• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Мистика
Форма: Рассказ

Есть повод остаться

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Remember when I swore
My love is never ending
And you and I will never die
The Rasmus "Sail away"
Саша прогуливалась по улицам ночного города. Кое-где горели мутные фонари – словно не электричество текло по их стеклянно-стальным жилам. Казалось, в их сердцевине тлеет свеча.
Девушку такой тусклый свет не смущал, наоборот, она была даже рада возможности не видеть лиц прохожих, изредка попадающихся навстречу. Саша специально выбрала отделённый район – большинство гуляющих стремились в центр, где развлечений несравнимо больше, чем простое шатание по улицам.
Время от времени проезжала полицейская машина, отбрасывая красно-синие блики на кирпичные стены. В такие моменты Саша зажмуривалась и отступала в первую попавшуюся подворотню. Конечно, она не сделала ничего дурного и полиции не боялась, просто этот свет…Слишком яркий – он мог невзначай открыть ей истинное лицо города. Видеть которое девушка не желала. Пусть будут только угасающие фонари – к ним она привыкла.
Саша жила в этом городе чуть больше полугода и ей это нравилось. Её пьянила внезапно обретенная самостоятельность. Она не боялась ночных улиц, её не волновал голод – магазинов, кафе и закусочных было море – стоило только показать метку, всё было к её услугам. Не пугал холод – квартира, выделенная ей Управлением, была более чем хороша.
Так что Саша быстро привыкла к такой жизни. Единственное, что её до сих пор пугало, так это…она сама.
Каждое пробуждение Саше казалось, что она родилась только что, и лежа в темноте, девушка буквально заставляла себя вспоминать события своей жизни предшествующие короткому сну. Снова и снова. Пока её не начинала бить крупная дрожь, туман в голове рассеивался, а в ушах пропадал гул. В такие моменты Саше казалось, что она падет – всё глубже и глубже, одна, в абсолютной темноте. Это причиняло сильную боль. Не физическую, нет. Боль начиналась внутри, постепенно переливаясь за границы тела – наполняя и питая тьму вокруг. А ночь пила Сашину боль, требовала всё больше и больше.
***
Как только Влад вышел из такси, жара обрушилась на него огромной прозрачной чашей. Словно муха, накрытая стаканом, вяло подумал он, оглядываясь. Мимо него, активно обмахиваясь журналом, прошла стройная девушка – такое же несчастное насекомое. Влад проводил её взглядом – единственный пешеход на огромном проспекте.
Мужчина вздохнул и достал носовой платок: что ни говори, а тридцать градусов в городе и на море – две совершенно разные температуры.
Город совсем не изменился. Да и что может измениться за полгода…
Влад расплатился с таксистом, вытащил из багажника объемный чемодан, аккуратно забрал с заднего сидения переносную сумку, из которой внимательно взирала на мир сероглазая малышка.
- Вы аккуратнее тут, - предупредил таксист, отчитывая сдачу. – По ночам лучше в отеле сидите. Тем более с ребенком. Это днём народу – только обслуживающий персонал и туристы-экстремалы, а по ночам… - Он многозначительно замолчал.
Влад кивнул, подхватил чемодан, поудобнее взял переноску и направился по пустой улице в сторону забронированной гостиницы.
Громкая музыка лилась из динамиков кафешек, разговаривали люди, сигналили машины – звуки, присущие дневной жизни наполняли город по ночам.
Влад проснулся от этого непривычного гама. Малышка безмятежно спала на большой гостиничной кровати – крохотная, словно котенок, в отсутствие рядом Влада она выглядела особенно хрупкой. Мужчина вздохнул и посмотрел в окно.
В небольшом скверике около гостиницы развлекались подростки на роликах и скейтбордах. Влад прислонился лбом к холодному стеклу. Один из подростков остановился, хохотнул и посмотрел прямо на Влада. Мужчина вздрогнул: «подростку» было около тридцати, просто развязное поведение и моложенная одежда умело скрыли возраст.
Чуть левее сквера зажглась неоновая вывеска сексшопа, и почти рядом с ней – реклама кинотеатра. Мужчина поморщился от резкого света бьющего в глаза и задернул плотные шторы.
Преодолевая короткий путь в полтора метра до ванной комнаты, Владу казалось, что вся улица наблюдает за каждым его движением. Не только те роллеры, но и, не исключено, субъекты покриминальней.
Влад включил воду и шагнул в душ. Ему хотелось смыть эти липкие взгляды.
***
Саша время от времени оглядывалась, прислушивалась к своим ощущениям, потому как кроме граждан города соблюдающих Закон, на улицах были еще «существа», отвергающие его – девушка несколько раз видела, как «они» расправлялись с зазевавшимися жертвами. Саша их не боялась – ненавидела. За то, что были слишком похожи на людей.
Потом девушка поняла, что чувствует их: покалывающее тепло поднималось по пальцам до горла, опускалось ниже – и сжимало сердце уже ледяной хваткой.
Однажды, когда Саша бродила по рядам супермаркета, это «предчувствие» накрыло её такой сильной волной, что девушка, стоявшая в тот момент рядом с полкой бритвенных принадлежностей, схватила первую попавшуюся упаковку, зубами разорвала яркую картонку, достала лезвие. Занесла его над запястьем. И вдруг ощутила вместо холодной стали прикосновение теплых губ.
Как это было давно.
Господи, как она любила.
Это воспоминание было таким ошеломляюще сильным, что Саша выронила лезвие. Сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди, стало катастрофически не хватать воздуха. Кого она любила? Когда? Так сильно, безоговорочно.
***
Влад сидел на кресле. Малышка тихо посапывала на его коленях. Мужчина никак не мог заставить себя встать и положить ребенка на кровать. Боялся даже на секунду расстаться со своим сокровищем.
Странный город. Страшный даже днём, когда на улицах почти никого нет. Но не приехать он не мог.
Что именно пошло не так, Влад не знал. Страх и паника, поселившиеся в его сердце в тот день, вернулись с двойной силой вновь.
Врачи сделали всё, что могли. Они спасали их жизни. Малышка осталась жива. Её мама тоже.
Теперь его жена в этом городе. Где-то здесь.
…И она чудовищно опасна.
***
Внезапно холодная волна мурашек поднялась вверх по позвоночнику. Бешено заколотилось сердце, но не от страха. Здесь что-то другое. Саша прислушалась к ощущениям, резко развернулась и побежала.
В голове, словно пойманная бабочка, билась одна мысль: «он здесь». Темные волосы, забранные в хвост, больно хлестали по лопаткам, мимо со свистом проносились дома, заборы, деревья. Холодная волна накрыла уже с головой. Она близко. «Он пришел».
Девушке казалось, что если она остановится, то предчувствие пропадёт, и она вновь останется одна. И только теплое покалывание в пальцах вновь напомнит, что она жива.
Когда Саша подбежала к двери отеля, портье как раз опускал решетки на окнах первого этажа. До полуночи оставалось всего полчаса. Вздохнув и недовольно пробурчав что-то под нос, он разрешил ей войти.
Саша с трудом преодолела лестницу: замысловатые амулеты, развешанные по стенам, отвлекали внимание, делали воздух вокруг вязким, словно кисель, ступени покачивались перед глазами, перила, покрытые странной рябью, отдалялись… Девушка много слышала о таким эффекте, в её квартире на двери даже висит памятка, но сталкивалась она с этим впервые.
Оказавшись на втором этаже, Саша огляделась, подошла к двери и постучала.
***
Влад открыл дверь. Он давно её ждал, не было нужды спрашивать.
Саша стояла, опершись рукой о дверной косяк, тень падала на половину лица. «Она совсем не изменилась», - подумал Влад, делая шаг назад.
- Я не могу войти, пока ты не позволишь, - тихо произнесла Саша, и опустила голову, отчего тень полностью скрыла её лицо.
- А… да, - на секунду замешкался Влад. – Входи. Девушка покрутила шеей, снимая напряжение, и вошла.
В комнате не было оберегов, они все были вмурованы в стену, отделяющую комнату от улицы, и с этой стороны практически не ощущались – ведь в их функции было защищать людей находящихся внутри от внешнего посягательства, а не наоборот. Саша чувствовала «существ» где-то там. Чувствовала, что они чего-то ждут. От неё?
Малышка на кровати хныкнула во сне.
Саша вздрогнула, её глаза наполнились слезами.
- В Управлении сказали, ты сама придешь. Я не сообщал…
- Нам запрещено пользоваться средствами связи. Даже письма… Я бы всё равно ничего не получила. Девушка замолчала.
- Я почти забыла её, - Саша всхлипнула, сделала шаг к кровати, но так и не решилась приблизиться к дочери. Нет, это очень опасно. Если она не справится... Не удержится…
Влад попытался обнять жену, та отшатнулась.
- Я почти забыла тебя, - сказала Саша, больно укусив себя за губу. Прижалась спиной к стене, не отрываясь, смотрела на ребёнка. На свою девочку, которая уже стала её горечью и печалью. Именно с появлением на свет этой крошки, прежняя Саша умерла, а та, что стоит сейчас в комнате – всего лишь неудавшийся эксперимент. Один из многих.
Изолированный город неудавшихся экспериментов.
- Сашенька, по крайней мере, ты жива, - выдавил из себя Влад, не в силах пошевелится. Это была его жена – такая же красивая, юная, родная, но в то же время – совсем не она: блестящие серые глаза, которые он так любил, стали намного темнее и совсем не отражали свет. Матовые пустые глаза. В глубине которых пульсировал, разрастался хищный, кровавый огонёк.
Саша вытерла выступившую на губах кровь тыльной стороной ладони.
- Ты видишь, кто я, - глухо произнесла она. – Ты видишь, кем я стала. Уезжай и никогда, слышишь, никогда не приезжай вновь. Я подготовлю все бумаги – официально я буду мертва. Здесь так можно, я уточняла. От многих отказываются родственники… Это, - девушка запнулась, - в нашем положении почти нормально.
- Ты сможешь уехать. В Управлении готовится приказ. Если семья обеспечит необходимые условия проживания, таким как ты…
- Таким, как я… - эхом повторила Саша, и почти выкрикнула: - Уезжай!
- Но ты сама просила привезти её… увидеть.
- Я увидела! Уезжай!
Саша ринулась к двери. Выйти она может и без разрешения.
- Но как же так? – перегадил ей путь Влад.
- Я хочу быть для неё человеком…Понимаешь, человеком – не монстром, - тихо сказала Саша.
Влад моргнул и огляделся. Девушка исчезла.
Да… вампиры это умеют – запоздало и как-то отстранённо подумал он.
Drink this blood and
we’ll become
Immortal, baby this love
is breaking
The one last bond
The Rasmus "Immortal"
Cвидетельство о публикации 217761 © Ashera 25.09.08 14:28

Комментарии к произведению 2 (2)

Расск трогательный, а Rasmus рулит B-)

Спасибо :)

А Rasmus - да куда ж без? :))))

Аня! Рассказ, конечно, хороший, но, мне кажется, с Вашим талантом можно и лучше!))) Я сам часто мистику пишу, и потому все эти темы мне очень близки. Вы хорошо пишите, я почитал многое у Вас, но вот что-то всё равно не хватает... может быть, следует более раскованно поиграть со словами? А то уж как-то по-простецки (простите за такое выражение :) ). Но мне нравится в общем-то))) У человека, пишущего мистику, слова должны притягиваться друг к другу мистическим способом))) Ибо так или иначе ему кое-кто в написании помогает))) (На себе ощутил.) Правда, сейчас у меня по большей части встречаются только некоторые мистические вкрапления в творчестве, а вот раньше мистики было больше.

Спасибо за комментарий, Вячеслав!

Честно говоря - я знаю :) Вот всё, что вы сказали, я знаю, как ни забавно это признавать.

Рассказ выставился с одной целью: узнать, т.е. услышать это от кого-то другого, потому как я запуталась то ли мне это кажется, то ли правда что в рассказе чего-то не хватает (или как вы верно подметили - всё слишком просто) и дабы не страдать паранойей, он и выставился.

А то что будет дорабатываться - это всенепременно :) Мистика - она вещь капризная и оттого всё более привлекательна.