• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

wondershit

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста


WONDERSHIT

Звали его Митя. Ему очень нравилось это имя. Особенно нравилось то, что его так назвали в честь безвести пропавшего человека, о чем он любил поведать каким-нибудь впечатлительным знакомым. Митя родился летом, что тоже ему очень нравилось, правда, его смущал тот факт, что в день, когда он родился, звёзды распорядились следующим образом: он был рожден в год петуха…раком. Но и это игру слов он не стеснялся упомянуть в какой-нибудь обкуренной компании, и данная жизненная неувязка неизменно
сопровождалась дружным смехом. Митя был единственным ребенком в малообеспеченной семье бывших театральных работников. Лет до шестнадцати его существование не представляет никакого интереса; разве что падение на спину с большой высоты, вследствие чего полный рентген-анализ указал на компрессионный перелом и наличие аж трех почек. Впрочем, рабочими из них были все равно лишь две, поэтому и эта подробность не заслуживает особого внимания, хотя благодаря этой урологической находке Митя не стал защитником родины и не познал прелестей неуставных отношений и доведенной до абсурда дисциплины.
Случайно забытая кем-то у него дома, аудиокассета группы Nirvana сделала его гранджем на пять лет. Дальнейшее знакомство с тяжелой музыкой привело его сначала в стан любителей так называемой альтернативной музыки, потом он уже пьяный сломя голову прыгал со сцены на ska-концертах, а закончилось всё многочасовыми танцами на trance- опенэирах. Во все увлечения он окунался с головой, безоговорочно и фанатично.
Шестнадцатилетние стало роковым рубежом для мальчика. Он начал курить сигареты, читать книги, потерял девственность и погряз в юношеском максимализме.
Увлекшись экстремальными видами спорта, он сначала был роллером без роликов, скейтбордистом, не купившим ни одного скейта и сноубордером без амуниции. Зная наизусть названия всех трюков, он умел делать лишь один, самый примитивный, да и то на месте. Это нисколько не мешало ему искренне считать себя самым настоящим скейтером. И так было во всем.
В год предшествующий девятнадцатилетию, по непонятной для любителя экстремального спорта причине, в его жизни наступила стабильная черная полоса невезений. То, что она наступила Митя понял очень быстро. Да и как было не понять…
Прежде чем приехать на безумно важную встречу он застревал в лифте, садился не на тот автобус, подходил к входу метро, работающему только на выход, забывал дома то, что собственно и служило поводом встречи и т.д. и т.п. Вскоре он даже научился предугадывать, где и каким образом может произойти заминка; добравшись вовремя на встречу, выяснялось, что все то, чего ему удалось избежать… случилось с его оппонентом.
В общем рандеву явно был не его конек. Оказавшись под покровом ночи на перепутье двух дорог, выбранная им дорога неизменно приводила к заброшенным заводам, торфяным болотам и пьяным хулиганом. Если бы Мите везло так же, как ему не везло, к нему бы уже давно съезжались люди со всего света, чтобы хотя бы прикоснуться до этого человека. Митя абсолютно не удивился, узнав, что блондинка, с которой случайно познакомился и изменил с ней своей девушке, не только посещает одни и те же подготовительные курсы (с которых, по понятным только ему причинам, ни разу не удалось встретить любимую), но и сидит с его девушкой за одной партой. На первый взгляд стопроцентные шансы овладеть шальными деньгами сводились к нулю, стоило ему сделать лишь шаг на встречу капиталам и красивой жизни. Не существовало такой вещи, которую бы не терял Митя. Из его пропаж можно было бы выложить четвертое транспортное кольцо.
Другой бы опустил голову, перестал бы пользоваться острыми предметами и начал переходить дорогу только на зелёный свет, но только не наш Митя. Как умалишенный он долбил фортуну, ввязываясь в самые сомнительные предприятия и безнадежные споры, пытаясь разорвать круг невезения. Но круг не только не разрывался, а наоборот, крепчал день ото дня. Вскоре это даже стало забавлять Митю, и он начал гордиться своей непростой судьбой. Его бросали девушки, от него уходили друзья, его выгоняли с экзаменов за случайно выпавшие шпаргалки и ни за что забирали в милицию, прямо на подступах к дому. Откуда вредным милиционерам было знать, что этот мальчик прошел пол Москвы, потому что потерял деньги, а у человека , которого он спрашивал время, чтобы успеть к закрытию метро, часы встали сорок минут назад.)
Повсюду окружающие неудачи заставляли Митю становиться по-шпионски наблюдательным. Так, у машин с нечетными номерами «неожиданно» заканчивался бензин, у кассирш с убранными в хвостик волосами были на удивление короткие бумажные ленты в кассовых аппаратах, а люди с именем Марат оказывались редкостными гондонами. Кстати, по поводу имен. Нельзя было не заметить следующих совпадений:
Кати оказались на редкость распутными девушками, Наташи безнадежно наивны, Светы до неприличия оптимистичны, а все без исключения Ани были латентными эмигрантками, особенно их манила Италия .Тяжелые имена типа Динара, Эльвира, Азиза, Альбина, Эвелина, оставляли сильный отпечаток на психике и характере их обладательниц. На первый взгляд неплохо обстояли дела с Танями. Девушки эти были довольно симпатичными и остроумными, но стоило копнуть чуть глубже, и всплывали самые неожиданные обстоятельства: сильнейшие детские комплексы, трагическая любовь, наркозависимость, родители сектанты и склонность к суициду. Наиболее здравомыслящими и рациональными оказались девушки с именем Оля. Они почти все были интеллектуально развиты, у них была цель в жизни, ко всему прочему обладали каким-нибудь талантом и имели мужской склад ума. Но и Оли подвели. В определенный момент все их целомудрие и рациональность срывались в непроходимую бездну тупости и необъяснимых поступков. Последние надежды Митя возлагал на девушек с именем Лика, но что-то подсказывало, что и тут все будет очень не просто.
Жизнь текла своим чередом, ежедневно одаривая разнообразными и щедрыми на последствия казусами. Помощи ждать было неоткуда. Даже, подаренная кем-то соль, насыпанная в маленький пузырёк (для снятия явного сглаза), ненадолго стала «веществом белого цвета» в протоколе обыска 18-го отделения милиции.
2.Телецентр
Год работы в техобслуживании на одном из телеканалов, помимо осознания истинных масштабов цинизма, с которым сливается информационная бутафория в итак уже захламленные чуланы человеческого мозга, не принес никакой пользы. Поражало то, с какой наглостью и вертлявостью телекреатив становился «правдой жизни». Вместо крылатого «голубой экран», почему-то всплывало «экран-пидарас». Каждый рабочий день Митя наблюдал за очередной селебрити, правда с более искренних ракурсов, нежели предлагалось средствами массовой информации. Нет, конечно, помимо пустышек были и такие, кто по праву нёс в массы и ориентиром мог быть достойным, но, к сожалению, чаще всего лишь чувство стыда окутывало атмосферу студии, впустившую на свои мягкие кресла из IKEA , очередного «замечательного и неповторимого». Мальчики и девочки гламурной выправки конвейером проходили сквозь медиа-трафареты, ослепляя отрепетированными перед зеркалом улыбками и исчезая из памяти подобно сну в первые секунды пробуждения. Исчезали, чтобы появиться вновь, напомнить о том, что они есть, что им хорошо, и не оставив после себя никакой пищи для размышления, снова исчезнуть за ширмой рекламной паузы. Только паузы у рекламы нет, строго play! Впрочем, глянцевые призраки особо не вызывали раздражения. Порою, в гости приходили истинные подонки, не знающие ни чести, ни совести. Так, один очень известный писатель-сатирик перед съемкой потребовал список тех вопросов, которые ему намеревается задать ведущая. Пока операторы пристреливались к крупным планам и замеряли освещенность, он достал карандаш и наполнил свои будущие ответы легким сарказмом и каламбурами, в основе которых лежало «лобовое столкновение» однокоренных слов, так полюбившееся своей простотой неискушенным любителям хорошего настроения и «очевидного юмора». У кучерявого весельчака хватало наглости первее ведущего начинать хихикать над своими шутками и одобрительно покачивать головой, приветствуя, столь неожиданно вырвавшуюся остроту.
Особенно запомнилось посещение «прямого эфира» всемирно-известным испанским певцом, бывшим футболистом, ушедшего из большого спорта в гортанный романтизм из-за травмы ноги. Певец этот был очень популярен у нас в стране во времена перестройки, его называли «Ну, что же ты?». Сын его, яблоком упал, на взбитую отцом, перину музыкального шоу-бизнеса, облетев стороной футбольные поля и шунтирование костей. Песни его, как и у отца были о любви, но судя по всему трагической и неразделенной. В отличие от музыкальных видео улыбающегося и статичного папы, молодой певец буквально в каждом своем клипе подвергался избиениям, должно быть, находя какую-то особую сексуальность в страдальческом образе человека, смиренно принимающего хлесткие удары полицейских дубинок или ползающего между крокодиловых сапог бандитов, из последних сил цедя сквозь окровавленные пальцы, песок пустыни. Вернемся к голосящему футболисту. Появлению его свиты в бездушных коридорах телецентра предшествовала, неожиданно возникшая из бездельной тишины, беготня и суматоха.
Можно было подумать, будто певца вообще не приглашали, а сей визит – некая блажь маэстро. Тут и там доносились сводки о его передвижении по зданию к, ещё не готовой его встречать, телестудии. Томительное ожидание прервалось появлением беловолосой девушки, лет двадцати восьми, с большими самоуверенными глазами и пренебрежительной улыбкой на лице. Довольно стильный европейский крой одежды подчеркивал её стервозность и деловитость. Это была переводчица и координатор певца. Блондинка сходу начала скандалить и осматривать студию, всячески выказывая недовольство происходящим. Телеканал каким-то образом уже умудрился нарушить половину пунктов в рейдере артиста. Девушку не устраивало буквально всё.
Дав команду вставить во все осветительные приборы оранжевые светофильтры, недовольная мадам плюхнулась в кресло ведущего, чтобы хоть на минутку перевести дух и успокоится. Но успокоиться, ей было явно не суждено.… На стеклянном, стоящим перед креслом, журнальном столике, преломившем отражение ног переводчицы в горизонтальной плоскости, лежали какие-то «маленькие черные штучки». Ответ на уточняющий вопрос был разящим…кроличьи какашки. От нервного срыва капризулю спасла, неожиданно появившаяся в дверях, гримерша, которая голосом конферансье сообщила о том, что певец хочет водки.- “Только не водки!”- закричала измученная переводчица, “А то, как в тот раз… ”- с легкой безысходностью в голосе добавила она. По выражению её лица было понятно, что “тот раз” был совсем недавно и ,что в “тот раз” ей было не легче, чем в этот.
Пока переводчица бушевала по - поводу алкоголя, специально обученные люди убрали кроличьи какашки со столика, вот-вот должен был появиться маэстро, который уже больше часа гримировался.. Он вошел…Во-первых, мастер был, не смотря на запреты пьян, во - вторых, лицо его было, не смотря на тщательный грим отвратительным, кожа как губка для мытья посуды, словно ее пожевали и выплюнули, но главное- это походка. Так ходил Робокоп после того, как в него попали из гранатомета. Нога звезды хромала по необъяснимой траектории с невероятной амплитудой. В пьяном певце явно играли гомосексуальные нотки, и играли они явно в сторону операторов. То и дело он лез к ним целоваться, а беспричинный смех срывался на женский минор. По условиям контракта, пожеванного испанца разрешалось снимать лишь с одного определенного ракурса. В итоге, на контрольно-выпускном мониторе улыбалось и пело под фонограмму, лицо очаровательного мачо, любимца женщин и баловня судьбы.
Вот оно телевидение. Ненавидящие друг друга администраторы программ,
“ макдональдсная” система карьерного роста, ворующий всё подряд пьяный тех - персонал, нелепый блат. Инсценированные прямые эфиры, подставные звонки в студию, сотни дублей ведущих ради минутного монолога, рекламные трюки, чудеса грима и фотомонтажа – вот компоненты, которые вкалывают инсулиновой телебашней в перетянутого жгутами лжи и лицемерия, наивного потребителя. Ладно,…безусловно, это съеденные в коридорах телецентра, псилоцибиновые грибы сгустили краски происходящего, однако мысли о том, что он явно лишний на этом мусоровозе, толкнули Митю на поиски более занимательной профессии, нежели ничего не делающего осветителя. И вот это - был первый взрослый и здравый поступок в его жизни.
3. Реклама.
В кротчайшие сроки и очень поверхностно была изучена программа photoshop, и вот Митя уже сидит на собеседовании в рекламном агентстве и рассказывает о том, какой он замечательный и опытный дизайнер. В течении года его выгнали из четырех таких рекламных агентств. Но эти увольнения входили в его грандиозный план. Получалось, что фирмы, в которые Митя, не умея ровным счетом ничего, устраивался на месяц- другой дизайнером, сами обучали его, да еще и платили за это деньги. Вскоре приобретенный опыт и знание тонкостей работы небольших рекламных фирм принесли
свои результаты. Теперь для того, чтобы устроиться в серьезную контору, ему не надо было врать и набивать себе цену, у Мити уже было довольно неплохое портфолио и настоящий опыт работы. На последнем месте работы он продержался год, а самое главное…уволился сам. Параллельно с основной работой Митя занялся оформлением
транс вечеринок. Аппетиты растут, теперь он мечтал о собственной дизайн студии…
5.Счастливый год.
В одно, ничем не примечательное утро, примерно за неделю до Нового года, ещё не успев открыть глаза, Митя понял … ошибки быть не могло… та черная полоса, что мешала жить, всё то ,что так цинично редактировало его планы на вечер, все те невезения ,что по умолчанию устанавливались при загрузке нового дня…всего этого больнее нет, прошло,…кончилось!
Митя, наконец, смог насладиться такими милыми вещами как вовремя подъехавший автобус, свободная касса в супермаркете, шальные деньги, психологическая стабильность,
удавшийся день рождения с хорошими подарками и так далее. Это был лучший год в его жизни. Всё шло к реализации его заоблачной мечты о собственной рекламной фирме, со свободным графиком посещения рабочего места и отсутствием начальства. Уже был куплен офис, доделывался официальный сайт, появлялись первые невзрачные заказчики. Тише едешь - дальше будешь. На миллионы никто и не рассчитывал…
откуда сразу миллионы? …может чуть позже! Жизнь, прекрасна и примерно через неделю, этот восхитительный год сменится другим. Неужели он будет таким же безотказным и фартовым, как этот? Ещё лучше не надо, дайте такой же! При мысли об ещё одном годе постоянного везения, у Мити появлялась эрекция.
Но, вопреки мечтам Митиного организма, госпожа Фортуна решила, что хорошо будет лишь год, ровно год и не днем больше. По нелепейшей случайности, из-за тупого стечения обстоятельств и абсурдной комбинации «не в то время – не в том месте» Митю
посадили в тюрьму. Такого поворота событий никто не ожидал. Столкнувшись, лоб в лоб, с машиной судопроизводства он почувствовал себя Йозефом К. , за почти три года заключения Мите так и не удалось найти человека, с которым можно было обсудить подобную схожесть с персонажем Кафки. Митя ни разу не видел столько глупых и ничего не знающих людей в одном месте. Другой мир; мир без возрастной субординации, мир, без стеклянных бутылок и металлических ложек, мир многоразовых шприцов и телефонов с разбитыми дисплеями, мир лапши быстрого приготовления и сигарет без пачек, мир, который абсолютно не понравился Мите.
4. Свобода.
Все-таки удалось освободиться чуть раньше, чем было написано у него на прикроватной бирке. Он сделал все, чтобы откусать эти восемь месяцев от общего срока. С первого дня устроился работать официальным художником зоны. От скуки окончил местную вечернюю школу, и первый раз в жизни узнал, что чувствуют отличники. Участвовал в культурно-, а иногда и спортивно-массовых мероприятиях, завалил администрацию кучей справок, ходатайств и поручительств, но самое главное, у него не было ни одного нарушения за весь срок, ни малейшего. Как ему это удалось, не знает даже он сам.
И вот Митя на воле, больше недели. Не так уж всё и изменилось. Те, кто женился четыре-пять лет назад все поразводились, те, кто тогда не женился, женились сейчас. Так и не сделали переход с серой ветки на оранжевую, так и не достроили кинотеатр напротив его дома, который так и не расселили. В телевизионной сетке стало 35 телеканалов,
ну куда им столько? Такой жесткий зиппинг может привести к эпелепсическому удару. Вроде все по-старому, но Митю не покидает ощущение, будто все знакомые смотрят на него так, словно он чего-то не знает. Попахивает паранойей.
Работа нашлась очень быстро.
Не часто человеку дается возможность начать жизнь с белого листа, прежний листик явно поистрепался…

Cвидетельство о публикации 208235 © простомолотов д. с. 04.07.08 15:11