльдара в щёку.
   -Это действительно произошло? Не могу поверить!
   Арнарец кивнул.
   -Уж поверь. Церемония назначена на послезавтра. На полдень. Так что добро пожаловать в Арнар.
   -Эль, я могу пригласить Валента?
   Он развёл руками.
   -Почему бы и нет. Но только на общее празднование, в Храм ему путь заказан.
   Я понимал, о чём идёт речь и, повернувшись к Эльдару, сказал:
   -Сочту за честь.
   В Храм допускались только причащённые, то есть исключительно арнарцы, и я не собирался быть тем, кто нарушает правила. Посвящение - это своеобразное таинство, праздник для новичка, время его перерождения.
   -А, так вот когда ты будешь менять свое имя? - раскусил я Дару.
   Она засмеялась.
   -Угадал. Но всё остальное узнаешь потом.
   Она повернулась к Эльдару.
   -Знаешь, почему всё это стало возможным? Вчера, нет, вернее уже позавчера, мы умилостивили луну.
   -Луну? - переспросил Эльдар. - Ах, да, ты же из язычников...Хм-м...
   -И представь себе, Эль, горжусь этим. Ведь столько всего интересного можно сделать.
   -Не сомневаюсь, - снисходительно улыбнулся он. - Но не боишься, что Арнар изменит тебя?
   -Если я приму это, то нет, нисколько. Чужое же никогда не смогу принять.
   Она показалась мне довольно интересным человеком, но в её компании время просто летело. А у меня накопилось слишком много незавершённых дел, чтобы снова откладывать.
   -Дара, Эльдар...
   Поднявшись, я посмотрел на каждого из них.
   -К сожалению, должен покинуть вас. Надеюсь, еще увидимся.
   -Непременно.
   -Само собой, - хмыкнул Эльдар. - Ты многое должен рассказать...Ты сейчас на Дагмар?
   -Ага. Надеюсь, там всё в порядке?
   -Он пережил два штурма.
   -Хм, тогда передавай Рэнду мою благодарность. И ...можете не провожать меня, я знаю, где пристань, а вам ещё нужно многое обсудить. Ещё раз мои поздравления, Дара.
   Я спустился по лестнице и сквозь цветущий садик зашагал к месту, откуда появился Эльдар. Сколько я не оглядывался по сторонам, так и не смог определить, где же происходили те ночные гуляния. Что ж - это место никак не должно быть на виду, тогда пропадет вся таинственность и всё волшебство.
   Я благополучно достиг порта и нанял корабль. От услуг гильдийского навигатора отказался, чем вызвал их неподдельное недовольство. Как бы там ни было, деньги все решили.
   Интересно, как меня встретит Кай? В том, что именно он сейчас командует Домом, я не сомневался. Дойдет до рукоприкладства или же благоразумие возобладает над глупостью? Как знать.
  
  

XIII. ХЕЙНДРИК

Дом Единорога. Хель. Зеркальный лабиринт

  
   Пятеро Ринальдо шли навстречу друг другу. Трое, повернувшись к нам спинами, удалялись. На свои отражения я пытался не обращать внимания, но почему-то каждый раз вертел головой и удивлённо усмехался.
   Во всём этом калейдоскопе преобладало чувство ирреального, которое к тому же усиливалось цветовым разнообразием зеркал. Синие, белые, красны, розовые, зелёные... Это были целые миры, в которые хотелось заглянут. Или, по крайней мере, остановиться и хорошенько рассмотреть.
   -Знаешь, - сказал истинный Ринальдо, и все копии повторили его слова, - я уже изрядно проголодался.
   -Я тоже. Но, похоже, выбраться отсюда задача не из лёгких. Давай сначала отыщем друг друга.
   -Где? - спросил Ринальдо, и мы дружно расхохотались.
   -Ладно, ладно, я думаю, стоит сделать вот так.
   После этих слов изображения Ринальдо пропали со всех зеркал, а чуть позже, по лабиринту раздался зубовный скрежет, я поспешил тут же закрыть уши. Зеркало справа от меня вдруг отодвинулось, мне показалось, что по нему побежали волны, как это бывает на воде, а потом из щели вышел старина Ри.
   -Вот и я! - улыбнулся он.
   Я кивнул.
   -Ты хвастун, Ри. Очень эффектное появление.
   Он пожал плечами.
   -Уж такой, какой есть.
   Лабиринт раньше был вдесятеро больше. Зачем Древние спроектировали его, непонятно. Он пережил не одного вандала, пока стало известно, как отыскать выход. Просто отодвигать их, как доски в заборе.
   -Куда теперь?
   Он махнул рукой.
   -Я всегда говорю, что нужно идти прямо, независимо от того, какая ситуация.
   Мы двигались сквозь зеркала, а их было не счесть. Наши отражения раздваивались, раздваивались, приближались к нам и бежали во все стороны, пятились. Наконец, когда мы миновали последнее зазеркалье, я с облегчением вздохнул.
   -Ну и нервотрёпка.
   Ринальдо улыбнулся.
   -А, тебе всегда это нравилось. Почти волшебство, да?
   За обедом мы говорили в основном о Древних. Анализируя события, Ринальдо то и дело пытался поставить себя на их место, я каждый раз критиковал его, разбивая в пух и прах.
   -Могу сделать только один вывод, - сказал он. - Об их секрете стало известно слишком рано. Командоров считали сумасшедшими, и к ним не совались. Когда же этот барьер пал, всё изменилось, стало с ног на голову.
   -Они первыми разбили этот мир. Вспомни нападение на Армседж. До этого всё шло вполне гладко.
   -Захваченные Кланы всё равно бы выдали их.
   -Ну, не знаю.
   -Тогда не говори.
   Ринальдо хмыкнул.
   -Эх, всё равно мы возле разбитого корыта. Мы до сих пор не знаем, как нам отыскать Малхут. Нет-нет, я знаю, что он есть! Не зря же я столько времени болтался у них. Такая жертва не должна быть бессмысленной. Это будет слишком жестоко.
   Я закивал.
   -Безусловно, безусловно.
   Я подкурил от свечи. Затянувшись дымом, в который раз удивился разнице в нравах имперцев и клановцев. Если первые часто перенимали разного рода новшества - будь то сигареты или веяния моды, то рейдеры в этих случаях оставались ретроградами. И в этом была своя прелесть.
   -А мне не даёт покоя тот текст.
   Ринальдо улыбнулся.
   -С одной стороны мне хочется верить, что такая навкарта есть. Но вдруг она в руках Древних? Тогда нет смысла в наших поисках. Это будет ужасно. Не хочу в это верить, но постоянно лезет в голову. И еще эта история с Провалом... Ну скажи, почему он возникает?
   Он пожал плечами.
   -Да кто ж его знает. Есть легенда, что это после очередного опыта Древних. Что-то там не удалось или как-то так.
   -Да? Если бы не удалось, Провал никуда бы не вел.
   Ринальдо хмыкнул.
   -Там странный народ живет. Я как-то бывал там. Одного визита хватило.
   Я покачал головой.
   -А вот я другого мнения. Оттуда многое можно почерпнуть. Мне просто книжка одна попалась... Я сравнил разные записи и обнаружил, что тот народ необычайно быстро развивается. В последней записи говорилось, что они научились обрабатывать железо.
   -И что у них можно почерпнуть?
   Я выдержал необходимую паузу.
   -Их самих.
   Ринальдо недоуменно мотнул головой.
   -Не понял. Объясни.
   Я объяснил.
   -Если их обучить, ты представляешь, сколько у нас появится рекрутов! Сотни. Тысячи. Конечно, убедить их сражаться за нас дело нелегкое, но нельзя исключить, что...
   -А еще провести через Провал. Тут сам еле пройдешь!
   Я вздохнул.
   -Ладно, хватит спорить. Лучше скажи как тебе идея организовать Дом Древних?
   Ринальдо замер, так и не успев поднести ко рту вилку.
   -Что?.. Кто... Кто тебе это сказал?
   -Марцелл. А ему - Валент.
   -Это действительно, правда?
   Видя страдание на его лице, я поспешил успокоить:
   -Правда то, что об этом стали говорить. Сразу после случая, когда Кир предложил заключить мир. И первым предложил это не кто иной, как...
   Ринальдо ожидал моих слов с широко открытыми глазами и, по-моему, даже перестал дышать.
   -...Ксеркс.
   Некоторое время он молчал, пережёвывая и то, что я сказал и то, что он наконец положил в рот.
   -Так он жив?
   -Угу. И здравствует. Он и раньше с Киром был на короткой ноге, а после действий в Вавилоне и подавно.
   -Значит, всё-таки его спасли, - пробормотал Ри, - Империя крепнет?
   -Что ты имеешь в виду?
   -Они не боятся внутренних свар. Ведь после Кира самый высокий авторитет именно у Ксеркса...Я бы на месте Кира убил его.
   -Но ты не на его месте, Ри, - нахмурился я. - И никогда не будешь. Знаешь, когда-то я сомневался, что из этого птенца вырастет стоящий император. Но теперь так не думаю.
   -Ба! Ты сегодня удивил меня на год вперёд!
   -Меня всегда вдохновляли сильные личности.
   Ринальдо покачал головой.
   -Мы обречены, - полушутливым тоном сказал он, затем рассмеялся и уставился в окно.
   -Ты это серьёзно?
   -Нет, - ответил он, не поворачивая головы. - Нет.
   В коридоре что-то громыхнуло. Потом послышался звук бьющегося стекла и крики людей. Мы с Ринальдо, обменявшись взглядами, бросились к двери, вытаскивая на ходу шпаги.
   -Ты кого-то ждал? - спросил Ри.
   Всюду клубилась пыль, но я заметил, что половина коридора разворочена, а вместе с нею и несколько покоев, в том числе, и мои собственные, не так давно выделенные мне Ринальдо. Впрочем, от его комнат тоже мало что осталось
   -Твою мать! - выругался Ри. - Какого хре...
   По правой стене поползла широкая трещина, послышался треск рушащихся балок, а сквозь увеличивающуюся дыру в потолке проглянуло солнце. Ринальдо выругался ещё раз. А стена неожиданно дрогнула и стала откалываться. Мы с Ринальдо бросились в противоположную сторону. И как раз вовремя: то место, где мы только что стояли, покрылось сетью трещин и провалилось на нижний этаж.
   За углом слышалась какая-то возня, потом кто-то вскрикнул, и всё затихло. Ри махнул рукой, предлагая проверить, что там произошло. Мы сделали несколько шагов, но дорогу нам преградил незнакомец. На его шее болтался медальон послушников Аллар! Неужели это по его вине такое случилось?
   Ринальдо тут же бросился в атаку. Я попытался зайти противнику за спину.
   Гость засмеялся.
   -Ваши жалкие железяки не спасут вас!
   Он сжал что-то в руке, и Ринальдо отлетел в сторону. Тут же вскочил и снова пошел в атаку.
   Аллар позволил нам подойти ближе, а затем распахнул плащ, доставая два коротких меча, стал в позицию и улыбнулся.
   -Ну же! Давайте поиграем.
   Совершив два ложных выпада, Ринальдо отодвинулся поближе к стене, тем самым освобождая место и для меня. Мы удвоили натиск. Неожиданно Аллар снова использовал свою дрянь, и мой товарищ вскрикнул и отлетел назад, ударившись спиной о дверной косяк. У меня не было времени смотреть, что с ним. Передо мной враг, и я бросился в атаку. Очень неудобно сражаться одним клинком, тогда как у противника их два, а Ри тем более временно выбыл из строя. Некоторое время я лишь проверял защиту аллара и пытался обойти довольно широкую трещину, подвернувшуюся так некстати.
   Аллар попытался ткнуть меня носком ботинка, но не очень в этом преуспел и схлопотал порез на коленке. При всем моем непринятии нечестных решений, по-другому сражаться сейчас попросту нельзя. Технологии Древних в его руках не игрушка. К тому же он фехтовал просто отменно, и по десятибалльной шкале я бы дал где-то семь-восемь.
   Я провёл сложный финт, который должен был закончится уколом в грудь, но аллар вовремя раскусил меня и отпрыгнул назад. Очевидно, на этом наш поединок с применением оружия должен был закончиться, так как он осенил себя знамением порядка и оградился защитой. За моей спиной застонал Ри. Не оборачиваясь, я велел ему поторопиться, а сам швырнул в аллара куском кирпича. Ри сделал то же самое и неожиданно попал.
   Аллар вскрикнул и отступил на несколько шагов. Я заметил, что из его носа капает кровь.
   Не говоря ни слова, он вытерся рукавом и бросил в меня что-то, тут же рассыпавшееся в пыль. Послышался запах гнили, как если бы я раздавил пыльный гриб. А в следующее мгновение меня скрутил спазм рвоты. Я упал на колени и, кажется, выронил шпагу. Аллар поспешил воспользоваться ситуацией и грохнул меня гардой по голове. Свет померк для меня вместе со смехом врага.
   -Спокойнее, спокойнее, - послышался голос Ринальдо.
   Вокруг настолько темно, что я не видел даже собственных рук.
   -Чёрт! Где мы?
   -Боюсь даже предполагать.
   Он засмеялся.
   -Хей, нас выкрали!
   Я велел ему заткнуться.
   -Ты связан? - спросил я чуть погодя.
   -Угу.
   -Тогда нужно изменить это. Давай сюда.
   Где-то минут через десять мы сумели освободиться. Я с облегчением вздохнул. Избавившись от боли и от чувства обречённости связного человека. Конечно, тревога по поводу нашего положения никуда не исчезла, но это всё равно сдвиг с мёртвой точки.
   -Хей, а вдруг нас заточили тут навсегда? Ты же знаешь, какие они извращенцы...
   -Не мели чепуху. Если бы нас хотели убить, сделали бы это ещё в замке. Оставалось только понять, зачем нас здесь держат.
   Ринальдо сдавленно рассмеялся.
   -Чёртовы аллары! Эти ренегаты никогда не смели головы поднять! Шастали себе по лесам, молились деревянным божкам да крали недостаточно острожных людей для своих камланий. Просто поражаюсь такой перемене. И откуда у них столько артефактов?!
   -Это должно было произойти рано или поздно. Я имею в виду, после того, как Древние покинули резервации. Получили, наконец, то, ради чего жили. Стали меняться, и перешли к другим целям.
   Ри фыркнул.
   -Но это не объясняет, почему схватили и меня! Хей, ведь я же некоторое время, если ты помнишь, был на их... э... то есть на стороне Древних. Наш фарс удался, и я...
   Я перебил его рассуждения.
   -И ты "предал" их и снова вернулся в Дом Единорога, выведав часть секретов и выкрав часть артефактов.
   Я тут же потрогал пальцы правой руки, но никакого перстня, естественно, не обнаружил. Как же иначе?
   -После такого аллары тебя попросту растерзать должны.
   -Да? Тогда почему я всё ещё жив?
   -Может, все еще впереди?
   Как раз в этот момент дверь заскрипела, и нам в глаза ударил яркий свет.
   -Выходите!
   -Да нам и здесь хорошо, - съязвил Ри и тут же вскрикнул, получив увесистый тумак.
   -Я сказал на выход!
   Ничего не оставалось, как подчиниться. Впрочем, можно оказать сопротивление, но тогда мы рисковали быть избитыми, а это меня как-то не очень устраивало. Да и, конечно же, интересно, с чем же всё-таки связана эта безумная выходка алларов.
   Нас отвели в большой и просторный зал без единого окна, источником света служили только несколько факелов, развешанных по стенам. В центре зала стоял диван, чуть поодаль кресло с высокой спинкой и с широкими подлокотниками. Опёршись о него, вполоборота к нам стоял тот самый, кто пленил нас.
   -Рад встрече, - сказал он. - Садитесь.
   Я решил взять быка за рога.
   -Если хочешь узнать от нас последние сплетни, то обратился не по адресу.
   Аллар усмехнулся.
   -Ценно присутствие духа, Хейндрик. Но скоро всё изменится.
   Ринальдо продолжал хранить молчание. Я снова заговорил:
   -Это будет накладно.
   -Да ну? Даже вдвоём вы не устояли против меня... А что говорить теперь, когда вы не на своей территории? Вы всегда прятались за спинами других!
   Это явно попахивало личной неприязнью. Оставалось только вспомнить, чем мы ему насолили. Лицо аллара мне не казалось знакомым, и все свои догадки и предположения я тут же поспешил отбросить.
   -Так чем обязаны?
   Незнакомец никак не отреагировал на мой вопрос.
   -Вы, возомнившие себя богами, наплевавшие на моральные законы! В чём смысл вашей жизни? Вы алчете власти, топчетесь по душам простых смертных, вертите ими как хотите.
   -Хей, это бред сумасшедшего, - повернулся ко мне Ри. - Давай уйдём.
   Аллар вскочил с кресла. Его лицо исказилось гневом, губы начали трястись.
   -Ты! Ты в первую очередь лишишься своей жизни! За дерзость ты будешь умирать долго, очень долго!
   Ри отвернулся и стал рассматривать носки ботинок.
   -Что тебе нужно, аллар? - снова спросил я.
   Он вздохнул, пытаясь успокоиться. Впрочем, это у него не получилось.
   -Ба, ты даже не помнишь моего имени!
   -А должен?
   Аллар скрестил руки на груди и пристально посмотрел мне в глаза.
   -Должен. Я Малок.
   Что-то в середине меня шевельнулось, и всё же я не мог вспомнить.
   Аллар продолжал смотреть на меня, ожидая ответа, и, кажется, я разочаровывал его.
   -Значит, не помнишь?
   Я покачал головой.
   -Тогда, может быть, помнишь Вивьену, мою сестру?
   Вивьену я помнил. Она была хозяйкой небольшого поместья, где однажды на переговоры собрались представители ныне павшего Дома Ветра и Дома Фурий. Мы с Ринальдо представляли посредников и по совместительству выступали третейскими судьями. Не скажу, что мы очень преуспели в этом, но всё же на время конфликт прекратился.
   На пятый день переговоров начался скандал, переросший в потасовку, а затем и в полномасштабное сражение. После него от поместья не осталось ничего, кроме пепелища и груды обугленных камней. Вивьена погибла.
   -А, всё же вспомнил? А ведь я, будучи твоим капитаном, предлагал не расселять врагов в одном месте и тем более в имении Вивьен.
   -Малок, ты видишь в этом нашу вину?
   -А ты нет?! Если бы ты не влез в эту драку, моя сестра была бы жива. А я был бы уже генералом, мне не пришлось бы искать возможности поквитаться с тобой, и я бы не стал алларом.
   -Да, это действительно печально, - не преминул вставить я.
   -Заткнись! - Рявкнул Малок.
   Он с открытой неприязнью пялился на меня, словно пытался прожечь взглядом. Мне это было неприятно.
   -Чтобы ты всё понял, я преподам тебе хороший урок. Впрочем, у тебя нет сестры. Но думаю, твоя жена станет хорошей заменой.
   -Негодяй! Не тронь её!
   Малок рассмеялся.
   -Тебе не добраться до неё! На Астурии тебе до неё не добраться! - твердил я, хотя, признаться, мною овладел страх.
   -Ошибаешься, - заявил аллар. - Она уже здесь. Сейчас вас проводят назад в камеру, а Джана будет наказана. Её ведь именно так зовут, да?
   Я зарычал и бросился на Малока, но солдаты, охранявшие нас, были на чеку и усадили меня обратно.
   -Это ещё не всё, - продолжил он. - Моя месть будет не настолько лёгкой. Я скормлю её твоим же церберам. Эти собачки мне показались настолько милыми, что я решил прихватить парочку с собой. Так что получается ты сам будешь виновен в её смерти.
   -Будь ты проклят, Малок!
   -Может, дать тебе посмотреть на все это? - он задумался. - Или нет, пусть посмотрит твой друг, а оптом перескажет. Как, а?
   -Да пошел ты! - сказал Ри.
   Малок скривился.
   -Вижу, никто из вас не раскаялся. Если попросите прощения, так уж и быть, сжалюсь над вами и... на эту страшную экзекуцию вы смотреть не будете.
   Ринальдо оглянулся на охранников.
   -Неужели вы не видите, он же сумасшедший? Таких надо держать в закрытых заведениях.
   Малок ухмыльнулся.
   -Как приятно видеть ваши жалкие попытки.
   Я посчитал, что у нас есть шанс.
   -Ри, - сказал я, - это у тебя кинжал на поясе?
   Естественно, я блефовал, но охранники бросились к Ринальдо (они хорошо выполняли свою работу), а я, улучив момент, откатился всторону и, оказавшись у стены, выхватил из держателя факел. Дальше было делом техники захватить у кого-то из стражей оружие, что я и сделал.
   Ринальдо боролся со стражником. Я стал в проходе, чтобы не дать Малоку сбежать.
   -Ри! Давай поближе ко мне!
   Я не мог помочь ему, не открыв путь для Малока, и поэтому ожидал, пока Ри последует моему совету. Когда он оказался рядом, я передал ему факел. Не оружие, но хоть что-то. Потом указал мечем на Малока и заявил:
   -Ты не выйдешь отсюда, пока не скажешь, где Джана. Ну!
   Малок стоял на том же самом месте, где находился ещё до моего сальто. На его лице застыло какое-то садистское выражение.
   -Действительно? Сказал он, его левая бровь поползла вверх.
   В следующее мгновение он посмотрел на свой перстень, так похожий на тот, что недавно был у меня.
   -Открывай клетку, - сказал он невидимому собеседнику.
   Я бросился вперёд.
  
  

XIV. КИР

Дом Птенцов. Маруф

  
   -Ты кто такой?
   Незнакомец одет в парчовый кафтан цвета морской волны с чёрными вставками на рукавах и возле воротника. На плечи накинул зелёный плащ. Сам на вороном жеребце. Пика наперевес.
   -Ты кто такой? - повторил он чуть громче.
   Надо же, в коем то веке я ступил на эту землю, как тут же нарвался на грубость. Ну, или, по крайней мере, на невежливое поведение.
   -А сам кто?
   Незнакомец двинул коня по кругу.
   -Я Дрогнан, протектор этого города. Ну же, отвечай!
   Конечно, я удивился его словам, тем более что я всё ещё номинально считался владельцем Маруфа, хоть всё это время он и был оккупирован войсками Хейндрика. Несколько месяцев назад рейдеры по непонятным причинам ушли, а у меня никак не доходили руки, чтобы навести здесь порядок.
   -Я - Кир, Император, среди прочего глава Дома Птенцов и управитель этого острова.
   Дрогнан нахмурился.
   -Больше не управитель. Ты утратил право называться им ещё много лет назад, когда бросил свой народ. Я их защищал.
   -В Гелиополисе были рады моему возвращению, - заметил я.
   -В Гелиополисе живёт один cброд! Бродяги, солдаты-ветераны и те, кто лишь недавно здесь. Они всему рады, они сумасшедшие.
   -А в Стайме одни святые?
   -Нет, - отрезал он. - Но там люди живут спокойно. А теперь убирайся!
   -Я их Император, - повторил я.
   Дрогнан фыркнул.
   -Которого они прокляли и забыли. Где ты был, когда Древние штурмовали Гелиополис? Где ты был, когда под стенами Стайма погибал мой отец? Где ты был, когда клановцы дрались здесь между собой, а жителей превращали в рабов? Где ты был всё это время, Кир?
   -Я сражался на других островах.
   Слова Дрогнана глубоко задели меня, я почувствовал свою вину.
   -Зачем тебе столько островов, если ты не можешь за всеми уследить? Ты жаден до неприличия.
   -Послушай, Дрогнан...
   -Нет, это ты меня послушай! - перебил он, - Сколько тебя не было? Год? Два? Думаешь, за это время ничего не изменилось? Ошибаешься. Люди больше не хотят твоего правления. Я их защитник. Я храню их свободу. И за неё они будут сражаться до последнего вздоха. Народ не будет стоять в стороне, запомни это, Кир. Признаю, ты можешь двинуть на Стайм свои легионы и устроить резню, но если у тебя есть честь и это для тебя не просто слово, в город не войдёт ни один твой солдат.
   -Ты ждал меня? - спросил я.
   -Ждал, - сказал он, - ждал. А теперь возвращаюсь назад.
   С этими словами он развернул коня и помчался в Стайм. Из-под копыт коня комьями полетела земля.
   Я долго смотрел вслед, и в моей голове роились целые сонмы мыслей. Я так и не мог решить, что же делать дальше. Повернуть назад? Ххотя я знал, что мне скажет по этому поводу Йорк: дескать, если пущу все на самотёк и не приберу к рукам город, это ударит по моему престижу... Или же считать, что ничего не было и продолжить путь в Стайм? Одному, как и хотел. Или возглавить армию. Или...
   Это ведь мой город. Я построил его. Это город-мечта. Он стал таким, как я это видел. Он тихий - там никогда не устанешь жить. Он шумновесёлый - там никогда не бывает скучно. Он умеет залечивать раны, но никогда не сможет нанести их.
   Но правду ли говорил Дрогнан? Жители Стайма так ненавидят меня? На все вопросы невозможно ответить сходу. Здесь, посреди дороги, я оказался в растерянности.
   Я решил оставить этот вопрос на потом и, определив стороны света, двинулся к озеру, на северо-восток. Какой-то порыв заставил меня выбрать именно это направление, я не стал раздумывать.
   Когда-то я собирался построить на его берегу небольшой домик, где бы любой путник мог найти пристанище на ночь или переждать дождь. Не знаю, почему не довел все до конца... А в первые годы войны хотел там построить дом для Инис. Она говорила, что ей очень нравилось озеро. Опять же, я этого не сделал.
   Инис...
   Я повторил это имя, словно вспоминая его вкус, как знатоки перекатывают вино во рту или произносят красивое, но незнакомое слово...
   На озере я пробыл почти до вечера. Потом вернулся в город. И понял, что случилось неладное. Пристань была забита кораблями.
   Я разыскал Йорка.
   -Что происходит?
   -Видишь ли, за время твоего отсутствия произошли некоторые изменения. Совет принял решение готовиться к штурму.
   Он замялся, не решаясь говорить.
   -Ну? - подбодрил я.
   -Дом Харит вышел из состава Империи. Валент открыто поддержал Кланы и заявил, что в случае чего ответит на наши действия.
   -Вот как? Он на стороне Хейндрика?
   -Не сказал бы. Заявил, что хочет защитить слабого и все такое. Но все ждут твоих указаний. Что будем делать?
   Я прошелся по комнате, сел в кресло неподалёку от окна.
   -Ты считаешь, нужно вернуть его назад?
   -А ты нет?
   Я вздохнул и пожал плечами.
   -В этом деле слишком много нюансов, чтобы использовать грубую физическую силу. Ну, во-первых, Валент никогда не был особо дружен с Хейндриком. Гм, я бы даже сказал, что, будучи в нашем лагере, он всегда поддерживал крайних радикалов. А те, как известно, ратовали за карательную экспедицию в Дом Единорога. Ах, жаль что мы не сделали это... Войны бы не было. Во-вторых, открыто Валент никогда не выступал против нас. И, я не думаю, что он вдруг изменит своим принципам. Если всё пойдёт по худшему для нас плану, он будет для Хейндрика не лучшим подспорьем. Что же касается характера Валента, по своей природе он лидер. Он не станет отсиживаться на задворках у Каланов. Я считаю, он начнёт пробивать себе дорогу наверх. Итак, нам остаётся только узнать, что заставило его отправиться в земли Ханства.
   Йорк кивнул.
   -Согласен. Это будет интересно. Значит, преследовать Валента не станем.
   Некоторое время мы молчали.
   -Надеюсь, он станет той пилюлей, которая успокоит Кланы. А если так, Хейндрику недолго оставаться первым ханом. С Валентом мы договоримся.
   -Да, - протянул Йорк, - неплохо бы вернуть старые времена... Раньше Кланы Рейдеров никогда не показывали зубы и обходились лишь мелкими вылазками. Это было даже интересно.
   Я улыбнулся.
   -Времена меняются, дружище. Того, что прошло, уже никогда не вернется. Остаётся только изменять будущее.
   Йорк вытащил из кармана сигарету и закурил.
   -Тогда давай начинать это делать.
   -Угу. Вот что... А если кто-то из наших совершит частный визит в Кланы?
   -Чтобы выйти на Валента?
   -Ну, что-то вроде того.
   Йорк пожевал губу, размышляя над моим предложением.
   -Смело. Но выполнимо?
   -Почему бы нет. Смелость берёт города.
   Йорк усмехнулся.
   -Да? Я считал, города берёт сила.
   -Ай, не подстёгивай. Лучше давай подумаем, кто подойдёт на роль такого человека.
   -Эм-м, может Патрик?
   -Патрик? Давай сразу все кандидатуры.
   Йорк собрался с мыслями, перечислил еще несколько имён.
   -Оберэ, Гарольд, Танелон и, может быть ещё Ордо.
   -Хм, кандидатуру Танелона отбросим сразу. Я не настолько ему доверяю. Гарольд слишком самостоятелен, от него того и жди беды.
   Йорк прошёлся по комнате.
   -Тогда остаются Ордо и Оберэ. Я лично предпочёл бы Оберэ.
   -Почему не Ордо? Он первый шпажист в нашем Доме... После нас, конечно.
   -Э... - Йорк оказался озадачен. - Ну, Ордо слишком напыщен и горд. Тем, что он среди первых, и...Он слишком задирист. От его руки погибло уже немало народу.
   -А-а, вот ты к чему. Думаешь, на землях Кланов он станет вызывать каждого встречного на дуэль? Нет, я считаю. Впрочем, кандидатура Оберэ меня вполне устраивает. Так и решим. Займись этим.
   Йорк кивнул.
   На том и порешили. Он отправился на поиски Оберэ, а я - к лордам Империи, уже в который раз примеряя маску холодной решимости и того высокомерного безразличия, что нередко спасало меня от ненужных споров и объяснений. Я молился лишь об одном - чтобы эта маска никогда не стала моим настоящим лицом. Никогда.
   После аудиенции я отправился домой, попросил у Бару прощение за длительное отсутствие.
   -Не стоит, - она улыбнулась. - Я сама здесь всего несколько часов...
   Я вернул ей улыбку.
   -И где же вы были, сударыня?
   -На Вавилоне, - она вдруг посерьёзнела. - Знаешь, Рэнд считает, что ты недостаточно... эм-м... силён. В том смысле, что недостаточно сильно держишь в руках остальные Дома.
   -Это его дело, что он обо мне думает...
   Она положила руки мне на плечи, заглянула в глаза.
   -Тебя что-то тревожит, Кир, я же вижу.
   Я отвернулся.
   -Это слишком сложно, Бару.
   -Что происходит, Кир? В последнее время тебя словно подменили.
   -Хм, может быть, - усмехнулся я.
   Затем через некоторое время:
   -Всё не так, как я хотел.
   Она промолчала.
   -Я хотел, чтобы этот мир был другим. Думал, что я тот, кто может всё изменить.
   -Но разве ты не изменил его, Кир? Ты собрал Дома под крышу Империи. Ты дал начало новому миру. Неужели это не то, о чём ты мечтал? Ну и что, что сейчас идёт война. Мы всегда должны защищать свои творения.
   Я вздохнул.
   -Дело не в этом. Я чувствую себя другим. Не таким, каким должен быть, не таким, каким я собирался стать.
   Бару прошлась по комнате, трогая рукой развешанные по комнате ковры.
   -Ты такой, какой есть, Кир. Я лично не считаю, что это плохо. Даже наоборот. И не стоит больше думать об этом.
   -Нет, - я покачала головой. - Ты не понимаешь...
   -Тогда объясни.
   -Не могу.
   -Не можешь или не хочешь? Кир, дело во мне?
   -Я император, Бару. От меня многое зависит. Я не должен подводить страну. И если я буду делать что хочу, многие во мне разочаруются, а Империя падёт. Я не хочу этого. Но и жить так не могу.
   -Понимаю, - она склонила голову и тихо вздохнула. - Я тоже в этом виновата. Мы вместе только потому, что тебе нужен был голос Арнара на выборах императора. И ты пошёл на это, потому что понимал, что именно ты можешь спасти союз Домов. Только ты. Я ценю твою жертву, ведь...ты не любишь меня.
   В это время в комнату вошли двое слуг чтобы заменить свечи в канделябрах. Поклонившись, сделали свою работу и так же молча вышли.
   -Так ты не разделяешь мотивы своего Дома? - попытался отшутиться я.
   В её глазах заблестели слёзы.
   -Нет, Кир. Именно поэтому я это и говорю. Я никогда не разделяла подобного прагматизма.
   -... подобного прагматизма, - повторил я. - Тогда зачем ты пошла на это?
   -Потому же почему и ты, Кир. Я захотела помочь стране, а тебе стать императором. Я всё правильно рассчитала. Просто так получилось, что Рэнд тоже имел планы на тебя, но не мог их воплотить. Я помогла ему, а он мне, и тем самым приобрёл влияние на тебя.
   Я фыркнул. Рэнд никогда не мог повлиять на меня. И изменить моё мнение. Скорее наоборот.
   Я улыбнулся.
   -Давай оставим это, Бару. Сейчас не время для таких разговоров.
   Она кивнула.
   -Не время...
   За обедом мы избегали смотреть друг другу в глаза, я заметил, что она стала расстраиваться по всяким пустякам: из-за разлитого вина (всего-то две капли на скатерть), из-за упавшей вилки, из-за плаща соскользнувшего со спинки стула. А я почему-то чувствовал себя виновным - и в том, что случалось и в ее настроении.
   Сколько раз задавался вопросом - люблю ли Бару - и не мог ответить. Поначалу не считал это важным, потом посчитал очень трудным...
   Когда-то я любил Инис. По крайней мере, так думал. Но Двуморье потребовало от меня отказаться от своей любви. Я отказался. И сейчас по прошествии многих лет я помню эту любовь.
   Я не считал Бару глупышкой, неспособной ни о чем догадаться, и она, конечно же, чувствовала мои настроения. И каждый раз, как она пыталась заговорить об этом, мне делалось неловко.
   -Что было, то было, - твердил я, - этого уже не вернуть. Теперь только и остаётся, что вспоминать.
   Тревожило меня теперь еще одно: как император, я не мог отказаться от Стайма. Я просто не мог себе этого позволить.
   Бару тронула меня за руку.
   -Что-то не так?
   -Не так, - улыбнулся я. - В Северном Стайме объявился лорд-протектор. Он встретил меня на подходе к городу и... убедил не продолжать свой путь.
   -Кто он?
   Я пожал плечами.
   -Кто ж его знает?.. С его слов я понял, что он долгое время прожил в Стайме и знает обо всех маломальских событиях. А ты ведь понимаешь, я не могу идти против своих людей... И... я за них в ответе.
   -Ага, кажется, начинаю понимать, - нахмурилась она. - Ты не хочешь штурмовать Стайм.
   Я кивнул.
   -Грубо, но, по сути, так оно и есть.
   -Ты чертовски меня удивляешь, Кир! Мне кажется, раньше ты пользовался несколько иными принципами: делай, что должен, и будь, что будет. Время всё-таки меняет тебя...
   Я склонил голову, сжал губы, словно беспокоясь, что с них слетит какое-нибудь ругательство.
   -Мне нужно узнать, кто он такой, - сказал я, - Для этого кому-нибудь нужно будет туда отправиться. Да, именно так.
   -Ты уже решил, кому?
   -Может, кто-нибудь из ваших? Арнар всегда может мутить воду, не поднимая брызг.
   Бару фыркнула, затем через некоторое время рассмеялась.
   -Хм, довольно точная характеристика, ты знаешь.
   Я кивнул.
   -Тогда я поручу это Тибу?
   -Да, - согласился я. - И срок ему - три дня. На четвертый у нас будут или переговоры, или... - тут я замолчал, не в силах вымолвить это слово, но вместо меня закончила Бару:
   -Резня. Да, альтернатив, прямо скажу, мало. Тут выбирать собственно не из чего.
   Она хлопнула ладонью по моему плечу, поднялась и направилась к выходу. Остановилась.
   -Если ты думаешь, что стоит решить эту проблему, и всё станет по-старому, то ты ошибаешься, Кир. Этот мир меняется, и ничто не может стоять на одном месте. Просто... Просто мы в плену у своих желаний и стереотипов. Мы - отдельно от мира, а мир - отдельно от нас. Жить в унисон могут только мудрые люди, - сказала она, а потом добавила: - или сумасшедшие.
   -Или сумасшедшие, - согласился я, кивнул и закрыл глаза.
  
  

XV. ВАЛЕНТ

Клан Журавля. Октябрь

   Доморгон пристально вглядывался в глаза незнакомца, пытаясь понять, лжет тот или нет. Я в свою очередь пытался следовать его примеру, но признаться, мало преуспел. Для меня наиболее важным показателем в этом деле являлось совсем другое. Внутренняя энергия, флюиды. Но не глаза.
   Доморгон говорил, что для него глаза - зеркало души, для меня же они глубокий омут, глядя в который никогда не сможешь увидеть дна. Я всегда ошибался, определяя что-то по глазам, и поэтому уже довольно давно отказался от этой практики.
   Незнакомец говорил правду. Это ясно, как дважды два. Держался он слишком уверенно, да и нередко позволял себе недвусмысленные выпады в сторону Кланов, а на его лице то и дело застывала маска презрения. Ему легче было оскорбить, чем обмануть.
   -И ты ручаешься за это головой? - спросил Доморгон.
   Незнакомец скривился.
   -Ничьей головой я ручаться не стану и уж тем более своей. Для тебя будет достаточно и того, что я сообщил. А уж преклонять колени и произносить клятвы пускай будет кто-то другой.
   Доморгон хмыкнул, затем глянул на меня.
   -Ну, что скажешь?
   Я пожал плечами.
   -Да, - кивнул я, - знал, что когда-нибудь услышу именно это.
   Незнакомец продолжал хранить молчание, и Доморгон предпринял еще одну попытку:
   -Клан Саламандры поглотили Древние задолго до начала войны. Ты уверен, что на Дюне нет их города, как на Дай-Ри?
   Он покачал головой.
   -На Дюне только одна река, и на ней есть только один город - Белокаменка. Он находится в самом мягком поясе, но и там жить несладко. Я не думаю, что где-то еще можно нормально существовать.
   Доморгон усмехнулся.
   -В последнее время можно поверить во всё. Если бы не Валент, мы бы до сих пор не знали о захвате Древними твоего клана и Клана Птенцов. Это даже предположить было нельзя!
   -Ты намекаешь, что я должен быть благодарен и поэтому мне следует...
   -Да ничего тебе не следует! - перебил его Доморгон. - Я просто говорю, что нам нужно учитывать все возможности, даже самые невероятные.
   -Ханы должны знать, что замышляет их предводитель, - добавил я. - То, что он отдал острова Командоров на общее разграбление это одно, но не ему одному решать об устройстве всего мира. Он должен отчитываться перед нами.
   -Пойди ему это и скажи!
   -Так! Так! - Доморгон поднял руку. - Спокойнее! Значит, Хейндрик держит где-то пленного аллара. И в обмен на информацию может дать ему свободу. Он ведет свою игру. И я сомневаюсь, что он поделится со всеми полученной информацией
   -Как пить дать!
   -Кто и может заикнуться, так это Мелисса, - заметил посланец, - Мой хан просит, чтобы она подняла этот вопрос на Совете ханов.
   -Как Баладор это узнал? - наконец спросил я, но вместо ответа получил лишь лёгкое пожатие плечами и молчание.
   -Ясно.
   Доморгон закутался в плащ, затем глянул в сторону, где паслись наши кони - белоснежный Ро Доморгона, мой Джезвик черной масти и ярко-красный скакун из Белокаменки, который откликался на фразу "Эй ты, скотина".
   -Но ты ведь должен понимать, что отныне мы с тобой - я имею в виду наши Кланы - в одной упряжке. Чем больше Мелисса будет знать, тем глаже всё пройдёт.
   Посланник Саламандр оскалился.
   -Хе! Да ты, вижу, считаешь себя великим дипломатом! Послушай, у Баладора свои источники и он о них никому не расскажет! Даже мне.
   Мы с Доморгоном одновременно кивнули, как бы признавая за ханом Саламандр такое право. Но со своей стороны, я считал, сейчас неподходящее время им пользоваться.
   Посланник вздохнул.
   -Ещё хан просил передать, что... Это, между прочим, ещё одна карта для Мелиссы. И, возможно, она пригодится, чтобы успокоить Хейндрика. Короче, Кайда видели на Дюне несколько месяцев назад.
   Мы с Доморгоном переглянулись. Посланник продолжил:
   -Он путешествовал вместе с Командорами на летающем корабле. Хм, ну вы понимаете, о каких Командорах я говорю... Одни корабли от них и остались... Среди них был один архонт - весь в татуировках на белоснежной коже. Как и все они. Он приезжал к поставленному хану Ункху, а Кайд тем временем развлекался в местном борделе. Потом они уехали, а через неделю или что-то около того Хейндрик штурмом взял город, Ункха казнили, а мы выбрали нового хана - Баладора из Рода Яго. Он уже третий Хан Яго, чтоб вы знали.
   -Знаем, - кивнул мой спутник. - Но почему Баладор не сообщил о визите Кайда Хейндрику?
   Посланник снова пожал плечами.
   -Почём мне знать, Доморгон? Хан поступил так, как посчитал нужным. На Дюне его слово - закон.
   Я заметил, что Доморгон стал часто поглядывать на своего коня. Наконец, он не выдержал, подошёл к Ро и достал из седельной сумки мех с вином, сделал по пути назад несколько глотков. Подойдя к нам, предложил посланнику. Тот оскалился, но всё-таки принял мех, затем после пары хороших глотков передал мне.
   -Что за вино? - спросил я.
   -Из палисадника Мелиссы, - улыбнулся Доморгон. - Ценится так же, как и Лидийское, ты должен в этом разбираться.
   Я сделала глоток. Вино действительно оказалось превосходным. Одно из моих любимых. Я знал, что если его налить в бокал, цвет будет мягко золотистым. По вкусу напоминает мёд, а пахнет как осенние цветы и сено из душистых трав. Вино называли октябрьским, но оно было тёплым по своей сути.
   -М-м-м, - протянул я, - не иначе ты снова разграбил винный погреб своей сестры?
   Доморгон рассмеялся, а с ним и посланник Саламандр.
   -Так что мне передать моему хану?
   -Передай, что мы возьмёмся за это дело, - уверил я, - Но, надеюсь, о визите Кайда вы не заговорите раньше нас?
   -За кого ты нас держишь? Как мне сказали, мы в одной упряжке.
   С этими словами он двинулся к дереву, где были привязаны кони, отвязал своего длинноногого жеребца и запрыгнул в седло. Некоторое время конь гарцевал на одном месте, затем рванул в долину, где располагался порт.
   -Ну, - глянул на меня Доморгон, - не правда ли чудесный поворот событий?
   -Ты это в каком смысле говоришь?
   -Как это в каком? - неподдельно удивился он, - в самом что ни на есть... э... прямом. Мелисса никогда не афишировала своих антипатий, но, думаю, для тебя не секрет, что как верховный хан Хейндрик её не устраивает. И по причине его агрессивности и из-за его скрытности и всяких там темных делишек.
   -Я не понимаю, почему ты это говоришь. Она не станет добиваться смещения Хейндрика. Закулисные игры - не её стихия.
   -Верно, - согласился Доморгон. - Она не станет этого делать. Но если она поймёт, что сможет смягчить его, успокоить, она непременно возьмётся за это. Она имеет огромный авторитет. И как хан и как человек. Ты только представь, что будет, если Хейндрик наконец обнаружит Кайда!
   Я покачал головой.
   -Даже не знаю. Может действительно его пыл несколько поугаснет.
   Доморгон кивнул.
   -Вот. А там глядишь, и война пойдёт на спад. Ведь как не крути, а её мы сейчас проигрываем.
   Я сделал ещё несколько глотков вина, вытерся рукавом, передал бурдюк Доморгону.
   -Мы сейчас делим шкуру неубитого дракона, мой друг, - сказал я. - Кайда сейчас на Дюне нет. О его сегодняшнем местонахождении не может знать никто.
   -Ошибаешься, - усмехнулся мой спутник.
   -Тогда ты знаешь больше, чем я.
   -Всё просто, Валент. Если малыми кораблями управлять может каждый, то для того, чтобы поднимать в небо крепости, нужна хорошо обученная команда. И опытный капитан. Не говоря уже про навигатора и сами навкарты. Я говорю про Гильдийцев. В большинстве своём они остаются вне политики, но ...
   -Постой! - перебил я. - Ты считаешь, мы можем найти навигатора, что управлял тем кораблём? Того, что перевозил Кайда?
   Доморгон допил вино.
   -Угу, что-то вроде того. И нам нужно будет только узнать, где он высадил этого засранца, чтобы продолжить поиски дальше.
   -Выглядит слишком просто, - сказал я после продолжительной паузы. - И это меня тревожит. Вернее, я не думаю, что дело выгорит.
   Доморгон рассмеялся. Потом затолкал пустой мех в седельную сумку и потрепал гриву своего коня.
   -Об этом не следует беспокоиться, - сказал он. - Это следует делать. Завтра я отправлюсь в консульство Гильдии и попытаюсь все выяснить. За деньги, конечно.
   "Мелиса будет рада услышать последние новости, - подумал я. - Она займётся Хейндриком, Доморгон станет искать навигатора. А что же делать мне?"
   Как оказалось, я зря переживал на этот счёт. И проблем у меня оказалось выше крыши. Мы повздорили со Светозаром, и тот объявил, что отправляется к императору и что намерен присягнуть ему, став во главе Дома Харит. Потом ко мне пожаловал Кай и сообщил о бунте среди солдат. Я решил отпустить тех, кто пожелал уйти вслед за Светозаром, а остальным велел выдать жалование на неделю вперёд. К концу дня обстановка вроде бы улучшилась, но тут откуда ни возьмись, пришли новости с Армседжа. В послании говорилось, что в счёт своего необыкновенного спасения хан Клана Кречетов шлёт для меня такой же необыкновенный подарок. И действительно, через некоторое время пятеро вооружённых до зубов солдат привезли перекинутого через коня и связанного по рукам и ногам незнакомца. Пленник был без чувств, в разорванной одежде и весь в крови.
   -Он очень интересовался твоей персоной, - сообщил один из пришельцев, а другой добавил:
   -Потом стал утверждать, что его имя Оберэ и он из Дома Птенцов. Марцелл подумал, тебе будет интересно потолковать с ним.
   Без сомнения, сам Марцелл уже с ним поговорил. Птенцу понадобится несколько дней, чтобы встать на ноги. И ещё неделя, чтобы окончательно прийти в себя.
   -Н-да, - сказал я. - Ладно, выгружайте. Оберэ сняли с коня и положили на землю. За всё время он даже не застонал. У меня сложилось странное ощущение неправильности всего происходящего и даже некоторой неприязни к пожаловавшим птенцам. Проанализировав свои чувства, я понял, почему так. Очевидно, я ещё не до конца избавился от своей принадлежности к имперским Домам, и всякую агрессию, исходящую от Кланов, продолжаю воспринимать как некую опасность и для себя. В любом случае Оберэ не заслужил такого отношения.
   -Приведите его в чувства, - сказал я. - И пошлите за лекарем.
   Через несколько часов птенец смог сидеть в кресле, а на его лице помимо следов побоев всё же угадывалось осмысленное выражение.
   -Итак, ты - Оберэ? - спросил я.
   Он молчал.
   -Прекрасно, - кивнул я. - Значит, не отрицаешь, и мозги у тебя не все отбили.
   Птенец фыркнул.
   -Я никогда не считал, что Кир окружает себя дураками. Но ничем кроме дурости твой поступок назвать не могу. Хотя у меня есть и другое предположение: ты действовал по приказу своего императора. Ты ничего не потеряешь, если признаешься мне в этом. Ну?
   Оберэ молчал.
   -Ты, верно, думаешь, что раз я ренегат, то непременно убиваю невинных и завтракаю младенцами? - я усмехнулся. Затем подошёл к бару, встроенному в одну из опорных колонн зала, налил себе вина и снова повернулся к Оберэ - Это не так. Я такой же человек как и ты.
   Затем, заметив его взгляд, снова рассмеялся.
   -Нет, вина я тебе не налью. В твоём состоянии это противопоказано. Небось, и так в жар бросает...
   -Что ты хочешь от меня? - спросил Оберэ, в его голосе ничего кроме презрения я определить не смог.
   -А ты подумай. Ах да, лекарь запретил тебе напрягаться. Тогда позволь объяснить. Я хочу только одного - чтобы меня оставили в покое. И чтобы кончилась война. Поверь, я считаю себя человеком чести, и, став одним из клановцев, не стану выдавать все имперские секреты. Я не пойду войной на Дома, если только те не начнут первыми. Я не стремлюсь к войне. Вот и всё, неужели это так трудно понять?
   -Зачем эти разговоры, Валент? Если хочешь убить - убивай, а если нет, так дай уйти.
   -И что ты скажешь Киру? Что подлые рейдеры схватили тебя и приволокли ко мне? Что я решил выкупить прощение императора и поэтому отпустил тебя?
   На некоторое время в комнате повисла тишина. Затем я, наконец, спросил о самом главном:
   -Что ты хотел узнать?
   -Не волнуйся, уже узнал и тебе об этом не скажу!
   Я покачал головой.
   -Как не сказал Марцеллу?
   Оберэ бросил злой взгляд на меня, чем доказал, что я нахожусь на верном пути.
   -Итак, Марцелл всё знает, раз передал тебя мне. Следовательно, ничего такого, что могло бы стать ценным для Кланов... Тогда почему бы тебе просто не сказать?
   -Сказать что?! - вспылил птенец. - Что тебя считают предателем и перебежчиком, но не желают тебе смерти?! Тьху! Если бы я, я был императором, а не Кир, тебя бы уже не было в живых!
   Я усмехнулся.
   -Но ты не император. И никогда им не станешь. Именно потому, что сделал бы так, как сказал. Это всё?
   -Что всё?!
   -Что тебя послали следить за мной...
   Оберэ промолчал.
   -Давай, поступим следующим образом, - предложил я. - Ты мне всё говоришь, как оно есть, и я отпускаю тебя. А если нет...
   Оберэ внимательно следил за мной.
   -... то ты никогда не увидишь свой родной остров.
   -Хочешь запугать меня? - рассмеялся пленный.
   -Нет, - покачал я головой. - Просто констатирую факты. И взываю к твоему здравому смыслу. Война никогда не выигрывается грубой силой. Это великое заблуждение. И вот ещё что. Я уверен, ты что-то раскопал, и это что-то ты намерен рассказать Киру. Но правду ли ты узнал? Видишь ли, я не заинтересован, чтобы обо мне ходили всякие грязные слухи. Может быть, я смогу сообщить тебе то, зачем ты сюда прибыл. Правду.
   Я дал Оберэ некоторое время подумать над моими словами, сел в кресло напротив.
   -Ну? По рукам?
   Оберэ выругался и начал рассказывать.
   -Меня действительно послал Кир. Его интересует, почему ты... стал предателем. И в особенности, что сможет вернуть тебя обратно.
   -Обратного пути нет, - с горечью сказал я. - Я выбрал свою дорогу и отныне она ведёт меня.
   -Любовь, - скривился Птенец.
   -Любовь, - повторил я. - Мелисса не стала бы женой главы имперского Дома. Следовательно, я должен стать ханом. Я им стал.
   Во взгляде Оберэ что-то смягчилось.
   -Ты вне закона в Империи.
   -Да, - согласился я. - Как и имперцы здесь. Но должен быть путь, чтобы прекратить всё это. Так и передай своему императору. Должен быть путь.
   Я поднялся.
   -Ты можешь оставаться здесь, пока не поправишься.
   Но Оберэ покачал головой.
   -Нет, я должен вернуться обратно. Сейчас.
   Я постоял над ним, ожидая, что он скажет что-нибудь ещё, но слышал лишь тишину.
   -Хорошо. Тебя проведут.
   Когда я остался один, тревожные мысли всем скопом накинулись на меня.
   Что будет, если Империя одержит верх в этой борьбе? Будет ли Мелисса по-прежнему любить меня, если я откажусь выполнять приказы Хейндрика? Воцарится ли мир? Теперь, когда Командоров не стало... Нет, не так - теперь, когда этот великий миф развеялся, Империю больше ничего не сдерживает. И ей больше не нужны пограничные земли, заселённые Кланами Рейдеров. Я во многом оставался убеждён, что вся эта война - более искусственное явление, чем это преподносится. Кланы должны быть уничтожены - и это единственная цель Империи, её единственная задача.
  
  

ХVI. ХЕЙНДРИК

Клан Единорога. Астурия

   Я стоял над обрывом, а ветер трепал мой плащ. В одной руке рог, во второй - сверкающий меч.
   -Судный день настал, - прошептал я и затрубил. Звук получился долгим и пронзительным, эхо подхватило его, понесло над долиной. Тысячи глоток подхватили боевой клич, тысячи мечей загремели по обитым сталью щитам.
   Войско двинулось, постепенно формируясь в колонну.
   -Вперёд!!!
   Командиры вели своих солдат к причалу, а я смотрел на все это сверху и думал о том, что однажды снова её увижу. Снова. Ее. Увижу...
   -Увидишь... - доносил ветер её голос, и я улыбался, а затем с холодной решимостью шёл к своему коню, садился в седло и, сжимая ногами его бока, мчался вперёд!
   -Да, однажды я тебя увижу.
   Талла-Ри сдался уже через несколько часов. Светозар, новый глава Дома Харит, пал в бою, но это не очень меня обеспокоило - поход принёс мне две победы: Дом Харит практически перестал существовать, а Валент получил еще один превосходный урок. К тому же это должно укрепить его веру в силу Кланов - если бы он оставался лоялен к Империи, то, вполне вероятно, погиб вместе со Светозаром. Он должен понять, что выбрал правильную сторону.
   Последний из представителей Дома Харит, Кай, без боя сдал несколько мелких островов и укрепился на Авернусе, не без оснований посчитав, что там он будет в безопасности. Несколькими часами спустя туда прибыло несколько союзных легионов. Но запоздали они как минимум на день.
   Все города на вражеской территории разрушили, сожгли что могли. Мы снова вернулись на Терру. Я приказал подать обед и в компании своих командиров продолжил обсуждение планов.
   Марцелл заговорил первым. В последнее время, после гибели Ликтора, Дардиса, Финдо и Ллойда, он становился моей правой рукой. Впрочем, с Ринальдо он не соперничал, и когда нужно, тут же уходил в тень.
   -Кланы долго не выдержат таких изматывающих боёв, - сказал он, и я заметил, что большинство присутствующих ханов согласно зашумели. - И, кроме того, я не совсем понимаю, что нам дало это нападение. Дому Харит понадобилось бы много лет, чтобы набрать силу, а слабый противник нас вполне устраивает.
   -Верно, - согласился я, - устраивает. Но Талла-Ри - узловой остров. Слишком много навкарт ведут на него. А оттуда - к нам.
   -Позволь объяснить, - поднял руку Ринальдо, я кивнул, уступив ему инициативу.
   Он глотнул вина, вытер рот рукавом дублета, обвёл всех взглядом, дольше всех задерживавшись на Валенте.
   -Мы никогда не ввязывались в открытые сражения, но времена изменились, и нам приходится бороться за свое существование. А раз так, нас стали считать опасными врагами и шлют на нас всё больше и больше сил. Если мы будем продолжать отвечать ударом на удар, не устоим. Поэтому нужно сменить тактику. Мы должны наносить удары и тут же исчезать, как делали это когда-то.
   -Так было раньше, когда за нашей спиной стояли Командоры. Но теперь, когда их не стало, имперцев больше ничего не сдерживает. Мы не сможем прятаться в своих мирах, - сказал Йорис, хан Ястребов, при каждом слове размахивая вилкой.
   Ринальдо кивнул.
   -Ты прав. И всё же это возможно. Нам нужно закрыть свои острова, как это однажды грозились сделать Командоры.
   -Это был блеф! - тут же сказал кто-то.
   -Это невозможно!
   Ринальдо подождал, пока голоса стихнут, и только потом продолжил:
   -Однажды, ещё на заре времён, Древние сделали это. Барьер продержался несколько лет. Такой же барьер практически сумели создать Командоры... Я говорю о том, чтобы нейтрализовать некоторые маяки, ведущие на наши земли, вот о чём.
   -Нейтрализовать? Ты имеешь в виду уничтожить? И как, скажи мне, ты собираешься это сделать? Заявиться к консулу и попросить отвести в святая святых?
   Ринальдо бросил на меня косой взгляд.
   -Можно прокрасться.
   В таком колюче о создавшейся проблеме ещё никто не говорил, и сейчас это вызвало, по крайней мере, недоумение, если не замешательство.
   С чашей вина в руке поднялся Марвен из Клана Волка.
   -Мы не обладаем необходимыми знаниями, чтобы знать, какие маяки уничтожать, а какие нет. К тому же, если говорить о маяках на главных трассах, то их гильдийцы сразу же починят. Это если мы проберемся в порт и все сломаем. А если нас заметят? Гильдийцы такой хай поднимут!.. Это чревато.
   -Ты, как всегда, зришь в самую суть, хан, - улыбнулся я. - Но тебе не хватает фактов.
   -Да? И каких же? - спросил он, глотнув вина.
   Вздохнув, я кивнул Ринальдо, и он опустился на стул. Дальше следовало продолжить мне.
   Баладор беспокойно ёрзал на стуле. Так и не притронувшись к своему кубку. Таллис, хан Богомолов, никуда не глядя, ел баранину под сладким соусом, который капал с его подбородка на воротник. Сидевший по соседству с ним Дак, единственный представитель Клана Воронов, подперев кулаком щёку, казалось, думал о чём-то своём. Марвен и Мелисса неотрывно следили за мной, а Валент в это время передавал хану Леопардов, Елиору, какое-то блюдо.
   -Недавние события вложили в наши руки несколько дополнительных козырей, - медленно сказал я. - У нас в плену Айон. Меня вывел на него один Аллар после недельных процедур...
   За столом повисла тишина. Безусловно, имя этого Древнего было известно всем, и факт его содержания в астурийских казематах на многих подействовал должным образом. Я заметил, что на лице Мелиссы появилось некоторая доля озадаченности, а Валент нахмурился будто еж ощетинился иголками.
   -Благодаря ему, - продолжил я, сохраняя каменную маску на лице, - мы получили новую информацию. Новые факты.
   Про себя я вспомнил, скольких трудов это стоило. Но, в конце концов, Древний заговорил, а его покрытое узорами бесчисленных татуировок тело получило возможность передохнуть.
   -Мы действительно можем закрыть наши острова. Хоть уничтожая маяки, хоть не уничтожая. Они вообще здесь не при чем. Существует некий прибор... - протянул я, - Он единым махом может выключить все маяки. Я знаю, где его искать. Других вариантов нет.
   Мелисса поправила локон волос.
   -Ты действительно не видишь пути?
   Я усмехнулся.
   -Очевидно, он нам не подходит. Это и ежу понятно.
   Она кивнула.
   -Но если не подходит тебе, это не означает, что это не подходит остальным. Кланы всегда были солидарны в этом вопросе: делай что хочешь, но не заставляй так поступать остальных. Эта истина проста.
   Дак, Марвен и Баладор кивнули, реакцию остальных я заметить не успел.
   -Открытое противостояние Империи ни к чему хорошему не приведёт, во многом она наш кормилец. Да, знаю, ты, как и все мы, хочешь завершения войны. Но важно не то, что ты делаешь, а то, как ты это делаешь.
   Её поддержал Валент:
   -Выслушай и меня, Хейндрик. Я и мой народ не хотим войны...
   -Дом Харит? - фыркнул Ринальдо, сидевший слева.
   -Нет, - покачал тот головой. - Тебе прекрасно известно, что я имею ввиду свой клан, Клан Змея. Домом Харит сейчас правит Кай, и мы с ним не друзья больше. Но я способен забывать свои обиды. Или, по крайней мере, откладывать их до более благоприятных времён.
   Он перевёл взгляд с Ринальдо на меня.
   -Что нужно, чтобы завершилась война? Не это ли вопрос, над которым нам всем следует думать? А не над тем, как побыстрее закрыться за большим щитом...
   Мелисса улыбнулась.
   -Что нужно лично тебе? - медовым голосом спросила она.
   Головы всех алларов! - признался я спустя некоторое время, - и тех, кто им сочувствует. Смерть Древних. И Кайд. Живой, - подчеркнул я. - И я добьюсь этого.
   -Алларов не жалуют и по ту сторону, - продолжила хан Журавлей. - Значит, этот пункт снимается.
   Я улыбнулся, пытаясь сдерживать свои эмоции. Другие, более глубокие, более неспокойные, чем те, что сейчас отразились на моём лице.
   -Говори прямо, Мелисса. Что ты хочешь сказать?
   Она вздохнула.
   -Хорошо. Мы знаем, где Кайд.
   -Мы? - спросил я, хотя тут же понял, что более уместно было бы спросить: "где?".
   Мелисса не обратила на мой вопрос никакого внимания.
   -Я скажу тебе об этом, если ты встретишься с Киром и начнёшь переговоры о завершении войны.
   Я рассмеялся.
   -С каких это пор ханы занимаются шантажом?! - воскликнул Ринальдо, но тут же вмешался Марцелл.
   -Это действительно многое может изменить, - сказал он, пристально глядя на меня. - Многое. Ответь нам всем, закончишь ли ты войну, если Кайд окажется в твоих руках?
   Да, признаться, я ожидал подобного вопроса... Тем более что этот негодяй действительно был поводом к её развязыванию. Я потрогал кончик носа, вздохнул и, наконец, сказал:
   -Нет.
   -Нет? - удивился Дак. - Но почему?
   -Наше противостояние обросло слишком многими дополнительными причинами. Сначала Кир, потом аллары, по вине которых погибла Джана, - я бросил взгляд на Валента, мигом помрачневшего при моих словах. - Затем Маркус из Кодори. Этот выскочка! Во главе Дома!
   Таллис, Хан Богомолов, прочистил горло.
   -Это не причина войны, а её следствие, - он посмотрел на Мелиссу. - Итак, вам известно, где находится Кайд... Тогда его следует доставить сюда и раз и навсегда прекратить войну с Империей. Кир не похож на сумасшедшего, он примет наше предложение.
   Мелисса кивнула.
   -Я тоже согласен, - сказал Валент.
   -И я, - повторил Баладор.
   Таллис пожал плечами.
   -Если это действительно приведёт к завершению войны, то и я не против...
   -Поддерживаю, - кивнул Дак, хан Воронов.
   Марцелл тоже кивнул. Промолчал только Елиор.
   Оценив обстановку, Марцелл высказал замечание:
   -Кир потребует возврата всех захваченных островов. Подобный status quo нас не может устроить.
   -Это всего лишь твоё предположение, Марцелл, - ответил вместо меня Баладор Яго. - Мы в любом случае должны попытаться.
   -Что ж, - подытожил я, - если большинство ханов хочет переговоров... Вы получите их. Но не раньше, чем в моих руках будет Кайд. Где он, Мелисса?
   Предводительница Журавлей откинулась на спинку стула.
   -Он в резервации Древних, там, где мы бы никогда не додумались его искать.
   -Остров Хелгард? - переспросил я. - Но ведь сразу после восстания Древних туда отправился карательный отряд.
   Мелисса вздохнула.
   -И тем не менее. Хелгард - огромный остров. Затеряться там плёвое дело.
   -Равно как и в любом другом мире, - добавил Дак. - Но искать Кайда, не зная где, - это одно, а охотиться за ним на одном единственном острове - совсем другое.
   Безусловно, он прав.
   Я поднялся из-за стола и несколько раз прошёлся по комнате, от стола к окну, а оттуда к стулу, на котором сидела Мелисса. Облокотился о его спинку, усмехнулся.
   -Известно ли тебе более точное его местонахождение?
   Не оборачиваясь, Мелисса покачала головой.
   -Что ж, всё равно это больше, чем ничего.
   Мелисса поднялась, и мне пришлось отступить, чтобы дать ей возможность выти.
   -Но помни своё обещание, Хейндрик. Как только Кайд окажется в твоих руках, ты должен будешь начать переговоры с Киром.
   Я кивнул.
   -Совет окончен.
   Все стали расходиться, и, наконец, когда ханы удалились, ко мне подошёл Ринальдо.
   -Я всегда думал, что это ты первым нейдёшь его.
   Я пожал плечами.
   -Это не важно, кто его нашёл, а кто нет. Главное, чтобы он встретил смерть от моей руки. Если бы не он, Джана всё ещё была бы жива.
   Ринальдо ничего не сказал.
   -Завтра я отправляюсь туда.
   -В самое сердце Империи? Уж не думаешь ли ты, что тебя ждут там с распростёртыми объятиями? Это мир, подконтрольный Империи на все сто процентов...
   -Я иду один.
   -Что? - не поверил Ри. - Один?
   -Один, - повторил я. - Ты же сам сказал, что нашему войску там не будут рады.
   -Да, но...
   Я тронул его за плечо.
   -Не надо меня отговаривать, Ри. Я ждал любых вестей об этом гаде, и ты думаешь, теперь меня остановит какой-то там здравый смысл? - я рассмеялся. - Логично начать переговоры прямо сейчас, единственным условием поставить Киру выдачу Кайда. Это был бы ловкий ход, но я не могу ждать. И, кроме того, я должен всё сделать сам. Понимаешь?
   Ринальдо кивнул.
   -Тогда я отправляюсь с тобой.
   Я покачал головой.
   -Кому же передать командование, пока меня не будет?..
   -Как кому? - усмехнулся Ри. - Конечно, Мелиссе.
  
  

XVII. КИР

Дом Арнар. Эа. Вавилон

   Рэнд потёр подбородок.
   -Я думаю, стоит поставить в известность Хейндрика. Может статься, наступит перелом в войне.
   Я был вынужден согласиться.
   -Кто это сделал? - спросил я.
   -Вирт. Во время одного из обходов.
   Я чертыхнулся.
   -Он мог бы объявиться и раньше!
   -Где? Мы же сами закрыли ему эту дорогу, поставив вне закона и его, и весь его Дом.
   -По крайней мере, он мог быть смелее и не прятаться как крыса по углам. Нужно отвечать за свои слова и поступки
   -Верно, - кивнул я. - Нужно. Значит, он мёртв?
   Арнарец кивнул.
   -Мертвей не бывает, Вирт оттяпал ему руку, а затем разрубил на пару частей. После такого долго не живут.
   Рэнд взял из вазы, стоящей на небольшом лакированном столике, апельсин и принялся его очищать. Я взял несколько крупных олив. Некоторое время мы молча жевали, затем он вытер рот рукавом, глянул на меня.
   -Вландрийцы хотят организовать Дом Древних.
   -Знаю. Это один из способов прибрать их к рукам. И, между прочим, неплохая мысль, но, к сожалению, уже невыполнимо.
   Рэнд кивнул.
   -Что будем делать? Хейндрик должен узнать об этом, ясно как день. Мы ничего не потеряем, а он... глядишь, и станет немного посговорчивее.
   Я потёр подбородок.
   -Направить депешу? Или передать вместе с посыльным? Откровенно говоря, при хейндриковом темпераменте я буду беспокоиться за судьбу своего посланца.
   -Тогда и думать нечего, - взмахнул руками Рэнд. - Пиши ему послание, предложи завершить войну, начать переговоры и тому подобное.
   Я кивнул.
   -Да, где-то так. Это война должна завершиться, нужно приложить максимум усилий. Чем чёрт не шутит - может Хейндрика это и успокоит, а в Двуморье снова придет мир...
   Глава арнарцев улыбнулся, затем кивнул и снова потянулся к вазе с фруктами. Подобного любителя апельсинов свет еще не видывал. Очищая кожуру, он с жадностью поглядывал на плод и, как мне казалось, что-то напевал, крутил апельсин в пальцах, рассматривая его, отрывал кусок шкурки, а затем снова любовался содеянным.
   Я вдруг покачал головой. Затем рассмеялся.
   -Знаешь что?..
   Рэнд вопросительно кивнул.
   -Я всегда считал, что неважно то, что мы делаем - важно, как мы это делаем. И как преподносим.
   Магистр скривился.
   -Ущербная логика.
   -Ты находишь?
   Он покрутил в воздухе кистью руки.
   -Законченный убийца может совершать грязные преступления, но делать это самозабвенно, тонко или, скажем, просто профессионально. По-твоему, его следует оправдать?
   Я выругался.
   -Да ну тебя!
   Он усмехнулся.
   -Не надо ломать себе голову, какие слова использовать. Кайд от этого не воскреснет, а Хейндрик вряд ли впадёт в меланхолию.
   Арнарец прикрыл глаза.
   -Верно. В этом есть доля истины.
   -Доля? - переспросил я.
   Он кивнул. Затем повторил, словно желал, чтобы я получше запомнил:
   -Доля. И я уже в который раз убеждаюсь, что из тебя, Кир, никудышный стратег. Ну, посуди: мы можем сыграть на чувствах Хейндрика, а можем позволить ему действовать самому. Если второе, то это будет называться совершенно банально - утрата инициативы. Мы можем поставить его перед фактом. Но мне кажется, это равносильным плевку в лицо.
   Я хмыкнул.
   -Ты иногда умеешь бывать чертовски убедительным. Ну хорошо, я скажу тебе, как это вижу. Я хочу прекратить эту бессмысленную войну, а Хейндрик является в этом деле ключевой фигурой. Нам очень важно сделать так, чтобы он понял наши намерения.
   Рэнд завернулся в плащ и всем своим видом выражал абсолютную задумчивость.
   -И хочу, чтобы у нас получилось, - сказал он, наконец. - Даже плохой мир лучше... хм... хорошей войны.
   -Ты считаешь, что это будет плохой мир? - спросил я. - Почему?
   Он пожал плечами.
   -Предчувствия, Кир. Предчувствия. Да и, знаешь ли, привыкли мы уже к битвам. Все эти годы война рядом с нами. Сначала война с Древними, потом неполадки с Командорами и Ханством. А теперь вот эта... война. Да у нас и мира толком никогда не было.
   -Не было, - согласился я. - Вот, может, именно поэтому все его и хотят. Мы все соскучились по мирной жизни.
   Рэнд фыркнул.
   -Соскучились!
   Я недоверчиво глянул на него.
   -Достаточно проанализировать поведение Кланов. В кои-то веки Великие Дома слабы, а они этим не воспользовались. Более того, их атаки стали происходить значительно реже.
   -Ну да, - съязвил глава арнарцев, - а кто тогда завладел двумя островами Дома Ветра? А Дай-Ри?
   Я покачал головой.
   -Хейндрик. Он ведёт Кланы. На участках, где нет его присутствия, Кланы спокойны и, я бы даже сказал, миролюбивы.
   -В чём-то, может, ты и прав, - согласился Рэнд после продолжительных раздумий. - Может, ты и прав.
   Я улыбнулся.
   -Ещё я очень хочу надеяться на Оберэ.
   -А вот я в нём сомневаюсь. Впрочем, не я решаю, кого ты должен принимать в свой Дом.
   Рэнд потрогал фибулу плаща, провёл пальцами по её узорам, затем что-то пробормотал.
   -Хочешь услышать моё мнение? Я бы отправился сам. Валент по-прежнему остаётся неплохим парнем. И он ещё не утратил своего чувства юмора.
   У меня из горла вырвался какой-то непонятный звук. Сказать, что я был удивлён словам арнарца - ещё ничего не сказать. Я был просто поражён. Тем фактом, что он считает предательство Валента чем-то вроде шутки.
   -Ничего себе чувство юмора! - воскликнул я.
   Рэнд засмеялся.
   -Нет. Я хотел сказать, что он ещё имеет мозги не выступать против нас, приняв сторону Кланов. И что если так, то его ещё можно использовать. Но, как я уже сказал, Оберэ здесь ничего сделать не сможет. Хм, уже не смог. Иначе вернулся бы два месяца назад. Ведь что нужно? Улучить подходящий случаю момент и поговорить с Валентом.
   Я начал злиться.
   -А по-твоему я не так его инструктировал? Или посылал не на встречу с Валентом, а для шпионажа и тайных убийств?
   -Ну, - протянул арнарец, вскинув руки, - я так не говорил. Просто я, друг мой, очень сильно сомневаюсь в методах...
   Я отмахнулся.
   Пройдя несколько шагов, я обернулся и, глядя на Рэнда, проговорил:
   -Значит, я должен сам поехать к Валенту? Заодно и Хейндрика проведать?
   Рэнд нахмурился.
   -Что-то мне не нравится твой тон. Лучше не кипятись, Кир, - он умолк, снова сел в кресло и посмотрел на вазу с фруктами. - Да, ты должен поговорить с Валентом. Сам. И, возможно, даже попросить прощения, что не сделал этого сразу. И уже после этого разговора мы сообщим Хейдрику о Кайде. Понимаешь, куда ветер дует?
   Я кивнул.
   -Чтобы он его успокаивал?
   Съев ещё одну дольку апельсина, Рэнд огляделся, чтобы найти что-нибудь, чем вытереть пальцы, но так и не отыскал ничего подходящего. Вытерся о плащ.
   -Вот за что не люблю сочные фрукты, - оправдался он.
   -Что-то не верится, Рэнд, что это так, - ухмыльнулся я, - Тебе апельсины тоннами подавай.
   Арнарец улыбнулся.
   -Как насчёт сегодня? - спросил он. - Может, я даже составлю тебе компанию... Или Бальтазар, ему будет не в тягость. Зачем откладывать?
   Некоторое время я обдумывал его слова. Затем кивнул и поднялся с дивана.
   -Ну хорошо. Откладывать действительно не стоит. Сейчас так сейчас.
   Рэнд ухмыльнулся.
   -Э... да ты, вижу, скор на руку? Подожди малость, я проведаю Бальтазара.
   С этими словами он поспешил из комнаты, но вдруг остановился в дверях, обернулся.
   -Где тебя искать?
   Я пожал плечами.
   -Здесь. Здесь буду... Или, может быть, наведаюсь к гильдийцам пока. Значит, уболтаешь Бальта?
   Он кивнул.
   -Про себя я так сказал, чтобы подбодрить тебя.
   Я рассмеялся.
   -Так и понял! Ладно...
   Рэнд отправился на поиски моего будущего спутника, а я стал обдумывать дальнейшие действия
   Бальт прибыл где-то через час. Раскрасневшийся, со взлохмаченными волосами, но при неизменном серебряном клинке на поясе с широкой пряжкой в виде оскалившегося льва, державшего зубами кожу ремня.
   -Э... сир, - сказал он и сделал попытку поклониться, но я вовремя удержал его.
   -Перестань, мы не на приёме. Оставь манеры для другого раза. Или нет, лучше оставь их навсегда, ты же знаешь, я не люблю, когда передо мной пресмыкаются.
   Бальтазар улыбнулся.
   -Это призвано укреплять дух закона, - всё так же улыбаясь, заметил он.
   Я махнул рукой.
   -Давай лучше в путь.
   И мы отправились в Ханство. На гильдийском корабле, с нанятым навигатором. Он-то как раз и должен был сыграть одну из главных ролей. По нашей просьбе Гильдия становилась посредником в этих переговорах.
   Валент ошивался у Мелиссы, на Октябре. Туда мы и отправились.
   В моих руках было знамя Дома Птенцов. На сером фоне трепетал молодой орёл. Когти его блестели, а над головой пламенела золотая корона. Над Бальтазаром развивался белоснежный стяг - символ перемирия и переговоров, принятый во всех мирах, в Кланах и в мирах Командоров. Рядом, под флагом Гильдии ехал наш навигатор.
   Мы проехали вересковое поле, пересекли огненную рощу низкорослых клёнов и въехали в молодой ельник, где спугнули несколько пичуг и сороку, которая потом невесть отчего увязалась за нами. И только когда на горизонте появились каменные стены Красного Города, нам наперерез выехало трое всадников в тяжелых кожаных доспехах. В руках пики, а за спинами - луки, головы защищены полушлемами, на которых даже не было носовой стрелы. Для нас с Бальтазаром, закованных в латы, они стали бы лёгкой добычей. В другое время.
   -Кто такие? - спросил самый старший из клановцев, бросая взгляды на белый флаг.
   Бальтазар прочистил горло:
   -Император Кир на переговоры к Валенту с позволения владычицы Журавлей Мелиссы.
   Клановец крякнул.
   -Эк ты сказал!..
   Один из его спутников подъехал ближе.
   -Кир? - переспросил он, разглядывая орла над моей головой, перевёл взгляд на белое знамя в руках Бальтазара, затем повернулся к гильдийцу, - Оба хана не в городе.
   -Они заняты, - добавил первый клановец.
   Повисла напряжённая тишина, но как я и ожидал, гильдиец пришёл на помощь.
   -Если они заняты, мы подождем, добрый воин. Просто сообщите о нас Валенту. И ещё о том, что мы прибыли с вестями, которые многое могут изменить. В том числе ход войны.
   -А ты кто таков? - спросил клановец.
   -Я старший навигатор Ренн из приората Маруф.
   Клановец кивнул.
   -Хорошо. Следуйте за нами.
   С этими словами он развернул коня в сторону Красного Города и двинулся вперёд, двое его соратников оказались у нас за спиной. Дальнейшее путешествие проходило в полном молчании, за исключением последних нескольких минут, когда Бальтазар спросил одного из наших провожатых, почему город настолько тих.
   Воин глянул на него исподлобья и бросил словно ругательство:
   -Многие не вернутся.
   -Не вернутся?
   -Чтобы стать клановцем, нужно доказать, что ты достоин, - так же хмуро сказал он. - Идёт охота на птицу Морок.
   -Ясно, - кивнул Бальтазар, - Что-то вроде испытания, инициации...
   У ворот нас встретил управитель, представился Доморгоном.
   -Императору и его спутнику рады в Красном Городе, - заключил он, выслушав наши приветствия. - Вы можете не опасаться за свою честь и безопасность, пока будете ожидать хана Мелиссу и хана Валента. Идёмте.
   Мы передали коней слугам, а знамёна - трем пришедшим следом за ними воинам из личной охраны Мелиссы.
   -Твоя честь с нами! - сказал один, остальные повторили.
   Я кивнул, не зная, что сказать. Очевидно, эти слова - часть какого-то ритуала, но я не знал его, а Доморгон не счёл нужным просветить.
   Нас разместили в одной из башен, выделив соседствующие комнаты. Клановцы с нашими знамёнами стали у дверей, а управитель города провёл нас в небольшой холл, размещавшийся неподалёку от лестницы.
   -Я должен знать, о чем пойдёт разговор, чтобы сказать, согласятся ли ханы на встречу, - прямо сказал он.
   -О Хейндрике, - ответили мы.
   Доморгон покачал головой.
   -Если вы хотите склонить Валента на сторону Империи, лучше уезжайте прямо сейчас.
   Я через силу улыбнулся.
   -Чью сторону выбирать - личное дело каждого, - ответил я. - Мы прибыли не за этим.
   -Тогда, что вас привело?
   -Это... слишком приватная информация, - нашелся я, - чтобы...
   Доморгон обезоруживающе улыбнулся.
   -... Чтобы об этом знали посторонние? - закончил он за меня.
   Я кивнул.
   -Что-то вроде того.
   Снова улыбка.
   -Я не посторонний. Помимо того, что я младший хан Журавлей, я ещё и брат Мелиссы.
   Мы с Бальтазаром переглянулись.
   -Речь пойдёт о Хейндрике, - повторил я. - И о Кайде. Вернее, о его смерти.
   На лице Доморгона не дрогнул ни один мускул.
   -Кто же его убил?
   -Об этом только с Валентом, - с твёрдостью сказал я, - Теперь ты понимаешь, что это важно?
   Уголок его рта пополз вниз.
   -Моя сестра прибудет ближе к вечеру, - сказал он. - Валент вместе с ней. Вот тогда и поговорите, а пока будьте гостями Клана.
   О гостеприимстве в Ханстве ходило множество историй. Одна ужасней другой. "Гости" погибали долгой и мучительной смертью, часто растягивающейся на несколько дней, но всё же это происходило лишь в том случае, если гость нарушал своё слово, наносил хозяевам оскорбление или преступал закон. Кланы чтили воинов, и честь для них была превыше всего. Если противник не готов к бою, поединок откладывался. Но если враг повержен, его жизнь принадлежала победителю.
   Мы с Бальтазаром проходили на Октябре за почётных гостей и никаких трудностей не встретили. Более того, пока дожидались ханов, нам успели показать несколько местных достопримечательностей - родник с изумрудной водой и Рощу Красных Елей, а затем провели к Золотой Долине, по одной из дорог, которой, кстати, должны были возвращаться Валент с Мелиссой.
   Мы увидели их ещё издали, возглавляющих целую вереницу усталых воинов. У некоторых в руках виднелись копья с повязанными на них чёрными лентами, у других с жёлтыми, реже встречались белые.
   -Возвращаются, - сообщил Доморгон и глянул на слуг, держащих наши знамёна - белое, с развивающимся орлом на сером фоне и голубое с изображением навкарты, - Поднимите повыше!
   Слуги поспешили исполнить приказ.
   Ханы ничем не выказывали, что заметили нас, хотя увидели нас давно: мы стояли на холме, как раз на повороте дороги, а от наших лат отражалось солнце. Я бы даже сказал, мы были ослепляющи.
   Доморгон сделал нам знак спуститься с холма, и мы последовали за ним.
   -Мелисса, - кивнул он, затем пожал руку Валенту, - как прошло испытание?
   Мелисса оглянулась на воинов за спиной. Вид у них был весьма измождённый.
   -Как видишь, синих лент нет ни у кого. Но Арк Тротт сломал лодыжку. Впрочем, он в седле...
   Мелисса выглядела несколько озадаченной, глядя на раненого воина.
   -Кто эти незнакомцы? - спросила она намеренно громко.
   Валент отвел взгляд.
   -Это Кир из Дома Птенцов, император, - сказал Доморгон, - а его спутники - лорд-мастер Дома Арнар и навигатор Ренн. Они прибыли, чтобы сообщить важные известия...
   -Действительно? - усмехнулась Мелисса. - Уж не о Кайде ли?
   Мы с Бальтазаром переглянулись.
   -Или о том, что к его смерти они не имеют никакого отношения?
   Вся моя заготовленная речь пошла насмарку.
   -Война могла закончиться уже завтра, - продолжила ханша, - Теперь же она будет длиться вечно. И виновники этого вы!
   Она ткнула в меня и Бальта пальцем. Затем повернулась к Валенту.
   -Смерть была бы лучшим искуплением для таких подлецов.
   Валент кивнул.
  
  

XVIII. ВАЛЕНТ

Клан Журавля. Октябрь

  
   Доморгон выглядел мрачнее некуда. Уголки рта опустились вниз, а между бровей залегли две глубокие морщины. Глаза приобрели гневный прищур, но сам он хранил полное молчание.
   -Я не буду иметь к этому делу никакого отношения, - сказал он через некоторое время.
   Я не ответил.
   Мы продолжали сидеть около фонтана, в тени осенних деревьев и смотрели на черепаху, ползающую по камням. Воздух свеж и прохладен и было приятно вот так расслабиться после трёхдневных истязаний организма. Не знаю, как Доморгон, но я готов просидеть так хоть целый день.
   -Я понимаю, что это один из путей добиться перелома в войне, но всё равно не одобряю. Кир был нашим гостем.
   -Он нанёс оскорбление, явившись сюда! И, кроме того, Кайда действительно следовало оставить Хейндрику, - сказал я.
   -Ты уже позвал его?
   Я кивнул, но, спохватившись, что Доморгон не заметил этого, сказал:
   -Да. Думаю, Кир не успеет оценить свою камеру по достоинству, Хейндрик прибудет через несколько часов...
   Доморгон бросил на меня косой взгляд.
   -И что дальше?
   Я пожал плечами.
   -Кто ж знает? Но, думаю, ему придётся несладко. Хейндрик высказался за проведение судилища. Всеми кланами.
   Доморгон отвернулся к фонтану. Молчал он долго и почти убедил меня, что больше не будет сегодня разговаривать, но неожиданно поднялся, посмотрел на меня и с какой-то странной интонацией сказал:
   -Я не удивлюсь, если всё это было тщательно спланировано. И надеюсь, ты к этому не имеешь никакого отношения...
   Я хотел возразить, но решил, что мои оправдания сыграют плохую службу и убедят его в противоположном. Поэтому промолчал, наблюдая, как он разворачивается и уходит.
   От нашего разговора у меня осталось плохое чувство, и я долго не мог понять, что же делать дальше. Всё сидел и, вглядываясь в лазурную воду, вспоминал то Джану, то Сиггурда, то пропавшего ещё в середине прошлого столетия Маэрлиса. В раздумьях, я не заметил, как прошло время, и вернулся в этот мир, только когда меня тронул за плечо один из слуг.
   -Хан, - поклонился он, - Доморгон сообщает, что прибыл Хейндрик Астуриец.
   Я кивнул.
   -Да-да...
   В главном зале уже полно народу. Доморгон с отрядом личной охраны Мелиссы, младшие ханы, как со стороны Единорогов, так и наши. И целое множество других клановцев в пёстрых, ярких одеждах.
   Хейндрик не стал дожидаться начала церемонии и сам подошёл ко мне.
   -Где они? - вместо приветствия спросил он.
   -В подземелье. Их стерегут и ...
   -Хорошо. Мне понадобится твоя помощь...
   -Всё, что прикажет великий хан.
   Хейндрик бросил на меня подозрительный взгляд.
   -Твоя и Мелиссы. У вас выйдет быстрее. Я хочу, чтобы завтра здесь были все ханы. Я думаю, не стоит объяснять, зачем?
   Я покачал головой.
   -Не стоит. Завтра они будут здесь.
   Хейндрик улыбнулся.
   -Обед по поводу моего прибытия на Октябрь, думаю, может и подождать. Я хочу его увидеть.
   Мы прошли анфиладу комнат и оказались у большой мраморной лестницы, ведущей в подземелья Красного Замка. У двери дежурило двое стражников, один из них при нашем появлении зажёг фонарь и двинулся впереди, освещая ступеньки.
   Кира мы увидели, закованного в цепи, избитого и окровавленного. Рядом с ним валялся разбитый кувшин с водой, а в углу - сломанный меч.
   Хейндрик хохотнул.
   -Эк вы постарались, я погляжу...
   Я хмуро посмотрел на стражника. По его побледневшему лицу я понял, что к произошедшему он не имеет никакого отношения. Но всё равно спросил:
   -Кто это сделал?
   -Я... не знаю, хан... Это...
   -Чёрт побери! Как вы это допустили?!
   -Достаточно, - Хейндрик сделал успокаивающий жест рукой. - Не знает и ладно.
   Он подошёл к Киру, взял его за подбородок.
   -Слышишь меня?
   Пленник открыл глаза, но из его губ вырвался лишь стон.
   -А где второй? - обернулся ко мне единорог. - И кто он?
   -Должен быть в соседней камере. Арнарец. Некто Бальтазар.
   Хейндрик улыбнулся.
   -Старый знакомец... Что ж, посетим и его. А этого... приведите в нормальное состояние. К завтрашнему дню он должен стоять на ногах.
   Бальтазар тоже оказался не в лучшей форме. Помимо сломанного носа в глаза бросалась неестественно вывернутая лодыжка и несколько недостающих зубов. Но в отличие от Кира он был вполне способен к членораздельной речи.
   -Сволочи! - выругался он, плюясь кровавой слюной. - Я вас еще достану!
   -Бальтазар, кто это сделал? - спросил я.
   Он снова выругался.
   -Кто это сделал? - повторил я. - Кто?!
   Хейндрик внимательно посмотрел на меня.
   -Ладно. Не хочет говорить, и не надо. Пусть побережёт свое красноречие до завтра. Но охрану здесь следует ставить получше. Эти двое нужны мне живыми. А то мало ли что...
   Празднование затянулось до поздней ночи, но всё это время я так и не переставал думать о происшествии в казематах и о том, что завтра предстоит пленникам.
   Смерть...
   Ранним утром, как и просил, меня разбудили крепко заваренным кофе. Подкрепившись на скорую руку, я снова нанёс визит в подземелья.
   Кир зло посмотрел на меня, что-то тихо сказал себе под нос. Я не сомневался, что ругательство. Постояв некоторое время в дверях его камеры, я вздохнул, вошел и присел рядом.
   -Кир, это сделал не я.
   -Тогда это я сам разбил себе лицо! Бился о стены, пока силы не оставили меня, а потом заковал себя в цепи...
   -Я не приказывал этого. И Мелисса тоже.
   Он не ответил.
   -Расскажи мне всё, что знаешь, - попросил я. - Я не хочу твоей смерти... По крайней мере, не в твоём теперешнем состоянии. Воины должны встречаться на поле боя.
   -Да что ты!
   Я пропустил реплику мимо ушей.
   -Хейндрик тебя убьёт, - объяснил я. - Будет лучше, если ты доверишься мне... Может...
   -Ничего не может! - вспылил он. - У меня с тобой... Ты попрал закон перемирия!
   Здесь я вынужден был согласиться.
   -Верно. Но у меня тебе ничто не угрожает, - тут я понял, какую сморозил глупость и поспешил добавить: - Фурийцы знали о твоём прибытии. На обратном пути тебя бы встретил сам Урс.
   -Хм, Урс, - проговорил Кир. - И почему я должен верить тебе? Ты выдал меня врагу. Ты в конце концов сам враг для меня. Предатель и перебежчик!
   Я посмотрел на плюющийся искрами факел, на голую каменную стену, по которой плясали тени.
   -Хочу, чтобы эта война закончилась. Мне не доставляет радости убивать...
   Кир промолчал.
   -Сегодня будет суд, - продолжил я. - Если ты чувствуешь, что в силах, можешь воспользоваться правом схватки. Если победишь, тебя оправдают.
   -И кто... кто будет биться со мной?
   Я пожал плечами.
   -Всякое может случиться. Учитывая ситуацию, сам Хейндрик.
   Кир замер, потом осторожно повернул голову ко мне, поднял бровь.
   -Да? Тогда этот день ещё не самый худший в моей жизни...
   Когда пленников вывели в зал, солнце уже находилось в зените, и его свет попадал в стрельчатые окна под самым потолком. Отчего казалось, купол парит.
   Хейндрик прочистил горло.
   -Итак, начнём.
   Он выдержал паузу, обвел взором всех присутствующих, усмехнулся и снова обратился к имперцам.
   -Ты Кир из Дома Птенцов, император?
   -Я, - громко сказал Кир.
   -Ты Бальтазар из Дома Арнар?
   Тот что-то фыркнул и тут же присел на деревянную скамью, едва охранники отпустили его. Нога его была в колодках.
   -Ты, Бальтазар, виновен лишь в том, что ты мой враг. И в том, что именно твой Дом погубил Кайда. Ты умрешь быстро, если скажешь, кто именно сделал это...
   Пленный, продолжая сидеть, посмотрел на Хейндрика.
   -И что тебе это даст? Начнёшь новую вендетту? Тебе и одной хватит.
   Хейндрик кивнул.
   -Твоё право. Тогда тебя запрут в подземелье, на некоторое время, - он кивнул. - Может, это сделает тебя посговорчивее...
   Затем подошёл к Киру.
   -К сожалению, с тобой разговор будет другой. Ведь это ты развязал войну. Что ты на это скажешь?
   Кир наморщил лоб.
   -Я? Ты забываешься, Хейндрик.
   Тот покивал головой.
   -Именно ты поставил меня вне закона. Ты запретил мне воспользоваться древним правом мести! Ты натравил на меня свору своих лизоблюдов!
   -Ты сам стал вне закона, астуриец. Ты перешёл черту.
   -Черту? Твоего закона? Мы жили по древним правилам. Ты изменил их, хренов император, и теперь говоришь мне, что я вне закона?!
   Кир кивнул.
   -Да, говорю.
   Хейндрик едва не врезал ему.
   -Ты враг мне, и этим всё сказано, - прочеканил. - Я любил твою сестру, но её больше нет в живых, и мне ничто не мешает убить тебя. Но я же вне закона... Тогда и смерть твоя будет такая. В яму его!
   После его слов начался галдёж, многие направились к выходу из зала, намереваясь попасть на арену раньше других. Кто-то принялся выкрикивать оскорбления в адрес Империи и Кира, третьи что-то кричали Хейндрику.
   Мелисса. Я видел её грустное лицо, видел злые глаза Доморгона. Он отвернулся, когда заметил, что я наблюдаю за ним.
   Не знаю, что заставило меня сделать это.
   -Речехан! - попытался я перекричать общий галдёж. - Ты забыл о важной вещи.
   Хейндрик посмотрел на меня, затем поднял руку, заставляя всех замолчать.
   -Что ты хотел сказать?
   -Есть древний обычай выкупать чью-то жизнь. Разве ты не хочешь предоставить кому-нибудь это право?
   Я знал, что подобное часто практиковалось в Ханстве, и половина приговоренных к смерти попросту превращалась в рабов или слуг, а иногда выкупалась и для гладиаторских состязаний.
   Хейндрик покачал головой.
   -Он должен умереть.
   -Он может остановить войну.
   -Почему же он этого не сделал раньше?! Людей нужно судить по тому, что они сделали, а не по тому, что они могли бы совершить.
   В следующее мгновенье я сделал самый необдуманный поступок в жизни. Подойдя ещё на несколько шагов к Хейндрику, сказал:
   -Тогда я берусь защищать его.
   -В яме? - вырвалось у кого-то из ханов.
   -Я берусь защищать его от всех тварей, которым ты собрался скормить его, - повторил я. - И если победа будет моя, он свободен.
   В зале настала мёртвая тишина. Из ямы выходили считанные единицы. Сила их и мастерство не шли ни в какое сравнение с моими.
   Ко мне протолкалась Мелисса.
   -Эй! Что ты делаешь! Одумайся!
   Я отстранился, но сделал это мягко и осторожно.
   -Нет.
   После всё завертелось, смешались имена и лица, время понеслось вскачь, и я почувствовал под ногами горячий песок арены. Заскрипели опускающиеся клети, дохнуло сыростью, а шаги стали гулкими. Я оказался в самом центре ямы, а в голове по-прежнему вертелись последние слова речехана: "Тогда вы умрёте вместе"...
   Я потянул из ножен меч и отступил на два шага - передо мной стоял, оплетенный синим узором татуировок архонт. Он поднял глефу и завертел ею, рождая острый, певучий звук.
  
  

XIX. ХЕЙНДРИК

Дом Птенцов. Маруф. Гелиополис

  
   Воинство Друма остановилось только у самых стен. Чёрные знамёна с разноцветными перьями трепетали на ветру, отчего казалось, что над каждым знаменосцем ярится дикая птица. Заросший щетиной Урс подбадривал лучников, то и дело слышались его нелестные высказывания в адрес защитников города.
   От ударов стена рухнула, и кто-то выругался, попав под град полетевших в разные стороны обломков. В проеме ощетинились пиками защитники города.
   В отсутствии Кира пыл имперцев казался заметно меньшим. После семи месяцев его пленения Ксеркс прибрал власть в свои руки. И хоть за ним шли не с такой охотой, как шли бы за Киром, оборона города велась неплохо.
   Ксеркс отдал два пограничных островка, но Маруф принялся защищать со всей присущей ему самоотверженностью. Но, даже не учитывая сегодняшней битвы, вернее того факта, что остров почти захвачен и город вот-вот будет взят, положение имперцев казалось просто катастрофическим.
   В моей голове плясали красные всполохи. Я знал, что еще немного - и все будет решено. Совсем немного и...
   -Хей, это Марцелл!
   Он стащил шлем, спрыгнул с коня.
   -Вижу, - сказал я.
   На его лице застыла обеспокоенность.
   -Что-то не так?
   -Не так, - повторил он мои слова. - Острова фурийцев взяты. Армседж снова атакован. Астурия тоже под контролем...
   -Чьим? - спросил я. Ничего другого на ум не пришло.
   Хан Кречетов ответил не сразу. Вздохнул.
   -Арнарцев.
   -Но ведь все их силы здесь! - удивился я. - Как это могло произойти?
   Хан покачал головой.
   -Не имею представления.
   Складывалась абсолютно патовая ситуация. Основная масса наших войск связана боем на островах Птенцов, а враг совершил обходной маневр и зашел в спину. Отдав Гелиополис на закланье. Такая себе жертва. М-мать!
   Я на секунду растерялся. Отдать свой дом на растерзание, но завершить атаку, или же вернуться ни с чем, но защитить родину?..
   -Возвращаться нет смысла, - Марцелл словно читал мои мысли. - Таково древнее правило Кланов. Хватай и беги, прячься, если преследуют.
   Хан усмехнулся.
   -К чёрту оборону!
   -Да? - нахмурился я. - Как тебе было наплевать на Армседж? Или твои подсолнухи тебе больше не нравятся?
   Он нахмурился.
   -Мой Клан почти весь истреблен...
   Я вздохнул. Помолчал.
   -Выходит, нужно кочевать?
   Марцелл кивнул.
   -Мы всегда кочевали. До тебя.
   Я выругался.
   -Победы нужно закреплять! Когда ты силён, тебе не нужно бежать! И кроме того... Да ну тебя! Значит, мне нужно забыть про Астурию?
   Марцелл кивнул.
   -Тебя там ничего не держит.
   Я снова выругался. Не тебе решать!
   -Что с остальными?
   Марцелл пожал плечами.
   -Тут не до этого. Я только что с Армседжа, там только что закончилась битва. Знаю, что у Журавлей и Волков всё в порядке, об остальных даже предположить не могу. Не знаю. Ясно только то, что против нас началось крупномасштабное наступление. И чёрт его знает, чем это всё закончится.
   -Ладно, не кипятись, - выдохнул я. - Я так понял, ты транзитом? Попробуй связаться с другими ханами.
   Марцелл кивнул.
   Несколько минут после нашего разговора я оставался на месте, выбросив из головы все мысли. Хотелось продлить, удержать ощущение спокойствия, но это никак не получалось. Тревога пускала корни во мне, укреплялась, становилась подобно пламени.
   Я двинулся на поиски Ринальдо, обнаружил его возле палаток с ранеными.
   -Хей, - сказал он, едва завидев меня, - Снот ранен.
   Потом вгляделся в моё лицо.
   -Что-то не так?
   Я кивнул и пересказал разговор с Марцеллом. Хотел услышать его мнение, но вмешался Дрогнан.
   -Явился парламентёр от Ксеркса, - доложил он. - Я бы послал его, но уж больно интересное предложение....
   Я качнул головой.
   -Что?
   -Предлагают турнир. В случае нашей победы город откроет ворота. Хей, я готов принять вызов.
   -Снот, твой отец, бы убил меня, если бы я разрешил тебе это сделать... Ксеркс слишком сильный противник. - Я глянул на Ринальдо, снова перевёл взгляд на Дрогнана. - Нет. Я выйду против него сам.
   -Сам? - переспросил Ринальдо. Потом его лицо вдруг переменилось. - Значит, остаёмся?
   Я повернулся к Дрогнану.
   -Передай, что мы принимаем вызов.
   Кивнув, тот отправился прочь.
   -Нет, Ри, мы не остаёмся. Я остаюсь. А ты помчишься на Астурию. Отправишься, когда я выйду против Ксеркса. Не раньше.
   -Считаешь, тебе не понадобятся войска? Или что горожане тут же заключат тебя в объятья? Я вообще считаю подобные состязания полным сумасшествием...
   Я усмехнулся.
   -Ксеркс - человек чести. И, кроме того, тратить жизни солдат абсолютно бессмысленно, если есть другая возможность взять город.
   Ринальдо настаивал на своём. В конечном счёте он принял мои доводы, и воины стали готовиться к возвращению на мой остров.
   Мы ещё раз уточнили варианты моего возможного отступления и такую же возможную сдачу города и уход его защитников. Потом настала пора готовиться к сражению.
   Зачесал назад волосы, стянул их кожаным ремешком. Попросил подтянуть ремни доспеха и повесил на плечи новый плащ. Серый, с гарцующим единорогом на спине.
   После непродолжительной подготовки я пришел в условленное место - на широкий каменный мост, примыкающий к воротам города. Секундой спустя оттуда вышел кряжистый воин в чешуе из чёрной стали. Наплечники его были окрашены в белую эмаль, по которой струились зелёные узоры его Дома. Вооружился воин двуручной секирой, а на его пояс повесил длинный кинжал.
   Я слышал, Ксеркс нечасто избирал своим оружием секиры, и поэтому его выбор несколько меня озадачил. Оценив свои возможности, я решил остаться при катане, но на левый локоть велел добавить небольшой щиток для защиты.
   -Ксеркс! - сказал я. - Клянёшься ли ты, что в случае твоей гибели защитники Гелиополиса оставят город?
   -Да, - донёсся из-за забрала его глухой голос. - Клянусь. Клянёшься ли ты, что после моей победы все твои воины отступят и не возобновят атак на этот город в течение месяца?
   Я тоже ответил согласием.
   Все слова сказаны, оставалось только скрестить оружие. Как только это произойдёт, наши воины начнут отход на Астурию. И будет лучше, если победа станет моей...
   Я отступал, уходил от ударов более тяжелого оружия Ксеркса. Пытаясь заставить его выдохнуться, сделать так, чтобы его секира показалась неподъемной. Но вместе с тем я молниеносными выпадами постоянно проверял его защиту. Ни одну из своих атак я не пытался довести до конца или сделать по-настоящему опасной, время ещё не подходящее...
   Неожиданно он сменил тактику. Его резкие, сильные удары превратились в плавные движения, исполненные грации и красоты. Я тут же отступил на несколько шагов и понял, что ситуация вышла из-под моего контроля: противник отбивал удары, словно в его руках была не тяжёлая секира, а лёгкий клинок. Ксеркс теснил меня, не давая сосредоточится на атаке. Удар - шаг, удар - ещё один шаг, удар...
   Я споткнулся и едва успел отразить один из боковых ударов. Моё плечо свело судорогой, а лоб покрылся холодной испариной. Против тяжеловооружённого соперника моим преимуществом была скорость и молниеносная атака, чередующаяся с постоянными отходами, но Ксеркс не позволял мне это делать. Я ушёл в глухую оборону и больше не смел совершить ни одного выпада, опасаясь лишиться руки или пасть разрубленным от ключицы до паха.
   Противник хохотнул, едва не свалив меня еще одним быстрым ударом.
   -Сдавайся, пока не поздно, - сказал я, - и тебе сохранят жизнь. Ты сможешь уйти со всеми.
   Мой соперник снова засмеялся.
   Я блокировал, но он ткнул меня острием секиры. Мой доспех выдержал, но сам я едва не упал.
   -Проклятье! - он сражался как фуриец.
   Когда-то, ещё до падения Древних и образования Домов, существовала каста мастеров. Позднее они стали основой Дома Фурий. За годы они не только не растеряли своих качеств, но и отточили их, сделав едва ли не совершенными... Раз за разом отступая под атаками Ксеркса я спрашивал себя: не состоял ли он в такой касте...
   Молниеносная вспышка перед глазами. Звон - и я начисто лишился правого наплечника. Плечо заныло от сильного удара, и я едва не разжал пальцы. Прыгнул в сторону, несколько раз согнул и разогнул руку, проверяя подвижность, и тут же занялся тем, что снова стал отражать атаки.
   Моя катана слегка оцарапала перчатку противника, но толку от этого никакого. Ксеркс только усилил свою и без того превосходную защиту, ужесточил атаки. Мой расчёт, что он скоро выдохнется, не оправдался. Мало того: выдыхаться стал я.
   Нас окружала тишина. Ни защитники Гелиополиса, ни мои Кланы не решались подбадривать нас и лишь безмолвно наблюдали. Минутой назад я заметил хмурое лицо Ринальдо, а теперь выхватил из общей толпы озабоченное выражение на лице Дрогнана. Их беспокойство передалось и мне.
   Это не мог быть Ксеркс. Определенно.
   -Чёрт побери! Кто ты такой?
   -Твоя погибель! - засмеялся он, и по тону его голоса я убедился, что передо мной точно не глава н'дарцев. А в следующее мгновение я получил серьёзный удар по голове и повалился на землю. Перед глазами поплыл красный туман, а по телу прокатилась волна огня.
   Когда сознание вернулось ко мне, я понял, что нахожусь на том же самом месте, где и упал. Ксеркса рядом уже не было. Я огляделся и увидел неподалеку свой окровавленный шлем. Потрогал лицо руками и едва не застонал от боли. На левой скуле, скорее всего, была рваная рана, откуда всё ещё продолжала течь кровь. Глаз постепенно заплывал, в ухе стреляло.
   Но почему я до сих пор жив? И где, в конце концов, все?..
   Ворота опущены, решётка изувечена и выворочена вместе с частью каменной кладки. Стены испещрены следами попадания катапульт и требушетов, а на донжоне трепещет перевернутое знамя Единорогов. Моё знамя.
   Во всех мирах и во все времена перевёрнутое знамя символизировало бедствие. Это как крик о помощи. Или же, если смотреть с другой стороны, доказательство взятия города. Захватив крепость, солдаты первым делом спускали знамя врага и водружали своё. В случае же, если по какой-то причине у них не было своего, поднимался перевёрнутый флаг неприятеля.
   Но... что случилось с Гелиополисом? Я не помнил, чтобы мы захватывали его. И чтобы потом вдобавок выдерживали осаду и теряли контроль над крепостью. И что враг поднимал наше перевёрнутое знамя...
   Почему не своё?
   И почему тогда все ушли, оставив город непонятно кому?
   Я сделал попытку подняться, и мне это удалось. Закружилась голова, а земля едва снова не ушла из-под моих ног. Но я удержался.
   -Чертовщина какая-то, - прошептал я.
   Ещё раз осмотревшись, пошел к воротам. Следов битвы было чрезвычайно мало: помимо вывороченной решётки я смог разглядеть только несколько обломков стрел, сломленное копьё и пробитый щит с отметиной конской подковы. Ни тел погибших, ни стонов раненых, не тем более присутствия живых и невредимых.
   Здесь что-то не так.
   Последнее, что я помнил, это удар Ксеркса. Или того, кто назвался Ксерксом. Дальше мир для меня погрузился во мрак. Что произошло за время моего беспамятства, оставалось тайной. Мои логические рассуждения рисовали совершенно безумную картину: между событием моего оглушения и тем моментом, когда я очнулся вполне определённо должно было пройти много времени. Как минимум три-четыре часа. Ведь невозможно выломать решётку на воротах без того, чтобы не сражаться попутно с защитниками города. И ещё, если бы никто не оказал сопротивления, решётку бы не ломали. Значит, сражение таки имело место быть. На это можно отвести час-два. Далее, на сборы и на свёртывание осадного лагеря следовало отвести не менее часа. Плюс время, необходимое для того, чтобы уйти от города. Это в том случае, если все двинулись в Стайм. Или в Белый Оазис. Я ничего ровным счётом не понимал.
   Стянув перчатку, поднёс к глазам перстень с камнем Древних. Пуст, прозрачен как стекло. Я выругался. Значит, поблизости ни одного корабля...
   Порт изувечен. Можно даже сказать, уничтожен. Каменная площадка превратилась в груду обломков со множеством лужиц из расплавленных пород, почерневших от копоти и заросших сорной травой. Они атаковали даже Гильдию?
   Я выругался. Значит ли это, что подобно Валенту, я буду блуждать здесь в поисках выхода и найду его только лет через пять? Или вообще никогда...
   -Ри! - заорал я, но спугнул лишь стайку пичуг с ближайших кустов.
   Некоторое время стоял на месте, ожидая, что кто-нибудь появится, услышав мой голос, но этого не произошло. Тогда я обошёл двор ещё раз, несколько раз выкрикнул пришедшие в голову имена и, наконец, замер, совершенно не зная, что предпринимать дальше. Я здесь совершенно один. Ясно как пень.
   Город тонул в тишине, замер впавшим в спячку медведем. Ему снился сон о лете, но вокруг буйствовала неподвластная ему стихия... И от этого сны его делались беспокойными. Быстрыми и незапоминающимися.
   Прежде мне никогда не доводилось бывать в Гелиополисе. Но, вспоминая Кира, я никак не мог представить, что это - его Дом.
   -Эгегей! - закричал я снова. - Кир!
   Не знаю, почему решил произнести это имя. Император уже который месяц в плену...
   Отыскав колодец, я первым делом смыл с лица запекшуюся кровь и привел себя в порядок. Снял с себя доспехи, завернул их в плащ и спрятал в одной из комнатушек. А потом не нашел ничего лучше, как забраться на самый верх центральной башни, где занялся переворачиванием собственного флага. Когда он снова затрепетал на ветру - серый, с белоснежным единорогом, гарцующим в ярости боя, копытами вниз, как и надо, а мордой вверх, я почувствовал себя несколько лучше. Но что делать дальше, мне совсем не приходило на ум.
   Через некоторое время я снова обследовал гильдийский порт. Ничего. Тишина. Тишина настолько тревожащая, что мне уже в который раз стало не по себе.
   После второго часа блуждания дал о себе знать желудок. В поисках пищи я исходил практически все дома, но не отыскал даже намёка, что когда-нибудь тут готовилась еда. Посуда покрыта паутиной и пылью. По полу комнат, куда я заходил, за мной всегда тянулась цепочка следов. Пыль...
   Людей здесь не было уже очень долго. Не меньше месяца или двух. Подобное открытие просто потрясло меня. Ещё несколько часов назад я собственными глазами видел, как на стенах Гелиополиса рядами стояли его защитники, как опускались и подымались ворота, как Ксеркс расчехлял свой топор и размахивал им передо мной. Как рабочие заделывали дыры от попаданий наших катапульт. Как...
   Пыль.
   Запустение. Тишина и бардак. Мёртвый город с вымершими улицами. И ни одного намёка на то, что случилось.
   Лёг спать я голодным. Мне приснился сон о событиях, которым я никогда не был свидетелем, но у меня возникло ощущение, что всё это мое, только позабылось. Сначала я бежал сквозь лес от главной дороги и, кажется, меня кто-то преследовал, потом сам кого-то догонял и оказался у громадного карьера, дно которого было залито дождевой водой. Я вцепился в траву на обрыве и больше не смел пошевелиться. Никак не мог вспомнить, что это за место и от этого мне становилось страшно. Страх сковывал движения, и я оставался на месте. Смотрел на противоположную сторону обрыва, на лес, на воду, и мне казалось, что я никогда не смогу разглядеть дна. Вода там темная и холодная, она приобретала матовость с каждой новой минутой, что я смотрел на неё. Я отполз назад, потом снова брёл среди деревьев, не зная, куда идти дальше, пока не наткнулся на незнакомку в черных одеждах. Она обматывала небольшой участок деревьев двойной бечёвкой. Там ничего не было, и всё же я не сомневался, что в центре огороженной зоны что-то есть.
   -Как тебя зовут?
   Обернувшись, она не разглядела меня, но я вышел из кустов, и она улыбнулась.
   -Смерть, - сказала она, - меня зовут Смерть.
   Открыв глаза, я услышал звуки битвы и увидел склонившееся надо мной лицо и клочок неба. Лицо незнакомое, а небо... Да, небо мне что-то напоминало. Приглядевшись, я понял, что это знамя вландрийцев - луна с человеческим ликом на голубом фоне. Знамя врагов.
   -Лежи, - сказал мне чей-то голос, - иначе схлопочешь стрелу.
   Погибать я не хотел, поэтому покорно лежал, стараясь, чтобы на моем лице не пошевелился ни один мускул. Попытался вытащить из рукава кинжал.
  
  

ХХ. КИР

Дом Фурий. Дагрес

  
   Я выдержал его взгляд не без труда. Урса никогда нельзя было назвать доброжелательным, а сейчас это даже вообразить оказалось трудно. Он появился на свет, чтобы убивать. А в случаях, когда он по каким-то причинам не мог этого делать, с его лицом и жестикуляцией творились подобные вещи. Он был сумасшедшим.
   -Дом Фурий падёт завтра же, - ответил я.
   -Да? - расхохотался он. - Ты думаешь, меня это остановит? Если бы Империя действительно могла что-то сделать, мы бы с тобой сейчас не разговаривали.
   Я ничего не ответил. Поглядев на витражное окно, плотно сжал губы, отвернулся.
   -Империя там, где император, - подколол меня Урс. - Значит, у меня есть возможность одним-единственным ударом покончить с ней. Не находишь?
   -Нет, - я не находил.
   Очевидно, посчитав моё дальнейшее молчание признаком своей правоты, фуриец снова рассмеялся.
   -Очень просто добиться победы этим путём, - сказал он, - но речехан считает иначе. На тебя у него свои планы. Но я... слышишь? Я хочу, чтобы ты знал: в случае, если что-то пойдёт не так, мы всегда успеем лишить тебя жизни. И не самым быстрым способом. На арене твоему защитнику повезло. Но ты не думай, твоя судьба все еще в руках Хейндрика.
   Больше я не обращал внимания на его слова. Равно как и на него самого. Я знал, что он не посмеет убить меня, тем более что таких вот "посиделок" у нас уже было немало. Он хотел от меня только одного: чтобы я сломался, взмолился о пощаде и прощении. Прошел уже год, а он никак не хотел понять - этого не случится никогда.
   Хейндрик уже в который раз теряет контроль над Астурией. И каждый раз, как это происходит, Урс пытается меня убедить, что моя последняя надежда исчезла. Но враг не появляется, а я по-прежнему жив.
   -Астурия, - спросил я через некоторое время, - под чьим сейчас она контролем?
   Урс злорадно усмехнулся, и я понял, что в этот раз везение на стороне единорога.
   Фуриец продолжал отпускать колкости в мою сторону, а однажды даже заставил меня выйти из состояния задумчивости и удивлённо поднять брови.
   -О тебе забыли, Кир. Империя забыла о тебе. Твоё место занял Ксеркс. И столица теперь не на Маруфе.
   -И где же? - я попытался скрыть свои чувства, но Урс, кажется, понял, что наконец расшевелил меня.
   -Маруф разорён и предан огню. Гелиополис стерт с лица земли. Северный Стайм под властью Дрогнана, и тебе больше туда не вернуться.
   Эти города, они построены кирпичик за кирпичиком, мной и Йорком. Известия о том, какая участь их постигла, меня огорчили.
   -Мы тесним вас во всех мирах, - продолжал обрабатывать меня Урс, - и однажды настанет такой день, когда больше некому будет держать оборону. Вы погибнете без славы. Остров за островом будут сдаваться. Не будет ни великих битв, ни героического сопротивления. Вы умрёте тихо и незаметно. Да, однажды весь мир проснётся и не поймёт, что вас уже нет. Ха-ха, никто даже не вспомнит ваших имён - настолько незаметной будет ваша смерть. Ха-ха! Император... Какой такой император? - попытался заговорить он другим голосом. - Разве у нас есть император?.. Ах да... однажды был какой-то....
   Я молчал, а Урс продолжал смеяться.
   -Настанет такой день, - наконец сказал я, - когда мы поменяемся местами...
   -Не будь таким самоуверенным, - тут же ответил он. - Или это ты так шутишь? Ой, прости, я сразу не понял твой тонкий юмор. Ха-ха... В любом случае, рад, что ты по-прежнему в добром духе, хм-м, и здравии.
   После этого разговора несколько дней к ряду меня не выпускали из отведенных комнат. Охранники приносили еду, забирали грязную посуду, а на вопросы и просьбы о прогулке лишь ухмылялись.
   Потом под усиленным конвоем меня переправили на Дай-Ри, где заставили быть свидетелем гнуснейшего предприятия - казни пленённых лордов Империи из трёх Домов - Н'Дар, Арнара и Вландрии.
   Размахивая отрубленной головой, палач демонстрировал её всем желающим. Каждый раз он приговаривал: "Это будет со всеми имперскими псами! Со всеми!".
   Сзади за плечо меня взял Ринальдо. Его хватка стала настолько сильной, что я скривился.
   -Гляди, гляди! Да не вырывайся - всё равно не убежишь! Лучше запомни хорошенько, больше тебе их не увидеть.
   -Эй! Неси её сюда! - неожиданно крикнул он клановцу с головой Аркора н'дарца. - Живее!
   В это самое время на помост одного за другим стали заводить остальных пленных - двоих арнарцев - Лудока и Таора, вландрийцев Зендора, Юдвина и Алиона, и еще одного представителя Дома Н'Дар, Септонора. Все связаны, и у меня складывалось впечатление, что их попросту заносили на помост. Ринальдо заставил меня посмотреть на голову Аркора. Глаза уже успели остекленеть, а цвет кожи сделался необычайно бледным.
   Прощай.
   -Что ты хочешь от меня? Я много раз видел мёртвых. И сам многих убивал. Ты не испугаешь меня видом крови.
   Ринальдо засмеялся.
   -Нет, я хочу пробудить в тебе совсем другое чувство, Кир. Ведь они погибнут из-за тебя. И знаешь, ведь в твоей власти продлить их жизнь. Мы даже отпустим их, целыми и невредимыми.
   Ринальдо вышел немного вперёд.
   -Имперцы! Вашу судьбу решает император! Поглядите на того, чьё имя вы кричали в порыве боя. Кир! Император Кир! Он повёл вас на войну, но сможет ли вернуть домой? Быть может, кто-то из вас хочет ему что-то сказать? Ну! Возможно, это ваша последняя возможность открыть рот.
   Все молчали. Но молчали по-разному. Таор стоял с закрытыми глазами и на происходящее не обращал ровным счётом никакого внимания. Алион, потупившись, смотрел на носки ботинок, переводил взгляд на ботинки своего соседа, снова на свои. Рядом стоял Септонар с миной полной презрения и ненависти. Совсем непохожим на него был Лудок, арнарец. Он бросал быстрые взгляды на всех, кто находился поблизости - на стражников, палача, на фурийцев в чёрных с белым одеждах, на Ринальдо, на застывших периметром арбалетчиков, избегал смотреть только на меня. Юдвин смотрел в никуда, и нельзя понять, о чём он думает в этот момент. Чего нельзя было сказать о вландрийце Зендоре. Он был ранен и испытывал сильную боль, стоя на подрубленной ноге. Очевидно, хотел он только одного - чтобы его мучения прекратились. И причём как можно скорее.
   Я не сомневался, что Ринальдо обратится к Юдвину, и прекрасно понимал его мотивы.
   Подойдя поближе к пленённому вландрийцу, он практически обнял его.
   -Ты ведь хочешь жить? Что ты там видишь в своих грезах, чего нет в этой жизни? Прекрасных сирен? Неизведанные земли? Власть? Славу?..
   Он повернул голову Юдвина в моём направлении.
   -Вот он, спаситель! Царь в блещущей короне. Попроси его о милости.
   Вландриец покачал головой.
   -Не хочешь или сомневаешься в его силе? Он действительно может тебя спасти. Ну! Неужели не хочешь жить?
   Юдвин посмотрел на меня, усмехнулся, оглянулся на своих братьев по несчастью, снова усмехнулся.
   -Нет. Я никогда не буду пресмыкаться.
   После этого Ринальдо не смог вытянуть из него ни слова. Юдвин оказался более сильной натурой, чем я думал, и ожидание смерти не сломило его.
   Ринальдо предпринял ещё одну попытку повернуть ход событий в нужную для него сторону:
   -Кир, неужели ты не хочешь спасти их? Никакая Империя не стоит того, чтобы из-за неё умирали. Даже одной-единственной жизни не стоит.
   Безусловно, мне жаль их. И если бы я видел путь спасения, без промедления воспользовался бы им. Ринальдо требовал от меня невозможного - отречения от трона в пользу Хейндрика, казни всех глав Домов, выступавших против него, и выдачи всех навкарт. Это равносильно самоубийству. Страна пойдет под откос.
   -Тебе никогда не дождаться этого, - сказал я. - Можешь убить и меня. Это ничего не изменит. Поверь, ровным счётом ничего.
   Пленников казнили одного за другим, тела отдали на растерзание мантикорам. Ещё некоторое время толпа бесновалась, но постепенно ажиотаж стих, клановцы и представителями Домов-ренегатов стали расходиться.
   Вечером, уже в темнице, мне принесли королевский обед, состоящий из всевозможных деликатесов и редкостей. Довершала всё бутылка осеннего вина, явно из погреба Журавлей. Лишь её одну я не обошёл вниманием и распил под лунным светом, лившимся из зарешёченного окна моей комнаты.
   Потом еще одна казнь, ещё нелепее предыдущей. Ринальдо лишал жизни полсотни людей. Тех, кто не знал, почему всё это происходит и кто виноват. Одного за другим. Их сбрасывали в полыхающую бездну, засыпали стрелами, натравливали на них животных, морили голодом, сажали в ямы.
   Меня заставляли присутствовать на каждом совершаемом убийстве. И каждый раз спрашивали, не изменю ли я свое мнение. Я не менял, и люди гибли.
   Я пытался абстрагироваться, но соглядатаи Урса возвращали меня к реалиям происходящего, пока, наконец, не настал этот день. Он ничем не отличался от других и обещал быть не хуже, но и не лучше тех, что проносились мимо меня своей нескончаемой чередой.
   Валент открыл дверь моей клетки и предложил убираться прочь.
   -Я больше не нужен?
   Хан молча повторил свое требование, кивком головы указав на дверь.
   -Доморгон проводит тебя к порту, - сказал он. - Не шуми по пути.
   Повторно просить меня покинуть узницу не пришлось. Я лишь остановился у порога и, глянув на Валента, спросил:
   -Почему?
   Он не ответил, вместо этого взмахнул рукой, приказывая мне убираться, а сам двинулся следом, не догоняя, но и не упуская из виду.
   Доморгон действительно ожидал меня у выхода из башни. Кивнув, предложил чёрный, подбитый мехом плащ и повёл прочь из города. В одном из переулков добыл двух коней, видимо заранее оставленных здесь.
   -Куда дальше? - спросил я, все еще не понимая, что происходит.
   -В порт, - бросил Доморгон. - Гильдийцы перевезут тебя, - Твой остров давным-давно захватили фурийцы. Теперь там владычествует Дрогнан.
   -Кто он? - спросил я, хотя на языке вертелись десятки совершенно других вопросов. - Однажды я встретил его недалеко от Стайма.
   Доморгон вторично пожал плечами.
   -Воин. Защитник. Хм-м, и враг для тебя. Он сын Снота, из хейндриковых.
   -Тоже единорог?
   -Нет, - ответил он. - Скорее сам по себе. Но, может, когда-нибудь и станет под его знамя.
   Ночь постепенно входила в свои права. Валент очень удачно выбрал время моего побега - сумерки всех повергают в сомнения, каждому мерещатся тени, а лица окружающих становятся похожими друг на друга. Никто ещё не жёг факелов, не зажигал фонарей, но между тем никто уже ничего не мог разглядеть.
   Город остался далеко позади, и я не стерпел:
   -Что происходит? Почему Валент затеял всё это?
   Я не видел выражения лица моего спутника, но по тону голоса догадался, что всё не так просто. И то, что он говорит - не совсем правда. Вернее, не полная правда.
   -Плохо, когда воины не знают в лицо своих врагов. Кланы воюют с призраком. И сами превращаются в призраков. Ты снова станешь нашим врагом.
   Несколько минут, пока мы ехали, Доморгон молчал. Затем, снова поравнявшись со мной, продолжил:
   -Пленных нужно либо казнить, либо отпускать. Ты же здесь задержался. Скажи спасибо Валенту...
   -И это всё? - воскликнул я. - Одолжение?!
   -Почему одолжение? Ты ничего не должен. Тебе открыли дверь и попросили уйти. Что непонятного? Нужно только перебирать ногами или... хм, сидеть в седле.
   -Но он сделал это без согласия Урса и вашего хана.
   -Да, - сказал Доморгон. - И что? Тебя это беспокоит настолько, что ты хочешь остаться?
   На это я действительно не нашёл, что ответить. По всем правилам мне вообще не следовало заикаться. Отпускают - и ладно. Но с другой стороны, я знал, что поступок Валента выйдет боком. В глазах Хейндрика это будет чистой воды предательство. Что скажет на это Урс, я даже боялся предположить.
   Всю дальнейшую дорогу мы сохраняли молчание. Я размышлял о том, как вернусь, что скажу, что буду делать дальше. Попытался вспомнить Бару, но её лицо постоянно расплывалось, бледнело и таяло. Затем вспомнил Инис. Ее черты были резкими, словно врезанные в камень и казались мне почти идеальными. Но когда начинаешь считать кого-нибудь идеальным, то значит и абстрактным. Инис в моей памяти была уже совсем не той, кого я однажды встретил по дороге в Стайм. Я придумал её, наделив теми качествами, которыми она, возможно, не обладала.
   Последний раз я видел её более двадцати лет назад и не знал, жива ли она сейчас. В своих мыслях я не сомневался в этом, и возвращался к ней, идя с битвы, приходя с охоты, или путешествия. У нас был дом с красной черепицей, с небольшим садиком, сплошь заросшим душицей и клевером. За домом пруд, в котором плавали лебеди. В нём росли лилии и кувшинки, а у берега стояла лодка.
   Инис стала моим другом, собеседником. И часто, размышляя о чём-то, я спрашивал её мнения. А она отвечала.
   Я любил её - ту, которую создал, и ничего не мог с этим поделать.
   -У меня будет выбор, куда лететь? - спросил я, когда копыта наших коней ступили на каменную площадку.
   -Итэрла, Вавилон, Дагмар, - отвечал он, - из тех, что тебе подходят.
   Затем добавил:
   -Каждый из нас некоторое время должен прожить вдали от дома. Тогда ты лучше способен понять, что такое жизнь. И только тогда ты научишься по-настоящему ценить ее.
   -Знаешь, - ответил я, - мне как-то не принесло это радости.
   Он кивнул.
   -Не сомневаюсь. Но это хороший опыт.
   Мы проехали почти всю гавань и остановились у небольшого корабля. Рядом дожидался навигатор.
   -Куда? - спросил он. - Ты выбрал?
   -Вавилон, - сказал я, - в царство Арнара.
   Доморгон кивнул на прощание.
   -Да, начнутся у тебя времена... Удачи, а я пошел спать.
   Лично я очень сомневался, что и Доморгону и Валенту удастся сегодня выспаться. Когда обнаружат моё исчезновение, подозрение падёт первым делом на Валента... И уж тогда всё завертится.
   Полет я не запомнил. Просто смотрел в небо, иногда пялился на водную гладь. Без мыслей, без эмоций. Без ничего. Наверное, просидел так у борта всю дорогу, зарос за это время щетиной и провонялся на солнце потом. Все закончилось, когда навигатор тронул меня за плечо. Что-то сказал и кивнул на трап.
   Через минуту я остался один. Оглядевшись, заметил тропу и двинулся по ней. Через час или около того вышел к городу. Вавилон, как и договаривались.
   Я не так уж и многим отличался от жителей Вавилона и поэтому на моё появление мало кто обратил внимание. Это позволило без лишних разговоров добраться до цитадели Арнара и доложиться дежурному офицеру:
   -Император Кир. К магистру Дома.
   Стражники уставились на меня с неподдельным удивлением. Поражён был и офицер караула.
   -Кир? - переспросил он. - Но... э... Ваше величество....
   Я тряхнул его за плечо.
   -Да. А теперь организуй мне Рэнда. Или того, кто правит здесь вместо него.
   Офицер собрался было кивнуть одному из стражников, но передумал и решил известить магистра лично.
   -Слушаюсь.
   Очевидно, решил, что добрая новость в лице меня может принести ему какую-нибудь выгоду. Например, повышение по службе. Может и небезосновательно. Пока он разыскивал Рэнда, один из солдат провел меня в приёмную, предоставляющую из себя просторный зал, поделенный на несколько условных зон, обставленных в разном стиле. Я выбрал для себя наиболее спокойную ее часть, представленную небольшим диванчиком и двумя креслами в темно-красной бархатной обивке. Рядом стоял столик, который держали два грифона. На столе вазон с яблоками и виноградом.
   Стражник остался неподалёку, и я решил воспользоваться случаем, чтобы получить от него какую-нибудь информацию.
   -Любезнейший, - поманил я его рукой, - позволь узнать твоё имя.
   -Тарвей, - представился он. - Из рода Эато.
   Я непроизвольно вгляделся в черты его лица, действительно отмечая некоторое сходство с одним из представителей ныне павшего Союза Командоров.
   -Хм-м, Тарвей, ты всегда добавляешь своё второе имя?
   Стражник покачал головой.
   -Нет, сир. Только тогда, когда хочу сказать об этом.
   Я улыбнулся. Стражник оказался с норовом и вдобавок не стал лебезить передо мной, что, к сожалению, делали очень многие.
   -Тарвей, - протянул я, пробуя, как звучит это имя в моём произношении. - Что новенького в государстве? И, хм-м, в этой его части....
   Арнарец подошёл на несколько шагов ближе.
   -Императрица Бару... - начал он, но вдруг осёкся. Подумав немного, продолжил: - Да нет, сир, всё это время у нас не было императрицы. Я слышал, она хорошая хозяйка, но до государства ей, мягко говоря, нет дела.
   Я кивнул, ожидая услышать что-либо подобное. Хотя не скрою, было неприятно. Всё-таки Бару моя жена.
   -И кто, - продолжил я выпытывать стражника, - руководил Империей?
   Тарвей пожал плечами.
   -Рэнд и Ксеркс. И, мне кажется, лучше получалось у второго. По крайней мере, до того случая.
   Последняя фраза получилась с какой-то особой интонацией, и я тут же обратил на это внимание.
   -Того случая? Что ты имеешь в виду?
   Лицо стражника помрачнело.
   -Он практически сдал город. Всё было благополучно... Ну, почти. Осада стала для нас полной неожиданностью и...
   -Подожди. О каком городе ты сейчас говоришь?
   -А... о Гелиополисе, сир.
   -Так... - протянул я. - Стало быть, Маруф сейчас захвачен?
   Тарвей показался мне несколько растерянным после такого вопроса.
   -Вроде как да, но и не то, чтобы совсем так. Это вообще странная история, сир.
   -Кирилл! - услышали мы голос Рэнда. - Ты ли это?
   Волосы Рэнда торчали в разные стороны, дублет нараспашку, рубаха с одной стороны не заправлена.
   Мы обнялись. Некоторое время стояли друг напротив друга, до конца не веря в происходящее.
   -Чёрт! - сказал он. - Мы столько раз собирались вернуть тебя назад... Но тебя так часто перевозили с места на место, что...
   -Да, понимаю, - сказал я. - Оставим это.
   Рэнд покачал головой, глянул на меня. Затем вдруг переменился в лице и спросил:
   -Как ты выбрался? Бежал?
   -Нет. Мне помогли, - раскрывать все карты мне не захотелось. Эти сведения ещё могли сыграть свою роль.
   -Кто? - не унимался он.
   -Многим клановцам тоже не чужда честь, - многозначительно заметил я. - Особенно тем, кто никогда не торопился прославиться на поле битвы.
   -Эх, чувствую, ты чего-то не договариваешь... Ладно, не буду настаивать. Согласен, это щепетильное дело. Знаешь, теперь, когда ты вернулся, мы сможем ударить по Ханству с удвоенной силой.
   -Может быть, - проронил я.
   Появился молодой слуга с мехом вина. Его спутник, ещё помладше, принёс два кубка и поставил их на столик перед нами. Когда вино было разлито, они отошли на несколько шагов и застыли в ожидании. Рэнд не преминул этим воспользоваться.
   -Распорядитесь на счёт обеда. И вызовите всех лордов.
   Юноши удалились.
   -За твоё возвращение!
   Я выпил несколько глотков, после чего поставил кубок назад. Очень хотелось отпраздновать своё освобождение. Забыться, оставить тревогу где-то далеко, за гранью воспринимаемого. В конце-концов расслабиться в кругу друзей...
   -Так что же здесь произошло?
   -Много чего, - Рэнд бросил многозначительный взгляд в мою сторону. - С твоего пленения много воды утекло. По порядку?
   Я кивнул.
   -В общих чертах. Особенно остановись на осаде Гелиополиса и поведай мне, что же там такого удивительного случилось. И про Ксеркса не забудь.
   Рэнд поднял бровь, но не стал уточнять, откуда мне это известно. Если бы он решил поинтересоваться, выяснилось бы, что я вообще ничего не знаю, кроме того, что несколько минут назад мне рассказал Тарвей, вернее даже не успел рассказать.
   -По порядку, так по порядку... В первые месяцы после того, как ты исчез, вообще ничего не изменилось, но потом поползли разные слухи, и множество гарнизонов просто отказывались сражаться, мотивируя это тем, что не знают, кто ведёт их в бой и на верной ли они стороне. Стало очень трудно. Многие мелкие Дома заявили о своём нейтралитете....
   -Кто?
   Глава арнарцев усмехнулся.
   -Сюрприз преподнесли Дом Урфуса и Грейджоя. Вместе с ними из войны вышел Дом Трёх Звезд, Дом Чертополоха и Ла'ар. Так. Что дальше? Мы потеряли контроль над Дай-Ри. Хм-м, уже в который раз. Вландрийцы потеряли почти все свои острова и утратили всякое влияние. С тех пор Ксеркс начал прибирать власть к рукам, и скажу, что очень вовремя. Кланы снова обрушились на Эа и Вавилон в частности, и нам было не с руки заботиться о стране. Мы лишились Церцеи и Сварроу.
   Потом Рэнд принялся рассказывать о героической обороне Авалона, где полегло около десятка младших лордов, о незамедлительной контратаке и уничтожении Клана Пауков. Затем, как он выразился, последовало время латентного состояния обеих сторон, что, в конце концов, переросло в накапливание сил и последующие мощные и продуктивные атаки. Одну со стороны Кланов и другую - объединенных сил Империи. Нашими войсками были захвачены Астурия, Савадж и остров Хель, а враг высадился на Ириде и Дагмаре, почти все города можно назвать героями, но все же захватчики прорвались за стены.
   -Никто не выиграл от этого, - продолжал Рэнд. - Ни они, ни мы. Мы потеряли свои острова, но захватили вражеские. Как и они. Правда, у них это получилось несколько эффективнее. Ксеркс, который на то время стал нашей надеждой и опорой, оказался в плохом для себя положении. Хм-м... У клановцев получилось застать его в Гелиополисе с ничтожным гарнизоном.
   -Я знаю, что он жив. Что же такого случилось?
   Магистр пожал плечами.
   -Никто не знает. Гарнизон уничтожили, город взяли, а сам Ксеркс исчез. Его нет уже более семи месяцев. Хотя многие утверждают, что где-то его видят.
   -Ладно, потом разберемся. Что сейчас с Гелиополисом? - спросил я. Естественно, это не праздное любопытство. Этот город один из моих любимых. Там мой дом, там мои друзья.
   -Сейчас он наш, - сказал Рэнд. - Наш. Но перед этим успел побывать в руках фурийцев. После того памятного сражения Маруф стал практически необитаем. Если не считать дрогнанских подразделений в Стайме. Большей частью мародерствует.
   -А жители? - спросил я. Сейчас в моей голове вертелось только одно имя. Инис решила остаться там, когда мы виделись в последний раз...
   Магистр скривился.
   -Часть ушла с клановцами, часть перебита. Несколько семей спряталась в лесу, но прояснить ситуацию всё равно не смогли.
   -Понятно.
   Я кивнул. К сожалению, война затронула людей таким непосредственным образом.
   -А те, которых убили?..
   Рэнд грустно посмотрел на меня. Словно соглашаясь с моим правом задавать такие вопросы, медленно кивнул, вздохнул, а затем произнёс несколько имён:
   -Вайт, Смолен, Лорен. Из тех, кого я знаю.
   Все эти имена вызывали у меня какой-то отклик. Одним я помогал строить дом, другие просто жили по соседству...
   -Джэр. Что с ним? - спросил я.
   Рэнд покачал головой.
   -Не знаю. Впрочем, если бы выжил, уже бы давно вернулся.
   -Ясно, - выдавил я. - А Инис? Инис с Итэрлы?
   -Я слышал это имя. По-моему, она покинула Стайм вместе с Дрогнаном.
   -Значит, жива... - прошептал я. - Жива...
   -Кто она? - поинтересовался арнарец.
   Улыбнувшись, я решил все рассказать.
   -Та, кто заставлял меня ждать. Надеяться на освобождение и ещё раз ждать. Она та, кем должна была стать Бару, но так и не стала. Я люблю её, Рэнд. Но я не видел её больше двадцати лет.
   Магистр присвистнул.
   -Эх... да, признаться, ожидал, что однажды ты выкинешь что-то подобное. Бару знает? Тьху! - Рэнд показушно хлопнул себя по лбу. - Ну да, сморожил. Догадывалась? Я имею в виду раньше...
   Я пожал плечами.
   -Наверное.
   Мы помолчали.
   -Кир, - я не знаю, куда катится эта страна, - наконец сказал магистр. - И... Я сожалею, что мы заставили тебя жениться на Бару. Но...
   -Понимаю, - подхватил я, - для вашего Дома это было необходимо. Я ни в чём не виню тебя, дружище, и можно даже сказать, понимаю.
   Я усмехнулся.
   -Я и сам не знаю, что происходит с этим миром. И сам не знаю.
   Немного подумав, я спросил:
   -Так каково положение сейчас? Мы удерживаем Астурию? И те острова, что ты мне называл.
   -Нет, это было бы неразумно. Хорошо, что к такому заключению пришёл и Хейндрик. Мы произвели обмен. Наши войска оставили земли Кланов, а неприятель ушёл из имперских. Теперь всё начинается заново.
   Кивнув, я поднялся с дивана.
   -Хорошо. Надеюсь, я всё ещё император?
   Рэнд как-то странно посмотрел на меня. На его лице перемешались недоумение, удивление и что-то ещё, чему я не мог дать название. Может быть, сожаление или некоторая доля огорчения.
   -Ты не переставал им быть никогда.
   -Тогда прошу тебя собрать Совет.
   -Всех? - спросил он, когда я был уже практически в дверях.
   -Всех, - улыбнулся я. - Нейтралитет больше не приемлем.
  
  

XXI. ВАЛЕНТ

Клан Огненной Саламандры. Эа.

  
   Баладор Яго не был безумцем. Он всегда тщательно продумывал свои действия. Его эмоции сбалансированы. Что же до голословных заявлений - то таких хан никогда не допускал. Никогда. До сегодняшнего дня.
   -Ты должен стать новым императором, - сказал он.
   Откинувшись на подушки и скрестив пальцы на затылке, он усмехался, но его глаза зорко следили за мной. Несколько секунд я хранил молчание, затем громко рассмеялся, но почему-то мой смех тут же перерос в кашель. Баладор услужливо принес воды, но весь его вид являл собой торжество.
   -Вот видишь, - заметил он, когда я перестал кашлять. - Подсознательно ты понимаешь это. И твое подсознание пытается дать тебе знак.
   Я скривился.
   -Ты передёргиваешь факты.
   -Как же, как же... - он был непреклонен. - Всё складывается просто идеально. Общественное мнение таково, что война - это плохо. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять это. Но покуда будет существовать Ханство, Империя не оставит своих попыток обезопасить себя. Должен существовать какой-то способ смягчить настроения как на той, так и на этой стороне.
   -Да, - кивнул я, но сам удивился сарказму в голосе, - и, похоже, ты знаешь, как это сделать.
   -Знаю, согласился он. - Учитывая один факт в твоей жизни. Мелисса.
   -Мелисса? Не понимаю тебя.
   Хан усмехнулся.
   -Ты ведь неравнодушен к ней. Но вас не связывает ничего. Вернись в Империю, смести Кира, и делай что хочешь. Хоть женись на ней. Две державы соединятся, все успокоится.
   -Это уже невозможно, - проронил я.
   Баладор вопросительно глянул на меня.
   -Ты считаешь? Как же тогда Пятипалый Зервин? Ведь он однажды тоже открестился от Империи и переметнулся к Командорам. Через десять лет он покинул их, посчитав Дом Ветра более подходящим для себя.
   -Это разные вещи. Командоры никогда не были врагами Империи. Они были её ультрарадикальным продолжением.
   Баладор улыбнулся.
   -Может и так. Это один из вариантов сценария. Но ты не сможешь уйти от ответа. Вернее, от ответственности. Мы должны закончить эту войну - с хейндриковой помощью или без.
   -Он никогда не станет помогать нам, - заметил я. - Последние события превратили его в сумасшедшего. В Кланах сейчас разброд, и я рад этому - иначе он бы взялся и за меня. Чувствуя за собой поддержку остальных ханов, он бы расправился со мной ещё год назад...
   -Вот я и говорю: тебе нужно обезопасить своё будущее. А вторичным продуктом этого будет завершение войны... Не сомневайся, что у тебя не будет поддержки... Мало кому сейчас нравится Хейндрик. И мало кому не нравится Мелисса.
   -То есть, ты толкаешь меня на брак по расчету?
   -Разве я говорю об этом? - удивился он.
   Я покачал головой.
   Этот разговор затрагивал очень болезненную для меня тему. А я хотел только одного - чтобы меня оставили в покое. Чтобы все друг друга оставили в покое. Я чуть не поддался импульсу и не послал Баладора к чёрту. Но эта волна вскоре прошла, и я ответил ему самым обычным тоном:
   -Я не хочу ставить перед собой такую цель. Это приведёт к слишком сильным изменениям.
   Хан пожал плечами.
   -Может быть. Но когда всё это закончиться, ты поймёшь, что мог бы сделать больше. Но будет поздно. Чертовски поздно.
   Усмехнувшись, я заметил:
   -Никогда не поздно вступить в войну.
   Баладор закачал головой.
   -Это ущербная логика, Валент. Во-первых, на войну можно опоздать. Во-вторых, можно опоздать даже на делёжку добычи. Есть даже в-третьих: тебя не примут в клуб победителей.
   Мы рассмеялись.
   -Думаю, это ясно, - заговорил хан Песчаной Долины, - Быть среди победителей очень важно. Это означает автоматическое усиление власти сразу по нескольким пунктам. Тогда ты будешь у штурвала этой вселенной...
   -Ты предлагаешь мне начать заговор против Хейндрика? Да, я согласен, он в последнее время для Кланов больше враг, чем друг, но... Чёткое определение моей позиции в этом вопросе... Эм... моей и Мелиссы... разорвёт Кланы. В конечном счёте, мы окажемся в проигрыше. Ханство станет слабым.
   Баладор поднялся с пуфа. Не обувая сандалии, сделал несколько шагов по ковру, обернулся и сказал:
   -Ты много не понимаешь, Валент. О Ханстве. О нас. У нас никогда не было двух лидеров, мы шли только за одним. Если кто-то другой захочет власти, он вызывает другого на поединок. Так было всегда. И лишь Хейндрик нарушил этот закон. Он сохранил жизнь троим побеждённым ханам, он подорвал наши устои. Но он силён. Ещё никто не сумел победить его.
   Он подошёл к запотевшему графину с холодной водой, налил в стакан и сделал несколько глотков.
   -Честь превыше всего. Он наш хан. Должно быть достойное завершение его карьеры. Ты понимаешь меня?
   Я кивнул, когда он обернулся.
   -Срань!
   Баладор издал несколько ехидных смешков.
   - Хейндрик - сильная фигура, - выдал я более связную информацию. - Ханы идут за ним, как мухи летят на мёд.
   -Некоторые ханы, - уточнил Баладор. - В основном те, у кого нет своей головы на плечах. Я ещё раз говорю: Хейндрик рушит наши мир. Под его властью Ханство вымрет. Это уже началось. Он стал создавать государство - то, чего мы всегда сторонились. Мы обрели границы, Валент, а это ещё похуже смерти. Этот путь ведёт к краху нашего мира.
   -Ты уже в который раз пытаешься представить меня эдаким спасителем Вселенной и всех обречённых... Хм, вы выбрали такого хана, а теперь просите разгрести это дело.
   Баладор с шумом выдохнул воздух из лёгких.
   -Хоть ты и живёшь с нами уже много лет, Валент, но ты чужак. Здесь никто не говорит о свободном выборе. Здесь правит сила, и право сильного стоит выше права слабого. Никто не выбирал речехана. Он сам выбрал нас. А те, кто хотел оспорить это, давно лежат в земле. И больше некому остановить его. Разве что случаю. Или тебе. Тебе и Мелиссе.
   После подобного откровения я по-другому посмотрел на него. Не то, чтобы раньше он не говорил ничего такого... И не то, чтобы совсем без эмоций, но... Раньше он был менее откровенным.
   -Совершенно гипотетически, - сказал я. - Как ты видишь моё возвращение в Империю? Упасть перед Киром на колени и вымолить прощение? Или же пробраться в его покои однажды вечером и убить?
   Баладор фыркнул.
   -Не кипятись. Мы же просто говорим. Но пороть чепуху тебя никто не заставлял. И, собственно, почему ты считаешь, что есть только два возможных варианта? Их великое множество, а всё, что ты привёл в пример - это размышления максималиста... Слушай. В половине случаев ты не допускаешься на военные советы Хейндрика. Соответственно ты не знаешь его последних планов.
   Я вынужден был согласиться, и заметил, что он мог сказать это немного мягче, на что хан рассмеялся и выпустил шпильку по поводу моей самовлюблённости.
   -Ладно, я всё это к тому, что через два-три месяца ожидается новая атака на Империю. Всеми силами. Я подчёркиваю: всеми силами. Упор будет сделан на города Троон, Вавилон и Ур. И если события будут разворачиваться для нас удачно, Кир будет убит. Хейндрика мы возьмём на себя.
   -Его убьют? - спросил я. Неужели заговор? Неужели я ничего не заметил?
   -Ты плохо слушал меня, Валент. Мы никогда не совершим подлого убийства. Его вызовут на поединок. И он проиграет.
   -Кто? - поинтересовался я. - Кто выбран на эту роль?
   Хан хмыкнул.
   -Ты ещё не сказал: "Да".
   -Для этого обязательно моё согласие?
   Баладор как-то странно посмотрел, подумал немного.
   -Считай это условием.
   Мы помолчали. Было слышно, как струится в фонтане вода и хлопают занавеси.
   -Эта битва будет подобна той, что когда-то отгремела на поле Куру, - сказал Баладор.
   Я вздохнул и хлопнул по плечу.
   -Хорошо, Бал, можешь рассчитывать на меня. Один шанс окончить эту войну мы Киру уже давали.
   Хан долго смотрел куда-то в окно. Фонтан звенел, а занавески всё так же хлопали под знойным ветром.
   -Значит, по рукам... - сказал он.
  
  

XXII. ХЕЙНДРИК

Дом Единорога. Астурия

   Булин безмолвно вышел из комнаты. Осторожно закрыв за собой дверь, оставил меня наедине с ужином. Даже не сказал привычного "Вам нужно это съесть, милорд"... Из чистого любопытства я поднял крышку с подноса. Там оказалась половинка жареной курицы, отварной картофель, обильно посыпанный зеленью, и небольшая тарелочка соуса. Опустив крышку обратно, я снова склонился над картой. Большая половина островов сейчас обозначена синими флажками - оставшиеся делились на те, что были под чёрно-белыми и всё еще находились под нашей властью. Красные флажки означали боевые действия. Самое большее через три дня они сменят свой цвет на синий. Имперский.
   Мой остров оказался окружён со всех сторон, и кольцо неминуемо сжималось. Хель и Савадж мы потеряли еще на прошлой неделе. Безусловно, блокада нам не грозила, но вражеское присутствие начинало ощущаться всё сильнее.
   Вчера погиб Урс. Нюман лежал практически при смерти, с отрубленной ногой и проломленным черепом. Он должен был стать новым ханом Волков. Но теперь, похоже, они надолго спрячутся зализывать свои раны.
   Валента объявили предателем вскоре после событий на Дай-Ри. Однако многие ханы посчитали его поступок правильным, и не только не выходящим за рамки понимания, но и следующим чести каждого воина кланов. Налицо раскол, и мой опыт говорил, что вскоре последует официальная его часть - состязание за право носить титул хана ханов. Но, боже, как это не вовремя!
   Утром, вместе с известием о сдаче трех островов Булин вручил мне мою чёрную метку. Известие о назначении состязаний уже не было для меня неожиданным. И всё же я поразился. Это как удар в спину. Как подлый удар в спину. В самый неподходящий момент.
   Через полчаса мой слуга вернулся. В его руках находилась точная копия предыдущего пергамента. Разница заключалась лишь в том, что подписано другим именем. Первым был хан Клана Кречетов Марцелл, а под другим посланием стояло имя Кайна, хана Шершней. Оба прославились как хорошие воины, и наряду с обидой и негодованием мной завладело и чувство опасения. Затем, когда Булин вернулся в третий раз, я понял, что дело не чисто. Прошло еще полчаса - и на моём столе, полностью скрыв под собой карту, лежала целая груда таких свитков, подписанных разными ханами. Последним стояло имя Мелиссы.
   Я налил себе стакан самой крепкой дряни, какую смог найти, затем подумал и захватил с собой всю бутылку. Отпив полстакана одним махом, приподнял крышку над подносом и вытащил половинку курицы, откусил.
   Чёрт побери! Что они замышляют?!
   Мой мозг лихорадочно работал, отыскивая причины происходящего, а сердце вторило ему учащённым перестукиванием. Один удар - одно имя вызвавшего меня на единоборство хана. Удар - и новое лицо. Я выругался, снова откусил кусок курицы и залил в себя ещё одну порцию адского пойла.
   Потом позвал Булина.
   -Тебе что-нибудь известно?
   Он бросил косой взгляд на бутылку в моих руках.
   -Э-э-э?..
   -Я говорю, что тебе известно об этом? - и указал рукой на стол с кучей свитков.
   Он отрицательно покачал головой.
   -Э... ничего.
   -Четырнадцать вызовов! Это же практически все кланы! И Мелисса среди них. Проклятье! Это всё из-за Валента! Тьма его забери!
   Мы некоторое время смотрели друг на друга. Из катастрофической ситуация начинала становиться попросту комической. Выхода уже не было.
   Из головы никак не уходил вчерашний разговор с Ри.
   -Христ удерживает Закатар, а оттуда, как ты знаешь, пути ведут... на Дай-Ри, Шельму и твою Астурию. Мы попытаемся удержать остров, но ничего гарантировать не могу.
   Я кивнул.
   -Помощи не будет.
   Ри глядел на меня, одновременно натягивая перчатку.
   -Утрясётся, - сказал он.
   -Утрясём, - поправил я.
   -Удачи всем нам. Я всё ещё хочу видеть тебя ханом. Так что не подкачай.
   Я сменил одежду, надел перевязь с мечом, а сверху накинул балахон чёрного цвета с белыми вставками по краям и белой подкладкой. Оставалось только одно дело: навестить Джану.
   По прошествии многих лет холм уже ничем не отличался от естественного. На его верхушке рос молодой дуб, у основания брал свое начало небольшой ручей. Наполовину огибая холм, он уходил в сторону леса.
   Я прикоснулся рукой к коре дерева. Она оказалась тёплой и шероховатой. С одной стороны больше мха, а с другой кора казалась светлее и излучала какой-то дивный свет. Я присел под деревом. Попросил дать мне сил и выносливости. А ещё - терпения и способности понять происходящее.
   Когда-то я пообещал себе никогда не забывать её лицо, но с каждым разом оно становилось всё более блеклым, более идеальным. Её больше не было. Как и того аллара, что был виновен в её смерти. Но осознание этого факта не успокаивало. Даже наоборот - я сожалел, что убил его. Он бы погиб ещё раз. Более лютой смертью...
   То, что могло быть, уже никогда не осуществится. Никогда.
   Время мчалось от одной бесконечности к другой, но времени больше не было. Как однажды сказала Джана: "Время было, время будет, но времени больше нет"... Я поднялся с земли, отрусил одежду, кивнул дереву на прощание и покинул пределы города.
   Небольшой кораблик довез меня к назначенному месту. Я всю дорогу молчал, и не знаю, как не выбросил словоохотливого навигатора за борт. Почти достал.
   Солнце поднялось почти на всю свою высоту. В этот час по многолетней традиции обычно и проводилось состязание. Конечно, не без исключений, но почему-то именно это время считалось идеальным для таких мероприятий. В такую жару приходится выкладываться по полной, выносливость и приобретенные умения становятся видны всем.
   На подходе к арене меня встретил распорядитель Прайл из Клана Богомола. С грустной усмешкой глядя на меня, кивнул и жестом пригласил следовать за собой.
   -Тебе не устоять в этот раз, хан, - сказал он. С его стороны это была простая констатация факта, но уж никак не желание "подбодрить". - Они хотят не власти, нет... А твоей смерти.
   Он вздохнул.
   -Ты готов?
   -Меня бы здесь не было. Как могу - готов.
   Прайл еще раз улыбнулся.
   -Тогда добро пожаловать на арену.
   Мы оба понимали, что мне не уйти на своих двоих... Разве что случится чудо, и все мои соперники лишатся сил. И, тем не менее, состязание должно происходить по всем правилам. Фарс начинался.
   Первым своё оружие обнажил Кайн. Как и все шершни, он выбрал средней длины глефу, которая запела вокруг него на языке смерти.
   -Хан! - проскрипел он вместо приветствия и ринулся в атаку.
   -Не терпится умереть? - спросил я в перерыве между выпадами.
   Он был мастером оружия и фехтовал просто отменно. Я решил, что для начала нужно посеять в нём сомнение и неуверенность. Сомневающийся противник не может нанести значительных повреждений. Но Кайн оказался неприступен. Он окружил себя стеной безразличия, и уверенно теснил меня, какой бы защитой я не пользовался.
   -Ххайт! - выкрикнул я. Сделал шаг вперед, а затем в сторону. Моя катана прошлась по предплечью противника, но удар получился скользящий, да и доспех на Кайне был превосходным. На обратном движении меча мне удалось нанести удар по древку его глефы. Противник тут же отскочил назад, бросил взгляд на своё оружие и, усмехнувшись, переломил подрубленное древко о колено. Затем развёл руки и обрушился на меня с удвоенной силой, зажимая в каждой руке по "мечу". Я сделал несколько шагов назад, перейдя в глухую защиту, и выругался. Шершень был ещё тем умником...
   В течение следующих минут мы продолжали обмениваться ударами, но превосходство явно было на стороне противника. Два лезвия против одного. Простая арифметика давала однозначные ответы. Правда, вскоре я выяснил, что глефой он работал куда лучше, чем двумя клинками. Тем более такими полуфабрикатами. Правда, открытие далось мне едва ли не ценой отрубленной руки. Рукояти импровизированных мечей, определенно, не были удобными, ими было трудно орудовать. Как только я понял всю плачевность положения противника, я атаковал.
   -Тринадцать, - сказал я вскоре, сделал шаг в сторону. Кайд рухнул на колени, захрипел, упал на песок и больше не двигался.
   Трибуны безмолвствовали.
   Затем ко мне приблизился Прайл и, воткнув свой посох в песок перед собой, спросил:
   -Отдаст ли речехан распоряжение?
   Я вопросительно глянул, мотнул головой.
   -Ещё три северных острова пали за время вашей битвы...
   Я кивнул. Фарс фарсом, но я всё ещё формально возглавлял Кланы. И пока ещё отвечал за исход войны. По крайней мере, со своей стороны.
   -Распорядись, чтобы атаковали Маруф, родину императора. Пусть покинут все осажденные районы и одним ударом сметут Гелиополис. Город сжечь. Всё.
   Прайл кивнул и удалился, а вместо него на арену вышел Марцелл. В его руках был лёгкий меч и дага - достаточно грозное оружие в умелых руках.
   -Ну-у, - протянул он, - этот поединок тебе стоил изрядно попорченных нервов... Впрочем, и нам тоже.
   На слове "нам" я заметил едва уловимое ударение.
   Он приблизился на расстояние атаки, но не спешил нападать.
   -Кайд не поддержал наш план, - объяснил он. - И мы опасались, что он убьет тебя. Сейчас нам это не нужно - имперские войска кругом теснят нас. Лишний враг им не помешает. Но... ты больше не можешь быть ханом над ханами. А традиция не позволяет ничего, кроме поединка. Правда, я бы не сказал, что он будет обычен... Но форма всё же будет выдержана.
   Он поднял оружие.
   -Прости.
   Затем молниеносно атаковал. Я отбил выпад, но чуть не выронил катану. Сместился вправо, уходя от очередного удара, сделал шаг назад, уклонился, снова отступил. Марцелл усилил свои атаки и снова попытался поймать мой меч раздвоенным лезвием даги. Я ушёл из захвата, но снова чуть не попал в клинч. Хан пнул меня по колену и больно заехал по пальцам правой руки гардой своего меча. Я отступил на два шага, провёл сложный финт и... получил прямой удар в плечо. По рукаву побежала кровь. Марцелл тут же остановился, опустил оружие и удовлетворённо кивнул.
   Я зарычал и собрался броситься в атаку, как неожиданно прозвенел гонг, и на арену вышел Мирдин из Ханства Белой Росомахи. Я не понимал, что происходит, пока он не заговорил:
   -Что ж, теперь настала моя очередь пустить тебе кровь. Ничего личного...
   В каждой его руке по мечу, а налокотники были с острыми шипами. Тело Мирдина не прикрывало ничего.
   Фарс продолжился.
   Мирдин раскрутил клинки перед собой и двинулся вперед. Ни одно моё движение не оставалось незамеченным. Хан владел просто потрясающей защитой, а его атаки были просто неуловимы. Если бы он одел панцирь, стал бы непобедим...
   Я нырнул ему под руку и полосонул по бедру катаной. Хан вскрикнул, но устоял, закрылся, отбил ещё один мой выпад и атаковал сам.
   Раненое плечо начинало беспокоить меня всё больше. Радовало лишь то, что Мирдин лишился мобильности. Но после моей атаки подступиться к нему стало просто невозможно. Мы кружили по арене больше пяти минут. Неожиданно хан, удовлетворённо эхнув, задел меня чуть выше правой ключицы и незамедлительно сделал несколько шагов назад. Как прежде и Марцелл, он тоже покинул арену, уступив своё место новоизбранному хану Гиен Таргалу. До сегодняшнего дня этот клан практически ничем не выделялся среди прочих. Но, как я уже успел убедился, сильный предводитель способен всё изменить. Таргал из таких. С первых же мгновений поединка он заставил меня неистово защищаться и отступать. И когда я оказался практически у самой стены трибун, он нанёс быстрый жалящий удар. По моей груди потекла кровь. Сразу после этого Таргал утратил всякий интерес к продолжению схватки и, развернувшись в сторону арчатых ворот, двинулся прочь. Зазвенел гонг.
   Новая рана не была серьёзной, но кровь никак не останавливалась. Да и рана над ключицей тоже давала знать о себе. Проклятье!
   На арену вышел правитель Дюны, Баладор. В руках он держал саблю с широкой затейливой гардой.
   -Это если ты ещё не понял, - сказал он. - Тебя могли уже убить много раз. Хм, потому что это хотят сделать все. Нам не нужна война, и мы намерены её завершить...
   -Как же! - плюнул я и первым ринулся в атаку.
   -Каждый из нас пустит тебе кровь, - сказал хан в перерыве между ударами. - Пока ты не упадёшь на этот песок.
   -И тот, кто сделает это, станет новым речеханом? - вырвалось у меня.
   -Может и так, - ответил Баладор. - Это уже не твоя забота.
   Мне удалось зацепить его плечо, но хан будто не обратил не это внимание, продолжая атаковать. Уклоняться, делал финты и, наконец, достал меня. Удар пришёлся чуть выше колена. Воспользовавшись моей заминкой, он двинул меня в челюсть свободной рукой и отступил. Как он и говорил, отведать моей крови тут же вызвался другой хан.
   Эта история повторялась снова и снова, пока я не увидел Мелиссу. В её руке кинжал, а в моей - лишь песок арены. Катана лежала где-то поблизости, но я не мог отыскать её.
   Поднявшись кое-как на колени, вытащил из-за голенища припрятанный кинжал, но не уследил, как предводительница Журавлей оказалась рядом и ударом ноги вышибла его из моих рук. Я попытался сделать подсечку, но получил ещё один удар по лицу и повалился на песок.
   Всё тело горело огнём. Четырнадцать ханов отметили его своим прикосновением, и из каждой раны хлестала кровь. Я перевернулся на бок, сплюнул кровь, поджал ноги и попытался стать на четвереньки.
   -Твоё время окончилось, но ты не понял этого, - заговорила Мелисса. Её голос мягок и нежен, словно цветы вишен в безветренную погоду. Её кинжал щекотал моё горло и был лучшим доказательством правоты её слов.
   -Чего же ты ждёшь?
   -Я жду, пока ты поймёшь.
   Я покачал головой.
   -Ты не понимаешь сама...
   Мелисса надавила на моё горло, и я почувствовал ещё одну горячую струйку крови на своём теле.
   -Тебя изменит только смерть, - с сожалением заметила она.
   -Тогда воспользуйся положением и доставь себе такое удовольствие.
   Мелисса вздохнула.
   Ты меряешь людей под свою гребёнку, Хейндрик. И боюсь, ты действительно не в состоянии понять...
   Силы продолжали покидать меня. Я с трудом стоял на коленях и ожидал, что в любое время могу потерять сознание. Красная дымка застилала взор, боль становилась всё сильнее.
   -Что ты хотел доказать этому миру, Хейндрик? - продолжала допытываться Мелисса. - То, что он не в состоянии прожить без мести за ущемление твоей гордости? Или ты считал его просто недостойным? Неправильным? А может, это ты неправилен? Ты думал об этом, когда начинал эту войну?
   "Я о многом думал, - хотел сказать я. - Даже о том, о чём ты не подозреваешь". Но вместо этого сказал следующее:
   -Твоя уверенность в моей вине сродни максимализму. Боюсь, однажды это доведёт тебя... до чего-нибудь... нехорошего.
   Мне показалось, на несколько секунд я всё же потерял сознание, потому что Мелисса держала меня за ворот рубахи, не давая упасть. Я попытался отодвинуться, но её хватка была сильной, а я ослабел от потери крови.
   -... твоей глупости, - о чем-то говорила ханша, - и этой нелепой войны.
   Я не слышал первую половину фразы, но общий смысл был для меня понятен. И, конечно, я не согласен с ее словами.
   -Я думаю, - прохрипел я, - что... что каждый... должен следить за собой, а не высказывать... свои претензии дру... другим... Я ... поступил так, как считал нужным. Ты же... идёшь на поводу у них, - я кивнул головой в сторону ханских лож. - Тебя используют как тряпку и...
   Не дослушав меня, Мелисса заговорила каким-то другим голосом. Твёрдым и беспощадным.
   -Хан Хейндрик! Ты проиграл титул и жизнь твоя больше не принадлежит тебе. Ты поставил Ханство на колени, ты подвёл нас к черте вымирания. Где теперь выход, скажи? Склониться перед Империей? Дать последний бой и уйти в небытие? Исчезнуть подобно Древним? Нет, ты не знаешь этого. Ты не задумывался над последствиями. И в этом твоя вина.
   -Отныне ты враг нам, - сказала она через целую вечность. - Но твоей смерти не будет на нашей совести. Тебя убьют те, против которых ты выступил. Ты ратовал за справедливость, так пусть же она восторжествует!
   -И тебя туда же! - высказал я своё мнение о происходящем и тут же получил удар в челюсть, от которого перед моими глазами всё помутилось и стало исчезать, меркнуть, гаснуть. И наконец-то, я перестал слышать её голос. Вместо этого по задворкам моего сознания прокатился монотонный рокот. Затем что-то похожее на звон вытаскиваемого из ножен меча и тишина. Да, и вкус крови на губах.
   Свершилось.
  
  

XXIII. КИР

Дом Птенцов. Маруф. Гелиополис

  
   -Это ничего не изменит, - сказал я.
   Рэнд похлопал коня по шее, перебросил через его голову уздечку и привязал к перилам. Мы сняли седельные сумки и двинулись в сторону замка. Строение, которое выросло перед нами, мало походило на оборонительное сооружение. Оно сплошь было усеяно аркадами, лесенками и открытыми башенками, переходами и пронизано не одной сотней окон, окошек и окошечек. В парке расхаживали павлины, а на камнях фонтанов грелись под солнцем столетние черепахи.
   -Почти... - проронил арнарец.
   -Верно, - согласился я. - Но тогда у Единорога было множество тренировочных лагерей. И, во-вторых, у него было время. Сейчас у него его нет. Более того, под его контролем только один остров. Его собственный. Кланы теперь сами по себе.
   Я помолчал.
   -Я вот еще что думаю, - пожаловался Рэнд, - Не к добру будет этот праздник... Это, конечно, великая победа, но мы выиграли лишь битву, но не войну.
   Вчерашний день был действительно великим. Клановцы покинули все захваченные острова, высказали своё дружное недовольство политикой Хейндрика и избрали нового речехана. Мелиссу из Клана Журавлей. По такому случаю (естественно, из-за перелома в ходе войны, а не из-за восхождения новой звезды среди ханов) объявили праздник, и по роковому стечению обстоятельств он совпал со временем, когда появлялся Провал. Именно поэтому Рэнд, магистр арнарский, выказывал такое беспокойство. Дескать, неподходящее время для празднования.
   Я, конечно, иного мнения. Людям необходима разрядка, а отдых никому не вредит. Всем ясно, что враг ещё не повержен, что прячутся где-то остатки воинства Дрогнана, что где-то затаился Хейндрик, что где-то партизанит Ринальдо, что Кланы отступили, чтобы занять более выгодные позиции, что...
   Но когда наступит праздник, всё это забудется, станет ненастоящим, тревога отступит, отпустит. Затрепещут праздничные флаги на фасадах домов. Дворники, так похожие на лодочников, проплывут раньше всех по утренним улицам, сметая опавшие листья. Пекари испекут лучшие булки, содержатели таверн и постоялых дворов откроют настежь ворота и зажарят в ожидании посетителей не одного барана, пивовары сварят пиво покрепче. И город незаметно оживёт, взорвётся многоликим гамом. Но это будет лишь завтра.
   -Вчера неподалёку от Стайма, - вдруг сказал Рэнд, - видели двух конников Дрогнана.
   -Из нашенских? - тут же переспросил я. - Или пришлые.
   -Чего не знаю, того не могу сказать, - ответил магистр. - Ты лучше расспроси капитана разъезда. Я от него слышал.
   Я кивнул.
   -Гарнизон будет на месте. Врасплох нас никто не возьмет.
   Конечно же, с праздником наше наступление не прекратится. Солдаты будут продолжать прочёсывать острова в поисках клановцев и следить за подступами к имперским городам. И всё же... всё же перелом уже наступил.
   Йорк поднялся с дивана и двинулся нам на встречу, когда мы вошли в зал.
   -Моё приветствие!
   Рэнд и Йорк пожали друг другу руки.
   -Ну? Как дела в Арнаре?
   Магистр пожал плечами.
   -Жизнь идёт, жизнь не идёт, - сказал он, - жизнь продолжается.
   Йорк хлопнул его по плечу.
   -А ты, я погляжу, оптимист еще тот!
   Рэнд улыбнулся.
   -Как дела?.. - задумался он, - вот к празднику готовимся. Обсуждали с Киром завтрашние мероприятия.
   -И что надумали?
   Арнарец загадочно улыбнулся.
   -Сначала что-то вроде парадного шествия, - сообщил он. - Каждый Дом представит своих героев и похвастается победами и трофеями. Затем представят что-нибудь особенное, вроде... эм-м, вроде... Ну, вот, например, мы торжественно сожжём чучело Хейндрика и устроим огненное представление. Дом Оружейников покажет всем чудо-броню, в которой будут сражаться на турнире во второй день праздника. Победитель, кстати, получит точно такой же доспех из рук Маркуса. Дом Харит... хм-м, озвучит поэму, написанную ровно накануне. Сатирическую, естественно. Хохоту, думаю, будет немало. Ну, и так далее.
   Йорк хмыкнул.
   -Кир, ну а что же мы?
   Я пожал плечами.
   -Мы будем нести захваченные штандарты.
   -Но ведь это будут делать все! - удивился Йорк. - Нужно что-нибудь особенное, эдакое...
   -До завтра ещё время есть. Придумаем. Вот прямо после этого.
   Я достал из шкафа графин с вином, разлил жидкость по кубкам.
   -Лидийское, - причмокнул Рэнд, мы чокнулись и выпили. - И где только вы его берёте? При жадности Павла я просто удивляюсь такому его количеству в ваших погребах.
   -Ну... - протянул Йорк. - Он вовсе не такой. Он реалист и понимает, что не сможет выпить всё. Вот и поторговывает.
   -А... - согласился арнарец, - может и так. Но всё равно он скряга.
   Йорк махнул рукой.
   -Так что там насчёт завтра?
   Завтра Дом Птенцов перещеголял всех. В белоснежных одеждах с серыми узорами воины нашего Дома с оголёнными мечами шли впереди всех и распевали Песнь Победы. Её сочинили мы с Йорком, но когда она попала к церемониймейстеру, а затем по цепочке к каждому из Птенцов, её текст изменился до неимоверности. Впрочем, получилось не так уж и плохо.
  
   -Флаги терзают ветра чужеземные.
   Копья наперевес!
   Рвутся в сражение воины смелые -
   Все против всех.
   В небе шумят шестикрылые ангелы:
   Нужно идти нам в бой.
   Знамя вперёд! И враги уже падают,
   Рушится строй.
   Тлела заря, гасло солнце закатами,
   Лили на нас дожди.
   Мы уходили на бой с ренегатами...
   Жди меня! Жди!
   Сёстры и жёны любимые плакали,
   Нас провожая в путь.
   Пали друзья. Эту жертву под флагами
   Ты не забудь...
  
   В парадных мундирах, в начищенных до блеска доспехах представители всех Домов шли улицами Гелиополиса, осыпаемые цветами и одаренные поцелуями. Пели свирели, звучали голоса, звенели колокола, шипело наливаемое в кружки пиво, но над всем этим продолжала властвовать Песня. Куплет за куплетом лились над процессией, и всем становилась ясна история этой войны. Кто-то, не стесняясь, пускал слезу, кто-то с выражением гордости на лице чеканил шаг, кто-то смеялся и старался ни о чём не думать.
  
   -Весел иль хмур, ты вернулся с победою,
   Остановил врага.
   Над головою ветрами овеяно
   Знамя добра!
  
   Затем, как и обещал Рэнд, арнарцы торжественно подожгли чучело Хейндрика, и, подняв его на шесте высоко над головами, понесли вперёд. Толпа обезумела. Это на первый взгляд безобидное мероприятие произвело фурор. Разом закричали тысячи глоток. Нескончаемое "А-а-о-о-о!" прокатилось на городом, вспыхивало снова, снова, снова...
   Затем стали славить героев. Не обходили вниманием и тех, кто пал. Церемониймейстер вещал с помоста имена прославившихся воинов, остальные вторили ему, а когда шум стихал, вспоминали их подвиги. Каждый раз толпа взрывалась, ревели трубы, гремели барабаны.
   После этого Дома демонстрировали всем захваченные у врага трофеи. Зачастую они не имели никакой ценности и были обычными побрякушками, но их истинное значение понималось всеми в должной мере. Так, например, н'дарцы оказались владельцами воронёного шлема Урса, поверженного хана Фурий, а оружейник Маркус представил на всеобщее обозрение стрелу, сразившую перебежчика Александра. Арнарцы хвастались ядом, которым собирались отравить главу Единорогов ещё в начале войны. Казалось бы этот курьёзный факт должен был удивить или насторожить людей, но вместо этого вызвал лишь новый взрыв смеха.
   Когда "официальная" часть закончилась, церемониймейстер объявил завтрашний день днём Карнавала. Настало время передохнуть, и все поспешили найти своё место за столом и отправились в трактирчики, закусочные, винные погребки или просто к себе домой, где столы были сдвинуты ещё с утра. Оставалось только улыбнуться облачённой в фартук хозяйке, и та начнёт расставлять снедь - жареных в сметане карасей, пирог с мясной начинкой, жаркое, дымящуюся под маслом картошку, розовощёкие грибочки, жареную оленину в пряностях, янтарные сыры и, конечно, наливку из винограда, собранного совсем-совсем недавно. Мужья вынесут бочонок пива из погреба и не преминут заглянуть к соседу, от которого не смогут уйти, не попробовав "евойного".
   -Что ж! - хлопнул меня по плечу Рэнд. - На славу праздник, на славу! Давайте за такие вот денёчки опрокинем!
   Он поднял свой кубок, а мы последовали его примеру, приговаривая каждый своё:
   -За победу!
   -За Императора!
   -За мир!..
   Зал, в котором все мы собрались, украсили длинными штандартами во всю стену - от потолка до самого пола - там изображались гербы всех Домов Империи. Естественно, Домов-победителей. Тех, кто поддержал в этой войне Хейндрика, лишили всех прав и привилегий. Среди таких оказались фурийцы (безусловно, на первом месте), Грейджои, Хаоситы, представители Дома Эволюции, Дом Чертополоха.
   Затем выпили за понимание ситуации и за невыпадение из контекста.
   На балконе заиграл гобой. Минутой спустя к нему присоединилась виолончель и альт. Музыка получалась яркой, насыщенной и вместе с тем успокаивающей. Под такую можно откинуться на спинку стула и задуматься о чём-то своём. Или наоборот ни о чём не думать.
   -Это совершенно удивительная мысль - насчёт карнавала, - сказал вдруг Патрик. - Он, конечно, проводится во многих мирах и без того, но так... с государственным размахом... Это, скажу вам, захватывающе.
   Действительно, идея понравилась всем. Народные гуляния сами по себе ничего выдающегося из себя не представляют, но в обрамлении плясок, мистификаций, буйства цвета и красок, массового шествия и инсценуаций празднество выглядело просто потрясающе.
   Следующий день начался с розыгрышей и шуток, и незаметно перерос в самое невероятное действо. Мало кто с трезвой памятью мог потом вспомнить всё происходившее, но те, кто всё же мог этим похвастаться, становились желанными гостями во всех компаниях, и всё повторялось снова. И рассказы, и выпивка.
   Третий день оказался спокойнее двух предыдущих, но праздник шёл полной силой, лилось вино, звучала музыка и песни. Кабачки и таверны были самыми популярными местами в городе, и смех не утихал до полуночи.
   О всем этом помнили ещё не одну неделю. Истории обрастали подробностями и становились одна невероятней другой. На следующий год обещали не ударить в грязь лицом и повторить всё с новой силой, с новым задором. Но постепенно разговоры стихли (намерения, естественно, не изменились), и бытовые проблемы вышли на первый план.
   Война с Кланами возобновилась, хотя и не с таким размахом, как прежде. Вместе с избранием на ханский трон Мелиссы, они практически прекратили свои наскоки и сосредоточилось исключительно на обороне. Это позволило подготовить экспедицию на Астурию, где затаился Единорог.
   Но полной неожиданностью для всех стало появление вблизи Стайма нескольких отрядов Дрогнана. И хотя их общего количества было недостаточно для взятия города, они доставили немало хлопот. Так же неожиданно они и исчезли. Йорк утверждал, что сам справится с этой неприятностью, но в дело вступил новый фактор. Мне нужно было узнать, где Инис и что с ней. На этот вопрос мог ответить только Дрогнан, поэтому его во что бы ни стало следовало взять живым.
   -Я достану его тебе, - пообещал Йорк, но я решил всё сделать сам.
   Уговаривать гильдийцев почти не пришлось. Толи потому, что нейтралитет стал им невыгоден (с чего бы?), толи потому, что испугались имперского гнева (что более вероятно). В любом случае благодаря кораблям площадь поиска увеличилась в несколько раз.
   Следовало выкурить заразу.
   Не прошло и часа, как мы уже неслись вперёд. Некоторые воздушные корабли оснастили катапультами, скорпионами, копьемётами и ярусами для лучников. Другие несли десант. Позади растянувшейся на несколько лиг дуги кораблей следовали конные подразделения. В любой момент они были готовы по сигналу с кораблей ринуться в бой.
   Несколько раз мы замечали внизу людей, но всегда оказывалось, что это жители Стайма или одинокие рейнджеры. Или, как их ещё именовали, лесники.
   Когда солнце уже клонилось к горизонту, с одного из кораблей неожиданно поступил долгожданный сигнал, затем с другого, третьего. Солнечные зайчики, пускаемые связистами, говорили только об одном - впереди враг. Впереди и внизу. Но каково же было наше удивление, когда нашим взорам предстал самый настоящий город. Конечно, он был несоизмеримо меньше Стайма или того же Гелиополиса, все постройки из дерева, крыши из плохо обожжённой глиняной черепицы, а кое-где даже тростниковые. Но все равно - город. Место, где прятались бандиты.
   Корабли взяли городок в кольцо. Конники поспешили окружить мятежников на земле.
   Я вглядывался в мечущихся внизу людей, надеясь отыскать среди них Дрогнана или Инис - девушку, которую так и не смог забыть. Но никого похожего не замечал.
   Город ощетинился. Ворота закрыли, за частоколом спрятались лучники, кто-то спешно готовил к стрельбе катапульту.
   На секунду ворота снова открылись, оттуда выехала кавалькада всадников под серым знаменем Единорога и, не разбирая дороги, понеслась в лес. Я не отдавал никаких приказов, но наземным войскам ничего другого не оставалось, как встретить беглецов сталью. Я рассчитывал провести переговоры и склонить ренегатов к сдаче, но эта их вылазка спутала все карты. Как только зазвенели мечи, бандиты подняли крик, и в сторону наших кораблей полетели первые огненные заряды. Кто-то из капитанов решил ответить, и на одном из участков частокола образовался пролом. Остановить солдат было уже невозможно.
   -Не трогайте Дрогнана, - ещё раз передал я приказ.
   Это было всё, что я ещё мог сделать.
   На город обрушились штурмовые корабли, окованные сталью, словно латники. Они таранили деревянные укрепления, врезались в самую гущу противника. Другие корабли зависли над городком и посылали в неприятеля тысячи стрел. Победу трубили самое большее через час. В свете горящих домов наши воины разоружали сдавшихся и оказывали помощь раненым. Тушить многочисленные пожары, естественно, никто не собирался. Никто не считал это нужным, а поселяне боялись что-либо предпринимать. Да и понимали всю нелепость подобных действий. Городок, скорее всего, будет уничтожен.
   -Где Дрогнан? - тут же спросил я, едва оказался на земле.
   -В храмовом комплексе, - доложил один из десятников. - Мы не решились брать дом штурмом, там много простого люду, тех, кто не брал в руки оружие.
   -Сколько солдат там может быть?
   Воин пожал плечами.
   -Кто ж его знает. От двадцати до полусотни. По крайней мере, места бы хватило. А, может, всего пять. Закрылись и не высовываются.
   Один из стоявших поблизости покачал головой.
   -Никак не меньше двадцати. Уж больно резво отстреливаются.
   -Ясно, - кивнул я. - Йорк!
   Он появился незамедлительно. Весь в саже, с порванным плащом и ссадиной на правой щеке.
   -Со мной идёшь?
   Вопрос почти риторический.
   С полусотней воинов мы двинулись к комплексу храма. Здесь вились усыпанные гравием дорожки, пересекая аллеи с алыми маковками цветов.
   Рядом просвистела стрела.
   Йорк прикрылся щитом, вглядываясь в провалы окон.
   Мы выбили дверь. Практически с первого удара. Наши воины ринулись в проём. Послышался грохот, а в следующее мгновение, словно нож в масло, в них врезались солдаты Дрогнана, возглавляемые группой со скамьёй, переиначенной в самый настоящий таран. Они пробили три или четыре ряда наших латников, завладели инициативой и стали оттеснять их назад. Такое положение вещей не могло продолжаться долго, и вскоре они стали отступать. Сражение закончилось через несколько минут, когда все они оказались на земле. Мы ворвались в храм.
   Солдаты принялись обыскивать помещения, Йорк последовал за ними, а я занялся собравшимися в центральном нефе горожанами. Они представляли собой довольно жалкое зрелище: кто в страхе за свою жизнь молился богам, кто откровенно рыдал. Но среди всего этого гама слышался ещё один звук. Звук, который нельзя было спутать ни с чем другим... Плач ребёнка.
   Это меня настолько потрясло, что некоторое время я не мог сдвинуться с места. Но затем взял себя в руки и подошёл поближе.
   -Чей... чей ребёнок?
   Вперёд вышла русоволосая женщина с младенцем на руках. Незнакомое лицо, Скорее всего переселенка.
   -Это враги! - сказал я, - Ты что, не понимаешь всей опасности? Кто провёл вас сюда? Дрогнан?
   Женщина покачала головой.
   -Нет, милорд...
   Один из солдат тут же перебил её:
   -Добавляй "сир", когда обращаешься к императору!
   -Всё в порядке, - поспешил вставить я. - Ну, так кто?
   -Его звали Владар. Он из Дома Сварога...
   -Что? - переспросил я. - Дом Сварога ты сказала? Такого нет.
   Женщина заплакала.
   -Он мог бы появиться... Хан Хейндрик готов был помочь нам... Но Владар не вернулся, - она залилась плачем.
   -Вы все предатели! - не стерпел я.
   Женщина начала что-то говорить, но сквозь всхлипывания ничего нельзя было разобрать.
   Я покачал головой, снова осмотрел собравшихся. Среди присутствующих заметил очень много тех, кого знал раньше. Но как к ним относиться теперь? Все они жили с Дрогнаном, они стали... предателями? Врагами?
   -Вы здесь по своей воле? - спросил я Джарвиша, пекаря, что когда-то торговал душистыми булками недалеко от главной площади Стайма.
   Он кивнул.
   -Мы мятежники... сир.
   Он не боялся. И, наверное, был едва ли не единственным, кто держал себя в руках.
   -Мятежники, - согласился я. - Те из вас, кто брал в руки оружие, будут казнены. Те... кто не пролил крови, могут вернуться назад.
   Я вздохнул.
   Со стороны балконов, что на втором этаже, донесся звон мечей и крики. Но каждый раз всё тише и менее продолжительно.
   -Джарвиш, - обратился я к пленному, - Дрогнан был с вами?
   Тот молча кивнул.
   Тогда я взял его за плечо и отвёл немного в сторону.
   -Послушай... В Стайме когда-то жила Инис, она прибыла с Итэрлы. Однажды ты мог видеть меня с ней. Она здесь?
   Пекарь снова кивнул.
   -Да, сир. Перед вашей атакой они были тут.
   Я ожидал продолжения, но его не последовало.
   -И куда они делись?
   Джарвиш покачал головой.
   -Отсюда есть другой выход?
   -Нет.
   Я отпустил его и решил сам обыскать комнаты. Храм довольно большой, со множеством коридоров и коридорчиков, всяческих ответвлений, неожиданно заканчивающихся тупиками, коморок, анфилад и выходов на балконы и башенки. И где-то здесь... Где-то здесь затерялась та, чьё имя я так часто повторял.
   Мимо меня проходили группы солдат, занимающихся тем же, чем в принципе и я. С оружием наголо они были готовы к встрече с любым противником....
   Пройдя анфиладу комнат, я попал в украшенный гобеленами зал, бывший, очевидно резиденцией здешнего жреца и увидел... её.
   -Инис!
   И в это самое мгновение мой бок обожгла жгучая боль. Обернувшись, я увидел Дрогнана с перекошенной злобой лицом.
   -Я предупреждал тебя! - воскликнул он и нанёс мне ещё один удар. - Я предупреждал тебя!!!
   Повалившись на пол, я застонал и попытался отползти подальше. Дрогнан переложил кинжал в левую руку, нагнулся надо мной и сорвал с моей шеи императорский знак - стилизованную под цветочный узор корону. Затем прервал все мои безуспешные попытки достать из ножен клинок, наступив на руку.
   -Мы просили тебя оставить нас в покое! Почему ты не сделал этого? Чем теперь поможет тебе твоя Империя?
   "Почему не появляются солдаты? - думалось мне, - ведь они должны были всё слышать..."
   Дрогнан с шумом вздохнул.
   -Будь ты проклят!
   Мне показалось, он захотел перерезать мне горло, так как вновь взял кинжал в правую руку и стал склоняться.
   -Не надо, - послышался чей-то голос.
   Я повернул голову и снова увидел Инис. Дрогнан замешкался, и в этот момент в дверях появилось двое солдат. С криками они бросились на противника и оттеснили его вглубь зала.
   Дрогнан выхватил меч. Орудуя им и кинжалом, он продолжал пятиться, пока не упёрся спиной в стену. Попытался вырваться. Неожиданно нанёс одному из солдат удар в лицо, а в другого бросил кинжал. Тот попытался уклониться, но не был настолько проворен, и вместе с его криком на пол закапала кровь. Дрогнан добил его одним быстрым движением и повернулся к другому.
   Звук арбалетных выстрелов. Юркнули две стрелы. Одна засела в правом бедре Дрогнана, а вторая угодила чуть пониже ключицы. Он зашипел и грохнулся на пол. Солдат тут же прижал к его горлу меч.
   -Не рыпайся!
   Арбалетчики бросились ко мне. Один из них присел рядом.
   -Рана серьёзная? - затем покосился на лужу моей крови и нахмурился.
   -Лекаря! - бросил его спутник появившемуся в дверях ещё одному солдату. Тот мигом исчез.
   Я попытался перевернуться на бок и встретился взглядом с девушкой.
   -Инис... - прохрипел я.
   Кто-то из солдат поманил её взмахом руки, и та послушно приблизилась.
   Мы молчали, но я заметил, что она постоянно бросала косые взгляды на Дрогнана. Он был жив и чертыхался похуже сапожника.
   -Инис... сколько лет...
   Она кивнула. Затем прижала ладони к лицу и расплакалась.
   -Что с ним будет? - спросила она сквозь всхлипывания.
   -С кем? - переспросил один из латников. - С Дрогнаном? Его казнят. Моя бы воля, пришил бы сейчас!
   Слова солдата невероятным образом подействовали на нее.
   -Казнят... - с ужасом повторила она и разрыдалась еще сильней. - Кир... Кир, пожалуйста... Кир, не дай им сделать этого! Кир...
   Кто-то из солдат выругался.
   Я не понимал, что происходит.
   -Кто он тебе?..
   Инис упала передо мной на колени.
   -Сын, - сказала она. - Мой и Снота.
   Я застонал. Кто-то из солдат тут же склонился надо мной.
   -Сир, лекарь скоро будет.
   По телу начал распространяться холод, а все члены сковала предательская усталость.
   -Кир... - плакала Инис. - Ни дай им... Не...
   Я протянул руку чтобы коснуться её лица.
   -Прости... что так долго... шел... к тебе...
   Затем посмотрел на солдат с перекошенными от сложившейся ситуации лицами. Выхватил взглядом капитана и позвал кивком головы.
   -Как... Как твоё имя?
   -Тайк, сир.
   -Слушай, Тайк... сошлите его... куда-нибудь, где...
   Очевидно, мой голос становился тише, так как капитан склонился надо мной ещё ниже.
   -... где бы он... никому не помешал. Ты запомнил? Тайк, головой отвечаешь... Не убивайте...
   В образовавшейся тишине (мне показалось, солдаты даже перестали дышать) я услышал, как Инис прошептала: "Спасибо".
   Я ещё долго слышал это слово. Казалось, эхо подхватило его и повторяло, повторяло, повторяло. А потом я начал куда-то проваливаться. Пол становился мягким, почти воздушным. А холод сменился звенящей колокольчиками теплотой.
   Это... всё?
  
  

XXIV. ВАЛЕНТ

Дом Харит. Дагмар

  
   -Это мой дом, - ответил я.
   Кай бросил на меня косой взгляд.
   -Ты воевал с нами!
   Это железный аргумент, как он считал. Но я легко побил его карту.
   -Я вернулся.
   -Чёрт побери, ты объявлен врагом!
   -Правда не может быть одна. В погоне за одной истиной, можно пропустить все остальные. Нельзя считать кого-то светоносцем, так же как и Хейндрика причислять к порождениям зла.
   -Что ты несёшь! Зачем вся эта демагогия? Ты не имеешь даже права находиться здесь, не говоря уже о поднятии вопроса об управлении нашим Домом! Ты не сможешь вновь его возглавить.
   -Вновь? Друг мой, я никогда не переставал быть его главой.
   Кай начинал злиться.
   -Валент, ты сумасшедший! Ты чокнутый!
   Я усмехнулся.
   -Да, если позволил тебе так долго находиться у власти.
   Он прищурился.
   -Что ты имеешь в виду? Одно моё слово, и ты превратишься в ежа.
   Я глянул на застывших арбалетчиков. Каменные лица. Всю картину портили только бисеринки пота на их лбах.
   -Действительно? Ты так уверен в себе? А в них?
   -Не испытывай моего терпения! - предупредил Кай. - Я согласился на встречу с тобой ради конструктивных переговоров, но вижу, что зря это сделал.
   Я усмехнулся. Злить собеседника и выводить его из себя - хороший способ узнать, что у того на уме. Он тогда нервничает и говорит правду. А Кай... Похоже, он не понимал, в какой переплет попал.
   -Нет. Это я пришёл поговорить с тобой, а не ты решил впустить меня. Улавливаешь специфику?
   Кай скривился.
   -Тебе показать дорогу или сам выйдешь?
   -Хм-м, я считал, что решишь уйти именно ты, - съязвил я и, не дожидаясь его реакции, обернулся к четверым держащим меня на прицеле солдатам. - Я прощаю вам все ваши грехи...
   Кай вскочил с места.
   -... и не виню вас ни в чём. Если есть желание, можете покинуть это место.
   Один из арбалетчиков опустил своё оружие. Двое других пока сомневались. Только четвёртый никак не отреагировал на моё предложение и ничем не выдал своих эмоций.
   -Вон отсюда! - прошипел Кай.
   Я поднялся, как он того и требовал, но уходить не спешил.
   -Это мой Дом, - снова сказал я. - Я создал его таким, какой он сейчас есть. И ты должен знать, что нигде мы не бываем так сильны, как в своём доме. И я сейчас нахожусь здесь... И в любом поединке смогу тебя одолеть.
   -Это мы ещё посмотрим!
   Я покачал головой.
   -Мне не хочется ничего проверять. Я вернулся домой и это факт. Ты должен смириться с этим. Хотя бы из соображений того, что когда-то мы были друзьями. И что я пришёл к тебе с миром.
   -Теперь, когда Империя победила, ты решил вернуться? Ха! Не хочешь оказаться на стороне проигравших? Тебя сюда никто не звал! Запомни это и проваливай!
   Посмотрев на арбалетчиков, я снова обратился к Каю:
   -Эта война только начинается. Хейндрик стянул всю реакцию на себя, и за всей этой мишурой мало кто способен разглядеть истинное положение дел.
   -А ты считаешь себя таковым? А чёрт с тобой! Мне не интересно, что ты мне скажешь. Убирайся!
   -Тебя я тоже не виню. Во время моего отсутствия ты оберегал мой дом....
   Терпение Кая, похоже, стало подходить к концу.
   -Если ты сейчас не уберёшься отсюда, я прикажу нашпиговать тебя стрелами!
   -Ты начинаешь повторяться. У тебя кончились аргументы?
   Вместо ответа он указал на меня пальцем, видимо собираясь приказать расстрелять меня, но так и застыл с открытым ртом. Я усмехнулся и поставил свой бокал на стол. Рубиновая жидкость, которую я так и не отпил. Бутылка стояла рядом. На ней красовалась наклейка лидийского. Дорогой получился яд.
   Кай силился пошевелиться, но у него мало получалось. Даже звука издать не мог. Зелье подействовало намного позже, чем следовало, но превзошло все мои ожидания.
   -Если хотите, можете покинуть Дом Харит вместе с ним. Если нет, оставайтесь, но, чёрт возьми, уберите пальцы со спусковых крючков! - сказал я. - Немедленно.
   Двое моментально опустили арбалеты, ещё один, поколебавшись, через несколько секунд последовал их примеру. Оставшийся в одиночестве стражник нехотя снял стрелу и опустил тетиву.
   -Я не останусь.
   Кай издал какой-то гортанный звук.
   -Не шуми. До окончания действия травок ещё нескоро. У тебя есть время подумать. Впрочем, я заранее знаю, какой получу ответ.
   Когда стражники ушли, я с облегчением вздохнул, опустился в кресло и расслабился. Превращённый в вешалку Кай стоял ко мне спиной, и я, не опасаясь выдать свою усталость, закрыл глаза.
   Напряжение никак не проходило. Я до сих пор чувствовал, как силы покидают меня. Всё обошлось, но играть спокойствие было чрезвычайно трудно.
   Дом Харит снова мой. Когда в город войдут войска, не обойдётся без крови. Но, я знал, о сегодняшнем разговоре (и тем более о его итогах) через несколько часов станет известно абсолютно всем, и приход моих частей воспримется как должное.
   -Сила не на твоей стороне, - сказал я Каю. - А при формальном обладании властью, ты не обладал ею на деле. Без меня Дом был слаб. Хм-м... Даже не так. Дом - это я, и теперь я - дома.
   Он покинул пределы Дагмара ближе к вечеру. Вместе с ним решили уйти ещё сто пятьдесят человек. Гильдийские корабли совершили не одну ходку, хотя все уходили почти налегке.
   Тишина пришла только к ночи. А через три воздушные корабли прилетели снова, привозя с собой группу императорских парламентеров. Все в серых плащах, а над головами развивался стяг Дома Птенцов с коронованной птицей.
   -Валент! - воскликнул один из пришельцев, - Склонись перед Имперским Советом и прими его владычество!
   -Император мёртв, - сказал я со стены. - И мне не перед кем склоняться.
   -Над телом Кира мы поклялись вершить правосудие и ждать прихода нового императора. И покуда его нет, наше слово закон!
   -Вы под знаменем переговоров, - сказал я, указывая на белые ленты на их копьях. - Не нарушайте правила моего дома - и проход для вас открыт.
   Заскрипели ворота, и гости вошли во двор.
   -Дарвиш из Птенцов, - сказал я, - рад приветствовать тебя. Но кто твои спутники?
   Предводитель по очереди представил всех:
   -Это Жих, н'дарец, Он возглавил Дом вместо Ксеркса. Это Арагон из Дома Вландрия и, как ты должен знать, Бальтазар Арнарский. Теперь мы можем поговорить?
   -Прошу за мной.
   Я провел гостей в одну из башен. Из обстановки только стол и резные стулья вокруг него. На одной из стен - выцветший гобелен, изображающий какую-то битву. Скорее всего, вымышленную. И больше ничего.
   -Валент, что это значит? - без вступлений спросил Дарвиш.
   Я пожал плечами.
   -Только то, что я здесь, а вы пришли ко мне.
   -Ты решил вернуться в лоно Империи? - спросил вландриец. - Но зачем ты выгнал Кая?
   -Он больше не принадлежит Дому Харит.
   -Ты сражался на стороне Хейндрика, - сказал Жих, - неужели ты считаешь, мы примем тебя с распростёртыми объятиями? Или мы должны всё простить? Твоя наглая выходка многого нам стоила!
   Дарвиш сложил перед собой пальцы, затем потёр подбородок.
   -Ты неглуп и должен понимать, мы никак не могли оставить твоё возвращение без внимания. Я хотел бы знать, чего ты ждал. Я не вижу здесь никаких войск. Значит, о войне ты не думал. А если представить, что мы прибыли не одни?.. Ведь согласись, нам под силу уничтожить все города на твоем острове.
   Я согласно кивнул.
   -Но это было бы глупо. Худой мир лучше доброй войны.
   -Так то оно так, - согласился Дарвиш. - Но ты по-прежнему числишься среди врагов. Ты на чьей стороне? Если не пожелаешь подчиняться Совету, война неизбежна. Ты это понимаешь? Ты подчинишься нашей воле?
   После этого вопроса я решил, что Дарвиш - один из тех, кто входит в Совет. Уж больно смело говорил.
   -Нет. Ибо воля вашего Совета - ничто.
   Жих удивлённо поднял брови.
   -Тогда ты выбрал странный способ покончить с жизнью. Смелый, конечно, поступок...
   -Подожди, Жих, - тронул его за плечо Дарвиш. - Войну начать мы всегда успеем. Возможно, есть какие-то обстоятельства, которых мы не знаем... Валент, тебе есть, что еще сказать нам?
   Я усмехнулся.
   -Ты как всегда прав. Скажи, Йорк не метит в императоры?
   Он покачал головой.
   -Значит, только Рэнд? Но почему он тогда ещё не на троне? Или я что-то упускаю?
   Дарвиш ответил не сразу. По очереди посмотрел на каждого из своих спутников, вздохнул и, наконец, заговорил:
   -Это не праздный интерес. Я вижу, тебя этот вопрос тоже интересует?.. Что ж... Императора мы выберем, когда представится случай. Но больше ты не узнаешь ничего.
   -Когда-то я тоже чуть не стал императором, - заметил я.
   -Ты сам ответил на свой вопрос. Это время было. Но это время прошло.
   Жих не стерпел.
   -Он не имеет никакого морального права вмешиваться в нашу жизнь! Он был на стороне врага!
   Дарвиш кивнул.
   -Это тоже верно, - он немного помолчал. - Валент, что ты намерен делать дальше? Нам нужен чёткий, однозначный ответ.
   Вздохнув, я решил ответить, как он того и просил.
   -Я стану новым императором.
   Дарвиш принял мои слова за шутку, но Жих оказался потрясен...
   -Что? Да ты в своём уме?!
   -В своём, - кивнул я.
   Н'дарец озирался по сторонам, словно ища поддержки.
   -Речь идёт о том, чтобы идти на тебя войной, но уж никак не о том, чтобы ты... хм-м, пришёл к власти. Да как тебе в голову подобное могло прийти?!
   Я улыбнулся.
   -Это единственный выход из сложившейся ситуации. Да. Единственный. И в свете этого мне хотелось бы встретиться со всем Советом.
   Бальтазар хохотнул.
   -Я всегда ожидал чего-то подобного от тебя. Но, признаться, обстоятельства... э-э-э... не располагают к ... э-э-э... таким поворотам.
   -Нет, Бальт, это лучшее время.
   Жих поднялся с места.
   -Да он не понимает, что говорит! Как может даже заикаться об этом, когда он враг нам? Он оскорбляет Империю! Он...
   Дарвиш сжал губы.
   -Сядь, - затем ко мне: - Жих прав. Хотя бы в общих чертах, но он прав. Ты не можешь претендовать на трон.
   "Вот и настал час "ч", - подумал я, - выбора больше нет".
   Пожав плечами, я склонил голову.
   -Тогда мне остается только одно....
   Жих злорадно усмехнулся. Я не знал, какие мысли роятся в его голове, но того, что я собирался сказать, там определённо не было.
   -Я создам другую Империю. И короную себя новой короной - нравится вам это или нет. Ведь, по сути, ваша страна распалась. Хм-м... все Малые Дома идут под мой протекторат.
   -Распалась? - опешил Жих. - Но ведь это мы остановили Ханство! Мы победили... Какой протекторат?! О чем ты вообще?!
   Он снова вскочил.
   -Не провоцируй нас! Впрочем... Впрочем, это уже случилось, хан! Дарвиш! Мы уходим или ты будешь продолжать слушать этот бред?
   Дарвиш помрачнел. Нахмурившись, посмотрел на меня, затем перевёл взгляд на Жиха, после чего на его лице добавилось ещё несколько морщин.
   -У тебя нет шансов, - сказал он затем. - Наши войска разобьют тебя в первой же битве.
   -Возможно, - кивнул я. - Но если это произойдёт, Империя рухнет, как карточный домик. Дар, я не зря заговорил о Малых Домах. Они действительно со мной. В отличие от вас... Они не могут обойтись без покровителя. В некоторой степени им был Кир. В некоторой степени им стану я. Империи необходимо изменение. Без внутреннего импульса эта агония будет длиться ещё не один год.
   -О какой агонии ты говоришь? - спросил Бальтазар.
   Некоторое время все напряжённо молчали. Потом, чтобы не утратить инициативу, я сказал:
   -Позволь мне объяснить, что происходит, Дар. Ведь ты, кажется, задавал этот вопрос в самом начале нашего разговора...
   Тот кивнул.
   -Я согласен, война практически завершилась. Но ни о каком порядке не может быть и речи, пока в умах бардак....
   Жих не удержался и фыркнул.
   -Империи нужен император. Если вы не в состоянии понять это, я готов вам доказать. Девятнадцать Малых Домов уже избрали меня своим покровителем.
   Я ожидал, что заговорит именно Жих. И н'дарец не упустил момента.
   -Малые Дома рвутся к власти! Это скопище неудачников и отщепенцев! Они будут уничтожены вместе с тобой!
   Я вздохнул.
   -Прошу всех запомнить эти слова, - сказал я, затем обратился к Жиху: - Мы должны заботится о всех наших подданных...
   -Одним Малым Домом меньше, одним больше... Это не влияет на ход истории.
   -И это я тоже прошу запомнить.
   Дарвиш подозрительно прищурился.
   -Вся твоя беда, Жих, в том, что ты не можешь понять специфику перехода количества в качество. Сам по себе один конкретный Малый Дом ничего не значит. Конечно же. Но ведь их много. И это как раз тот случай, о котором я говорю. Кто-нибудь спрашивал мнения наших братьев, когда двести лет назад мы избирали первого Императора? Нет, в этом участвовали только Великие Дома. Этому больше не бывать.
   -Тоже мне, демократ нашёлся, - не унимался н'дарец. - Твои разглагольствования никому не нужны.
   Я пожал плечами.
   -Как знать.
   Дарвиш усмехнулся.
   -Ты чего-то не договариваешь, Валент, и это меня несколько беспокоит. Но... тебе не победить.
   -Вы пойдёте против своих? Пойдёте на меня войной, когда я хотел мира?
   Жих скривился после моих слов.
   -Ты хочешь не мира, ты хочешь революции.
   -Нет. Я хочу, чтобы все, наконец, сложили оружие. И чтобы мы снова обрели единство. И поэтому...
   -Поэтому ты хочешь стать императором? - перебил меня н'дарец. - Да тебя надо повесить на первом же дереве! Как предателя.
   Я покачал головой.
   -Твой максимализм и прямолинейность тебя однажды подведут.
   Н'дарец уже в который раз поднялся со стула в гневном порыве. Перебросив плащ через плечо, глянул на Дарвиша.
   -По-моему, нам здесь больше незачем оставаться. Всё ясно до предела.
   Дарвиш кивнул.
   -Возвращайся, откуда пришёл, - нехотя сказал он мне. - Ты ведь должен понимать, что тебе не выстоять. О мире между нами не может быть и речи. Совет будет единогласен.
   -Вот так просто вы превратите друзей во врагов? - послышался голос из-за гобелена, а секундой спустя рука в чёрной перчатке отодвинула ткань, из ниши показалось лицо Милоша. За ним последовал Ярт, а позже всех в комнату вошёл Дардарой.
   Для меня, конечно, это не было неожиданностью, но Жиха прямо перекосило. Секундой позже он снова принял надменный вид и с нескрываемым раздражением в голосе спросил:
   -И как это понимать? Нас подслушивали с твоего позволения?
   Я уже собирался ответить, но Ярт перебил меня.
   -Думай, как хочешь. Но твои слова передадут всем главам Малых Домов. Хотя я покривил душой: их передадут всем. А после этого на сторону Валента станут не только те девятнадцать миров, о которых вы говорили раньше, но и все остальные.
   Есть только один выход, - продолжил он. - Обойтись малой кровью и избрать Валента императором.
   -Что?! - воскликнул н'дарец. - Да ты не в своём уме!
   Бальтазар тронул его за плечо.
   -Успокойся. Здесь нужно быть рассудительным. Твоё мнение мы уже поняли.
   Дарвиш кивнул.
   -Валент, - сказал он затем. - Всё это очень спонтанно... Совет должен получить эту информацию... Я прошу тебя только об одном. Дай нам день на принятие решения. Не запускай эту машину. Даю слово чести, мы не предпримем против тебя ничего, пока не сообщим о... о...
   Ярт подошёл поближе к Дарвишу.
   -Как ты выразился, эта машина не заработает, если вы примете наше предложение. Только в этом случае.
   Затем он повернулся ко мне, и я подтвердил.
   -День. Только один день. Я жду тебя завтра в полдень.
   Дарвиш кивнул. После этого делегация удалилась, а я остался с "заговорщиками".
   -Ну, - сказал Ярт, - дело сдвинулось с мёртвой точки.
   Милош усмехнулся.
   -Вот завтра шуму будет... В любом случае.
   С этим я был полностью согласен. Но какой же будет ответ? Сейчас, когда Кланы практически побеждены, у Империи оказались развязаны руки. В случае если они выберут путь войны, нам действительно не устоять.
   -Ярт, мне нужна информация. Кто входит в Совет?
   -По два представителя от каждого Великого Дома. От Арнарцев - Рэнд и Бальтазар. От Н'дарцев - Жих и Эрик. Дарвиш представляет Дом Птенцов, он и Йорк. Вландрийцы выставили Довича и Арагона. .... Дом Харит... хм-м... до недавнего времени представлял Кай... Я считаю, он и сейчас в Совете, но не ясно в качестве кого.
   -В таком случае они могут согласиться на наши условия.
   Ярт кивнул.
   -Дарвиш будет "за". Думаю, вландрийцы тоже. Учитывая их нелюбовь к Арнару. Они все сделают наоборот, чтобы досадить им.
   Я засмеялся.
   -О да! Эти всегда воспользуются случаем воткнуть палки в колёса всем действиям Рэнда. Здесь мы приобретаем надёжного союзника. Вландрийцы сыграют нам на руку.
   -За это стоит выпить, - заметил Дардарой. - Да и вообще...
   Что он имел в виду под "вообще", для всех было абсолютно ясно. Мы с радостью согласились, и я хлопнул в ладоши.
  
  

XXV. ХЕЙНДРИК

Дом Единорога. Астурия

  
   Свиток пергамента лежал передо мной. Рядом - чернильница и перо. Вот уже битый час я пытался написать хоть одно предложение, но всё без толку. В моей голове жили совершенно другие мысли. Да и писать, собственно, не о чем. Мои поиски остановились. Как завершилось и моё предводительство среди ханов.
   Все мои силы сосредоточены здесь, в астурийском городке Вышкович. После моего изгнания из Ханства сюда перебрались и фурийцы, последние из союзных мне Великих Домов, что ещё хоть как-то держались на плаву.
   Все гильдийские порты находились под неустанным контролем, и днём и ночью. И с каждым месяцем обстановка становилась всё напряжённее. Сначала пришли вести о падении Дома Хаоса, затем о том, что не устоял Дом Варга. На фоне этого воцарение на императорском троне Валента воспринималось как совсем дурной знак. Боевые действия по всей стране практически прекратились, и с нашей стороны это было равносильно утрате инициативы. Оказавшись запертыми в пределах одного острова и лишившись мобильности, мы превратились в осажденных. Из охотников стали добычей. А затем пришёл день, о наступлении которого возвестили трубы во всех мирах: император выбрал себе спутницу. Едва услышав об этом, я вспомнил о Мелиссе. Мое предположение подтвердилось. Свадьба с обрядом коронации его избранницы произошла на Дагмаре. Впоследствии, как того и следовало ожидать, остров объявили столичным. Точно так же, как когда-то Маруф. Дом Харит торжествовал.
   Брак Валента и Мелиссы воспринимался неоднозначно. Бесспорно лишь то, что все без исключения считали его переломным, ключевым событием. С Кланами подписали мир и провели демаркационную линию. О вхождении Ханства в состав Империи речи быть, конечно, не могло, но слухи об этом поползли. Трудно было предсказать, что произойдёт через каких-то двадцать-тридцать лет.
   Завтра - карнавал. Уже четыре года подряд этот праздник проходит во всех имперских мирах. Становится совершенно неясно, что празднуется...
   А Валент не сплоховал, подошёл к вопросу со всей жесткостью. Все гильдийские порты в Империи взял под контроль. Наши силы таяли.
   Снова постучался Ринальдо. Зашёл и сел рядом со мной.
   Солнце клонится к горизонту. Ещё час-два и небо порозовеет, подёрнется муаром, а вокруг станет тихо и спокойно.
   -Всё пишешь? - спросил он.
   Некоторое время я не отвечал.
   -Больше нечего писать. Мы не приблизились к разгадке этой тайны и наполовину.
   -Не скажи... Мы же знаем, что командор Эато владел чем-то необычным. Навигационной картой с непонятными координатами.
   -Ну да. Пока Древние не подмяли его под себя. Где они? Как в воду канули! Резервация пуста!
   -Может, теперь и не пуста, - задумчиво сказал Ринальдо. - Контроль в Двуморье полностью возобновлён. Они оказались в таком же положении, что и мы - либо сдаться, либо... затаиться и не высовываться.
   -Но если эта карта до сих пор у них, почему же они не воспользуются этим? Существует только один ответ: для них она тоже потеряна. А новый владелец даже не подозревает, что хранит. Нет, Ри, я знаю, что однажды мы найдём ее...
   Ринальдо хмыкнул, облокотился о перила и прикрыл глаза.
   -Но прежде мы проиграем эту войну, - добавил он. - Нам нужна спокойная обстановка, чтобы думать. И возможность вести расследование на каждом из островов.
   -А ты считаешь, нам станут везде рады, если мы капитулируем?
   Ри покачал головой.
   -Не сразу. Может, и никогда. Но никто больше не будет желать нашей смерти...
   -Сдаться... Ты хочешь сдаться?
   -Нам нужно снять осаду с острова. Вот что я хочу.
   По-своему он прав. Взаперти искать что-либо, чего нет на Астурии, невозможно. А тот факт, что поиски навкарты стали для нас идеей фикс, говорил сам за себя. Нужно что-то предпринимать.
   Я отложил бумаги и взглянул на заходящее солнце. На него уже можно было смотреть без прищура, и я долго не отводил взгляда.
   -Если бы императором всё ещё был Кир, у нас бы не было шансов, - сказал я. - Он бы мстил мне за сестру и за разрушенный Гелиополис... А так... Валенту необходима стабильность. И мы можем ему в этом помочь.
   -Сдавшись?
   -Это не верное слово, но в принципе подходит. Мы поставим условие. Все острова наших союзников находятся под контролем, там располагаются имперские гарнизоны. Если Валент отступит от этого правила, то ... что ж, мы прекратим сопротивление.
   -Боюсь, это неисполнимо, - покачал головой мой друг. - Даже если он согласится, все остальные будут против.
   Я усмехнулся.
   -Стоит попытаться. Мы ничего не потеряем, а вот приобрести, может, что-нибудь да сможем.
   -Значит, так и будет?
   Я кивнул и снова посмотрел на вечернее небо. Завтра должен начаться новый день. Завтра будет проиграна война.
  
  

XXVI. ЭАТО

Союз Командоров. Малхут

  
   Лен смеётся, и его звонкий голос летит над мостовой. Коренастый белокурый мальчик с озорным взглядом и беспокойными руками.
   -Дядя, дядя! А почему бывает радуга?
   Объяснить не трудно, но утолить его любопытство - невозможно.
   -А почему вода мокрая?.. Почему днём не видно звёзд?.. Почему...
   Омытая дождём брусчатка прямо сияет. Вокруг свежо и спокойно. Спрятавшаяся от непогоды мошкара ещё не нашла в себе смелости показаться снова, и птицы занимаются исключительно пением.
   -А когда приплывает командор Джун?
   Я улыбаюсь.
   -Завтра в полдень, Лен. Если хочешь, пойдём встречать корабль.
   -Хочу! Ой, дядя Эато, а можно с нами пойдёт Данка?
   -Можно, - говорю я и мысленно отмечаю, что за последнее время его привязанность к ней стала намного больше. Может быть, даже больше, чем моя.
   -Дана показывала тебе воздушного змея?
   -Да, - отвечает Лен. - Мы пускали его весь день. Он такой большой... Даже больше, чем тот, что мне подарил на день рождения отец.
   Мы проходим пруд, где плавают лебеди, и мальчик останавливается, чтобы посмотреть на них. Достаёт из кармана печенье, и, разломив его на несколько кусочков, бросает в воду. Лебеди подплывают ближе.
   С пристани доносится удар колокола. Это значит, что прибыл ещё один корабль. Лен отрывается от своего занятия и пытается разглядеть паруса поверх верхушек деревьев.
   -Кто это? - спрашивает он. - Мне ничего не видно.
   Я пожимаю плечами.
   -Может, Атрос. Или Лейвин... Их корабли должны прибыть сегодня.
   -А командор Джун точно будет только завтра?
   -Точно, - киваю я.
   С мостовой мы сворачиваем к террасе лестниц и поднимаемся на четыре пролёта, где на небольшой площадке нас ожидает воздушная яхта. Винты начинают вращаться с характерным надсадным звуком, корабль отрывается от земли и скользит вдоль набережной. Лен зачарованно смотрит вниз, на проплывающие луга, парки, на крыши домов и ленты вымощенных камнем аллей.
   -Дядя Эато, а правда, что скоро и у нас начнётся война?
   -Война? - переспросил я. - С чего ты взял?
   -Об этом все говорят. И Рио, и Ай... А Феара сказала, что она тоже уйдёт сражаться.
   Я смеюсь.
   -Лен, детей не берут на войну. Тем более, кто рискнёт взять Феару? Она последняя в роду Столен. Вот представь, что она погибнет... Нет, это, конечно же, не произойдёт, но давай представим такую ситуацию... Род Столен прервётся, а это, как ты понимаешь, никто не одобрит. Нет, определённо, на войну её никто не пустит.
   Мальчик кивает и снова внимательно смотрит вниз.
   -А с кем мы будем воевать?
   Я тереблю его за волосы.
   -С Древними, Лен. Мы воюем только с ними. Нам нельзя допустить, чтобы они покинули пределы этого острова.
   Лен оборачивается, но я не даю ему задать очередной вопрос.
   -Всё остальное ты узнаешь, когда вырастешь.
   -А вдруг война уже закончится к тому времени?
   Покачав головой, я отвечаю:
   -Не думаю. Сражения между нами были и раньше. Но, как видишь, ничего не изменилось.
   Лен успокаивается.
   Я спускаю паруса, и кораблик замирает, поддерживаемый лишь вертикальными винтами. Под ногами - дом с площадкой для приземления, и Вайо уже ждёт нас внизу.
   -Па! - кричит рядом со мной Лен и машет рукой. Вайо приветствует его в ответ.
   Он обнимает сына и жмёт мне руку, когда мы спускаемся.
   -Тебе понравилось у тёти Даны? - спрашивает он мальчика. Тот энергично кивает. - Мы с мамой тебя уже заждались. Давай, беги.
   Лен спешит к лестнице, и вскоре его смех доносится из открытого окна на первом этаже.
   -Эато, брат, город готовится к сражению. Почему я ничего не знаю?
   -Потому что ты остаёшься здесь.
   -Здесь?! - опешил он. - Но...
   -Вайо, в этот раз всё по-другому. Я не уверен, что мы вернёмся с победой. Боюсь, мы сможем лишь задержать их.
   Брат хмурится.
   -Нужно было уничтожить их ещё в Резервации.
   -Тогда мы бы не узнали их секрета, Вайо. Видишь, за всё нужно платить. Они захватили наши земли, но мы теперь контролируем проход. Они владеют ключом, но мы стережём дверь.
   Вайо кивает.
   -Ты говоришь, что мы не сможем их остановить? Мы делали это не одну сотню лет. Так что же не так в этот раз?
   Я долго думаю, прежде чем ответить.
   -Смерть. У них больше нет надежды на продолжение рода. Пройдёт ещё сто лет, и они начнут умирать от старости... Ты должен знать, нет ничего хуже загнанного зверя.
   Вайо приглашает меня в дом.
   -Тогда, может, настало время сообщить остальным? Их война уже завершилась и...
   -Ты верно сказал, их война уже завершилась. Точка. Единственное, чего они хотят, это новых технологий. Достаточно вспомнить Хейндрика из Единорогов. Его остров осаждён врагами, но он продолжал поиски. Они недостойны новых знаний. Они не позволили нам уничтожить Древних и запретили нам появляться в резервациях... Я сомневаюсь, что они станут нам помогать. Сейчас спокойствие для них важнее. Я считаю, они даже согласятся выделить Древним целый остров, если... если те прорвутся. Что-то наподобие прежней резервации, но с более мягкими условиями. Тогда Двуморье будет обречено.
   Я остаюсь в доме Вайо еще на несколько часов. Наш разговор постепенно переходит на более спокойные темы, а хорошо приготовленный обед окончательно расслабляет нас.
   Когда начинает смеркаться, я благодарю его за гостеприимство, а хозяйку дома за угощение и поднимаюсь на крышу. Корабль уносит меня в вечернее небо, и на некоторое время я забываю о всех тревогах. Запах трав смешивается с запахом недавно прошедшего дождя. Корабль приятно поскрипывает новенькими снастями и несётся вдаль. Я делаю круг над городом, совершаю крутой поворот и опускаюсь возле своего дома.
   У дверей замечаю двух младших офицеров.
   -Командор-два! - приветствуют они меня.
   Нехорошее предчувствие переходит в тревогу, когда один из них, быстро взглянув на меня, отводит взгляд. Другой мрачен, но с превосходной выдержкой.
   -Командор Эато, - говорит он. - Форт Арс пал два часа назад. Ваш старший сын... остался там. Скорее всего, он погиб вместе с остальными.
   Я замираю, не в силах сдвинуться с места.
   -Мы вызывали его, но он не отвечает...
   Конечно же, как могло быть иначе?.. Я опускаюсь на ступеньки и несколько минут молчу. Посланники не уходят, и я понимаю, что им ещё есть что сказать.
   -Ещё новости?
   -Да. Прибыл командор Атрос, он... обнаружил присутствие Архонта на Дай-Ри.
   -Что ему надо на этом острове? - буркнул я. - Он один?
   Офицер качает головой.
   -Ещё пятеро Древних. Использовали новые навкарты.
   Однажды на Дай-Ри обнаружили целый город Древних, удравших из резервации. Непостижимым образом информация просочилась и стала известна имперцам. За считанные дни беглецов нашли и уничтожили, а сведения, которые они могли дать, оказались потеряны для нас. А теперь вот выходит, они снова вернулись на этот остров. Ещё одна тайна...
   -Архонт... - повторяю я. - Командор Атрос не знает его имени?
   -Нет. Но он узнал двоих его сподручных. Это Тар-До и Фэян. А это значит...
   -Да, - киваю я. - Это значит, что они охраняют Сатора. Именно так и зовут Архонта. Выходит, это не легенда, и они живы. Но если это так...
   Я не успеваю продолжить, так как где-то за горизонтом вспыхивает фиолетовое зарево, через несколько секунд раздается гром. От этого раската закладывает уши, а в доме дребезжат стёкла. Вспышка повторяется, но на этот раз она происходит без звукового сопровождения.
   Офицеры переглядываются.
   -Это со стороны форта, - подмечает один из них.
   "Взрыв не может происходить бесшумно, - думаю я. - Мы видели две вспышки, но слышали один звук..."
   Рокот, пронёсшийся вслед за этим, бросает всех нас на землю. Звон бьющегося стекла предшествует нескончаемому стону земли и адской тряске, поднимающей клубы пыли. Несколько строений рушатся, а вслед за этим приходит Тишина.
   Я пытаюсь подняться, но не слышу ни одного звука. У одного из пришедших ко мне из ушей течет кровь. Он что-то говорит, но я не слышу ни единого слова.
   "Неужели атака? - думаю я. - Но почему никто не держал щит?"
   Я кое-как становлюсь на ноги и, сжав пальцами виски, вызываю Вайо. Он отвечает не сразу, но по нахлынувшим на меня образам понимаю, что с ним и его семьёй всё в порядке.
   "Эато, - говорит он, - что это было?"
   "Я думаю, это пришло со стороны форта, Вайо... Мой сын, скорее всего, мёртв".
   "Может, все не так плохо", - успокаивает он.
   Я качаю головой.
   "Нет, я знаю, что это правда. Арс атаковали ещё два часа назад. Мне сообщили, что он остался там, защищать отход остальных... А теперь вот ещё и взрыв. Мне кажется, захватив форт, Древние уничтожили его".
   "Но если форт пал, нужно немедленно запечатать Сферу..."
   "Верно", - отвечаю я
   "Но тогда командор-один останется за пределами острова..."
   "Тоже верно. Но у нас нет другого выбора. Ты прекрасно знаешь, что может случиться, если Древние прорвутся в Империю с такими знаниями... Этого нельзя допустить. И ещё... Нужно отправить отсюда по два представителя от каждого рода, прежде чем Сфера окажется закрыта".
   Вайо обеспокоился:
   "Ты считаешь, мы можем не устоять? Но если они прорвутся, Империю уже ничто не спасёт, тем более те, кого мы отправим".
   "Если Древние прорвутся, нужны будут те, кто сохранит наши знания. Если мы закроем Сферу, ты знаешь, что будет"
   "Тогда дверь не будет открыта".
   "Кого отправим?"
   "Лен, - решаю я. - И Эйф. Займись этим немедленно".
   Брат прерывает связь, и мир снова заполняет тишина.
   На небе расцветает чёрно-белая радуга.
  
  
  
  
  
  
Cвидетельство о публикации 219488 © Клицаков Ю. 09.10.08 10:30