• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Роман

ПОМЫТЧИКИ - пролог - 1 - 4

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Великолепье солнцелико, краса очарованья пика,
Великомученик глядит, а на руке его сидит,
Подкрасный кречет горделиво. Благословляя торопливо,
Охотный люд, соколий ряд, перстами боевой наряд,
Неспешно Трифон поправляет, и от руки его пускает...
Из сказки "Сказ о том, как святой Трифон сокольникам помогает".
Соколиная охота и современность!
В каком состоянии находится эта, пришедшая к нам из глубокой древности и почти забытая и утерянная сегодня вековая традиция? Как пройдя сквозь века и соприкасаясь с реалиями нашего непростого времени с тех далёких дней, когда Россия была полноправным членом европейских государств и с ней считались, обстоят в этом вопросе дела сегодня?
События описанные в романе "Помытчики" касаются именно этого вопроса и происходят на рубеже ХХ и ХХI-ого веков. Они скомпонованы в три хорошо выделенных, независящих друг от друга и при желании автономно читаемых текста. Это - собственно сам роман о нелегальном соколином бизнесе в России наших дней. Некие субъективные орнитологические и натуралистические рассужденья о том, как реально обстоят дела в вопросе и состоянии теперешнего "природопользования" в современной России. Ну и чуточку истории возможно так, как хотелось бы видеть её мне.
Однако время, выбранное мной как аналогия, а именно Россия - век XVI, время правления Ивана IV Грозного - не случайность. Проводя некую параллель между веками, становится очевидным то обстоятельство, что обстановка того времени очень соответствовала обстановке в России сегодняшней. Когда воля государства, как право сильного, повсеместный произвол властьимущих и их неподсудность, как тогда, так и сейчас происходящие на фоне падения нравов, публичного циничного вранья правителей, в момент когда бесправие простых людей стало элементарной обыденностью и возведено в разряд нормы. Но в то же самое время, как тогда, так и сейчас именно простолюдины проявляли неслыханный по своему величию героизм и душевные порывы, свидетельствующие о верности своему делу и ежечасной готовности к граничащему с подвигом, самопожертвованию ради него.
Тема романа могла быть и совершенно дифферентной, но обязательно близкой по смыслу и сути, а именно: что завтра принесёт мировому сообществу грандиозная по своей территории страна Россия, с таким своим отношением к дикой природе? И поменялось ли что-нибудь сейчас, после распада СССР в уже новой России, или столь исторически короткий промежуток времени для такого территориально-огромного государства - не срок? О том, что несмотря на века и различные политические и экономические передряги, русский человек всегда и везде останется - человеком русским. И о том, что простой человек и не только русский, внутри себя изначально несёт доброту и душевность, доброжелательное участие и тепло, но только не все об этом знают.
Вячеслав Збарацкий
Памяти Владимира Семёнова и
Петра Токарева - посвящается.
Помытчики
РОМАН
Вячеслав Збарацкий
Пролог
...Человек восторженно замирает, став случайным свидетелем момента охоты хищной птицы в дикой природе, олицетворяющей на наш взгляд таинственность и силу, красоту и свободу, власть и величие. Как князь собирающий дань со своих подданных, уверенно и властно пролетает хищная птица над своим охотничьим участком, или величественным взглядом осматривает его со своей присады.
Но кто же они такие? И почему кое-кто из нас с таким благоговением, а порой и восхищением на уровне подсознания, смотрит на этих хищников? Почему видится нам королевская осанка и свободолюбивая гордыня во взгляде орла или сокола, и почему мы видим в этом взгляде царственные оттенки? Почему, казалось бы смотрящие на нас свысока эти птицы, рождают в некоторых из нас эти эмоции? Почему пройдя сквозь столетия, а иногда и тысячелетия, и даже из более глубокой древности, они до сих пор находятся на наших фамильных гербах и старинных военных знамёнах? Да и сейчас, на множестве современных государственных гербов и дензнаках разных стран присутствуют хищные птицы, принесенные из далекой древности, и почитаемые нами как символ силы, могущества, красоты и государственной власти. И что у нас с ними общего? Что роднит и притягивает некоторых из нас к этим птицам? И почему мы невольно любуемся ими, восхищаясь их полётом, гордой статью, неброской своеобразной красотой, и почему с незапамятных времён почти на уровне инстинктов, мы ощущаем чуть ли не культовое преклонение перед ними?
Некоторая часть человечества, независимо от своего социального статуса, класса, возраста, религиозных пристрастий и страны проживания, на протяжении веков всегда испытывала большой интерес к хищным птицам. Нечто вроде уважения, вплоть до преклонения, по сравнению с некоторыми другими видами животных, уделяя минимальное внимание им в фольклоре, но придавая им большое тотемное и культовое значение. Конечно, как и во всех вещах были, да и сейчас они тоже найдутся, оппоненты - люди, относившиеся к хищным птицам с ненавистью. Многие из них, к примеру фермеры-скотоводы, делали это не со злости, а по привычке! просто от отсутствия информации, подражая кому-то, или из-за всё ещё бытующих предрассудков, как это делали их предки на протяжении веков. Некоторые из этих людей, отрицательно относились к ним, как к возможным похитителям их собственности, имеются в виду домашние и сельскохозяйственные животные или птица, или от недостатка правдивой информации как к конкурентам на охоте. В современном мире потомки тех самых фермеров, получив образование сменили гнев на милость и позабыв неприязнь, часто сами стали ярыми защитниками хищных птиц, да и дикой природы вообще. И уже сейчас не так-то просто пройти с охотничьим ружьём по частному участку многих фермеров, не говоря уже о том, чтоб там охотиться.
Но есть и такие - которым всё равно. Они из-за своего вопиющего невежества, любую хищную птицу воспринимают исключительно как мишень, после которой можно похвастаться метким выстрелом. Бравада очень сомнительная - ведь особо не напрягаясь подстрелить сидящую на столбе птицу с близкого расстояния, не составляет никакого труда.
Потомки многих племен и народов, боги и идолы которых носили имена хищных птиц, или были изображены в виде них, до наших дней пронесли сквозь тысячелетия нечто вроде ритуальных поверий о том, что эти птицы покровительствуют и помогают человеку в охоте и на войне. Часто эти птицы вносились в разряд посланников богов. Причем, почти всегда близких к богам верховным. Или же сами почитались как боги, (например, древнеегипетские бог-сокол Гор (Хор) и богиня Нехбет), или слыли священными животными наряду со львом и драконом, украшая фасады и внутреннее убранство дворцов в виде скульптур или изображений. (Справедливости ради хотелось бы отметить, что такие тонкие знатоки природы какими были древние египтяне, четко осознавали, что все без исключения живые организмы, являются неотъемлемой частью биоценоза. Они понимали, что все виды строго выполняют отведенную им роль, и не разделяли их на нужные, не нужные и второстепенные, как это зачастую происходит сегодня. И ярчайшим свидетельством тому является тот факт, что в Древнем Египте существовала богиня-коршун Нехбет, изображаемая в виде африканского грифа.).
Наблюдая за хищными птицами в дикой природе первобытный человек всегда с завистью смотрел на то, как стремглав преодолев большое расстояние, эти птицы могут овладеть добычей и всегда мечтал подчинить это их умение себе.
Соколиная охота - охота при помощи ловчих птиц была развита почти во всех странах Европы и Азии ещё на заре возникновения человеческой цивилизации. Но никто, с большой долей вероятности не скажет Вам точную дату, когда именно человек впервые посадил себе на руку, выученную ловчую птицу с тем, чтобы выйти с ней на охоту. И уж тем более, никто не скажет Вам, что это была за птица и к какому виду она относилась. И что самое главное, никто не скажет в какой именно точке мира, это произошло впервые, и то, к какой народности принадлежал первый сокольник. По этому поводу существует огромное множество всевозможных мнений, теорий и гипотез. От очень удобной, элементарно-банальной гипотезы, гласящей что первобытный человек, ставший первым сокольником, в тот момент, когда в его руках случайно оказался найденный подросток - слеток хищной птицы, просто был сыт и не съел его. И который якобы в дальнейшем, и стал его верным помощником на охоте. До фундаментального труда по поводу того, что этой охоте предшествовали некие древнейшие религиозно-культовые обряды с участием хищных птиц, которые впоследствии и стали первыми ловчими.
На исторических рубежах география соколиной охоты охватывала практически весь Евроазиатский континент, и даже выходя за его пределы в Северную Африку. От северо-западных рубежей Европы, а именно, от Скандинавии через всю Западную, Центральную и Южную Европу, подходя к подножьям Апеннин, Пиренеев, Альп, Карпат и Кавказа, и всю степную, а отчасти и лесную зоны этой грандиозной территории. От Зауралья, до далёкой Индии (некоторые авторы именно Индию считает родиной соколиной охоты), Малой и Средней Азии, Аравии, Северной Африки на юг до Сахары, через бескрайние просторы Монголии и Китая и на восток до Дальневосточных регионов - проникала она в Японию и Корею. Нет достоверных сведений относительно существования такой охоты у аборигенных народов крайнего севера, несмотря на то, что именно там, правда иногда лишь сезонно, обитают (исключая балобана) все основные традиционно используемые в соколиной охоте виды хищных птиц. Нет сведений о существовании такого вида охоты в глухих лесах сибирской тайги, хотя последний вопрос спорный.
С той или иной ловчей птицей на руке, в разные времена и эпохи, можно было увидеть сокольника в Персии и Китае, на Русской равнине и среднеазиатских просторах, на берегах Нила в древнем Египте и на открытых пространствах в степях и пустынях Монголии, у подножья Фудзиямо в Японии и в лесах Скандинавии. Охотились викинги и гунны, бедуины и кочевые племена центральной Азии, и древние тюркские, скифские, славянские и многие-многие другие народы, и иногда лишь их знать, а не простолюдины. И не раз сажали себе на специальную соколиную перчатку ловчую птицу средневековые монархи и азиатские ханы, римские патриции и кавказские князья, японские самураи..., я не стану утомлять читателя перечислением, не хватит книги. Скажу лишь то, что многие-многие люди, оставившие значительный след в истории человечества, были заядлыми сокольниками, среди них Чингисхан и Аттила, Кир Великий и Тамерлан, Фредерик I Барбаросса (Фредерик Краснобородый) и Август II Сильный, Людовик XV и его сын гецог д\'Aнжу, и многие-многие другие.
Хоть и принято считать родиной соколиной охоты Азию, говорить о каком-нибудь конкретном месте её возникновения или переходе её из какого-то религиозного культа, или даже просто обычая вроде ритуального обряда, а уж тем более то, к какому виду принадлежала эта первая ловчая птица, в наше время очень сложно. Существует большое количество разнообразных теорий и гипотез, некоторые из которых, если хорошо разобраться не имеют под собой и половины реальных фактов, но есть и очень интересные, а главное всячески очень грамотные и научно-обоснованные труды, в особенности датированные второй половиной двадцатого века.
Одним из первых изображений соколиной охоты можно считать барельеф на песчанике, найденный в Малой Азии на территории современной Турции, находка, датированная XIII веком до нашей эры! Но к этому времени данная охота уже процветала и была хорошо известна многим народам, и считать это место родиной этого вида охоты будет неверно. (Это "камень в огород" тем горе -историкам, которые утверждают, что соколиная охота возникла в VIII веке до н. э. в Египте.) Есть к слову гипотеза, гласящая о том, что возможно соколиная охота имела несколько самостоятельных и независимых друг от друга очагов возникновения у разных народов и культур и в разные эпохи. Не найдено каких-нибудь подтверждений-свидетельств, указывающих на исторические существования такой охоты в Австралии, к югу от Сахары в Африке, несмотря на то, что во всех этих местах, испокон веков обитают виды вполне подходящие как потенциальные ловчие птицы и имеются просто великолепные располагающие для соколиной охоты природные угодья. Нет упоминаний о существовании охоты с использованием хищных птиц на обоих Американских континентах, хотя проявления тотемных и ритуально-культовых поклонений различным видам хищных птиц были хорошо известны у всех народов, живших в тех местах, ещё до открытия Америки Христофором Колумбом и Америго Веспуччи, и последующего прибытия туда первых колонистов. Как, например, у племён майя, инков и ацтеков, некогда проживавших на территории Центральной Америки, так и у аборигенных индейских народов, до глубины Южноамериканских джунглей и самых высоких вершин Анд и Кордельеров. Так и в тотемном культе североамериканских индейских племён от Аппалачей, Скалистых гор, берегов Великих Озёр и бескрайних прерий, до сухих пустыней юга и малярийных болот Флориды.
Первым заметным "научно обоснованным" трудом, касающимся описания соколиной охоты и некоторой систематики хищных птиц, принято считать знаменитый труд Фридриха II Гогенштауфена (1195-1250г.г.) - (De Atre Venandi cum Avidus) - (Искусство охоты с ловчими птицами). Фридрих II Гогенштауфен (26.12.1194 -13.12.1250г.г.), король Германский (1215-1222)-(1235-1237г.г.), Иерусалимский (1225-1228г.), король Неаполя и Сицилии, в дальнейшем император Священной Римской Империи, который кроме своих завоевательских и реформаторских заслуг известен еще тем, что писал стихи на сицилийском наречии, латыни, фломанском и других языках. Эту книгу король Фридрих II собственноручно на латыни писал около трёх десятилетий. Да и после этого, многие правители неоднократно садились за перо сами или давали распоряжение кому-нибудь из своих подданных, с тем - чтоб попытаться перенести на бумагу всё великолепие и прелесть этой охоты. Увековечить ту неописуемую радость и восторг, которые испытывает человек созерцая эту охоту.
На сегодняшний день география соколиной охоты несравнимо шире, такой же географии охоты, известной с исторических времён и имеет гораздо большее разнообразие используемых в качестве ловчих птиц видов, однако, некоторые её старинные приёмы на настоящий момент безвозвратно утеряны и забыты.
В разные времена соколиная охота с переменным успехом и неоднократно то угасала, то возрождалась вновь. Это с некой закономерной периодичностью случалось в самых разных странах, и было связано как с политическими, так и с экономическими факторами и другими событиями, происходящими в этих странах, являясь как бы своеобразным индикатором стабильности и благополучия, если не сказать здорового консерватизма.
В СССР, к примеру, как пережиток прошлого, соколиная охота, имевшая множество независимых самобытных национальных корней и традиций (например, киргизские и казахские беркутчи и кузбеги, грузинские базиери) почти угасла и была почти совсем забыта. И занятие сим делом, без ведома и разрешения на то партийных и соответствующих компетентных органов считалось признаком неблагонадёжности, являясь ярко выраженным "пережитком", так как на исторических рубежах сие занятие, как уже было сказано выше, часто было уделом лишь богатых и знатных людей. Но время брало своё, необратимо превратив ту эпоху в историю, и вот в современной России это хобби, не стало редкостью. Да и в других странах, во второй половине ХХ века соколиная охота, так же вновь начала возрождаться, сначала в Западной Европе и Северной Америке, а позднее и в Восточной Европе и только потом в России, претерпевая в настоящий момент свой очередной подъём.
В странах Арабского Востока, некоторых странах Средней Азии, Киргизии, Казахстане, Туркмении, а так же на Русском Кавказе, и в Грузии (на черноморском побережье Абхазии и Аджарии), Западной Европе, да пожалуй и лишь в некоторых странах дальневосточно-тихоокеанского региона, эта традиция не угасала никогда, даже в трудную годину оставаясь на волоске. Во многих местах передаваясь из поколения в поколение как семейная реликвия, охота с ловчими птицами до сегодняшнего момента не претерпела больших изменений, совсем не признавая авангардных методик, привержена старым вековым традициям. Кстати, хотелось бы отметить, что за долгое время с момента возникновения соколиной охоты, человечество изменилось до неузнаваемости, ну а соколиная охота не изменилась в принципе.
На старой Руси соколиная охота (соколья потеха), так же была сильно развита и пользовалась большой популярностью. Специально для этого на службе царёвой было несколько сотен сокольников да кречатников, ястребятников да сокольничих, клобучников да стременных, и прочих, находящихся на этой государевой службе людей, пользовавшихся большими привилегиями и почётом. Были так же специальные люди - ловцы этих птиц, которые так же жили в довольствие и достатке, и иногда даже отдельными поселками так называемыми соколиными слободами, и в момент промысла или в дороге пользовались опекой и помощью местных чиновников. Их называли - помытчики. Во времена правления Ивана IV Грозного, 1533 - 1584г.г., (Иван Васильевич Рюрикович (1530-1584) первый русский царь, именованный впоследствии - Иван-Грозный, был возведен на престол в 1533 году в трехлетнем возрасте) соколиная охота имела на Руси некий подъем, который затем, через почти столетье, передал эстафету и претерпел свой настоящий расцвет и бум во времена правления русского царя Алексея Михайловича Романова (годы жизни 1629-1676, годы правления 1643-1676г.).
Большие сокола всегда высоко ценились во все времена и у всех народов и стоили недёшево. Да и в политике они порой несли и имели некое исключительное значение, часто используясь как подарок или подношение, например послам, или через них правителям иностранных держав, как некий предмет роскоши. Использовались они и как дань (например, русские князья платили дань ханам Золотой Орды не только золотом и соболями, но и соколами), и как способ установления политических контактов или же просто взятка.
Современное количество больших соколов в дикой природе России во многих местах сократилось, но довольно стабильно и плохо подаётся чёткому учету. Существующие современные методики и способы учёта на этой грандиозной территории очень приблизительны, и не дают полной картины, а представляемые данные порой противоречивы, и их невозможно проверить. Мощный антропогенный прессинг на экосистему в России усиливается с каждым годом в алгебраической прогрессии. Ядохимикаты и удобрения безграмотно и нерационально используемые в сельхозугодиях сильно подорвали численность всего живого, в том числе и больших соколов, но падение их численности в дикой природе России СМИ сваливают только на один браконьерский отлов.
Изъятие соколов из дикой природы для соколиной охоты старинная - вековая традиция, существующая в России уже по крайней мере более семи столетий, но природная популяция давно адаптирована и готова к этому. По сравнению с использованием на полях зооцидов, вроде фосфида цинка (Zn3P2), сильно подорвавших в регионах его применения численность, как больших соколов, так и всего живого в целом, браконьерский отлов - капля в море.
Развитие человечества в целом, в большой степени зависит от географических, а с ними и геологических исследований и открытий. И вот открытие и разработка богатых нефтяных месторождений, при рациональном подходе к экономике и разумной постановке дела, некоторым странам Аравийского полуострова дала быстрые большие деньги. А грамотный и некоррупционный подход к этим доходам, принёс чуть позже баснословные прибыли, и с высочайшей динамикой развития этих стран начали возрождаться старые, почти забытые традиции и национальные развлечения. Верблюжьи бега, скачки арабских жеребцов, петушиные бои и соколиная охота. Арабским шейхам требовался лишь материал, с помощью которого они смогли бы возродить старые и без того никогда не угасавшие традиции, как свидетельство приверженности им. И вот, в постсоветской России, соприкасаясь с реалиями этого смутного времени, родилась некая подпольная индустрия, целый довольно четко организованный бизнес, что ж, спрос рождает предложение - сокола стали валютой. Арабский мир, а именно Объединённые Арабские Эмираты, Катар, Бахрейн, Кувейт и Саудовская Аравия, с той поры, как начали продавать нефть и разбогатели, стали интенсивно возрождать сию охоту, имеющую характерные национальные традиции, свои специфические методики и особенности, очень умело адаптированные к современному техническому прогрессу. Богатые шейхи выезжали на внедерожниках в необозримые азиатские степи и пески Афганистана и Пакистана, Сирии, Ирана и Ирака на традиционную арабскую соколиную охоту на хубару и стрепета, (близких родственников нашей дрофы) осенью в конце поста, приуроченного к священному мусульманскому празднику Рамадан. Транспортировку, провоз, перекупку и посредничество в этом деле на себя чаще всего брали сирийцы, бывшие студенты советских вузов, давно и безвозвратно забывшие предназначения своих дипломов и неплохо изучившие психологию русской души. Ежегодно, только из России на Арабский Восток, где стоимость элитных экземпляров может доходить до нескольких десятков тысяч долларов США, вывозится около 1000 сапсанов, балобанов и кречетов (в основном самок). Добрая половина вывозимых птиц, нелегально отловлена в дикой природе, но по сравнению с тотальным травлением всего живого, это всего лишь 3-5 % от общего количества отравившихся и погибших на обработанных зооцидами полях хищных птиц.
Шейхи и эмиры не утруждали себя встречами с контрабандистами, часто даже не зная истинного источника поступления того или иного экземпляра этого живого товара, да и не вникая в это за ненадобностью. И специальные доверенные люди помощников сих высокопоставленных особ, через своих посредников иногда через пятые руки, поставляли соколов в их дворцы. Именно они финансировали перекупщиков, которые снижая цену при первичной покупке до возможного минимума, отдавая птицу в руки самого последнего из посредников, непосредственно поставляющего их покупателю, взвинчивали цены в десятки и более раз. К примеру, первоначально купленный в Салехарде, Магадане, Камчатском Эссо или в Воркуте за сумму не превышающую полторы-две тысячи американских долларов элитный сокол-кречет, мог быть продан в Абу-Даби или в Шарже за пятьдесят и более тысяч, тех же американских долларов, если конечно перенесёт длиннющую и полную непредвиденных катаклизмов дорогу. Пути на Арабский Восток был разные и соприкасаясь с современной российской действительностью, давно проторенные, купленные и проплаченные. И кое-кто в России, всегда хотел иметь полный контроль над этим процессом. На этот специфический рынок поставляется определённая птица, соответствующая строгим параметрам и стандартам, и эти требования с каждым годом повышаются, становясь жёстче, но повышаются и цены. И отправляются за длинным рублем, а то и просто ради спортивного интереса люди за соколами в самые, что ни на есть отдалённые, глухие и дикие, порой и просто запретные и небезопасные места необъятной России, добровольно обрекая себя на лишения и подвергая опасностям.
С наступлением осенних холодов в южном направлении начинают свое величайшее движение миллиарды мигрирующих птичьих стай, за ними следуют дневные хищные птицы, так же совершающие свои миграционные перелёты - странствия. Осенью на пролётах, ловцы соколов, этакие современные помытчики, промышляют в степях Казахстана и на Алтае, в Туве и Бурятии, на Дальнем Востоке и Нижней Волге, на необозримых просторах Монголии и Северного Китая, на Русском Севере и ещё во множестве самых различных мест.
Ближе ко второй половине начала осени, на север и северо-восток страны едут ловцы соколов-кречетов, едут в буквальном смысле в неизвестность, едут ловить удачу. И может случиться так, что кто-то из них вернётся богатым, кто-то нищим, а кто-то, пополнив число пропавших без вести - не вернётся вообще.
Все персонажи и события, описанные в романе вымышленные
и любые совпадения просьба считать случайностью.
-1-
...В тот год осень на Камчатке началась рано.
Каменные берёзы печально сбрасывали остатки пожелтевшей листвы со своих нестройных ветвей. А по утрам, у самого берега образовывалась первая несмелая кромка тончайшего прозрачного льда, красивым, но неровным кантом как бы отделяющая берега холодных камчатских рек от самого уреза воды. Ещё чуть-чуть, ещё немного и тонюсенькой корочкой поплывёт по этим рекам ледяная шуга, и постепенно накопив на поворотах и изгибах небольшие ледяные торосы, остановит в конце концов движение вод, начиная с берегов, сковав его морозом до будущей весны. В городских посадках Петропавловска-Камчатского и Елизово созревшие гроздья рябины горели алым пламенем, а усыпанные ярко жёлтыми плодами облепиховые деревья неестественно смотрелись на фоне треугольных пушистых голубых елей и уже начавших сбрасывать свои иголки длинноствольных лиственниц.
Над находящейся в состоянии вечного ремонта, небольшой деревянной церковью Животворящей Троицы, расположенной прямо напротив рынка, в самом центре города Елизово, кружило несколько чёрных ворон. Они внимательно посматривая вниз с крестов возвышающихся над церковными куполами, в надежде на то, что может быть уронит какой-нибудь зевака кусочек чего-нибудь съестного. А прямо под ногами прохожих суетливо сновали голуби и воробьи, сосредоточено склёвывая с земли съедобные крошки.
За покрытую только что выпавшим, ярко-белым снегом макушку Авачинского вулкана зацепилось облако. Этот вулкан очень хорошо видно из многих домов посёлка "Пограничный", расположенного на окраине Елизово, находящегося на расстоянии километров двадцати пяти-тридцати от Петропавловска-Камчатского. Это белое облако тихо и величаво, зависнув в утренних лучах осеннего камчатского солнца, которое в этот промежуток времени, иногда очень-очень ярко, но как-то жалобно и не грея, светит в этих местах ближе к полудню. А затем, как бы прячась, за невесть откуда взявшимися хмурыми облаками, на весь день передаёт небо во владение неприветливой непогоды, предательски превращая солнечное утро в пасмурный серый день. Но вот сейчас, в осеннем освещённом ярким солнцем небе, в Елизово над рекой Авачей, в прозрачном прохладном воздухе с пронзительным криком выясняя отношения летало с десяток чаек...
...Стас, лёжа на животе, с усилием приподнялся, и приоткрыв глаза посмотрел в окно, на всю эту масштабную, впечатляющую красоту, но был не в состоянии встать и насладиться сим прекрасным пейзажем.
"Вчера был явный перебор, если бы не этот придурок, араб Абди, то вообще бы наверно не было никакой пьянки, так посидели бы малость, да под икорку просто раздавили пару пузырей. А он - обмыть, обмыть, по-русски то плохо говорит, а уже обычаи наши соблюдает", - подумал Стас.
- Стасик я тебе как свою родную брата просить буду! Сходи за пивой в магазын, я тебе умалаю, дорогой, - раздался молящий голос входящего в комнату Абди, услышавшего движения и понявшего, что Стас проснулся, - я слишал, что если попить пивы сразу станет лучше.
- Ага, только шнурки поглажу, - пробубнил Стас, и вставая с кровати, вдруг удивленно спросил, указывая на ту что тихо спала на той же кровати, с которой он только что встал, - а это ещё кто!?
- Я честное слово не знаю, ты вчера кричал, что это твой подруга, да! - дрожащим с похмелья голосом промямлил Абди, и видя недоверчивый вопросительный взгляд Стаса, добавил, - я мамой кланус, да! В "Лисьем нора" она к нам за столик садился, и ты говорил это!
Стас напрягся, пытаясь вспомнить вчерашние события, но сколько он не старался, у него ничего не вышло. Какие-то смутные эпизодические обрывки, и полный провал памяти. Нет, он хорошо помнил, как сначала получив деньги, по указанному по телефону их боссом Кубой адресу, они с Абди, решили немного посидеть в ресторане, в Петропавловске-Камчатском. Затем, выпив вдвоём объёмный графин водки, они на такси решили ехать домой, точнее, в ту квартиру, которую снимали в Елизово. Как по дороге попросили таксиста остановиться около шашлычной, на двадцать четвертом километре, и заказав там по два шашлыка, и таксисту тоже, выпили ещё бутылку коньяка, и уже после этого решили ехать ни домой, а в лучший Елизовский кабак, под названьем "Лисья нора", который находится прямо напротив милиции в самом центре городка. Помнил, как зашли в "Лисью нору", как сели за столик, и всё... Он тряхнул тяжелой после попойки головой, и произнёс.
- Ладно, Абди, я быстро в душ. А эта проснется, рублей двести ей дашь, и пускай быстро катится отсюда.
- Ну, ты уже вчера ей сто долларов давал. Два раза!
- Сколько - сколько? - протянул Стас, - почёсывая затылок, - всё, Абди, больше мы с тобой не пьём.
- Послушай, Стасик, я в это согласный, я тоже буду, больше не пью, а сейчас я тебя как брата свою прошу, ну сбегай за пивой, умалаю тебя, или я умирать буду. В своем жизни больше пит не буду ни одну грамм, я мамой кланус!
- Абди? - произнёс Стас встав.
- Что, дорогой? - с охотой отозвался тот.
- А знаешь старый добрый анекдот про иностранного студента?
- Какую, Стасик, анекдот? - удивился Абди.
- Из дневника иностранного студента, обучающегося в одном из ВУЗов Санкт-Петербурга, который как ты, тоже хотел похмелиться по-русски ...
- Как звали этот студент, скажи, он бил араб? Может, я знаю его?
- Абди, ты действительно тупой, или прикидываешься?
Абди обиженно что-то забормотал себе под нос по-арабски.
- Ладно-ладно, не обижайся, я шутя. Ты анекдот-то слушать будешь?
- Расскажи, пожалуйста, но только бистрей, и за пивой, а то мине голова сейчас лопаться будэт.
- Ладно, слушай. Так вот, этот студент пишет в своём дневнике:"Вчера пил с русскими, чуть не умер", - произнёс Стас, и сделав паузу, добавил, - "а сегодня с ними похмелялся...".
- И что? - спросил Абди.
- А запись была следующей: - "...лучше бы я умер вчера!".
- Зачем он пил? - после минутного раздумья серьёзно спросил Абди.
- У-у, Абди, какой ты дремучий, или с бодуна ты такой тугодоходимый.
- Стасик, русский юмор он очен худой.
- Ты хотел сказать - тонкий.
- Спасибо, дорогой, конечно - тонкий! Но я понял твою анекдота, эта студент, точно бил араб, который випивал вашего водка и запивал его пивой! Ты за пивой сходишь когда?
- Нет, не схожу! Я быстро в душ, а потом пойду птицу кормить. А ты разбуди и выпроводи сначала эту, - сказал Стас, указывая на кровать, - а потом возьми телефон, и позвони в такси.
- Мы где-то ехать хотим?
- Нет, не хотим, - произнёс Стас и добавил, - ты их попроси, чтоб они, пиво и камбалу вяленую привезли нам быстро, со "Второго бугра", у нас здесь в Елизово! Они это с удовольствием делают. А пиво, обязательно камчатское, светлое! Только пускай привезут разливное, тара у них там всегда есть.
- Ты как до это догадаться? Молодец, дорогой! - оживлёно произнёс Абди, засуетившись.
- Только послушай, Абди, - на секунду приостановившись, у двери ведущей в ванную произнёс Стас, перебрасывая себе через плечо полотенце, - если ты действительно думаешь, что тебе от этого пива лучше станет, то ты заблуждаешься...
Вместо справки. Дневные хищные птицы мировой фауны, объединены в один обширный отряд Соколообразных (FALCONIFORMES), которые в свою очередь делятся на три подотряда.
Подотряд: Катарты или Aмериканские грифы (Cathartae) - c единственным семейством Грифы Нового Света (Cathartidae). В этот подотряд входят самые крупные современные птицы из отряда соколообразных - кондоры. Но с позиции ловчих птиц все семь видов этого подотряда, относящиеся к пяти родам - бесперспективны, хотя в неволе прекрасно привыкают к человеку.
Подотряд: Ястреба (Accipitres) с тремя семействами:
Семейство - Скопиные (Pandionidae) - 1 род, 1 вид;
Семейство - Секретари (Sagittariidae) - 1 род, 1 вид;
Семейство - Ястребиные (Accipitridae) - 12 подсемейств:1 - Гарпии; 2 - Грифы Старого Света; 3 - Дымчатые коршуны; 4 - Змееяды; 5- Канюки или сарычи; 6 - Лунёвые ястреба; 7 - Луни; 8 -Настоящие коршуны; 9 - Орланы; 10 - Орлы; 11- Осоеды; 12 - Ястребы. По разным ревизионным данным семейство насчитывает около 220-и видов.
В России встречаются представители 15 родов этого семейства; канюки (Buteo), ястребиные сарычи (Butastur), стервятники (Neophron), осоеды (Pernis), настоящие орлы (Aquila), орланы (Haliaeetus), коршуны (Milvus), ястребиные орлы (Hieraaetus), хохлатые орлы (Spizaetus), ястребы (Accipiter), змееяды (Circaetus), луни (Circus), бородачи (Gpaetus), грифы (Aegupius) и сипы (Gyps). Известны так же регистрации редких и случайных залётов на территорию России представителей ещё 2-3 родов.
И подотряд: Сокола (Falcones), с единственным семейством - Соколиные (Falconiformes) объединяет 11 родов и около 65 современных видов;
1 - Каранчо (Polyborus) - (1 вид); От юга США до Огненной Земли.
2 - Каракары (Phalcoboenus) - (4 видыа); Северная часть Ю.Америки, Ц.Америка, юг Северной Америки до Техаса и Аризоны включительно.
3 - Каракары (Daptrius) - (2 вида); От Калифорнии через Ц.Америку до Коста-Рики, Венесуэлы, Боливии, Бразилии, Перу, Колумбии, Французской Гвианы, Суринама).
4 - Хохлатые каракары (Caracara) - (5 видов); Равнинная часть Ю.Америки вся Ц.Америка до юга США - Калифорнии и Флориды включительно.
5 - Крикливые каракары (Milvago) (2 вида); - Ю.Америка.
6 - Mалые соколы (Spiziapteryx) (1 вид); - Ю.Америка (Боливия, Бразилия, Парагвай, Уругвай, Аргентина).
7 - Малые соколы (Polihierax) - (2 вида); - Африканский сокол-крошка - Африка к югу от Сахары. Белобедрый сокол-крошка Ю-В, Азия (Камбодже, Вьетнам, Лаос, Тайланд, Бирма). (Polihierax) иногда содержаться в качестве экзотических птиц.
8 - Лесные соколы (Micrastur) - (6 видов). Ю.Америка.
9 - Смеющееся соколы (Herpetotheres) (1 вид); Ц.Америка.
10 - Сокола-крошки (Microchierax) - (6 видов); Ю-В. Азия. Точечно используются в охоте на птиц размером до перепела. Некоторые виды локально содержаться в качестве декоративных птиц.
11 - Настоящие соколы (Falco) - (39 видов); космополитичный род.
Над Московьем стоял жнивень (август), обжигая солнцепеком выжженный одинокий высушенный подорожник, и казалось, что эта благодать не кончится никогда. Даже не верилось, что всего через денёк-другой прилетит хмурень-зоревник (сентябрь) и грустно оплакав дождями, безвозвратно ушедшее лето капризно зарыдает своими прохладными ливнями, и с каждым днём всё больше остужая вековые каменные стены статного Московского Кремля, однажды принесёт с резким холодным порывом ветра, свадебник-листопад (октябрь)...
...Ближе к полудню трое опричников тайными проходами под руки аккуратно принесли в светелку, сообщающуюся с царскими палатами, почти без чувств, Главного царского сокольничего Евсея, которого выволокли из харчевни. Это был нонсенс, так как из питейных заведений в то время, обычно никого не забирали, это уж был из ряда вон выходящий случай. Даже человека, совершившего провинность или мелкое преступление, ни под каким предлогом не забирали из питейного дома, а дожидались его возле выхода на улице.
Евсея, почти без чувств принесли в тайник - закрытую от посторонних глаз комнатёнку, и аккуратно положив на мягкий персидский ковер, дали час с небольшим отоспаться. Затем, вдруг внезапно окатили холодной водой, и начали сильно тормошить приводя в чувство. Только лишь хмель начал улетучиваться из головы Евсея, как в светёлку с улыбкой вошёл сам царь Иоанн, приехавший в этот день в Москву из Александровской Слободы, и негромкий короткий разговор этого человека с царём полностью протрезвил его.
- Евсей, али не знамо тебе ано помыть уж идёт, а во державе кречетов на подать и нетути! Пора тебе в путь-дорогу, да далёку уж вскорь сбираться, и ко началу груденя (ноября) отбыть, чтоб взад по первопутку воротиться, ась, Евсей?!
- Знамо, государь, знамо, батюшка, - проговорил стоящий на коленях, с опущенной головой Евсей, - яз с горю, во ....
- Чего от делов отлынивашь? - перебил его царь, - аль милок, думашь, что я тебя на кол не посажу, каль любимец ты мне? Евсей? За взношенными, что птенцами во пуху забраны со следей сокольих да седьбищ и были, да для царского Приказу Посольского взрощены, на выбор кречетов да взять когда и отбудешь? Их Евсей, надобно до двора доставити, как есть хать три по десять, да от тих остальных, коих сами оне по первозимку привезут, да отделить.
- С горю, государь, во хмелю яз, от хвори нутра во муках сыновец мой, брата родного сын, Дмитрий помер, малец ещё совсем был, - оправдываясь, проговорил Евсей, и добавил, - смилуйся, царь, не пожалев живота своего на уверх на помыть пойду.
- Так быть тому, Евсей! Да, ано вперёд хмель-то, прогнав, - произнёс царь, как казалось, без сочувствия глядя на этого стоящего перед ним на коленях, хорошо знакомого и нужного ему человека. И согнав в мгновение ока с лица улыбку, и сузив губы, он негромко проговорил царским повелительным тоном.
- По сему повелеваю! Самому со артелью помытчиков царёвых, ехати во славны земли и привезть кречетов красных отборных, что ватагами во младенчестве со гнезд своих сняты были, и выношены. Из коих - достойных для подношений и отобрать. Пред тем, набрать артель себе, сколь надо, и приказать ей отбыть в Поморье на тои следи сокольи, ить во други стороны. Опосля да со кречетами, коль таки красные случится будут, самому взад воротиться, не немедля, ато вскорь. Артели помытчиков царёвых наказ, до начала студня воротиться взад, не позже. Артелям вольным, как сами пожелают. Так чтоба после просинца (январь) в ставке было по две спарки рыжих челигов да на гуся, да по цапле, да десять цветных соколов уловных, да на утеху царёву. А по сему вот тебе указ мой на весь царёвый соколий люд. Привесть да по пять дюжин соколов, да рыжих розмытов с Волги, да кречетов серых с Архангельску и Холмогор, - он сделал паузу и внимательно посмотрев на Евсея, добавил, - а красных сколь Бог пошлёт!..
И резко повернувшись на каблуках, он удалился не прощаясь, так и оставив Евсея в светёлке с покорно опущенной головой на коленях. Через некоторое непродолжительное время, после того как ушёл царь, подошли всё те же опричники - бояре, и дав ему полтину на растрату, две деньги на опохмелку, два рубля на сборы, и ещё пятьдесят на всю дорогу, они проводили его до выхода, плутая в замысловатых узких секретных подземных проходах Московского Кремля.
Справка. За редчайшим исключением, (например, известны единичные случаи использования в качестве ловчей птицы - птицы-секретаря), как ловчие используются только птицы из двух семейств отряда (FALCONIFORMES). Это - Ястребиные (Accipitridae) (известны случаи использования 60 видов относящиеся к 30-и родам). И Соколиные (Falconidae) из центрального рода (Falco), (очень редко используют соколов из других родов - например каракар и соколов-крошек), то есть - из всех семейств отряда сокольников интересуют два семейства. Это, представительное и многообразное семейство ястребиных (Accipetridae), куда входят различных родов орлы, ястребы, грифы, канюки, коршуны, орланы, луни и множество других, порой узкоспециализированных по образу жизни и питанию хищных птиц. И более скромное семейство соколиных (Falconidae). На территории России живут соколы только из центрального, широко распространённого по всему Земному шару (кроме Антарктиды) рода (Falco). По современной систематике, все встречающиеся в России соколы внесены именно в этот род. Из российских видов в него входят кобчик амурский, кобчик обыкновенный, пустельга степная, пустельга обыкновенная, дербник, чеглок, сапсан, балобан и кречет. Чрезвычайно редко на этой территории появляются ланнер и лаггар, и уж совсем редко сокол-шахин, во всяком случае гнёзд этих видов на территории России неизвестно. Все эти виды, в свою очередь имеют подвиды, цветовые морфы и расы. Орнитологи делят соколов на пять основных групп. Сокольники в свою очередь, и в данном конкретном случае, солидарны с орнитологами. В России обитают представители всех пяти групп.
Группа чеглоков, очень впечатляющая и представительная группа острокрылых и маневренных соколов, живущая по всему миру, которые в своём великолепном полёте без труда ловят таких виртуозов неба как ласточки. У чеглоки нас представлена одним видом - чеглоком обыкновенным (F.subbuteo). Чеглок широко распространён на территории России, но даже самые восточные подвиды этого вида, такие как (F.s.jakutensis), слабо отличаются от номинального подвида, имея характерные "рыжие штаны", тёмную, похожую на сапсанью "маску", своеобразные тёмные "шапочку", "усы" и светлые "щёки".
Группа - объединённых вместе пустельг и кобчиков. Представители этой большой соколиной группы - мелкие соколки, включающие в свой рацион насекомых; стрекоз, саранчовых, жуков, бабочек и прочих представителей инсектофауны и авиапланктона, реже мелких воробьиных. Более крупные представители этой группы - пустельги, предпочитают мелких грызунов. Некоторые соколы из этой группы, в частности кобчики - ведут в период гнездования похожий на колониальный образ жизни, то есть располагают свои гнезда и выращивают птенцов неподалёку друг от друга, (чего никогда не делают соколы других групп гнездящихся на территории России). Самый мелкий представитель этой группы - амурский кобчик (F.amurensis), совершающий несмотря на свои более чем скромные размеры (вес самца всего около 150 гр.) впечатляющие сезонные миграции, например из Уссурийского края до Южной Африки. В среднем самки этого подвида чуть-чуть крупнее самок кобчика обыкновенного (F.vespertinus), но самый маленький экземпляр был некогда зарегистрирован всё же у (F.amurensis). Самые крупные, и в то же время самые светлые представители этой группы: камчатская пустельга (F. tinnunculus perpallidus) и восточносибирская пустельга (F.t.dorrisi). Для всех представителей этой группы соколов, в окраске взрослых особей, присутствует характерный половой диморфизм. (Половым диморфизмом зоологи называют визуальную разницу между самцом и самкой. У некоторых видов животных, она выражена лишь сезонно. Она может выражаться в размерах, окраске, наличием или отсутствием специфической брачной "ритуальной" атрибутики, рогов, бивней, специфических перьев или плавников и пр. Половой диморфизм может быть выражен ярко (павлины, страусы, высшие приматы, жуки-рогачи и пр.), или наоборот выражен очень слабо и нечётко (куньи, виверровые, чайки, некоторые амфибии и рептилии.) У некоторых животных, он проявляется как вторичные половые признаки, ишь с наступлением половой зрелости). Например, у льва половой диморфизм выражается в более крупных размерах взрослого самца и наличии у него, так называемой гривы), так же, как и у представителя третьей, независимо и автономно стоящей группы дербников. В нее входит единственный вид сокол-дербник, (F.columbarius) - маленький, энергичный и быстрый сокол, и классный превосходный охотник, который сезонно в некоторых местах почти стопроцентный орнитофаг (Орнитофаг - хищник питающийся птицами).
Комплекс сапсанов распространён по всему миру, включает в себя самых быстолётных современных соколов-космополитов, дословный перевод латинского названия сокола-сапсана (Falco peregrinus) звучит как - сокол странствующий, хотя значительные сезонные миграции характерны не для всех подвидов сапсана. Многие из подвидов сапсана локально являются более чем на 95% орнитофагами.
И последняя комплекс-группа, группа кречетов или балобанов, куда входят самые крупные современные виды соколов из центрального рода, так же распространённые по всему миру. Это и мексиканский сокол прерий (F.mexicanus), и австралийский чёрный сокол (F.subniger), и живущие на юго-западе Азии и в Африке - ланнер (F.biarmicus), и сокол лаггар (F.jugger), это и наши - кречет (F.rusticolus) и балобан (F.cherrug) и некоторые другие.
Сокольников интересуют птицы из последних трех групп.
- 2 -
...Стас, вытирая голову полотенцем, вышел из ванной и с сожалением и сочувствием посмотрел на Абди. Вид у того был смешной и жалкий. Не имея опыта и практики в употреблении спиртного ему было намного хуже, нежели Стасу. Неожиданно зазвонил телефон.
- Ало, - произнёс недовольным голосом, потревоженного не вовремя человека Стас, и вдруг оживился, услышав хорошо знакомый и желанный голос, - ой Катюха моя, привет! Я рад тебя слышать, очень рад Катька, как ты там, без меня? Как мама?
- Всё, всё хорошо, Стасик. Ты как? - отозвалось в трубке.
- Да ну его на хрен, голова раскалывается, вчера с Абди, и тут ещё кое с кем нажрались ни с того, ни с сего. Даже какую-то морковку притащили вчера к себе по пьянке.
- Симпатичная?
- Да фиг её знает. Я не помню, Кать, вообще ничего.
- Ну и как она?
- Ты имеешь в виду интим, не знаю, но по-моему ничего не было, - сказал Стас и подумав добавил, - кажется.
- Стасик, ты уж там поаккуратней, пожалуйста.
- Хорошо, Катька, я постараюсь, - сказал Стас, и вдруг резко поменял тему разговора, - зайчик, а как погода в Москве?
- Сыро Стасик, уже деревья почти голые, но морозов пока не было.
- А здесь уже морозит, - сказал Стас глядя в окно на заснеженную макушку Авачинского вулкана.
- Ты домой когда приедешь, я очень соскучилась, да и мама тоже, - отозвалось в трубке.
- Я тоже соскучился, а приеду когда, - Стас на мгновение виновато запнулся, - не знаю уж, Кать, как получится. Честно не знаю. Куба пока ничего не сказал, он недели через две прилетит, и тогда я с той птицей, что есть, приеду домой, а он останется здесь. А я буду в Москве принимать и отправлять её.
- Ладно, я тебя очень жду, Стасик.
- Спасибо. Ладно, не трать деньги, я сам тебе через пару деньков звякну.
- Пока, Стасик, целую тебя.
- И я тоже целую тебя, пока Катька...
...Катя положила трубку. Она вспомнила как почти год назад она познакомилась со Стасом, и улыбнулась. Превратность судьбы, её лихой поворот, счастливый случай, вот что это было. Катя вспоминала, как в выходной день в осеннюю московскую субботу, после обеда, сев на свою машину она, от нечего делать, от скуки, поехала на ВДНХ. И бесцельно прошлявшись там весь день по разным павильонам, ВВЦ и ВДНХ, она часов в пять вечера решила ехать домой. Недалеко оттуда, минутах в десяти езды на машине, Катя поняла, что очень голодна...
...Есть Катя не любила с детства, она и в балет пошла только по этой причине. В детстве она росла не болезненным, но очень худеньким ребёнком. Отчим сильно пил и бил мать, и когда Катьке, с лёгкостью и большими успехами, перешедшей во второй класс балетной школы, понадобились восемь рублей сорок две копейки на новую униформу, её отчим с возмущением произнёс.
- Скока-скока? Да это ж две бутылки водки! А они там сами, не могут что ли, по профсоюзной типа линии! Или лучше пускай на легкую атлетику идёт, там бесплатно. А то ишь - Плисецкая какая тута глянь, выискалась, - и закатил грандиозный скандал. Она ненавидела отчима.
Вечером того же дня её мать присела на край её кровати, и виноватым голосом произнесла.
- Доченька, не получится у нас с тобой, на балет.
- Я понимаю, мама, - произнесла как-то не по-детски Катя, с трудом сдерживая слёзы в своих огромных глазах. Через два, дня она сама пошла в балетный класс, и сказала преподавательнице крепко сжав кулачки, чтоб не заплакать, что больше не будет ходить на балет.
- Как это, не будешь ходить на балет? Катя, ну ты что, ведь у тебя талант! - развела руками в удивлении преподаватель балетного класса.
- А я на лёгкую атлетику перехожу, - быстро произнесла Катя и выбежала прочь, чтоб не выдать слезами своего горя...
Когда через месяц, её пьяного отчима, поехавшего за продуктами, сбил троллейбус в Москве, она этому даже обрадовалась. Мать всё чаще стала прикладываться к бутылке, и Катя была предоставлена сама себе. Она пешком, или без билета на автобусе - зайцем, с самой окраины города, где жила, через всю Тверь ехала туда, где был её балетный класс, и залезая на водосточную трубу соседнего дома, заглядывала в окно своего бывшего класса, и внимательно следила затем, чему там сейчас учат. А вечером, она пряталась от всех в зашарпанной и прокуренной ванной, пытаясь повторить, то что видела в окно. Однажды, её заметила директор дома детского творчества, очень идейная и строгая, партийная дама, вечно ходившая с портфелем и в военной гимнастерке с планкой боевых медалей на груди. И ничего не понимая ни в балете в частности, ни в искусстве вообще, но прекрасно разбирающаяся в сложной психологии детской души, она, посоветовавшись с сердобольной воспитательницей - майором из детской комнаты милиции и написав с ней куда-то совместное письмо, посодействовала, чтоб талантливую Катю отправили в школу народного танца при дворце каких-то профсоюзов, или пионеров в Москву, с постоянным проживанием в школе-интернате. Это был не балет, но всё же!
И уже через месяц, Катя, на виду у проверяющей комсомольско-партийной комиссии, которая была уверена, что во всех плясках, как они называли танцы, главное это пионерско-октябрятский задор и большой патриотический дух. И под её удовлетворённое прихлопывание, Катя с упоением плясала "Яблочко" и "Румбу". По словам этой же комиссии, этот танец дружественного нам по тому же патриотическому духу, испанского пролетариата, вечно угнетаемого бессердечными капиталистами. Катя не знала ни кто такие эти самые испанские патриоты, а уж тем более кто такие эти самые, плохие капиталисты, ей почему-то казалось, что они очень похожи на её отчима. Потом, через четыре года был класс эстрадного танца, где уже через месяц, на зависть всем, Катя с лёгкостью исполняла сольные партии. Но она тосковала по балету...
Справка. Дневные хищные птицы, обитающие на необъятной и разнящейся по климатическим показателям, огромной и очень растянутой территории России, (вообще в России обитает около 750 различных видов птиц) представлены довольно-таки многообразно. Но, из приблизительно чуть более пятидесяти (около 55) видов этих птиц, постоянно живущих или временно залетающих на необъятную территорию России, для соколиной охоты традиционно используются лишь некоторые. (В мировой фауне дневных хищников насчитывается около  290 видов. Почему "около", и почему эта величина непостоянна, можно показать на примере соколов рода (Falco). Бледный сокол (F.kreyenborgi) описанный лишь в 1925 году, известный по нескольким (пяти) экземплярам, считался самым редким видом соколов мировой фауны, но в 1980 году один "kreyenborgi", был обнаружен в гнезде южноамериканского сапсана (F.p.cassini), как его цветовая морфа. То есть минус один вид от общего количества. А на примере амурского кобчика, который ранее рассматривался как подвид кобчика обыкновенного (F.vespertinus amurensis), на настоящий момент, некоторыми систематиками описываемого как самостоятельный вид (F.amurensis), то есть плюс один. А уж после ревизии комплекса сапсанов, наверняка к общему количеству уже известных, прибавится несколько новых видов. Вот почему - около 290, а не к примеру 288 или 292 вида). Это избранная элита ловчих птиц. А именно, из соколов: это сапсан, балобан, кречет и дербник. Из ястребиных: - ястреб-перепелятник, ястреб-тетеревятник и орёл-беркут. Чуть реже используется степной орёл, орёл-могильник и орёл-карлик. Хотя в последнее время, наблюдается набирающая обороты тенденция в привлечении к этой охоте, и попыток использования в ней других, ранее не используемых как ловчие птицы видов. Что получится из этого, покажет время, но уже ясно то, что традиционно используемые на протяжении веков виды, самые перспективные и подходящие для этого, и возможно что современная попытка использования в соколиной охоте других видов, не первая и неединственная в своём роде попытка. Хотя в некоторых случаях использование нетрадиционных, в особенности экзотических, ранее незнакомых сокольникам, и не используемых как ловчие птицы видов, даёт поразительные положительные результаты. Нечасто, и даже довольно редко, но неоднократно предпринимались попытки привлечения к этому процессу и вполне успешного использования других видов. Как ловчие птицы великолепно зарекомендовали себя, использовавшиеся именно с этой целью: - южноамериканская гарпия (Harpia harpya), филиппинская гарпия (Bithecophaga gefferyi) и некоторые южно-азиатские узкоареальные ястребиные орлы. А так же некоторые эндемичные экзотические южно-азиатские и африканские орлы различных родов, такие как орёл-скоморох (Terathopius ecaudatus), и некоторые орлы из центрального рода (Aquila), как, например, капский чёрный орёл (А.verreauxii), австралийский клинохвостый орёл (A. audax) и некоторые другие виды мировой фауны, эквивалентные голарктическому беркуту. Использовались так же некоторые виды соколов. Такие как, мексиканский сокол прерий (Falco mexicanus), австралийский чёрный сокол (F. subniger), и ещё некоторые представители центрального (и не только) рода семейства соколиных, а так же различные тропические ястребы (Аccpirinae).
И многие из перечисленных выше видов, да и не только они, впервые использовавшиеся как ловчие птицы по пятибалльной системе оценки, получили бы твёрдые пятёрки, а иногда и с большим плюсом. Однако массовое привлечение к соколиной охоте видов из некоторых выше перечисленных, в особенности узкоареальных и редких из них, в условия наших холодных зим и умеренного климата, нереально и практически невозможно. Это и их редкость в природе, и отдалённость их природных ареалов, и климатические особенности мест их обитания, и если хотите, дороговизна последних. Поэтому на фоне хорошо известных и давно используемых человеком в соколиной охоте традиционных видов, это во всех отношениях - нерационально. Но проведённые попытки показали, что все эти и некоторые другие виды, вполне могли бы использоваться как ловчие птицы. Это можно считать одним из свидетельств того, что соколиная охота родилась где-то на необъятных просторах Азии, или что менее вероятно, Европы) и будучи географически изолированной, от перечисленных выше районов не была знакома аборигенным народам этих континентов. Хотя всё это остаётся всего лишь бездоказательной гипотезой.
... Во времена Ивана IV Грозного, отлов соколов и ястребов начинался ещё весной, точнее не сам отлов, а сбор гнездарей и их последующее приручение и выноска. (Выноска - термин сокольников, дошедший до наших дней. Выноской - называется обучение и тренировка ловчей птицы). Всё это было уделом самостоятельных ловцов-помытчиков. Они не платили в казну царскую податей и налогов, будучи полностью освобождены от любого тягла. И отдавая ближе к осени снятых из гнёзд, а в дальнейшем ими же самими выношенных, и в подавляющем большинстве приученных совершенно не бояться человека, но не более, соколов, с большей готовностью лететь на перчатку или вабило, нежели охотиться. Однако, птица должна была быть в добром теле, то есть хорошо упитанной, разлётанной, целой, совершенно здоровой и крепкой, а не худой и рыхлой. Именно эту категорию птиц, чаще всего и подносили послам и отправляли их в качестве ценнейших подарков в другие страны, предоставляя их дальнейшее и конкретное обучение сокольникам этих держав.
Некоторых из этих птиц ждала скучная жизнь, так как они просто жили, изредка летая лишь на перчатку вельможи, и не охотясь. Это, сие обладание такими птицами, далеко за пределами мест их гнездования, тогда было чем-то вроде престижа данью моде, символом королевского могущества, силы, власти и богатства и можно с большой уверенностью утверждать, что и важнейшим составляющим в придворной атрибутике. Однако, пойманных дикарями и в дальнейшем выношенных и обученных ловчих птиц, так же преподносили в качестве дипломатических и прочих государственных даров, подношений и отправляли в другие страны с послами. Эта категория птиц, иногда мешалась с собранными гнездарями, но ценилась несравненно выше, за ладное умение охотничье и красность лёта.
...Катя вспоминала, как в тот сравнительно ясный тёплый день, ранней московской осени, лишь только отъехав недалеко от ВДНХ, она вдруг резко, и как-то внезапно захотела что-нибудь съесть, что очень редко бывало в действительности. Обычно она ела завтрак, обед или ужин, лишь потому, что положено, больше по привычке, и ей на целый день хватало чашечки кофе с чем-нибудь незначительным, вроде бутерброда утром, сока с мясным или сырным салатом днём и вечернего чая с печеньем. Но день на свежем воздухе, сделал свое, и аппетит может быть впервые в жизни, разыгрался внезапно и не на шутку, и она увидела впереди большущее здание, на котором были надписи: - "БАР, РЕСТОРАН, ГОСТИНИЦА", сверху здания горела яркая впечатляющая вывеска - "ЗВЁЗДНАЯ". Остановив машину, непосредственно перед входом, Катя поднялась по ступенькам, и оказалась в довольно просторном вестибюле. Из-за стойки приятная молодая администратор, оценивающе посмотрев на дорогую, со вкусом подобранную Катину одежду, улыбнувшись, приветливо произнесла, обращаясь к ней,
- Здравствуйте, чем мы можем быть вам полезны?
- Здравствуйте, скажите, а у вас ресторан открыт?
- Бар открыт. Ресторан через сорок минут откроется, там перерыв сейчас, а бар прямо здесь на первом этаже.
- Бар, - задумчиво произнесла Катя в нерешительности. Она не любила никаких шумных питейных заведений и уже пожалела, что теряет время. Час, если нет пробок, а их сегодня во второй половине дня нет, ведь суббота, и она дома, - спасибо, а он приличный, этот ваш бар?
- Я вас провожу, - мило произнесла администратор, и выйдя из-за стойки, любезно сказала, - прошу, пожалуйста, бар замечательный, лишнего народа почти нет.
- А у вас в баре что-то можно съесть?
- Конечно! Там очень вкусные салаты и великолепное мясное ассорти, и народу в такое время совсем нет.
- Ну ладно, - почти нехотя согласилась Катя.
В почти пустом баре гостиницы "Звёздная", за столиком сидело лишь двое прилично одетых людей средних лет и приятной наружности. Катя, проходя мимо них, чуть улыбнулась. Вдруг, один из людей, внимательно посмотрев на неё, и даже как ей показалось, чуть приоткрыв рот от удивления, неожиданно встал и ни с того ни с сего восхищенно произнёс.
- Господи, боже ты мой! Какая девушка!! - и провожая её взглядом и как-то по-дурацки разведя руки в стороны, он вдруг добавил, - девушка! Милая девушка! Милости прошу к нашему шалашу. Присаживайтесь, пожалуйста.
- Это ещё зачем, - возмущённо произнесла Катя, не останавливаясь.
- А составьте нам, пожалуйста, компанию.
- С чего бы?
- А у нас проблемы, и своим присутствием вы бы скрасили наш стол, - как-то не очень уверенно произнёс он.
- Ну и решайте сами свои проблемы, - буркнула Катя.
- Вы извините нас и только не подумайте, что мы бросаемся на каждую первую встречную, - извиняющимся тоном произнес он.
- Стас! Стас, ну что такое ты несёшь, - сказал второй плотного телосложения мужчина, и приподнявшись многозначительно постучав несколько раз себя по виску, добавил, обращаясь к уходящей вглубь бара Кате, - простите, пожалуйста, моего друга, в сущности, он очень хороший и воспитанный человек, но сегодня косячит. Просим у вас прощения за нашу глупую бестактность, и всего вам доброго, - и чуть поколебавшись, добавил, - но если вы, вдруг надумаете вернуться, мы будем этому очень рады. Знайте, мы вас не собирались и не собираемся обижать.
- Ага, конечно, только вот машину переставлю, - произнесла Катя, скорее себе, направляясь вглубь бара, где была расположена стойка, и будучи в этот момент уверена на все сто, что больше она здесь не появится, и уж тем более не будет присаживаться, к кому бы там ни было за столик. За стойкой бара никого не было, и, постояв минуты две, она с досадой и разочарованием решительно направилась к выходу и когда она проходила мимо этих двух людей, один из них произнёс.
- Так мы вас ждём.
Ничего не ответив и даже не удостоив их взглядом, Катя прошла по коридору к выходу, и выйдя на улицу села в свою машину. Вырулив на Ярославское шоссе, она вдруг резко включив поворот, прижалась к обочине и остановила машину. "Ну, и приеду я сейчас домой, ну поем, ну телик посмотрю, дальше-то что? Ребята приятные, а я как хамка, как дура какая-то - решайте сами ваши проблемы! Как идиотка какая-то, глупенькая. Я поеду!" - подумала Катя, и решительно с визгом развернула свой "BMW". И поставив его через минуту на платную автомобильную стоянку гостиницы она вновь открыла дверь, ведущую в вестибюль гостиницы. Каково же было удивление администратора, когда, спустя десять минут, после того, как она проводила загадочную посетительницу в бар, она опять увидела всё ту же дорого и со вкусом одетую привлекательную молодую женщину, вновь входящую в дверь гостиницы.
- Наш ресторан ещё не открылся, - с удивлением и растерянно не зная, что сказать, произнесла администратор.
- Я в бар. Я машину на вашу стоянку ставила.
- Ой, извините, пожалуйста! Прошу вас, пожалуйста, - с улыбкой произнесла администратор.
Увидев возвращающуюся Катю, один из сидящих за столиком к ней лицом, улыбнулся, и встав обрадовано произнес.
- Вы вернулись, милая девушка, а мы вас ждём! Присаживайтесь пожалуйста, что вы будете пить?
- Я не знаю, я вообще-то за рулем, да и не пью как-то, - произнесла Катя, присаживаясь на в две руки пододвинутый стул.
- Ну, по чуть-чуть ведь можно! Выбирайте, - сказал плотный, делая многозначительный жест рукой.
- Можно, наверно можно, - сказала Катя, улыбнувшись своей обворожительной улыбкой и посмотрев на витрину бара, добавила, - ну тогда вон ту, пузатую бутылку с зелёной веточкой на этикетке.
- Куба, я тебя умаляю, - произнёс один из мужчин, положив себе руку на сердце.
- Шо всю!? - спросил второй.
- А что там пить! Ну, Саш, сделай а! Ну я тебя прошу.
- Ладно-ладно, нет проблем. Но литр "Абсента", даже мне много, -произнес плотный.
- Тащи, не тарахти, - произнес второй.
- Ну-ну, - многозначительно произнёс он и направился к стойке бара.
- А меня Стасик звать, а моего друга Куба, ой, то есть Саша, а вас как? - произнес, улыбаясь оставшийся за столиком мужчина, когда его друг направился к стойке бара.
- А меня Катя.
- Катя, вы обворожительны!
- Спасибо, - чуть смутившись, улыбнулась Катя.
- Я конечно, прошу прощения, что прерываю вашу милую беседу, но кто-нибудь из вас эту штуку хоть раз пробовал? - произнес, возвратившись к столику плотный мужчина, принеся вместительную бутылку с конопляным листком на этикетке.
- Плевать, Саша, давай по полной, и сам поддержи компанию.
- Ну-ну, - вновь многозначительно произнёс Саша, и обращаясь к Кате, вопросительно добавил, - и вам тоже по полной?
- А я что, не русская что ли? - неожиданно для себя самой произнесла Катя, будучи уверенной в том, что это какой-то слабенький ликёрчик.
- Ну-ну, - опять повторил он, и многозначительно покачав головой, добавил, - да, друзья мои, чую у нас с вами сегодня предстоит весёленький вечерочек, - сказал плотный, наливая в фужеры по половине загадочного принесённого спиртного, и добавил, - а может всё же разбодяжим чуток. А то, девушка, как только вы ушли, этот уже с горя влил в себя немного..., так что бодяжить?
- Валяй, - сказал и без того уже немного выпивший Стас.
- А чем?
- Ну что ты пристал к нам, слова не даёшь сказать! Чем, чем? Шампанским, Куба, вот чем!
- Чем-чем? - с улыбкой, вопросительно произнёс крупный мужчина.
- И до конца, без остановки, - добавил Стас, не сводя восхищенного взгляда с Кати.
- Ладно! Гляжу я, и вижу, что никогда не выйдет из тебя Стас, настоящего путного алкоголика. Всё готово, - произнес он, поболтав стакан, и зачем-то посмотрев его на просвет, добавил, - годится. А кто не выпьет до конца, - он на секунду задумался, - тот пускай на всю жизнь останется один.
- Я выпью, этот тост до конца, я обязательно выпью, - произнесла Катя и тихонько добавила, - я не хочу одной оставаться на всю жизнь.
- А ты, Куба, сам-то не боишься, с таким тостом остаться один, без своей Ирки? - вдруг спросил второй.
- Кто, я? Я-то такой тост до конца, до упора! Я хоть отраву выпью! Хотя, - он скорчил гримасу, - думаю, что это не лучше. Кстати, попрошу минутку внимания, друзья мои. Значит так, пьём всё это, вот так, по-другому просто не получится. Закрыли нос, задержали дыхание, и что есть мочи залпом. Или просто как я, взяли и вылили это туда. Что, всем всё ясно?
- Ага, - с охотой кивнул головой Стас.
- Ну, тогда за знакомство, - улыбнулся Куба.
- Нет, за то, чтоб не остаться одной, - сказала Катя, и начала с трудом проглатывать коктейль, сотворенный одним из её новых знакомых. Такой дряни Катя не пила в своей жизни. Но она, помня тост, со слезами на глазах и большим усилием, вылила в себя это пойло.
Через минут пятнадцать-двадцать, плотный внимательно посмотрел на сильно посоловевшие глаза Стаса, и сказал, что лучше будет, если они все пойдут в номер. К своему собственному удивлению, охотно согласившись, Катя взявшись за предложенную руку Стаса и покачиваясь с ним в унисон проследовала к лифту.
...Смутные обрывки эпизодов вчерашнего вечера, чудом застрявшие в памяти, какие-то тосты, какие-то странные птицы с шапочками на головах сидящая в ванной комнате, смех, и бокал шампанского на брудершафт... вот то, что она помнила, проснувшись утром, от дикого казалось нечеловеческого храпа. Храпел плотный, в неудобной позе возлегая на кресле. Катя привстала и обнаружила, что на ней нет юбки, но зато была одна туфелька. Но все остальное, включая золото и часы, на первый взгляд было на месте. "Кажется, не ограбили", подумала Катя, тихо вставая. Она, обмотавшись простыней вышла на кухню, и залезла себе под колготки и трусики. "Кажется, секса не было. Так, а где сумочка, ключи от квартиры и машины, техпаспорт, деньги, права. Вот же они! Всё на месте, кажется, не ограбили. Кажется. Так, а где юбка? Господи, да вот же она, в комнате она на люстре висит!".
В кухню кряхтя, вошел проснувшийся вторым Саша, и увидев Катю, сначала сделал чуть удивлённое лицо, а затем как бы вспомнив, шутливо произнёс.
- Здоровеньки булы, у тебя головка не бобо?
- Достаньте мою юбку, пожалуйста, - взмолилась Катя.
- Да нет проблем, пожалуйста, - произнёс он, вернулся в комнату, и чуть подпрыгнул, снимая с люстры её юбку, - на, держи.
- А как она туда попала?
- Здрасте вам! Ты её туда сама вчера забросила.
- Зачем? - удивилась Катя.
- Она мешала тебе показывать нам со Стасом балет, этот, как его, э-э, - он почесал затылок, - о, вспомнил - батман.
- Катастрофа, - Катя обхватила голову руками, - мне стыдно.
- Да нет, нам всё очень понравилось, а мне так в особенности шпагат.
- Я так в жизни никогда не напивалась, - стыдливо произнесла Катя.
- Ерунда! - произнёс её собеседник, - достигается упражнением.
- Мне стыдно.
- Кофе будешь? - как будто не слыша ее, спросил он.
- Спасибо, буду. А что это мы вчера такое убойное пили?
- Ой, а тебе оно надо, я думаю, что больше, ты такое пить не будешь, я правильно понял? А ты что подумала, там?
- Я думала, что это какой-то слабенький ликёрчик, или что-то типа того, а это убойная отрава.
- Водка по сравнению с этим, как ты выразилась, ликёрчиком, детское шампанское.
- Я догадалась. А сколько там хоть градусов?
- За полтинник! - произнёс он, и вдруг резко сменил тему разговора, - кстати, мой молодой и неженатый друг очень очарован твоей неземной красотой.
- А сколько ему лет, вашему молодому и неженатому другу?
- Чуть за тридцать.
- И ни разу не был женат.
- Да нет, был конечно, но как говорят, не сложилось.
- А, ну да, все бабы - стервы, - с укоризной и многозначительно покачала головой Катя.
- Полная чушь. Моя жена, например, просто золото.
- А, я поняла. Ваш друг наверно просто алкоголик.
- Да нет, он вообще плохо переносит много водки сразу. Ну а ты, должен тебе заметить, так вообще пить не умеешь.
- Так и зачем он развелся со своей женой, если он такой хороший человек?
- Странная у тебя позиция, чисто женская. По-твоему, что если он хороший, значит причины для развода быть не может, а ты не допускаешь возможного варианта, что его положительные качества мало что решали в той ситуации?
- Как так? - удивленно спросила Катя.
- Объясню короче и проще, он хотел, чтоб она подарила ему ребёнка, а она могла подарить ему только триппер.
- Здорово, - смущенно произнесла удивленная Катя.
- А вы, кстати, хорошо вместе смотритесь, я это ещё вчера заметил, - сказал её собеседник.
- А что вы здесь в гостинице делаете? - спросила Катя, не отреагировав на сказанное перед этим.
- В Домодедово палевом запахло, пришлось нашу отправку откладывать, птиц.
- Это тех, что в ванной на перекладине сидят? - спросила Катя.
- Да их. Это кречета, если тебе интересно. Ну, и мы вот здесь перебились денёк. А ты составила нам компашку. Да, а кстати, мы тебе что-нибудь должны?
- Вы за кого меня принимаете? - возмутилась Катя.
- Извините великодушно, а принимаем мы тебя за даму, легкомысленно переночевавшую в гостинице с двумя, прямо скажу сомнительного вида типами. Но ты, и вправду на путанку не похожа, тебя как зовут-то, извини, вылетело из головы?
- Катя.
- А подружку - две кати, - тихо пробубнил он себе под нос.
- Что-что, не поняла?
- Нет-нет это я так, - сказал здоровяк, и внимательно посмотрев на неё, добавил, - Кать, а Кать, а я ведь и свою вину чувствую, в том, что ты здесь.
- Да ладно, я тоже хороша.
- Кстати повторюсь, мой друг неженат, и вполне мог бы составить тебе компанию.
- Это в каком это смысле? Да, и с чего это вы решили, что я не замужем?
- Послушай, говори мне "ты", пожалуйста.
- Ладно.
- Есть, Катя, такая наука психология, может быть слышала?
- Да, кое-что.
- Так вот, девочка, я три минуты пообщавшись с тобой, понял ещё вчера, что человек ты в общем хороший и добрый, только одинокий и очень несчастный. Так что давай, не выделывайся, а выходи за Стаса замуж.
- Ах да, да, я совсем забыла, его кажется, Стас зовут! - рассмеялась Катя, и вопросительно игриво добавила, - замуж? Так он не предлагал мне, кажется.
- Ну а если предложит, выйдешь?
- А если предложит, - она на мгновение хитровато прищурила свои глазищи, - то запросто.
- Договорились.
Из ванной вышел проснувшийся Стас, и вытирая лицо полотенцем, сказал.
- Мне так плохо не было давным-давно. Простите меня, милая девушка, я вчера не хулиганил?
- Нет, кажется, - не очень уверено ответила Катя.
- Стас, надеюсь, ты помнишь, что это Катя, и она согласна быть твоей женой. Я сказал! Рекомендую Стас, лучшего варианта тебе вовек не сыскать! Я просто уверен.
- Куба, кончай! Мне и так неудобно, а ты здесь со своими шуточками, ну тебя в баню.
- Я сказал, а тебе думать, Стас, я ведь серьёзно, - почти возмутился Куба, - ладно, я поехал по делу, помоги мне упаковать птиц. Самир звонил ещё вчера, уже внизу наверно ждёт. А с тебя всё равно сегодня толку, как с козла молока. Включи мобилу. Если отправлю, то поеду домой, мне Хасана встречать, появлюсь через неделю. Номер гостиничный просто захлопнешь. Кать, а ты всё-таки подумай над тем, что я говорил. Всё, пока, я ушёл.
- Удачи, тебе Куба, - чуть виновато сказал Стас проводив его. И вернувшись в гостиничную кухню, где Катя допивала свой кофе, вдруг схватившись за голову, неожиданно произнёс, - Мама! Я забыл, про маму! Ну всё, она на меня смертельно обидится.
Такое отношение к матери очень тронуло Катю и она, сама не зная, почему, не торопилась домой. Какая-то неведомая нить удерживала её здесь рядом с этим симпатичным и весёлым человеком, хоть она и понимала, что это выглядит даже немного неприлично. Но ей не было стыдно, да и ребята были без комплексов, они ей нравились оба, но тот уже ушедший, который был старше, плотного телосложения нравился как-то как наставник, как взрослый мужчина нравится молодой девчонке, как учитель нравится ученице, как старший друг, как сосед. А вот второй, был смешной, длинный и нескладный, но видно, что тоже не из робкого десятка. Он нравился по-другому. Так, как мы иногда из большого количества людей, находящихся в одном месте, выделяем и симпатизируем одному, или же всего лишь нескольким людям, теоретически на подсознании воспринимая кого-нибудь из них как возможного партнёра.
- Послушай, Кать,.. - произнёс он, когда посмотрел в окно, как его друг ставит в ожидающую его машину довольно объёмную сумку.
- О, ты помнишь, как меня зовут! - перебила его Катя.
- Я ещё вчера запомнил, только очень напился, извини.
- Ладно, слушаю, что ты хотел сказать? - произнесла Катя мысленно ругая себя за резкость.
- Да-да, послушай, а давай поехали к моей маме, пожалуйста.
- Это еще с какой стати?
- Я не приехал вчера к ней, а обещал.
- Так позвони.
- Нет, это ещё больше её расстроит. Поехали, пожалуйста, ну что тебе стоит? - взмолился Стас, - я тебя с мамой своей познакомлю, да и мне меньше перепадёт.
- Вот такие вы, все мужики и есть, не успел познакомиться, уже как защитную стенку использует.
- Да нет же, ты не так всё поняла.
- Ты с мамой живёшь? - спросила с любопытством она.
- Нет, у меня своя квартира, а мама моя - прекрасный человек, честно Кать, я не вру.
- А если она меня спросит, давно ли вы знакомы, я же не могу сказать, да нет, типа переночевали тут вместе в гостинице сегодня...
- А скажи ей, что мы с тобой давно знакомы.
- Врать не люблю, - сказала Катя. Ей всё больше и больше нравился этот парень. Он не нахрапом, не буром как другие, а просил, просто просил её. Катя, чётко осознавая, что ей, ничего не стоит сказать просто - нет. И то, что он ничего с этим не сможет поделать. В душе она уже согласилась съездить с этим симпатичным ей человеком к его маме, тем более ей это было даже интересно.
- Да сердце у неё. Понимаешь, я ей обещал приехать вчера вечером, - умоляющим тоном продолжал Стас.
- Но тут подвернулась плохая тётя, - вставила Катя, и опять ей самой почему-то в душе стало стыдно за свою необоснованную дерзость.
- Ой, ну ладно уже, и так голова трещит, - скорчил молящую мину Стас, - она расстроенная наверно, а если будешь ты, мне не так достанется, ну что тебе стоит! Там потом тебе, если надо будет, я тоже съезжу тебя отмазать перед твоими.
- А у меня нет никого, - сказала Катя.
- Что совсем? - искренне удивился Стас.
- Совсем.
- Как это? - еще с большим удивлением переспросил он, - так не бывает.
- А вот так, - сказала Катя и добавила, - ладно, поехали к твоей маме, но только чтоб не надолго.
- Спасибо тебе! Я вызываю такси.
- Да я на машине.
- Кать, я тоже на машине, но ездить в таком состоянии я не в силах, оставлю здесь на стоянке, через день-другой заберу. Сегодня уже воскресенье, и гаишников пруд пруди.
- А я в таком состоянии бываю редко, если не сказать никогда, и поэтому, будучи с ним не знакома, чувствую себя абсолютно нормально и готова ехать. А инспектора ГИБДД меня не останавливают.
- А это еще, почему же?
- Номера у машины крутые.
- А ты смелая, Кать, - внимательно глядя на нее, сказал Стас, - спокойно с незнакомыми мужиками пить, в наше время, смело.
- Да, я такая, - весело произнесла она.
И действительно, она не боялась ни изнасилования, ни группавухи, и даже имела в этом некоторый опыт. Нет, изнасилования она конечно боялась и очень, но являясь дамой свободной, она ещё совсем недавно, не исключала короткой случайной связи, конечно по согласию и необязательно с одним партнёром. Примерно за два месяца до знакомства со Стасом, как-то после работы по дороге домой, в пятницу перед выходными, она заехала что-нибудь купить себе к ужину в большой продовольственный супермаркет, неподалёку от станции метро Варшавская и сразу увидела высокого симпатичного парня в форме курсанта военного училища. Несколько раз их взгляды встречались, и видя, что он и ещё два его друга сосредоточенно подсчитывают деньги, она подошла и протянула им две сторублёвые купюры.
- Это что, девушка, нам? - удивлённо спросил один из них.
- Да-да, вам, а то я вижу, как вы мелочь наскребаете, а у меня брат тоже курсант военного училища, - соврала Катя.
- Ой, спасибочко вам огромнейшее.
Выйдя из магазина, она не отъехала, а наоборот быстро заняла освободившееся место возле входа в магазин и стала ждать. Через пару минут вышли и те самые курсанты.
- Эй, военные, - крикнула им Катя, специально опустив для этого окно в машине, - вам куда?
- Чертаново.
- Ой, мне по дороге, садитесь подвезу, - опять соврала Катя.
И она их подвезла и была приглашена в гости. Любви с понравившимся парнем не получилось, зато получился шикарный ошеломляющий секс, сначала с ним одним, а затем по очереди с каждым в отдельности и в завершение со всеми тремя сразу. Ей понравилось. Она ночью, тихо убежала от них спящих. Забрав свою сумочку и накинув на себя только свой джинсовый сарафан и туфли, она оставив как память им всё своё нижнее бельё, потихоньку на цыпочках вышла из квартиры, и заведя машину, быстро проехав несколько кварталов, с дрожащими от возбуждения руками остановилась перевести дух. Затем придя в себя, она приехав домой, и напустив полную ванну, сядет в неё и будет с удовольствием вспоминать сегодняшнее происшествие, закрыв глаза. И решив это повторить, через неделю в следующую пятницу, лишь только кончится работа поедет к этому же универмагу и около часа простоит там, в надежде на то, что придут её курсанты. Потом, она поедет искать их дом, но найдя район, дом так и не найдёт, оставив в памяти лишь второй этаж и голубое пастельное бельё. На следующий день в субботу, после неудачного поиска своих курсантов, она поставив машину на стоянку поедет на метро в цветочный ларёк. Она поехала туда, по предварительной договорённости с пожилой продавщицей, за заказанными лично для себя астрами, которые очень любила. И там, очень неосмотрительно, сядет в машину к двум улыбчивым кавказцам возле станции метро Китай-город. Это был кошмар. Отъехав в укромное место, цинично, грубо и бесцеремонно в течение получаса, они оба поочередно использовали её как надувную куклу из сексшопа, и так же бесцеремонно потом выставив из машины и уехали. Она, сдерживая слёзы и стыдливо одёргивая измятую одежду примчалась домой на такси, забыв про заказанные астры. Этот урок она запомнила хорошо, и дала себе зарок никогда, ни за что не садится в машину к незнакомцам, как бы любезно они это не предлагали. И на этом закончились её поиски курсантов, и других сексуальных приключений. Эти воспоминания были, казалось, из другой жизни, куда возвращаться Катя бы ни за что не хотела...
...Стас для неё был истинным подарком судьбы. Он был первым человеком в её жизни, с которым она попробовала жить совместно. И уже через короткий промежуток времени, после их спонтанного знакомства в гостинице "Звёздная", она очень привязалась к нему. К этому постоянно шутящему и немного безалаберному очень добродушному и ставшему таким родным и единственным человеку. И к которому она летела, как на крыльях любви после работы, и никуда не хотела отпускать его, даже на самое короткое время. Она, как говорят, втрескалась по уши, и была от этого счастлива. Правда её поначалу несколько мучила совесть, относительно отношений со своим шефом на работе, но этот факт огласке она предавать ни за что не хотела и пока оставила всё как есть...
- 3 -
...Над недавно обновленной крышей каменной ратуши, в Ревеле (старое название Таллинна (во времена СССР русское название писалось как Таллин, то есть с одним Н, сейчас целесообразней применять название Таллинн)) весело щебетало с десяток синиц, а воробьи обживая строение, внимательно изучали крышу в надежде на обнаружение подходящих, но только следующей весной мест для строительства гнёзд.
В зарешёченные окна герцог Магнус, принц датский, будущий король Ливонии, брат короля датского Фредерика II, в году 1559 купившего для него Курляндское и Эзельское епископства, и поставленный королём Шведским в земли Ливимские и Эстляндские на правление, видел как морем прибыли два судна с миссиями посольскими. Первая миссия из Королевства Английского, прибыла морем с послами в далёкую холодную Московию. А вторая, с его собственными послами, прибывшими с тайного визита от короля польского Сигизмунда II Августа.
Послы свои что прибыли от короля польского Сигизмунда II Августа, рассказали герцогу, что миссию свою они выполнили, тайное послание его и дары трансильванскому князю Иштвану (Стефану Баторию) передали, но дары присланные царём русским Иоанн-Юльмом (Julm - Иван- жестокий), затмили блеском своим его скромное подношение, и самое что произвело впечатление на короля Сигизмунда и на его зятя, это было две ловчих птицы белых, в дорогих украшенных золотом клобуках. Приказал узнать Магнус, что за птица такая была послана королю польскому царём русским и доложили ему сразу же, что это та птица самая, коею по осени на побережье ловцы датские да шведские у нас ловят. Та птица, с коей охотятся, и та к чему у его высочайшего величества герцога Магнуса нет ни малейшего интереса.
Всю ночь, не сомкнув глаз думал Магнус, а по утру приказал найти хоть одного человека во всей подвластной ему земле, кто что-нибудь смыслит в птицах таких, и хоть чуть-чуть русский знает. Призвал затем к себе Магнус послов английских, и дав в их честь пир, предложил остановиться в качестве гостей перевести дух на три дня. Согласились послы английские отдохнуть от дороги нелёгкой, удивлённые радушием молодого правителя Ливимского.
В пору ту, Ревель был разделён на два города - нижний и верхний, и даже разговаривал на разных языках. В нижнем проживало эстонское население, в основном крестьяне, ремесленники, рыбаки и разговаривали там на родном языке, (финно-угорская группа) иногда с примесью немецкого, дающего возможность к общению с властями. А в верхнем Ревеле говорили на немецком и шведском. И проживала там в основном привилегированная элита, состоящая из судей, верхушек власти, придворных и пр.
Сам Ревель представлял собой крепость с городищем внутри расположенную на берегу моря, и был лакомым куском, на который с завистью смотрели правители многих европейских держав. При теоретическом присоединении его к любой державе это было великолепное и очень удобное место для торговых и прочих связей с Востоком.
Благодаря своему устройству и географическому положению Таллинн того времени, осаженный вражеским войском, мог получать продовольствие и всё необходимое через море. И наоборот в случае угрозы с моря, открыть лишь сухопутные подходы.
Коренное эстонское население было смелым, рослым, сильным и воинственным народом, но управляемое чужеземными правителями, будучи искусно и искусственно разрозненным, совершенно не имело никакой возможности к серьёзным объединённым действиям. Под внешним пренебрежением шведов, русских и немцев скрывалось не что иное как страх перед тем, что восставший и объединённый коренной народ, сам или в союзе с кем-то может представлять серьезную военную и аппозиционную угрозу, с реальной возможностью стать серьёзной стратегической единицей. И под всем этим, была вполне обоснованная почва. Смещение ненавистного гнёта чужеземного правителя было у всех на устах в нижнем Ревеле того времени и являясь часто обсуждаемой темой среди жителей оного. Среднего класса и многие богатые представители местного населения, несмотря на привилегии со стороны правящей верхушки, в душе поддерживали позицию простолюдинов, презирая чужеземцев, и это было опасно вдвойне. Исторически законопослушное коренное население, в любой момент могло поднять непредсказуемый бунт, и поэтому правители постоянно чувствовали себя как на пороховой бочке. Как способ оградить себя от возможного восстания, они избрали строжайшую регламентацию и соблюдение законов во всех эшелонах власти и главное народа.
Вместо справки. У всех дневных хищных птиц (за очень редким исключением, лишь у некоторых экзотических видов, не заслуживающих внимания сокольников), самки заметно крупнее самцов. И у больших соколов именно самки, являются вожделенной и желанной добычей ловцов, ориентированных на Арабский Восток, за исключением пожалуй, некоторых самцов-переростков кречетов и балобанов, или самцов имеющих редкую или экстремальную окраску, например белую или наоборот очень тёмную. Например - самцы сапсана, за редким исключением самцов его алеутского подвида и некоторых индивидуумов из его северных популяций, мало интересуют арабских сокольников и стоят недорого. Минимальные размеры соколов в 1985 году востребованных для Арабского Востока были следующие: балобан - 42-43 сантиметра, сапсан - 38-39 сантиметров (все размеры в книге даются, как принято у сокольников, от плеча (начала крыла) до конца хвоста, сидячей на присаде птицы, а не полный размер, как это принято в орнитологических описаниях. Общепринятыми, более подробными описаниями размеров и орнитологических параметров, лишь в некоторых случаях, я дополню описания для более полной ясности (вес, размах крыльев, длина крыла, и пр.)). Но через двадцать лет после того, как туда попал первый кречет, требования заметно возросли и к размерам, и к окраске. Кречета и балобаны не менее 44-45см, сапсан 40-41см, но возросли и цены на птиц. Хотя умение охотиться, и так называемая уловистость ловчей птицы не зависит ни от её размера, ни, тем более, от окраски, и сокольников не придерживающихся каких-то строгих параметров, вполне устраивают любые по размеру и цвету птицы, которые так же с успехом могут использоваться в качестве ловчих. А некоторые российские сокольники вообще отдают предпочтение более мелким и резвым, и заметно уступающим в размерах самкам, самцам соколов, умышленно выбирая по размеру меньших. Аргументируя свою приверженность тем, что например для более крупных и громоздких самок, нужно большее место для разлёта, более крупный охотничий объект. Больше по объёму еды, а соответственно больше и обратный процесс, а иногда и большую контактность самцов, и их более низкую стоимость, и тот факт что более грузные самки в неволе чаще предрасположены к наминам. С последними двумя пунктами не согласится сложно.
Сороки, как и все врановые, прекрасные родители. Сообразительные и общительные с большим знанием дела передают они свой, в совокупности накопленный опыт молодёжи, опекая своих подросших птенцов довольно продолжительное время. Сообща воруют, сообща улетают в момент опасности, сообща защищаются от врагов и чем их больше, тем уверенней и нахальней они себя чувствуют. Будучи как большинство врановых абсолютно всеядными, это чёрно-белое племя всё же охотней потребляет мясной рацион, ну на худой конец, остатки с человеческого стола. Люди, содержавшие сорок в качестве домашнего питомца, отмечали их любознательность, быстроту мышления, весёлую деловитую неугомонность и конечно же воровитость. Населяя практически всю голарктическую зону и образуя на протяжении обширнейшего ареала множество форм, рас и подвидов, сороки являются суперпрогрессирующим фоновым видом практически во всех частях ареала. Лес и окрестности деревень, приближенный к тундре ландшафт и свалки, городские парки и крыши супермаркетов, дачные посёлки и окрестности столовых в городских учебных заведениях, всё осваивается с одинаковой скоростью и успехом. Являясь в холодное время года ярко выраженным синантропом, в весенне-летний период они с большим успехом промышляют по гнёздам мелкой птичьей братии, не обращая внимания на их порой коллективную оборону. Одни в этот момент делают отвлекающий манёвр, вызывая агрессию на себя, а другие их грабят, воруя птенцов. На станциях юннатов, в зоопарках и живых уголках, да и просто в частных руках, найденная ещё птенцом - слётком и в дальнейшем выкормленная ручная сорока обычное явление. Порой это любимица дома доставляющая своим хозяевам множество незабываемых весёлых минут. Быстро разобравшись в табеле о рангах, кто в семье главный, и кто её кормит, подросший сорочёнок часто ставит себя на первое место после хозяев, просто-таки не давая жизни остальным четвероногим и пернатым обитателям человеческого жилища, и воспринимая любой корм в их миске, как собственное оскорбление. Ну а любовь сорок к блестящим предметам стала притчей во языцех, и хорошо и давно известна человеку. В условиях домашнего содержания ни раз хозяевам ручных сорок приходилось искать ключи, часы, запонки и т. п., иногда обнаруживая в самых неожиданных местах, небольшие хранилища различных блестящих "сокровищ". Чрезвычайно пластичные и очень неприхотливые в дикой природе, они живут везде, где есть что-нибудь мало-мальски пригодное им для еды, ловко приспособив свой оппортунистический образ жизни к реалиям современности и технического прогресса.
Справка. Кречет (Falco rusticolus) циркумполярный вид, относящийся к центральному роду соколов, обитающий в северной части Палеарктики и Неоарктики. Название "кречет" имеет русское происхождение. На большей части своего впечатляющего ареала, гнездящийся ближе к полярному кругу в Северной Америке, на Севере Евразии и островах бассейна Северного Ледовитого и северной части Тихого океана. Ареал в России растянулся от Кольского полуострова, до Тихоокеанского побережья.
Населяет тундры, лесотундры, разреженные леса, горные плато и прочие ландшафты в Северной Скандинавии, всего необъятного Севера России, севера Канады и всю нелесную зону Аляски, а так же острова бассейна Северного Ледовитого океана - Новая Земля, Северная Земля и пр., и другие северные острова Атлантики - Исландия, Гренландия, Лабрадор и пр.
Самый крупный вид из современных настоящих соколов. На протяжении своего обширнейшего растянутого ареала, расположенного ближе к южной границе практически всей не урбанизированной материковой и островной арктической зоны. Имеет около десятка подвидов и форм, которые очень хорошо различают сокольники и ловцы, но не совсем чётко некоторые профессиональные орнитологи. Очень полиморфный вид. В России обитают, или залетают на её территорию несколько подвидов. Это, редко залетающие к нам с запада исландский и норвежский кречеты, наши восточносибирский и западносибирский кречеты, обитающий на самом востоке ареала камчатский кречет, и прочие, обитающие или залетающие на территорию России из соприлежащих регионов.
Кстати, так называемый алтайский кречет, с точки зрения зоологической систематики вовсе не кречет, а балобан.
На Камчатке, на берегу реки Начилово, был спрятан браконьерский схрон с икрой. Много горбуши зашло в тот год в камчатские реки Якутовую и Начилово. И люди, заготовившие её в однодневный срок, опасаясь рыбинспекции и работников милиции, в усиленном режиме патрулирующих в это время окрестные трассы, не смогли вывезти сразу всю икру, а оставили часть в больших полиэтиленовых пакетах, с тем, что бы вывезти её позже, на следующем заходе. На следующий день, ранним утром, браконьерская бригада вернулась за своей добычей, спрятанной в старой делянке, и обнаружила с десяток пирующих на их собственности сорок. Предварительно проклевав в одном из пакетов небольшую дырочку, и прорвав его, два сорочьих семейства воспользовались человеческим трудом.
- Сволочи, воры! - закричал один из людей, как только они подошли к схрону, - а ну-ка, Толян, влупи-ка им гадам поделом.
- Ща, Орех, ща, - сказал один из приехавших, - вы их только не пугайте, я быстро к Лёньке в "Рефку" сбегаю, это три минуты, за стволом, и назад, - и быстро побежал к оставленному на трассе небольшому белому грузовику. Скоро вернувшись назад, и оглядевшись, нет ли поблизости случайных ненужных ушей, которые могут услышать выстрелы, что в данной ситуации было крайне нежелательно, он взвёл курок.
- А ну, суки, получите! - проорал он, убедившись, что всё тихо, и спустил курок.
Прозвучало несколько выстрелов, и пировавшие напуганные и раненые птицы разлетелись врассыпную. Но часть замертво упало на землю, часть, спасаясь, бросилась, кто куда, а одной из взрослых сорок дробина, срикошетив от камня врезалась в глаз. Она, оглушённая сильным ударом той самой дробины, потеряв сознание, сначала свалилась рядом со своими, только что убитыми птенцами этого года, но уже через несколько секунд очнувшись, она с трудом, терпя сильную боль, полетела прочь. Ей вслед было вскинуто ружьё, но кто-то сказал:
- Да чёрт с ней, не шуми, Толян, пускай летит, всё равно сдохнет...
... Через неделю свинцовая дробина загноилась и выпала, оставив эту сороку слепой на один глаз. Множество трудностей и испытаний пришлось пережить этой одноглазой птице. После того как она получила травму, сильно напуганная улетая из этих мест, потеряла родственников. А другие сорочьи семейства били и гнали её от себя. Тяжело стало добывать еду в одиночку, несколько раз она чудом спасалась от ястреба. Её обзор сократился почти вдвое. Она, примыкая то к одному, то к другому сорочьему сообществу, на последних ролях, перебиваясь случайной едой. Но она приспособилась и выжила.
К осени сорочье племя подтянулось ближе к человеческим поселениям. Но после произошедшего, одноглазая сорока сторонилась и боялась человека, и осталась одна. Однажды, она видела как кречет, просвистев в своём быстром полёте прямо у неё над головой, с силой налетел и с налёта ударил большого каменного глухаря, беззаботно склёвывавшего камешки на открытом месте, неподалёку от реки. Затаившись на ветке в кусте, она дождалась, пока тот насытится и улетит, и воспользовалась потом щедрыми остатками после его трапезы. И она запомнила это и поняла, что на соколиной поеди, всегда остаётся что-нибудь съедобное, то чем можно поживиться.
Сокол-сапсан, на старой Руси времён Ивана Грозного, назывался просто соколом (более позднее и современное название - сапсан, пришло из калмыцкого), и имел как минимум четыре названия, соответствующие различным возрастным стадиям птицы. Молодка или молодик, птица первогодок-сеголеток, в своём первом наряде, которых в свою очередь делили на слётков и гнездарей. Собственно - сокол, или розмыт (раз (с)-мытившийся, то есть единожды перелинявший) не имеющий ещё взрослой окраски до второй линьки птица. Дикомыт или ясный сокол - птица после второй своей линьки. И цветной сокол, то есть взрослая птица.
Балобаны и кречеты делились на кречетов и челигов, то есть на самок и самцов (значение "челиг", позднее стало применимо к самцам и других видов хищных птиц, и уже в то время и даже несколько ранее известно как термин, изредка применяемый и самцам ястребов). По цвету различались более десятка вариаций, имеющих своё название, как возрастные, так и размерные, то есть половые, так и связанные с окраской. "Красная" (белой окраски) птица ценилась выше всего. За ней шла "подкрасная" (полубелая) и "краплёная ясная", (то есть светлая или осветлённая, обязательно белогрудая и белоголовая птица с характерной тёмной стрелкой или штрихами по спине и крыльям). "Кречета краплёныя тёмныя" - (самки балобанов и кречетов, краплёные большим количеством штрихов на крыльях, тёмными каплями различной интенсивности на груди и светлыми пятнами под крыльями и на хвосте). Название окраски "кречета серыя" было применимо к молодым самкам кречетов первых двух лет жизни, обычной окраски, но ещё с ювенильной, то есть серо-голубой окраской лап и восковицы клюва. Окраска - носящая название - "рыжая" распространялась на балобанов обычной окраски, которых привозили во множестве с южных рубежей Руси и из Казани, а так же ловили даже на юге и юго-востоке, от Подмосковья. Окраска "цвет" - взрослая птица обычной окраски. (Например, взрослый половозрелый кречет, немного отличается от такого же варианта окраски в молодой окраске. В молодом возрасте он однотонно серого цвета с более-менее одинаковым общим фоном, индивидуально испещренным продольными (того же цвета, только темней) штрихами - пятнами и лишь с черными когтями, глазами и клювом. Во взрослой окраске этой же птицы, через пять лет, будет присутствовать, как минимум пять цветов: желтые лапы, восковица клюва и окологлазные ободки, белая грудь с коричневыми или серыми, более или менее выраженными продольными полосами, серая спина, и чёрные когти, глаза и клюв). Например "челиг-цвет" означало, что это взрослый самец кречета, обычной окраски, "рыжий челиг-розмыт", - молодой самец балобана, "подкрасный кречет", соответствовал светлой, почти белой самке кречета и т.д.
И только белая птица носила название "красной" - (красивой), и была желанна всегда, особенно ценны были птицы с белыми или светлыми когтями и (что бывает ещё реже) клювом, и не имело значение самец это или же самка и её возрастной ценз. Часто птицы белой окраски, особенно плохо выношенные, например, недавно пойманные, имели лишь эстетическое предназначение на общественных мероприятиях с участием ловчих птиц, и не принимали участия ни в демонстративных полётах, ни тем более, в охоте. Ценились так же и ястребы белой и светлой окраски, но совершенно белых редких для Москвы ястребов, привозимых из Сибири, часто вообще не использовали в охотах, придавая их присутствию на охоте особый характер. А именно, в парадной амуниции, они сидели на обтянутых бархатом дорогих присадах, неподалёку от того места, где восседал со своими приглашёнными гостями царь. Они в расшитых златом, драгоценными каменьями и жемчугами, сафьяновых клобуках и специально используемых лишь для этой цели, сделанных из того же материала в сочетании с шелком или парчой, нахвостниках, и парадных, украшенных накладках на крылья и грудь, находились тут лишь для красоты - радуя глаз.
Справка. Самые редкие из подвидов, встречающихся в России кречетов, это североамериканский или канадский кречет (Falco rusticolus obsoletus). Он обычен в Неоарктике, в Канаде и на Аляске где гнездится, но чрезвычайно редок на самом северо-востоке палеарктической зоны, то есть в России. Единичные особи этого подвида иногда появляются на полуострове Камчатка и на Чукотке, и даже на самом западе Охотского побережья неподалёку от Магадана. Куда в момент сезонной миграции, в годы большой численности (то есть в те годы, которым на протяжении предыдущих нескольких лет предшествовала благоприятная кормовая база, и не было никаких погодных катаклизмов, то есть выклюнулось всё потомство) иногда залетают молодые особи. Некоторые молодые особи (F.r.obsoletus) внешне, характером рисунка и расцветкой очень напоминают некоторые формы центрально-азиатского балобана. Размер от плеча до кончика хвоста у самок до 49см, объём груди до 48-50см, стоимость на Камчатке, Анадыре и в Певеке от 2500 американских долларов за экземпляр и выше. Редкая, очень редкая в России птица. Как и все расы кречетов, полиморфный подвид. Некоторые цветовые варианты этого подвида (лабрадорская популяция) имеют в молодом возрасте очень тёмную, почти черную окраску. Истинное количество залетающих на территорию России кречетов этого подвиданеизвестно, но ловцы неоднократно отмечали поимки этих, окольцованных на североамериканском континенте птиц.
Обитающие в Северной Европе - норвежский (F.r.gyrfalco), исландский (F.r.g."islandus" = "islandicus"), а очень возможно что и гренландский (F.r.g."candicans") кречеты, так же изредка залетают на территорию России с запада, где имели место (единичные и редкие) современные поимки окольцованных в Северо-Западной Европе кречетов этих рас и подвидов под Мурманском, Архангельском, и даже в Выборге под Санкт-Петербургом, Вологдой, на Куршской косе в Калининградской области, Костромской и Ярославской областях и в некоторых других местах.
Некоторые ловцы хранят как память кольца, снятые с отловленных ими кречетов. Я шапочно знаком с человеком, собирающим в качестве личной коллекции именно кольца снятые с пойманных птиц. Его знают многие российские птицеловы, в том числе и ловцы соколов, так как за некоторые уникальные кольца для своей личной коллекции, он платит хорошие деньги. Я видел эту внушительную, серьёзную и многочисленную коллекцию. Сам он орнитолог-любитель, и когда я ему сказал, что, по-моему, нелишне было бы ознакомить с сей коллекцией профессионалов, он без злобы, но уверенно показал мне большую многозначительную дулю.
- 4 -
...Хмурень (сентябрь) расплылся неожиданной и приветливой солнечной улыбкой бабьего лета, блеснув лучом по златоглавой Москве, и играя облаками, казалось внимательно прослушал то, как внезапно и громогласно прокричал глашатай.
- Послы прибыли от Великого Князю Киевского...
Сразу же после радушного тёплого приёма дорогих гостей, и после застолья была организована в 120-и верстах от Москвы в Александровской Слободе, где царь проводил большую часть своего летнего времени, двухдневная демонстрационная охота по подсадкам, сопровождаемая пышным застольем. И после этого сокольничий Данила, подойдя к начальному, головному царёвому сокольничему Евсею, заговорчески тихо произнёс.
- Указ по Киеву вышел, Евсей, и нам такой знать принять нужда есть.
- Откудова знаешь?
- А мне Ванюшка-пострел, сын царёвый сказывал, да вот глянь, ту свитку да и слямзил, чтоб я те показал, да взад воротить велел вскорь, как отец не прознал ба.
- Ой и люб жа ты ему, он тя за дружку сваво держит, опосля того как вы вместе его дермлика вынашивали.
- Да юнец он добрый, да умен зело, да и холопов своих не забижает почём зря, не как младшой Федюшка-то.
- Да тот малец ще совсем, - произнёс Евсей и хитровато прищурившись, добавил, - да ты Данилка сам в начальны сокольничие опосля-то и навострился ль, как Ванюшка-то за месть сваво батьки-то буде.
- Да что ты, Евсей, что ты, - отмахнулся Данила, - как можно, да и когда то ще та буде.
- Нынче время тако, что хать ба и завтра - всё ждёшь - а ано дождь. Как ба бога над ним нету. Сказывает бог-то, а не руби голов невинных, а с него всё как с гуся вода.
- Да бог с тобой, Евсей, царь ведь!
- То для нас со тобой царь да велико князь Всея Руси он, а для близких сподвижников своих он как ощепь в око павшее, и щерятся оне а яко волки на сваво матёрого. И что готовые при любом нападке на юрово (стадо) подставить ему ногу, со тем что ба его то юрово и задавило, аль клыком да по кадыку.
- Ворон ворону глаз не выклюет, - сказал Данила и добавил, - ох, Евсей, кто б прознал, да прослышал про то, что мы сказывали, висеть ба нам, да чернь (ворон) кормити.
- Ладно, сказывай, что за указ такой, не то батагов Ванюше не миновать, а нам с тобой чай и голов, как хватятся, а когда еще Ванюшка на вверх взойдёт, то толь богу знать можно. (У Ивана - Грозного было семь детей (четыре сын и три дочери) три сына от первого брака с Анастасией Романовной Захарьевой (вообще он был женат семь раз), Дмитрий, Иван и Федор.
Дмитрий трагически погиб ещё во младенчестве, когда несшая его мамка (нянька) оступилась при сходе с судна и он утонул.
Второго своего сына Ивана, на десятилетие позже описываемых в романе событий, царь в гневе случайно убил сам. Это произошло 19 ноября 1581 года, когда в одном из покоев царских палат, Иван Грозный встретил свою беременную невестку, жену своего сына Ивана. Он гневно обрушился на неё с упрёком за несоответствующее и неподобающее её сану одеяние, а вступившегося за свою жену сына Ивана, в припадке гнева ударил посохом в висок. От чего тот спустя несколько дней скончался.
Третий сын Федор был неполноценным от рождения.
С гибелью царевича Ивана, Иван Грозный практически лишился полноценного наследника.
После трагической гибели старшего сына Дмитрия, Иван-Грозный всю свою досаду и злобу вымещал на своём народе, выражавшуюся в публичных казнях, репрессиях, расправах и терроре собственного народа. Но после трагического собственноручного случайного убийства царевича Ивана, царь наоборот, будучи человеком набожным, сильно переживая случившееся, перестал проводить публичные казни и всячески избегал любых кровопролитий.
Четвертый сын Ивана Грозного, по имени Дмитрий, от его седьмого брака, заключённого в 1580 году с дочерью окольничего Федора Нагого, Марьей, ко времени описываемых в романе событий, ещё не родился.)
- Да Евсей, а то как ба мамки малого Федьки не прознали, он ведь всё сказывает что видит, кому не попадя.
- Давай вскоре, Данилка...
"Краголов - желтоглазых больших, по зайцу и ставити, и коли птица та не бела сама, так не проловна да поимя так не в гнев и упорнуя уловность ей и поимети. Но коль тот крагула красен непреминуемо, его принесть, тот час же до сокольего двора Князя, и передать в руки ихние. За то принесшего награда ждёт. Утаившего кара ждёт како чину, и он не был ба. Кречета и сокола тому не должно поиметь, акромя случаев при помытчестве и подросте оных и дальнейшей передачи на княжью стать соколью."
В морозном утреннем воздухе, на Камчатке, на развилке дороги ведущей одной своей веткой в Мильково, другой в Елизово и Петропавловск-Камчатский и третьей на охотское побережье в Усть-Большерецкий район, стоял автомобиль автоинспекции. Пританцовывая от утреннего холодка на своём посту, внимательно всматриваясь во все три направления дороги, нёс службу автоинспектор. Он останавливал все идущие УРАЛы, КАМАЗы, легковушки и рефрижераторы, короче весь немногочисленный транспорт, кроме рейсовых автобусов, проверяя документы, и иногда просил открыть и показать ему содержимое багажника или кузова. Особенными поборами он не занимался, так, штрафанёт на сигареты или детям на тетради в школу, ну на худой конец себе на пузырь под праздники. Совестно ему было, стыдно обирать людей. Нет-нет, да и закроет он глаза на то, что остановленный им водитель с запашком спиртного, или техосмотр не пройден. Понимал людей. Видит стоит водила уверенно и смело на ногах, не заплетающимся языком говорит, значит не врежется, значит опытный, а что стопку накатил, так от скуки или мороза. А техосмотр, - так машина же исправна, а ведь чтоб пройти его, иногда под сто километров проехать нужно до Елизова, а там очередь, а не у всех деньги есть чтоб на лапу за техосмотр давать, да и противно ему было всё это до тошноты. С начальством не в ладах был и не у дел, воровать не научился, да и не хотел учиться и определяли его, учитывая былые заслуги старшего оперуполномоченного на дальние посты захолустных трасс. Он не противился, он ехал, ехал и мечтал там о настоящей службе, которую знал, понимал и любил. Мечтал о сложных криминалистических оборотах, о настоящих погонях и настоящих преступниках. Однажды года два назад, будучи ещё старшим оперуполномоченным Камчатского ГУВД, он раскрутил одно сложное дельце, почти до конца раскрутил. Но как потом оказалось, замешаны были в этом деле большие деньги и большие люди... И вот уже два года он на этом посту мерз зимой и здесь же кормил летом комаров. Приезжая сюда на стареньком, давно ожидавшем своего списания и повидавшем многое "Жигулёнке", со старой выцветшей надписью на одной из дверей - ГАИ. Но он не жаловался. Служба. Но он был уверен, что скоро, ну может быть не завтра, но непременно скоро, этот бардак и безобразие творящиеся в современной российской милиции, кончатся, и всех или почти всех нынешних "служак" пересажают, и опять как в старые времена к службе привлекут ответственных людей с чистой совестью и горячим сердцем. Таких людей, служивших примером и о которых ему рассказывали, когда учили его в высшей школе милиции, а не воров-оборотней.
Вот из-за далёкого изгиба дороги появилась старенькая белая небольшая грузовая машина-рефрижератор, именуемая в простонародье "Рефка" и он издалека поднял жезл, чтоб водитель, не скользя по утреннему гололеду имел возможность спокойно притормозить.
- День добрый. Капитан Корнеев, - представился он как положено, - попрошу ваши документы.
- Здрасте, капитан. Пожалуйста, вот доверенность, вот права, вот техпаспорт, - произнес, спрыгивая с подножки "Рефки" высокий крепкий парень и улыбнулся.
- Так, так, поглядим, что это тут у нас? - изучая документы, произнёс автоинспектор. И спросил водителя, - ты откуда, и куда путь-дорогу держишь?
- Да вот, к родственникам в Усть-Большерецк мотался, а сейчас еду домой в Елизово.
- Что везешь?
- Да пустой я.
- Ну! Да на такой машине только икорку да краба и возить, а ты пустой.
- А я пустой, - уверенно повторил парень, и добавил, - кузов смотреть будем?
- А чего ж не глянуть, если ты сам предлагаешь?
- Смотри, - равнодушно сказал парень и открыл заднюю дверь своей "Рефки".
"Что-то здесь не так", - подумал Корнеев, нюх оперативника подсказывал ему это. "Так, ага, вот есть! Боковой багажник очень большой, открывается снаружи, понятно". Но не подав виду, он спокойно заглянул в пустой кузов машины.
- Так, спасибо, вижу что пустой, - протягивая водителю проверенные документы произнёс инспектор. И вдруг как бы невзначай спросил, указывая на незначительный боковой багажник, расположенный между кабиной и кузовом.
- А это что тут у нас?
- А здесь хлам всякий, канистры, ключи, запаска..., - быстро заговорил переменившийся в лице водитель.
- А икорки там случайно нет? - прищурившись сказал инспектор, - а что, килограмм сто, а то и все двести запросто поместятся...
Вдруг в милицейской машине зашуршала рация.
- Приём!.. Приём!.. Корнеев!.. Корнеев!.. Игорь... ответь срочно!
- Слушает капитан Корнеев, - громко произнёс подскочивший к рации инспектор.
- Красная четвёрка... без номерного знака!.. машина в угоне!.. угнана в Ганалах!.. идет к тебе со стороны Малок по Мильковской трассе... в Малках не остановился на требование работников автоинспекции.. не исключено что, они вооружены.. принять меры к задержанию...
И сразу же мимо них на скорости, из другого направления, откуда приехала "Рефка" пронесся красный "Жигули" четвёртой модели.
- Твою мать! - выругался капитан и быстро вскочив в свою машину повернул ключ в замке зажигания.
Милицейский "Жигулёк" вяло несколько раз провернул стартером коленвал и умер.
- Помоги толкнуть или дерни! а, быстрей! уйдут ведь... - взмолился Корнеев обращаясь к водителю "Рефки".
- Послушай, пока мы здесь его толкать-дергать будем, время пройдёт, и ещё неизвестно чем всё это кончится, - спокойно сказал тот.
- Не понял? - строго сказал Корнеев.
- Ну, заведем или нет, неизвестно.
- Есть предложение? - с надеждой в голосе произнёс инспектор.
- Быстро скидывай свой аккумулятор, всего два болта, мой на зажимах-крокодилах, за секунду снимается. Ключ десять на двенадцать есть?
- Найду! Ну, а как же ты?
- А я дизельный, не заглушусь, пока твой не поставлю.
- Давай! Только быстро, - крикнул милиционер открывая капот.
В четыре руки, они за несколько минут перекинули аккумуляторы, и взревев мотором, и включив проблесковые маячки, милицейская машина рванула в погоню. Не торопясь, установив дохлый аккумулятор, водитель "Рефки" поехал дальше, и километров через десять он увидел, то как мигает сигналкой, перегородивший дорогу тот самый милицейский "Жигуленок", и как с пистолетом наперевес стоит тот самый капитан над двумя лежащими лицами вниз, прямо на дороге угонщиками, а в кювете валяется красная "четверка". Вдалеке, из Сокоча, на скорости и с сиренами, к ним несутся две поблёскивающие маячками милицейские машины. Водитель "Рефки" подъехал и опустив стекло, спросил.
- Ну что, догнал?
- Да, спасибо, догнал, - задыхаясь от возбуждения ответил инспектор, но если б не ты... Как звать-то тебя, извини в документах смотрел, но не помню.
- Ленька.
- А меня Игорь. Спасибо, Ленька, сейчас я этих в "воронок" загружу, да и перекинем батарейку твою на место.
- Не, не надо, оставь её себе, а я твой потом подзаряжу, мне сойдет.
- Да ты что? Твой новый семидесятка, японский, дорогой, а мой всего сорок пять "ампер-часов", да и ему уж на свалку пара наверно.
- Ничего, Игорёха, он тебе нужнее. А то пока скидывать-перекидывать будем твои коллеги укатят вместе с преступниками, а ты их на своей незаряженной банке догонять будешь. А как заглохнешь по дороге?
- Ну, я твой должник, Ленька, ещё раз спасибо, - произнёс милиционер протягивая руку.
- Разберёмся. Ну, бывай, - сказал Ленька, и чуть уступив дорогу подъехавшим милицейским машинам и тронулся переведя дух. А именно, в его боковом багажнике был переоборудован тайник под икру. На первый взгляд там действительно был просто багажник. Но прикинув пропорции багажника и его же выдающуюся часть в кузове, опытному глазу, если подсчитать, сразу становится ясно, что это лишних сантиметров семьдесят, как раз то расстояние, где Ленька оборудовал тайник, и куда помещалось сто пятьдесят-двести, а если хорошо напрячься, то и все триста килограмм икры в пакетах. Лёнька понял ещё там на трассе, что милиционер, осматривая его машину, своим опытным глазом заметил это, и с радостью пожертвовал аккумулятором, считая что ему просто повезло.
Большие Царские (Великоняжеские) охоты и отдельные охотничьи выезды проходили обычно в ближайшем Подмосковье и имели своей основной задачей, развлечь послов и прочих приглашённых высокопоставленных гостей. Руководили этими охотами царевы сокольничие, которым подчинялось большое количество подсокольничих, сокольников и должностных. Должность Начального Царёва Сокольничего - сравнима с должностью современного зам. министра природопользования. Эти царские охоты проходили вблизи расположенных от Москвы местах, Коломенском и Измайлово на берегу реки Оки или в Покровском и во множестве прочих не очень отдалённых от Кремля местах. Как бы сейчас сказали, - чаще всего в пределах нынешней Москвы и ближнего Подмосковья. Они сопровождались заблаговременно приготовленными пышными застольями и проходили обычно за один день, реже дольше. Они сопровождались предварительным совместным выездом большого количества людей из числа различного обслуживающего персонала, а так же придворных и не имели какого-нибудь сезонного пристрастия, избегая по возможности особенно жарких летних, или напротив дождливых осенних и очень морозных зимних дней. Весной и в начале лета, когда птица была в мыти (линяла) выезды были сокращены до минимального, но в случае нужды, например прибытия высокопоставленных гостей любящих соколью забаву, в поле выезжали с птицей в мытях. И тут все зависело от мастерства и виртуозности сокольников и уровня выноски птицы.
Охоте предшествовал строжайший, скрупулезный прогноз погоды, производимый определёнными людьми по различным признакам и народным приметам. Отголоски этого производимого по приметам прогноза погоды, и сейчас готовы поспорить с прогнозами современного Гидрометцентра. Например, если царь выезжал на охоту с дорогими гостями, а внезапно пошедший дождь или ливень, испортивший им охоту, (на кратковременные, так называемые грибные дожди, внимания не обращали), мог лишить, делавшего сей прогноз погоды человека должности, а то и головы.
Отдавалось, однако предпочтение осеннему периоду, приуроченному к пролёту, когда в таких массовых охотах, одновременно принимало участие несколько сотен человек и большое количество ловчих птиц, но иногда и всего лишь несколько соколов и столько же человек, не для утехи, а лишь для истинного эстетического удовлетворения. Одновременно на сокольнях Москвы, в то время могло содержаться до нескольких сотен строго рассортированных ловчих птиц, имеющих своё конкретное предназначение. (А приблизительно через сто лет, при правлении русского царя Алексея Михайловича Романова, количество ловчих птиц, содержащихся на сокольнях царских возросло в десятки раз. Появились, так называемые царевы кречатни, которые до дореволюционного периода, а некоторые и до наших дней сохранили в своих названиях, упоминания о делах сокольих того времени. Такие как, например, Кречетиная Слобода и Сокольники. В которых содержалось до нескольких тысяч!!!, ловчих птиц одновременно, и охоты с участием ловчих птиц были более частыми и более массовыми, нежели при правлении Ивана - Грозного). Наряду с медвежьими боями-травлями, кулачными боями, проходили так же сокольи потехи, где принимало участие до сотни ловчих птиц, и несколько сотен специально для этого приготовленных, заблаговременно предварительно отловленных подставок, в виде голубей, уток, куропаток, фазанов, цапель, коршунов, канюков и прочего, у которых был вполне реальный шанс, улетев спастись. Это было чем-то вроде показательных публичных выступлений, когда разные царевы сокольни и соколиные дома, а так же сокольни других людей, проводили что-то вроде своеобразного соревнования. И судили там "компетентные" строгие судьи, из числа высокопоставленных особ и гостей, часто отдавая предпочтение не полету, и тем более работе сокола, а лишь внешним данным птицы и сокольника управляющего ей, щедро награждая владельцев победивших соколен и публично восхваляя мастерство его сокольников.
Полностью роман "Помытчики" можно прочитать зарегистрировавшись на портале - http://falcoresearch.info/forum/index.php - "Изучение ловчих птиц и их практическое применение"
Cвидетельство о публикации 215211 © Zbaratskiy 05.09.08 17:35

Публикации