• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

Старые кости

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Он проснулся от жуткой головной боли, пульсирующей в висках, словно стремящейся разорвать его череп на куски. Джо тихо застонал и перевернулся на спину.
Кузнец, подумал Джо, он снова заявляет о себе...
Маленький черный кобольд, стучащий молотом по наковальне. Кующий меч, который в конечном итоге должен будет проткнуть мозг Джо и... все. Эта чертова боль наконец пройдет. Навсегда.
И хотя лишь сегодня будут готовы наконец окончательные результаты рентгеноскопии, энцефалограммы и прочее, и Эммерсон скажет-таки в чем же там дело, Джо и так знал, что дело это хреново. Когда тебе восемьдесят шесть, и ты пережил всех своих родных - страх перед смертью полностью растворяется в кислоте отчужденности и смирения. Когда тебе по большему счету все равно, что будет дальше. Ты жив сегодня - и ладно. Наверное, тебя опять просто забыли вычеркнуть этой ночью из планов бытия. Так что можно просто поваляться в постели, вспомнить прошлое... и был ли вообще в этой жизни смысл.
Боль усилилась, и Джо закусил губу, чтобы своим криком не разбудить всю палату. Кроме него здесь лежали еще четверо: трое почти таких же древнюков, как и он, и один совсем молодой парнишка. Каждый со своими надеждами на благоприятные перспективы.
Палата смертников... рассчитывающих, что топор палача быть может просвистит мимо, не коснувшись их шей. Вроде так сказал Фрэнк.
Ирвину Глонсби, этому самому молодому, было лишь двадцать восемь, но это не помешало ему оказаться в онкологическом отделении с подозрением на рак легких. Как-то во время разговоров тихого часа Ирвин упомянул, что начал курить в тринадцать. А с двадцати, как стал биржевым маклером, стал выпыхивать по три пачки в день. Предпочитал "Мальборо" без фильтра. И даже находясь в больнице, каждые полчаса выбегал в курилку, положив в карман пижамы сборник кроссвордов. Постоянный кашель Ирвина не вызывал у Джо сочувствия. Ни малейшего. Только легкое презрение. Сам Джо никогда не сделал ни единой затяжки, и тридцать лет назад участвовал даже в акции по запрету рекламы табачной продукции.
Услышав тонкий скрип двери, Джо повернул голову. Мисс Фаулер, медсестра, совершала утренний обход, и Джо поднял руку, подзывая женщину.
-Доброе утро, мистер Хэммет, - прошептала она, присаживаясь к нему на край кровати. - Вы снова самая ранняя птаха во всем отделении... снова болит?
-Ага, - пробормотал Джо. - Только можно на этот раз обойтись без теразина? Что-нибудь полегче. А то вчера я провалялся здесь до обеда. Просто валялся в кровати и глядел в потолок... на котором бегали разные веселые картинки.
-Ну... тогда адерамин будет в самый раз, я думаю.
Фаулер открыла чемоданчик. Извлекла оттуда шприц, ампулу. Быстро и профессионально, за считанные секунды подготовила укол.
Игла вошла в морщинистую кожу руки так легко, словно это был готовый рассыпаться пергамент, найденный на каких-нибудь раскопках.
-Ну, вот и все, - Фаулер приложила тампон к месту укола и встала с кровати. Пока лежите, а через час я за вами приду.
-Опять эти процедуры? - спросил Джо, заметив, что палата постепенно, но все же довольно быстро, чтобы обратить на это внимание, стала наполняться туманом.
-Именно они, мистер Хэммет.
Сестра, мягко ступая по линолеуму, покинула палату.
"Я забыл сказать ей насчет смены простыней, подумал Джо. А то лежу тут как в болоте. Надеюсь, это просто пот. А не то, что вдобавок ко всему еще и мой кран решил прохудиться"...
Вскоре под это течение несвязных мыслей боль прошла совсем. Кузнец решил отложить молот. Надолго ли? Этот парень может работать без передыху... может работать... черт.
-С кем это ты разговариваешь? - поинтересовался голос справа.
-Привет, Фрэнк. Да вот. Мысли вслух. А я и не заметил.
-Опять тебе вкололи эту дрянь?
-Вроде что-то другое. Хотя тоже здорово сшибает.
-Смотри, они доконают тебя раньше срока. Грамотеи. Профессора хреновы. Мало того, что это наверное единственная переполненная больница в штате, так здесь еще и легально ширяют всякую дурь.
Джо улыбнулся. Если судить по речи Фрэнка Хадсона, то можно было подумать, что это просто злобный старикашка, винящий во всех человеческих бедах коммунистов и живущий в постоянном состоянии мизантропии. Однако, за две недели, проведенные в этой палате, Джо убедился, что это просто прямолинейный человек. Ну... может местами слишком прямолинейный, и тем не менее, именно с Фрэнком Джо и общался в эти дни больше и чаще, чем с остальными обитателями палаты S6. Аргенсон был жутким снобом, задирающим нос почти что по любому поводу. Для него вряд ли было что-то важнее кроме его собственного семидесятишестилетнего "я". Джо казалось, что тот умудряется гордится даже тем, что из-за своего рака кишечника не может контролировать выброс сероводорода в окружающую среду. Эндрю Крис был тихоней, вечно лежащим на своей койке у двери. Если бы не его периодические пошевеливания и прерывистое дыхание, то это тело было бы обычным мешком с костями. А Ирвин либо разгадывал свои кроссворды, либо потягивал в соседнем помещении очередную сигарету.
Так что... выбор был невелик, и в первый же день он нашел если не общий язык, то хотя бы общие темы именно с Фрэнком... человеком, который был готов умереть. Причем, он говорил об этом так, словно действительно был бы рад покинуть этот "долбаный мир". Фразы вроде "если это жизнь, то пусть она будет последней" и ей подобные - были основой взглядов Фрэнка Хадсона, только разменявшего восьмой десяток.
-Ладно, приятель. Если ты столько молчишь, значит тебе и правда хорошо, - Фрэнк принял сидячее положение и влез в тапочки. - А я пойду наведаюсь в сортир. Приперло что-то с утра пораньше.
Джо не удержался от усмешки и проводил взглядом прихрамывающую фигуру.
После утренних процедур, он отправился в столовую, где получил на завтрак порцию уже слишком уж привычной овсянки, плюс, на второе, рисовую запеканку, залитую сливовым киселем.
Он поставил поднос на стол и сел рядом с Фрэнком.
-Если завтра будет то же самое, - пробормотал он, ковыряясь ложкой в тарелке. - То, пожалуй, стоит повеситься.
-А по-моему, все не так уж и плохо, - Джо принялся быстро глотать кашу. - Главное - почти не надо жевать. В нашем возрасте...
-В нашем возрасте мы не обязаны жрать что-то похожее на херовый клейстер.
Джо пожал плечами.
Спустя несколько минут раздался вопль и звон разбитой посуды. Джо обернулся вместе со всеми. Старик Томас из соседней палаты валялся на полу, облитый кашей и киселем. Подскочившая к нему медсестра помогла ему подняться и начала счищать салфетками завтрак с его лица и пижамы.
-Вы в порядке, мистер Томас?
Но тут старик резко отмахнулся и, зарыдав, поковылял прочь из столовой.
-Вот она - правда жизни, - сказал Фрэнк, отодвигая от себя чуть тронутую еду. - Место доброй половины из этого отделения не в больнице, а в доме престарелых.
-Ты хотел сказать в могиле? - Джо сделал глоток травяного чая и потянулся к стаканчику с салфетками.
-В могиле - не могиле, но точно не здесь, где лица врачей наполнены чисто профессиональным состраданием. Спорю, они были бы рады избавиться от таких развалюх, как мы. Они лишь продолжают нашу агонию, потому что им за это платят.
-Думаешь, в доме престарелых все выглядит по другому?
-Да нет, там тоже самое. То же самое дерьмо... Так что, выбора все равно нет.
Джо встал из-за стола и направился к выходу.
В палате никого не было. Лишь пять коек и тумбочка у каждой из них. Джо подошел к окну и посмотрел на улицу. Внизу ходили люди, где-то треть из них - в синих формах или белых халатах. Отсюда они казались не больше муравьев.
-Ты собираешься к Эммерсону?
Фрэнк встал рядом.
-Нет. Мне назначено после обеда.
-Главное не дрейфь. Может, пронесет.
-Может и так.
Фрэнк подошел к своей койке и отвернул одеяло.
Потом, улегшись на бок, закрыл глаза.
Джо снова повернулся к окну и стал наблюдать, как движутся на восток молочно-белые облака. Одно из них было похоже на голову медведя с оторванным ухом, а другое - словно тапочек... наверное потерянный кем-то из небесной канцелярии.
Даже Фрэнку он не говорил, что с того времени, как он оказался в больнице, к нему уже пять раз - или уже шесть? - приходила по ночам Филлис. Она открывала дверь палаты, стояла на пороге...закутанная в саван. И просила Джо поскорее вернуться к ней. Свистящий шепот слетал с ее губ, и порой Джо начинало казаться, что это не сон. Не обычный кошмар.
Позавчера она оказалась совсем рядом, и Джо слишком отчетливо ощутил на своем лице холодную руку. Филлис провела ладонью по его волосам, и Джо проснулся с криком, с прилипшей к его телу, словно паутина, мокрой простыней.
...Почти шестьдесят лет, проведенные вместе, породили нечто большее, чем простая привязанность. Это было то самое глубинное понимание, которого так не хватает большинству влюбленных, которые пытаются убедить себя, что любят... но это либо уже привычка, либо еще простая страсть, первые порывы, которые обречены вскоре довольно быстро стихнуть. А он действительно любил ее. Даже зная, что Филлис страдает бесплодием, и ему никогда не суждено увидеть собственное потомство, нянчить детей, внуков... Джо с этим смирился. Нет, не считал проклятием или чем-то таким. Наверное, просто ОН так решил, когда дал ему в жены эту женщину. И Джо был благодарен ЕМУ за это.
Когда она предложила взять ребенка со стороны, Джо ответил, что эта идея не из лучших.
-Почему? - спросила Филлис. - Разве ты не хочешь...
-Я не хочу, чтобы ты решалась на этот шаг, испытывая пусть и подсознательное, но, тем не менее, чувство вины.
Филлис опустила взгляд, и на том разговор закончился.
Месяцы, - да что там, - годы, проведенные у лучших и отнюдь не дешевых врачей, курсы физиотерапии и прочие усилия его жены, ее упования на всесильную медицину так и не дали никакого результата. Лишь где-то к сорока она смирилась... хотя это ей и далось тяжело. Она тоже хотела иметь детей.
Пять лет назад она погибла под колесами грузовика, пока шла от их дома по шоссе к магазину. Хотела купить спаржи и сделать его любимый салат... Водитель лесовоза потом утверждал, что она сама бросилась под колеса. Просто шла по обочине, а когда он подъехал ближе, почему-то сделала быстрый шаг в сторону и... Ему поверили. В крови не нашли алкоголя или чего-то такого, да и этот участок шоссе был ровным и без поворотов... участок, на котором почти все кости Филлис, старые и хрупкие, размололись под громадой восемнадцатиколесника.
На обед он не пошел. Остался лежать в кровати, сказав Фрэнку, что неважно себя чувствует.
-Снова голова? - спросил тот.
-Ага, - соврал он.
-Может позвать сестру?
-Да нет, не стоит... сейчас отпустит.
-Может тебе сюда принести?
-Фрэнк, - он повернул голову. - Спасибо, но я правда не хочу есть. Я не голоден.
-Твои дела, приятель.
Когда палата опустела, Джо взбил подушку и снова улегся. Все мысли куда-то испарились...
Вскоре в палату вошел Ирвин и принялся рыться в своей тумбочке. Джо наблюдал за ним и ощущал нарастающий пульс в голове.
-Как дела, Ирвин? - сорвалось у него языка как-то само собой.
-Хорошо, мистер Хэммет, - ответил Ирвин, даже не оборачиваясь. - Результаты тестов и анализов показали, что никакого рака у меня нет. Так, обычная эмфизема с тяжелым бронхитом. А кровью я харкаю наверное просто так. Эммерсон ничего не сказал толкового по этому поводу, только посоветовал хотя бы снизить количество сигарет за день. - Он кашлянул. - Не знаю, наверное стоит последовать этому совету.
-Главное - хотя бы начать, - сказал Джо. - Хотя решать в любом случае тебе. Значит, выписывают?
-Да, завтра. Оформят выписку и все такое.
-Повезло, - пробормотал Джо.
-У вас тоже все будет в порядке, поверьте, - Ирвин наконец повернулся, и Джо увидел у того в руках пачку. Нераскрытую.
-Посмотрим, - ответил Джо.
Ирвин кивнул и ушел, а Джо вновь пришлось в одиночку сопротивляться черному кузнецу. Молот падал вверх-вниз, заполняя этим грохотом весь близлежащий мир и заставляя Джо зажмурить слезящиеся глаза и стиснуть до скрипа зубов челюсти.
Всего каких-то десять лет назад он поменял все свои зубы на те, которые могут предложить в качестве альтернативы в зубной поликлинике. Вроде как попытка обмануть природу. Просто в один прекрасный день, грызя яблоко, он взял и сломал еще один зуб... из двадцати оставшихся. Он сказал об этом Филлис. Та посоветовала обратится по адресу. Джо так и сделал, но услышав сумму, которую нужно было выложить, чтобы не питаться до конца оставшихся дней кашами, бульончиками или какой-нибудь протертой морковью... короче, мягко говоря, эти цифры ему не понравились.
Когда Филлис спросила его был ли он в клинике, Джо ответил, что да. И назвал сумму.
-Ну и что? - сказала Филлис. - С каких это пор ты стал считать деньги?
Ну да, деньги были... не то что бы много... в общем, лишь через несколько дней он принял окончательное решение, а еще через несколько сверкал серебряной улыбкой...
Потом его наконец вызвали.
Некоторое время он просто стоял перед дверью, потом постучал. Прямо по табличке "Дж.М.Эммерсон. Заведующий отделением".
-Войдите.
Джо так и сделал.
Эммерсон посмотрел на него поверх очков:
-А, это вы, мистер Хэммет... присаживайтесь.
Он открыл папку которая лежала перед ним, достал оттуда несколько исписанных листов бумаги и снимки. Просмотрел их, отложил, сцепил руки в замок. Вновь посмотрел на Джо.
-Хочу вас заранее предупредить, - сказал он, вздохнув. - То, что вы сейчас услышите...
-Доктор, давайте без вступлений. Я знаю, что успокаивать обреченных - это тоже ваша обязанность... у меня рак?
Эммерсон кивнул:
-И продолжает прогрессировать. В вашем возрасте опасно делать подобную операцию, опухоль затронула оба полушария...
-Сколько мне осталось?
-Ну...возможно полгода, но скорее и того меньше. Поэтому единственное, что я вам могу предложить - это обычная химиотерапия.
-Вы верите в чудеса?
-Нет, я просто хочу вам помочь... Впрочем, вы можете уйти из больницы хоть сегодня, если пожелаете.
Джо задумался. А куда ему идти? Обратно в тот пустой дом? Да, еще неделю назад он мечтал поскорее покинуть эти желто-белые стены... но теперь... снова говорить с самим собой?
-А сколько займет времени эта терапия?
-Ну...где-то недели полторы. Потом мы посмотрим на ваше состояние, есть ли улучшения... а там уже посмотрим, какой вам устроить перерыв.
Может, Фрэнк прав? Они лишь продолжают нашу агонию... но разве те, кто лежит головой на плахе не мечтают хотя бы еще об одной минуте жизни? Пусть даже и не боятся смерти...
-Что ж, - сказал Джо. - Я пожалуй соглашусь.
-Тогда, - Эммерсон полез в ящик стола. - Вам осталось только кое-что подписать.
Он встретил Фрэнка в коридоре, и ему пришлось ответить на вопрос.
-Вот дерьмо, - он покачал головой. - Что ж, теперь и тебе нечего терять.
-Ага, - сказал Джо. - Получается, что так.
Потом он снова лежал в койке. Раздумывая, размышляя, вспоминая...
На улице темнело, и уже зажглись фонари перед больницей. Послышался нарастающий вопль сирены "скорой".
Крис и Аргенсон тихо похрапывали, и Джо тоже почувствовал, что начинает засыпать.
Он думал о Филлис, снова и снова, переживая заново самые яркие моменты, когда она была рядом с ним. Что бы она сказала теперь?..
Фрэнк скончался через день, на вторую ночь. Лишь утром, медсестра, совершавшая обход, заподозрила неладное... и ее опасения подтвердились: у Фрэнка не было пульса, и тело уже начало остывать. Его увезли на носилках, и Джо наблюдал за этим, чувствуя, как по его морщинистым щекам скатываются редкие слезинки. Он подумал, как этот громкий малый, смог умереть так тихо, что никто не услышал. Даже он, проворочавшийся всю ночь без сна, уже сожалеющий, что оставил в бумаге свою подпись, ибо эта терапия... возможно, даже в аду не занимаются таким садизмом. А тут еще и Фрэнк... и Джо понял, что остался совсем один.
Аргенсон снова обмочился в кровати, а узнав, что произошло ночью, уселся на своей мокрой кровати и стал причитать, мол, их всех ждет такая же участь, а он не хочет, чтобы вот так вот просто взять и... Тихоня Крис посоветовал ему заткнуться и под взглядом округленных глаз Аргенсона, как ни в чем не бывало отправился на завтрак.
А у Джо чувство голода появилось только к ужину, и он нехотя, лишь только чтобы заглушить мерзкое урчание в желудке, все-таки отправился в столовую.
Несколько дней спустя, где-то перед самым рассветом Джо открыл глаза.
Причиной его пробуждения был тихий и вкрадчивый голос, напоминающий шорох листьев, несущихся по асфальту. Голос звал его по имени, а Джо все никак не мог решиться посмотреть в ту сторону...
-Джо, милый... поговори со мной...
Наконец, он приподнялся на локтях.
За окном парила в воздухе Филлис. При свете луны, Джо показалось, что он видит лицо той девушки, на которой женился шестьдесят лет назад. Те же длинные, цвета спелого абрикоса локоны, безо всякой седины, те же большие глаза, словно бездонные зеленые озера...
-Филлис, - прошептал он. - Зачем? Что тебе нужно? Я и так скоро приду к тебе...
-Зачем откладывать, Джо? Ведь ты же скучаешь, как и я... Ты нужен мне, а я тебе. Возьми меня за руку, и мы полетим домой... Тебе ведь нечего больше терять, любимый...
Джо... встал.
...распахнул одну створку... с трудом взобрался на подоконник...
-Я люблю тебя, Филлис...
-Я знаю... Ты готов? Возьми мою руку, - повторила она.
-Но я не умею...
-Я научу тебя, это просто... Смелее, Джо.
Он улыбнулся, закрыл глаза... и исполнил просьбу.
Чтобы отдаться прикосновению и свисту теплого ветра, уносящего прочь все мысли...
...всю боль...
...все тревоги...
Cвидетельство о публикации 209423 © Roland Setmor 14.07.08 02:54

Комментарии к произведению 1 (4)

Интересно, с какой целью вы писали это произведение?!

А что не так? Опечатки? ))) Эта история была заказана журналом, где я работал шесть лет назад. У нас один из старейших сотрудников почил в бозе, ну и главвред решил так своеобразно заполнить несколько полос. Мне за этот рассказ заплатили... ну и все. ))

Просто... последние два произведения, которые я у вас читал, на мой взгляд, не имеют смысловой нагрузки. Как описание, а уж сами (читатели) думайте, что хотите увидеть.

Вероятнее всего я что-то не понимаю, но допустим, здесь рассказывается о возможной старческой доле: одиночество... тоска... боль... желание соединиться с прошлым. Этот рассказ схож с "Гнездом", только там, на мой взгляд, мысль раскрыта, а здесь...

На опечатки я внимание не обращаю, как без них... :))))))))

Во-первых, на всех не угодишь. А во-вторых, надо иногда давать читателю возможность додумывать самому, не пережевывать, не кормить с ложечки. В любом случае, восприятие той или иной истории всегда пропускается через призму субъективизма. То бишь, кто-то может просто не увидеть того, что привык видеть.

Ладно, скоро выложу парочку реанимированных рассказов, по-сути которые - лишь пробы пера восьми-десятилетней давности. Некоторые я и сам не понимаю... но в них что-то есть.

Во-первых, :)))) додумать можно многое. За автором стоит возможность поставить "ударение" на том или ином моменте, то есть акцентировать внимание. В ином случае можно из любой детской сказки сделать реальный "боевик" :))))

Во-вторых, дык... вот я и выразил свой взгляд :)))))

Ну а в-третьих, будет интересно почитать ещё ваши рассказы.