• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Философия
Форма: Рассказ

Формула небытия

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Часть 1.


Старый железобетонный забор. Он тянулся китайской стеной далеко на запад и скрывался, исчезая в окутанной серым смогом дали. Нельзя сказать наверняка, откуда она берёт своё начало но, обогнув аэропорт, каменная стена возвращалась обратно сюда, к самому дальнему терминалу находящемуся немного в стороне от взлётного поля. Большие зелёные ворота, увенчанные стальными набалдашниками, застывшими на массивных столбах, возвышались надёжным бастионом, перекрывая заасфальтированную дорогу, по которой в аэропорт провозили тонны горючего, строительных материалов и многое другое, что требовалось для нормального функционирования гигантского аэродрома. Недалеко от забора начинался великолепный сосновый бор. Он огибал четверть территории взлётного поля. Местами лес подступал вплотную к серому забору, великодушно заслоняя запылённую городскую даль, и наполняя воздух насыщенным ароматом благоухающей хвои. На окраине служебного шоссе немного раздвинув сосны, небольшим хутором расположились несколько двухэтажных строений с каменными пристройками и деревянными сараями. В этих домах жили служащие аэропорта, а также люди, занимавшиеся обустройством соседствующих территорий и работники лесного хозяйства. Машины на шоссе появлялись редко, и загородная тишина нарушалась лишь отдалённым посвистыванием реактивных турбин, да шумом периодически взлетающих и приземляющихся самолётов. Это был небольшой уединённый мирок, где не встретишь посторонних людей. В редкие минуты, когда наступала относительная тишина, её сразу заполняли птичьи голоса, а суетливые цикады начинали свой незатейливый концерт. В середине июля солнце восходит рано. Когда люди, закончив утренние приготовления, собираются за завтраком на широких балконах чтобы выпить ароматного кофе и спланировать наступающий день, светило успевает подняться над просыпающимся лесом достаточно высоко и ненавязчиво предлагаёт ещё не жгучие лучи полусонным лицам. И вот большая часть жильцов, покинув уютные дома, спешит на служебный автобус, который за четверть часа доставит их до места работы. В посёлке остаются лишь дети, отсыпающиеся в разгар школьных каникул, да некоторые взрослые которым некуда спешить


Часть 2.


На опустевший балкон, с остатками немудрёного завтрака на столе, выбежал босой мальчишка. Он лениво потянулся, подставив веснушчатое лицо слепящему солнцу и сел на деревянный стул, пододвинув к себе тарелку с бутербродами накрытую бежевой льняной салфеткой. Выбрав самый толстый сэндвич, он отхлебнул немного молока из стоявшей тут же эмалированной кружки и с завидным аппетитом принялся за еду. Покончив с завтраком, непоседа поднялся со стула и подошёл к поржавевшим перилам балкона. Опершись на них локтями, он свесил голову и принялся наблюдать за происходящим во дворе.
На корявой ветке высокой лиственницы, что росла рядом с шоссе и недалеко от балкона, с которого свисала рыжая шевелюра подростка, вольготно расположилась большая серая ворона. Она усердно теребила тушку дохлого птенца, старательно пытаясь своим мощным клювом добраться до его протухших мозгов. Сквозь шелест листвы послышался нарастающий гул двигавшегося по шоссе автомобиля. Ворона на миг прекратила ковырять кусок падали, встряхнула головой, и чуть помедлив, снова принялась за свою работу. Наблюдая за ней, подросток перевёл взгляд к подножью дерева, на котором сидела птица. Внизу утопая в траве по самые уши, притаилась большая трёхцветная кошка, которая с замиранием сердца следила за каждым движением пернатой. Мальчика вдруг осенило, он сорвался с места и скрылся в прохладной комнате. Через минуту он снова стоял на балконе, держа в руках новенький сверкающий чернёной сталью пистолет. Оружие было не боевым - красивая пневматическая игрушка. Совсем недавно отец подростка купил его ради развлечения. Несколько раз они уже упражнялись в стрельбе по расставленным во дворе пивным банкам, развлекаясь в импровизированном тире. Пистолет хотя и был пневматическим, но пулял довольно далеко, а алюминиевые банки пробивал на вылет. Отец пару раз разрешил и парню «пальнуть» в мишень, так что стрелять он, можно сказать - умел.
Ворона мальчику явно не понравилась. Подросток взвёл тугой курок массивного пистолета, обхватил двумя руками его гладкую рукоять и, упершись ей в деревянную поверхность балконных перил, стал терпеливо метиться в практически неподвижную цель. Ворона словно предчувствуя беду, вдруг подняла голову и застыла. Её взгляд и чёрная дыра направленного на неё ствола встретились. Мальчик закрыл глаза и нажал на спусковой крючок. Раздался лёгкий шлепок. Маленький металлический шарик летел очень быстро, рассекая округлыми боками утренний воздух. На пути к цели он успел смести нескольких зазевавшихся комаров и когда ворона очередной раз моргнув, открыла глаза, шарик молниеносно влетел в одну из её маленьких глазниц, но на вылете, он надёжно застрял в упругой кости черепной коробки незадачливой птицы. У неё наступил ступор. Вероятно, дробинка, пройдя через мозг пернатой, повредила те клетки, которые управляли работой её мышц или ещё что-то, но как бы, то, ни было, ворона вдруг вытянулась всем телом, словно стрела и, оставаясь в таком положении, сорвалась вниз, будто отскочивший от мишени дротик, направляясь навстречу неприветливой земле. Гул автомобиля был уже совсем рядом. Кошка всё это время следившая за копошащейся наверху птицей на мгновение отвлеклась шумом приближающегося грузовика. Она на миг повернул голову в сторону машины, затем снова подняла её. В этот момент труп окаменевшей вороны уже подлетал к тому месту, где находилась кошка, и острый клюв вонзился прямо в глаз растерявшемуся животному. От дикой боли кошка неимоверно заорала и, начала метаться во все стороны, врезаясь в торчащие пни и соседние деревья. Затем сорвавшись с места, она рванулась в сторону шоссе прямо под колеса, притормаживающего перед воротами аэропорта грузовика. Услышав яростный крик ничего, неподозревающий водитель высунул голову в открытое окно машины, пытаясь увидеть объект который издавал эти немыслимые звуки. Обезумевшее от боли животное неслось вперёд, ничего не разбирая на своём пути, и когда казалось, что вот-вот огромное колесо подомнёт её под себя, оставив мокрую шерстяную лепёшку на залитом солнцем асфальте, она резко подпрыгнула и что было сил, вцепилась выпущенными лезвиями когтей в обескураженное лицо недоумевающего шофёра. Водила закричал не тише этой самой кошки и вместо того чтобы затормозить его нога скользнула на педаль акселератора и машина резко прибавила ход. До ворот оставалось несколько шагов, и грузовик на полном ходу протаранил тяжёлую металлическую преграду. Удар был страшной силы. Пришёлся он на передний бампер и капот авто сильно повредив хрупкий радиатор. Один из стальных набалдашников, украшавших ворота, от столкновения сорвался с места. Ударив по капоту, он влетел в кабину грузовика и, пробив лобовое стекло, угодил прямо в изодранное лицо несчастного водителя. Человек мгновенно потерял сознание и когда, его обмякшее тело начало медленно сползать по сиденью вниз, под его массой безвольная нога упёрлась в педаль акселератора, и утопила его до самого пола. Бедная кошка в момент столкновения отскочила далеко в сторону, затем быстро поднявшись и припадая на правую переднюю лапу, скрылась из виду, спрятавшись в высокой траве.
Тем временем покорёженный грузовик, изрыгая клубы белого пара из повреждённого радиатора, набирая скорость, неуправляемо мчался вперёд по бугристой поверхности травянистого поля. Подскочив на последней ухабе, машина оказалась на гладкой поверхности взлётной полосы и, не встречая более преград, стала разгоняться ещё быстрее, словно собиралась выпустить крылья и взлететь.


Часть 3.


Пассажиры новейшего аэробуса давно пристегнули ремни безопасности и с волнением ждали момента, когда огромная крылатая машина оторвется от земли и начнёт набирать высоту. Самолёт развил уже приличную скорость и по тому, как изменялся наклон линии горизонта за окном, можно было судить, что переднее шасси уже зависло в воздухе. Когда у людей слегка перехватило дыхание, стало ясно, что с землёй расстались и задние колёса. Взлёт и посадка считается самым волнительным и трудным моментом при выполнении любого полёта. Но пока всё шло нормально и некоторые пассажиры даже отстегнули привязные ремни. Внезапно последовал сильный толчок. Что-то отвалилось в нижней части фюзеляжа и с ужасным скрежетом отделилось от корпуса аэробуса. Самолёт вдруг начал крениться на левую сторону и, коснувшись серебристым крылом твёрдого покрытия взлётной полосы, неимоверно содрогнулся. Катастрофа казалась неизбежной. Но по счастливой случайности прочное крыло аэробуса, словно упругий мяч отскочило от шершавой поверхности, и лайнер вновь обретя горизонтальное положение медленно, но без сбоев принялся набирать высоту.
Перепуганные пассажиры стали постепенно успокаиваться так толком и не поняв, что же стряслось. А произошло следующее. Пока неуправляемый грузовик нёсся на бешеной скорости по взлётной полосе навстречу ему, но гораздо быстрее мчалось другое чудо техники – пассажирский авиалайнер. Автомобиль по известной причине никуда свернуть не мог. Самолёт также мчался на предельной скорости, приближаясь к точке отрыва. И когда он поднялся в воздух, всего на несколько метров, их пути пересеклись. Грузовик на всём ходу задел верхним краем фургона ещё не убравшееся шасси аэробуса. От сильнейшего удара верхнюю часть «фуры» срезало как опасной бритвой. Обломленное шасси, лишь мгновение, продержавшись на гидравлических шлангах, отскочило в сторону, убегая вдаль гигантским неказистым «перекати-поле». Автомобиль резко повернуло в сторону и наконец-то, очнувшийся водитель немедленно убрал ногу с педали акселератора и резко ударил по тормозам. Искореженная машина, проехав ещё с десяток метров, въехала в пожарный пруд расположенный недалеко от обочины взлётной полосы, и залитый водой перегревшийся двигатель быстро захлебнулся, чихнув пару раз на прощание.


Часть 4.


Повреждённый самолёт продолжал набирать высоту. В результате удара крыла о взлётную полосу повредился топливный бак аэробуса, и вытекающее горючее тянулось за летящим лайнером едва заметным серым шлейфом. От сильнейших перегрузок на борту вышло из строя почти всё электронное оборудование и к тому же заклинило основные рули. Лайнер был практически неуправляем. Он двигался только прямо, поднимаясь всё выше.
На пульт командира боевого расчета войск ПВО поступил неоднозначный приказ с центрального командного пункта, сбить неуправляемую машину в том случае если в ближайшее время не будет налажена надёжная связь с неподконтрольным объектом. И это было понятно. Прямо по курсу самолёта не так далеко располагался огромный мегаполис и в случае падения неисправной машины жертвы могли быть колоссальными. Молодой лейтенант вот уже четверть часа держал подрагивающий палец на красной кнопке пуска боевой ракеты, не решаясь на неё нажать. Но время текло неумолимо, и было уже пора. Всё же ему не пришлось, брать греха на душу. Момент кульминации наступил сам собой. Выработав остатки драгоценного топлива, самолёт на мгновение поник головной частью, затем сорвался вниз и в неуправляемом штопоре, принялся вытанцовывать смертельное фуэте над просторами большого лесного массива.
Заметив падающий самолет, оглашавший сильным гулом всю округу, в ракетной части стратегического назначения, что располагалась в глубине огромного леса, была объявлена боевая тревога. Во всех концах базы завыли оглушительные сирены. Десятки солдат забегали по территории базы, словно насекомые в разворошённом муравейнике. Но отменить падение или хотя бы подкорректировать его траекторию не смог бы даже сам господь бог. Исполинская машина рухнула прямо на командный пункт, образовав огромную воронку и вызвав сильные пожары во всех близлежащих зданиях. Хотя глубокий бункер и выстоял, но вследствие сильнейшей непредвиденной атаки получил серьёзные повреждения. Самым ужасным последствием этой катастрофы было то, что в результате трагедии повредилось большое количество важных кабелей и соединений что в свою очередь повлекло за собой множественные замыкания и сбои в работе электронного оборудования отвечавшего за состояние пусков стратегических ракет.


Часть 5.


Телефонный звонок застал американского президента прямо в постели. Это был леденящий душ, пролившийся на невинную голову первого лица великой державы. Поступил доклад из пентагона о том, что на одном из стратегических объектов России произведено сразу несколько запусков межконтинентальных баллистических ракет. Пять из них движутся в направлении США по постоянно изменяющейся траектории, что делает их практически неуязвимыми. Все ракеты по сведениям разведки несут на себе по несколько самонаводящихся ядерных боеголовок. Ещё несколько ракет продвигаются в направлении стран, имеющих ядерное вооружение.
Команда - «нанести ответный удар», последовала незамедлительно.


Часть 6.


Международный отряд астронавтов работал на околоземной орбите почти полгода. Четверо мужчин и одна женщина вот уже несколько часов с нетерпением ожидали восстановления связи с землей, но в динамиках по-прежнему раздавались лишь шуршащие помехи, а на мерцающих мониторах мелькали темно-серые полосы. Люди, не отрываясь, смотрели в залитые солнцем иллюминаторы международной космической станции, наблюдая как по поверхности родной планеты, огненными язвами расползаются яркие вспышки. Астронавты заглядывали друг другу в глаза в надежде отыскать объяснение случившемуся и, не решаясь произнести единственное слово, которое давно витало в ионизированном воздухе космического аппарата – «ВОЙНА».
Ядерныё грибы разрастались по загубленной планете с неимоверной быстротой. И вот уже безжизненный шар превратился в огненно- жёлтое подобие маленького пылающего солнца, продолжая разгораться всё ярче и ярче. Затем планета стала сжиматься в гравитационном коллапсе и, достигнув критической величины, взорвалась в ослепительной вспышке, завершив, таким образом, своё сравнительно не долгое существование.


Эпилог.


Подросток открыл глаза и медленно опустил пистолет. Затем поставив его на предохранитель, мальчик поплёлся в комнату и положил оружие в ящик отцовского письменного стола.
Самодовольная ворона, покончив с завтраком, лениво спрыгнула с пушистого дерева и улетела прочь по своим пернатым делам. Разочарованная не состоявшейся охотой кошка, посидев ещё немного, с тоской посмотрела в след улетевшей птице и, покинув укрытие, побежала, семеня мелкой рысцой, допивать остатки утреннего молока.
Cвидетельство о публикации 210507 © Farvater 23.07.08 21:16

Комментарии к произведению 2 (0)

  • Farvater
  • (Аноним)
  • 01.02.2009 в 10:49
Комментарий неавторизованного посетителя

Это, скорее, даже и не рассказ, а некий видеоряд, выстроенный Автором по каким-то, увы, не лучшим, голливудским канонам. Тем более легко он узнаваем по их же голливудским штампам: массивные «врата» с набалдашниками, пустынное шоссе, окутанная серым смогом даль. Язык схематичен, изобилует затертыми клише, мысль в деталях не стыкуется. Именно тяготение к замызганным стандартам и нежелание тщательно состыковывать детали еще больше наводит на мысль о видео заготовке, сценарии фильма, полуфабрикате.

Так и кажется, что, вытряхнув слова, некий талантливый режиссер оставит лишь картинку, и от этого произведение, перейдя в иное качество, только выиграет как выигрывает освобожденная душа, покидая не слишком идеальное тело. Слова в сценарии мало что значат. Все обязательно будет до безобразия красочно, по-голливудски зрелищно, кассово – срываемые грузовиком ворота, орущие пассажиры терпящего крушение «Боинга», атомные взрывы, терзающие голубую планету, мятущиеся искаженные лица в иллюминаторах космической станции…И мудрый седой Бог в конце фильма, устало откидывающийся в кресле, перед которым висит вертящийся голубой шар с такими знакомыми, такими родными очертаниями континентов...

«Полноте, - скажет иной читатель, - есть же что-то и хорошее в рассказе». Есть, отвечу я, конечно есть. Это, прежде всего, мысль, ради которой рассказ и затеян. Она не выглядит слишком оригинальной, но все же. Без нее рассказ бы потерял все. Но этим достоинства и исчерпываются.

Вы не согласны? Давайте более пристально вглядимся в сам текст.

«Старый железобетонный забор. Он тянулся китайской стеной далеко на запад и скрывался, исчезая в окутанной серым смогом дали».

Почему нельзя сформулировать мысль проще и понятней? Так уж нужны эти замусорившие мысль «рюшечки»? Разве не лучше хотя бы так: «Старый железобетонный забор тянулся китайской стеной далеко на запад и исчезал в окутанной серым смогом дали»? Впрочем, от «окутанной серым смогом дали» надо безжалостно растаться. Также как и с «скрывался, исчезая…», « возвращался обратно», «с завидным аппетитом поглощать пищу…», «с замиранием сердца следила…» и так далее.

В тексте масса не понятных, не логичных, притянутых и попросту ложных посылок.

Не убеждают, к примеру, дети, отсыпающиеся в дни школьных каникул под рев реактивных турбин близкого аэропорта, равно как пустынное шоссе, по которому провозят «тонны горючего, строительных материалов и многое другое».

Босой мальчишка, непоседа вдруг оказывается подростком, Ворошиловским стрелком при этом.

Никак не смог представить как металлический шар, набалдашник на стойке ворот может влететь через лобовое стекло в кабину грузовика при ударе об ворота на полной скорости.

У Автора странное представление об организации несения службы в ракетных войсках стратегического назначения. «Заметив падающий самолет, … в ракетной части стратегического назначения… срочно объявлена боевая тревога.… завыли оглушительные сирены… десятки солдат забегали…». Просто кино! Это так по-голливудски не знать о многоуровневой защите от несанкционированного пуска российских ракет. Эти тупые русские – вечная головная боль «первого лица великой державы» – невинного американского президента.

Каким образом «планета стала сжиматься в гравитационном коллапсе и, достигнув критической величины, взорвалась в ослепительной вспышке» не поймет никто, успешно освоивший хотя бы школьный курс астрономии. Я лично твердо усвоил еще со школы, что все перечисленное – этапы жизни звезд, а не планет. Две большие разницы, как говорят в Одессе.

И так далее, и тому подобное.

Вывод, увы, один: мысль – не плоха, на семь-восемь, а вот реализация – очень слабая, на двойку. Работать над текстом, работать, и еще раз – работать, как говаривал Великий Вова.

Удачи!