• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма: Миниатюра
И забравшись на лестницу любви Тефогал узрел небо усыпанное брильянтами. М. Зилаерцос.

Удар форварда

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Давным-давно, когда деревья были большие, а воду пили прямо из крана, родилась девочка. Пожилой профессор с моложавой женой радовались, доказывая миру, что есть-таки на свете еврейское счастье.

Внешне Ирен напоминала Мирей Матье и от того с детства знала себе цену. С футболистом они вместе учились, но полюбила она его только в восьмом классе. Ну, как полюбила? Моё и всё! Привыкло позднее дитё брать всё, что хочется. А ведь её мудрая мать уже тогда была против кожаного мяча, накаченного воздухом.

Поженились они благодаря футбольному руководству. Возомнив себя троицей, оно стало им свахой и посаженным отцом с матерью.

Курирующие «Спартак» дяди, хоть и были знатные ходоки, но на людях осуждали внебрачную связь. Они, как судья, подкинули перед матчем монетку и предложили спортсмену выбор: женись, вступай в партию и защищай честь клуба в столице и за рубежом или будешь до старости гонять тряпичный пузырь за дубль Челябинского «Трактора».

Свободная страна – свободный выбор! Всё по-честному. Можно даже подумать, что по-божески.

Форвард не хотел в Сибирь. Он исполнил все рекомендации спортивных функционеров и не прогадал. Старшие товарищи проторили ему дорожку в Институт Физкультуры и взяли над ним шефство. Съев собаку на строительстве коммунизма, они открыли своему протеже такие финансовые возможности, что мама не горюй!

Годы мелькали чередой нескончаемых турниров и тренировок. Они стёрли у Ирки воспоминания о тех редких радостных днях, проведённых наедине с мужем. В памяти осталось лишь вечное ожидание и одиночество с рюмкой, переполненной пепельницей и снотворным в холодной постели.

Ирка свыклась с редкими мимолётными появлениями нападающего. Его беглые проходы по краю не мешали её устоявшейся жизни с домработницей и беспрерывными девичниками. Она жила этими посиделкам с пятизвёздочным армянским коньяком и табаком из Вирджинии.

Супруг перешёл на тренерскую работу. Иркины чувства к нему совсем притупились. Да и кто знает, какая она, эта любовь, когда отгремела серебряная свадьба и дочери почти четвертак?

 

Внезапно в стране советов и рекомендаций объявили перестройку. Подданные были ошарашены. Ирка тоже удивились, узнав от подружек, что её муж завёл любовницу:

– Вот кобель! Когда только время нашёл?

Некоторые её подруги знали про его окошки между играми и сборами, но скромно молчали. Выпив, они утешали рогатую жену, повторяя, что все мужики сволочи. Добрые товарки несколько раз водили её смотреть на похотливую сучку.

Высокая дородная блондинка с пережжёнными волосами работала рядом в комиссионке. Всегда безвкусно одетая, она возвышалась над прилавком бесформенной горой. Её голубые глаза были подведены толстыми лоховскими стрелками и смотрели сквозь посетителей невидящим взором. Вша перигидрольная выглядела сверстницей, но её голос и жирная неухоженная кожа выдавали молодость.

 

Ампирный стол, когда-то украшавший залу дворянского собрания, ломился от дефицита. Балыки, языки и прочие яства безуспешно пытались скрыть обаяние Кузнецовского фарфора. Полусладкое Цимлянское из Нового Света пенилось и искрилось в хрустальных фужерах. Запотевшая Посольская водка с винтом становилась в рюмках чистой, как слеза ребёнка-вегетарианца, от контакта с асфальтом.

В разгар веселья Иркин муж постучал серебряным ножом по бокалу и встал. Обведя гостей взглядом, он тихо произнес:

– Пользуясь случаем, хочу объявить сразу всем. Наш брак себя изжил и я ухожу. Делить ничего не буду. Квартиру, дачу и всё имущество оставляю жене с дочкой. Спасибо за внимание.

Немая сцена, выдуманная Гоголем, меркнет перед реальностью. Люди потеряли дар речи от такого «Сухого листа». Опешив, они замерли, не донеся бокалы и вилки до открытых ртов. В звенящей тишине все услышали муху. Она билась головой о стекло до тех пор, пока не свалилась замертво.

Левый крайний осушил бокал шампанского и неспешно вышел на кухню. Достав из-за двери лестницу, он приставил её к антресоли и медленно поднялся. Футболист протиснулся внутрь на полкорпуса и осторожно вытянул из глубины трёхлитровую банку. Она была набита брильянтами до самого горлышка, запечатанного прозрачной пластмассовой крышкой.

Сокровища сверкали сквозь стекло ледяным блеском и завораживали. Форвард аккуратно опустил посудину в полиэтиленовый пакет «Манчестер Юнайтед» и удалился по-английски.

Когда дверь хлопнула все разом заговорили. Подруги и родственники окружили Ирку плотным кольцом и тараторили наперебой. Но её шокированное сознание не воспринимало их ни искренние, ни лицемерные утешения.

Спасаясь от пустых советов, она напилась до бесчувствия, и потом долго не могла остановиться. Срываясь на дочери, разъярённая женщина металась по громадной квартире с запоздалой инспекцией. Она по сто раз досматривала каждый закуток и в ярости рвала и выбрасывала все вещи футболиста.

Жившие на Иркиной помойке, бомжи целый месяц гуляли за её счёт. Корявые лапы их уродливых сожительниц с грехом пополам починяли дорогой импорт, порванный дамскими пальчиками. Реализовав тряпье, бомжи поднимали аптечные пузырьки за женский темперамент. Выпив, они рассуждали о человеческих страстях и снисходительно ухмылялись и благодушно матерились.

  

Прошло много лет. Иркины подружки давно и дружно испарились. Родителей не стало. Дочка уехала из страны, выйдя замуж за жадного иностранца. Её бывший встречал старость с новой избранницей и сыном. Для высокого красивого мальчика, он стал не только суровым отцом и тренером, но и другом.

Ирка простила своего предателя и после этого перестала вспоминать тот жуткий вечер. Какое-то время она пыталась найти нового мужа, но, так и не встретив достойного, свыклась с одиночеством.

И всё было бы сносно, если бы не проклятый сон. Каждое полнолуние ей сниться один и тот же кошмар: отважная Ирен смело взбирается ввысь по качающейся лестнице и поёт:

– Кто весел, тот смеётся,

Кто хочет, тот добьётся,

Кто ищет, тот всегда найдёт!

Достигнув антресоли, она достает заветную баночку. Но тут предательские ступеньки, каждый раз начинают уплывать из-под ног. Пытаясь удержаться, она балансирует руками и выпускает добычу, но всё равно срывается и камнем летит вниз.

От страха женщина просыпается в холодном поту. Она курит прямо в постели и ещё долго не может заснуть. Ира вспоминает лазурное море, тихий плеск вечных волн и тёплый песок. Она шмыгает носом и очень-очень хочет стать снова маленькой девочкой.

  

                                                                                                                                                 © Copyright: Лев Верабук, левый берег Москвареки, июнь 2008 года.

    
Cвидетельство о публикации 207796 © Лев Верабук 30.06.08 23:22

Комментарии к произведению 1 (0)

Внимание участникам конкурса “Ратгард – Амазонки в фэнтези”!

Просьба начать проставлять оценки. И поскольку не кто не у кого не заказывал обзоры – то они не обязательны и пишутся только по вашему желанию.

С уважением. R.R.